Саркастичные цитаты

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, саркастичных цитат. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Солдатская заповедь: подальше от начальства, побли

Ругаетесь из-за одной и той же женщины? Может просто надуете ещё одну?

— Я всегда говорю девушке на первом свидании, сколько у меня денег.
— И потом удивляешься, что не бывает второго?

— А что, у вас реально так плохо относятся к геям?!
— Нет! Ну что ты! Прекрасно относятся! Их даже в армию не берут — видишь, как берегут!

— Are you gangsters?
— No, we are Russians.
=======================
— Вы гангстеры?
— Нет, мы русские.

Вы так идёте, что идите дальше.

В анкетах по трудоустройству есть пункт: «Откуда вы узнали про эту работу?» Нельзя же просто написать: «Стив мне сказал». Нужно немного приукрасить. Вот моя версия: «Ну, я недавно получил степень магистра в Гарварде по деловому администрированию. Моя жена, Скарлет Йохансон, и я принимали в гостях нашего доброго друга профессора Стивена Хокинга, который зашёл спросить моего совета по своей новой теории эволюции вселенной. Мы с ним сидели в библиотеке и листали мой перевод книги «Песни Этрусков» на фламандский язык 15-го века, когда вдруг он сказал — никогда этого не забуду — «Джимми, в Старбаксе есть вакансия, думаю, ты подойдёшь».

У него голос — будто в цинковое ведро ссыт.

Всегда есть подвох!

Не стоит благодарностей. Пожалуйста, сестренка, что в очередной, второй за неделю раз вытащил тебя из отделения полиции. А сегодня у нас что? Правильно. Вторник. А вторник какой день недели? Правильно. Второй.

Когда вы в первый раз зашли в ресторан, вы даже показались мне симпатичным. Но потом вы заговорили.

— Зачем тебе человеческие души?
— При нынешней экономике? Да это единственная стоящая вещь!

Что, вас уже выпустили из сумасшедшего дома?

— Я думаю!
— Смотри не надорвись…

— Я виноват, прости, не нужно было тебе лгать, просто… Открой дверь.
— Не нужно извинений. Тут нет твоей вины. Ты не виноват, что методично раз за разом врал мне.

 Что-что, а жизнь у меня и без того удалась — дальш

— Почему ты в очках?
— Эм-м, я читал.
— Читал? Не знал, что ты умеешь.

А я не понял, чего ты такой смелый?! Я предупреждаю: нас когда на палубе выстроят, нагайкой свистнут и спросят: …«Кто здесь начальник штаба?!» — Я молчать не буду.

— Ключи, кто украл мои ключи? Я опаздываю на работу!
— Ты бы и голову потерял, если бы не шея.

— В этом городишке вообще кто-нибудь может окончательно умереть?
— Уверена, все надеялись, что это будешь ты.

— А чем он занят-то?
— Хочет стать президентом!

Одним религия лечит душу, другим – серьёзно калечит голову.

— Эй, Джереми! Ты в порядке?
— А почему мне не быть в порядке? Я убил гибрида, а потом отрубил ему голову ножом для мяса… Обычное воскресенье!

— Опоздать в такой день! Зря я не помолилась предкам об удаче.
— Откуда у них удача? Они же умерли!

Время лечит всех. Только никто не выжил.

Известная актриса в истерике кричала на собрании труппы:
— Я знаю, вы только и ждете моей смерти, чтобы прийти и плюнуть на мою могилу!
Раневская толстым голосом заметила:
— Терпеть не могу стоять в очереди!

Рад, что нашелся тот, кто бесит тебя больше меня.

— Интеллектуальная развед-организация и боится интеллекта… Как-то это не круто.

Есть три разновидности лжи: ложь, гнусная ложь и статистика.

— Я мечтал об этом с тех самых пор, когда был…
— Маленькой девочкой?

 Действительно, мы живём с Романовичем душа в душу:

У меня оргазмы бывают дольше, чем у него романы.

Миллионы живых существ в этом мире считают себя людьми, не имея на то никакого права.

— Вы говорили с собакой?
— Ну, мы не такие полиглоты как вы.

Извините, что я говорю, когда вы перебиваете.

— Могила среди выжженного круга. Это не странно?
— Может, смотритель кладбища переборщил с пестицидами?

— Я человек серьезный, люблю все перепроверить.
— Тебя бы кто перепроверил, желательно в белом халате.

— Хаус, в пятницу я жду инспектора из соц-опеки.
— А я жду шлюху из бюро добрых услуг.

Купи себе диван, и на два года ты полностью удовлетворен: не важно, что что-то идет не так, по крайней мере, ты решил вопрос с диваном.

— Знакомые пушки!… Чёрная жемчужина!
— Жемчужина? Я слыхал о ней. Говорят, что они грабят суда и порты уже десять лет и не оставляют живых.
— Совсем никого? Откуда тогда слухи берутся?

— Имею право в свой день Рождения.
— Правда?
— Да.
— Я знал. Сегодня?
— Да. Это странно, в тот же день что и каждый год.

— Мне не встать. Понедельник наступил…. прямо на меня.

«Обними врага своего, — настаивали старшие, — чтобы не дать ему ударить тебя». («Обними врага своего, — съязвил Генри, — чтобы почувствовать, как кинжал его щекочет почки твои»).

— Не волнуйся, рано или поздно мы этих свидетелей откопаем.
— Именно это вам и придётся сделать — откопать их!

— Своим негативным отношением к окружающим ты уничтожаешь себя саму.
— Ну хоть кого-то я могу уничтожить.

  — Сам разбирайся.
— Спасибо. Хорошо иметь друзей

О чем они там лгут?

— Чувства? Я что, по-вашему, хиппи какой-то немытый?

— Э-э-э, тут кое-что полетело, придётся отдать в ремонт.
— Кто это там болтает?
— Это твоя совесть. Вижу, ты совсем меня потерял.

— Я не закатывал глаза, просто быстро посмотрел на потолок.

Бросить Гермиону?! Ты с ума сошёл! Да мы без неё и пару дней не продержимся!… Только не говори ей, что я это сказал.

— Мы — люди. А когда людям что-то очень сильно надо, они врут.
— Почему?
— Например… Так можно стать президентом.

Посмотрите на это, миссис Хадсон. Тишина, спокойствие, умиротворение… Разве это не отвратительно?

(Полюбуйтесь, миссис Хадсон. Мирно, тихо, спокойно. Какое гадство!)

Вон мой парень стоит, пойду его брошу.

Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности если ума нет.

Человек — религиозное животное; единственное животное, которое любит ближнего своего, как самого себя, и перерезает ему глотку, если расходится с ним в богословских вопросах.

За чужой счет пьют даже трезвенники и язвенники.

Жизнь — это затяжной прыжок из ***ы в могилу.

— Говорят, Рюук живет у человека, как домашнее животное…
— Интересно, о чём он думает?
— У него совсем нет гордости! Он нас просто позорит!
— Нет, я говорю о человеке, который его приютил! Зачем держать в доме такую уродину, как Рюук?
— Что это за человек? Он женщина или мужчина?

Я никогда не понимал эту необходимость делить свою жизнь с кем-то еще. Возможно, потому что я сам по себе совершенен. Я хочу пожелать вам, чтобы вы находили столько же счастья друг в друге, сколько я нахожу в самом себе.

 Школа казалась мне тюрьмой, я восставал против учи

— Возможно, отстой, который я сегодня показал, не видели за всю историю Кунг-Фу! За всю историю Китая! За всю историю отстоя!
— Возможно.

Единственный способ сохранить здоровье — есть то, что не любишь, пить то, что не нравится, и делать то, чего не хочется делать.

Кевин, меня поражает твоя стабильная неспособность усваивать материал.

Альберт Гибсон: — Могу поклясться, ты считаешь её девственницей.
Гарри Таскер: — Не смеши меня, ей всего… Сколько ей?
Альберт Гибсон: — Ей четырнадцать лет!
Гарри Таскер: — Ей всего четырнадцать лет.

Здоровье — это когда у вас каждый день болит в другом месте.

У меня с утра был сердечный приступ. Так что никаких наркотиков… до обеда.

— Дверь. Черт! Эти функции реально высасывают батарею.
— Батарею?! Это так глупо!
— Я собирался заказать другую, но кто-то взорвал фабрику.
— О, понимаю… В первый день нашей встречи он взорвал мою работу. Это он так знакомится.

Курильщики, пьяницы, наркоманы, обжоры — их много, и если ты будешь жить и умирать в зависимости от того, изменился человек или нет, ты никогда не станешь врачом, вот и всё.

— Я не знаю, с чего начать…
— Тогда молчи.

Устраивайте разные конкурсы, например: кто лучше помнит слова популярных песенок, кто может назвать все главные города штатов или кто знает, сколько собрали зёрна в штате Айова в прошлом году. Набивайте людям головы цифрами, начиняйте их безобидными фактами, пока их не затошнит, ничего, зато им будет казаться, что они очень образованные. У них даже будет впечатление, что они мыслят, что они движутся вперёд, хоть на самом деле они стоят на месте. И люди будут счастливы, ибо «факты», которыми они напичканы, это нечто неизменное. Но не давайте им такой скользкой материи, как философия или социология. Не дай бог, если они начнут строить выводы и обобщения.

— Вы ошибаетесь.
— Мощный контраргумент.

Если жизнь берёт за горло — поневоле покажешь ей язык.

Оказывается, некоторые парни не переносят мышьяк…

— А чего это ты такой странный?
— Ну возможно это потому, что он так часто брил свою маковку, что волосы начали расти внутрь тыковки!

  — Ну шо, доктор, слыхать?
— Фима, закрой рот с т

В этом году пенсия достигла прожиточного минимума! Почему люди, которые живут на прожиточный максимум, устанавливают нам прожиточный минимум?

«Дети и дураки всегда говорят правду», — гласит старинная мудрость. Вывод ясен: взрослые и мудрые люди правду никогда не говорят.

Люди говорят: «Хорошо там, где нас нет». И это правда. Там, где вас нет, мне всегда хорошо.

— И где он так научился вести переговоры?
— Вот мне тоже интересно.

Разумеется, человека можно любить, — если знаешь его не слишком близко.

Извини, что прерываю тебя, Бобо, но у меня к тебе важный вопрос. Скажи, когда ты родился, я имею в виду, когда ты отпочковался от Сатаны, он хотя бы обнял тебя, так, по-отцовски, прежде чем отправить тебя сеять зло на Землю?

— Надеюсь, ты сможешь ответить на вопросы без своего привычного сарказма?
— Надеюсь, вы сможете задать мне вопросы без своей привычной тупости?

— Я позвонил еще паре охотников, никто трубку не берет…
— Дело тут нечисто…
— Да что ты говоришь?!

Она мозгоправ, я шут. Извините, обычно мы с табличками ходим.

— Он землянин.
— Я из Миссури!
— Это на Земле, умник!

У тебя же нет мозгов! Чего тебе бояться?

— Почему вы, врачи, считаете, что вы лучше остальных?
— Вероятно, из-за всякой фигни с вытаскиванием людей с того света, ну, мне так кажется.

Подожди-ка, ведь дело не только в сексе? Тебе нравится её индивидуальность. Тебе нравится её коварство. Тебе нравится, что ей плевать на последствия. Тебе нравится, что она может унизить кого угодно, если он это заслужил… О, мой Бог! Ты спишь со мной!

Вопрос этикета: как повернуться, проходя мимо вас? Задницей или мошонкой?

 Крош, посмотри, какое имя означает — «отмороженная

— Когда будешь стоять у алтаря, просто говори от сердца.
— Сердце — это орган. Оно качает кровь, иногда забивается. Оно не умеет разговаривать, у него нет маленьких губок.

— Тяжёлый рюкзак! Что у вас там?
— Примерно 30 кг «не ваших» дел…

— Пятый уровень счастья — творчество. Влияние на жизни других…
— Шестой уровень — героин, а седьмой будет, когда ты уйдешь.

Я так, на всякий случай уточнить… больше ты ни на ком из нас не женат?

Что-то давно мне не говорят, что я ***ь. Теряю популярность.

— В чём ваша проблема?
— Я хромой, а ваша?

— Страшный был сон?
— С чего ты взял?
— Если человек во сне сжимает кулаки так, что ногти впиваются в кожу, ему снятся отнюдь не пони.

— Ты кому будешь верить: наемному убийце или своей жене?
— Отвечать обязательно?

В жизни самое главное — искренность. Научитесь изображать ее, и успех обеспечен.

Мы с женой были счастливы 20 лет, … а потом мы встретились.

— Мы не уверены точно, что это был припадок. Он же всегда так делает: поёт песни и исцеляет людей.
— Как интересно. Религиозное поведение так похоже на безумие, что мы не можем их отличить.

«Тебе хорошо со мной?», — задаёт она вопрос, который вот уже три тысячи лет возглавляет посторгазмический хит-парад.

— Я вижу свой корабль. Вон он. М?
— Что-то не видно. Должно быть, твою гнилую посудину заслоняет моя «Жемчужина»!

— Ну, как бы сказать… Ты очень добрый.
— Правда! Молодец, что заметила. Это правда. Я самый настоящий добряк. Меня много раз обижали, но я никогда никому не мстил. Отпускал всем грехи. Будь я обычным человеком, то мира бы уже не было. Можешь считать меня мессией.
— С обычными людьми такого просто не случается.
================================================
— Ну, как бы сказать… добрый что ли.
— Только заметила? Точно, я сама доброта. Но сколько мне гадостей не делали, до сих пор никому не отомстил. Будь я обычным человеком, мир бы уже накрылся медным тазом, так что по-своему я Спаситель.
— У обычного человека нет столько поводов для мести.

  — И тебе советую со мной не связываться. Это може

— Полотенца висят рядом с раковиной, и можешь взять хорошее мыло.
— Хорошее мыло? Я думала, мы бережем его для Папы Римского.

— Нам нужен священник.
— Поздравляю! Венчания этажом ниже.

— Эта sms’ка… это не смешно!
— Конечно, не смешно, я же не поставил смайлик в конце.

Я, как яйца, участвую, но не вхожу.

— Прада укусила меня.
— Твоя собака?
— Нет, моя дизайнерская сумочка.

— В какой-то момент мне действительно захотелось стать отцом.
— Когда-нибудь ты станешь замечательным отцом, Барт.
— Спасибо, пап. Когда-нибудь ты тоже им станешь…

— Ты пьян.
— А ты — скотина. Мы что, так и будем стоять и констатировать факты?

— Кстати! Прежде чем войти, приготовься к шоку… она не такая компактная, как выглядит.
— Наконец-то… Моя очередь.
— О… мой… бог! Она больше… внутри, чем снаружи… Это изменило мое представление о физике вселенной! Трехмерная евклидова геометрия была разорвана, подброшена в воздух и зацелована до смерти. Мое понимание универсальных констант физической реальности изменилось… навечно.

Еще один солнечный день в аду.

Как там говорят? Смейся, будто никто не слышит, танцуй, будто на трупах своих врагов.

— В аду есть специальная печь для тех, кто не допивает свой скотч!

— Отлично выглядишь, Гарри.
— Да, он просто красавчик! Может, сначала доберемся до укрытия, пока его кто-нибудь не убил?

— Ты подстригла волосы?
— Они должны быть короткими, если я собираюсь на охоту. Зачем давать плохим парням преимущество в виде длинных волос, за которые можно тянуть, правильно?
— Я твержу это Сэму годами.

Идея пришла в его голову и теперь упорно ищет мозг.

— Заправляешься с утра гамбургером?
— Я продал душу. Мне остался год. Проблемы ожирения меня не волнуют.

(— Жуем на завтрак чизбургер с беконом?!
— Я продал душу, через год помру. Плевать на холестерин!)

— Зачем ты убил её?
— Ты не звонишь, не пишешь. Надо же как-то привлечь твоё внимание.

— Будь я вашей женой, я бы тоже уехала.
— Если бы вы были моей женой, я бы повесился!

— Знаешь, есть такая черта, которую не следует пересекать. Она осталась как раз за тобой. Сдай назад!

Жизнь дала трещину и стала похожей на задницу, друг мой!

— Как тебе мои новые духи?
— Пахнет отчаянием.

— Что случилось?
— Ничего. Сегодня мой день рождения.
— Твой день рождения? Поздравляю!
— Спасибо.
— Что это?
— Подарок родителей.
— Набор для письма?
— Да. В прошлом году мне подарили точно такой же.
— Может, они подумали, что тебе нужен ещё один?
— Скорее всего они ни о чём не подумали. Самое смешное, что этот набор не понравился мне и в прошлый раз.
— Тод, я думаю, ты не понимаешь, какая ценная вещь этот набор для письма.
— Что?
— Кому нужен футбольный или бейсбольный мяч?
— Или машина.
— Да. Или машина. Если есть такой набор, ничего не нужно. Серьезно, если бы мне пришлось покупать дважды набор для письма, я бы купил именно такой, оба раза. Какая аэродинамическая форма! Даже на ощупь… Этот набор хочет летать! Тод, это первый в мире непилотируемый набор для письма. [Бросает набор с моста] О Боже! Я бы на твоем месте не жалел. В следующем году подарят ещё один.

— О, Господи!
— Такой иллюзии по поводу себя у меня пока нет. Мой комплекс спасителя носит несколько иной характер.

— Тссссссс…. Слушай… Слышишь?
— Что?
— Это звук моего телефона, который не звонит по тебе.

Совесть? Это ты про ту штуку, которая дает о себе знать, когда нет логичных причин вести себя так, как от тебя требуют?

Доминирование женщины пугает мужчину больше, чем импотенция.

— Я, кажется, не вовремя…
— Вы, сударь, не вовремя появились на свет, а теперь уж что поделаешь… Входите!

Всем известно, что прекрасный принц не появится никогда, а Спящая красавица, возможно, давно уже мертва.

Утопиться бы в море, но слишком много народу катается на водных лыжах.

— Слухи о твоей смерти были безосновательны.
— Прости, что разочаровал.

  — Здесь в пяти милях отель...
— Стоп-стоп, тише!

Уж зла любовь, ну а козла всё нету…

— Как ты меня нашла?
— Я просто шла на запах высокомерия!

— Почему вы здесь?
— Мы здесь, ваше благородие, в основном потому, что больше нас нигде нет.

— Взрывом демона не убить.
— Верно, но опыт подсказывает, что они бегают медленнее, когда у них нет конечностей.

— Док, а как же все эти разговоры, что нельзя менять будущее? Про пространственно-временной континуум?
— Да я подумал, ну его к чёрту этот континуум.

[звонок в дверь]
— Ты кого-то ждёшь?
— Я давно уже никого не жду, кроме психиатрической бригады, но сегодня я её не вызывал.

Анонимка настолько удалась, что автор ненароком подписался.

Не знаю, что меня больше расстраивало: то, что я мертва, или то, что первый парень, смотрящий на мое обнаженное тело, был патологоанатомом.

Ты выглядишь так, как я себя чувствую.

— Вы когда-нибудь слышали про Клятву Гиппократа?
— Та, что начинается со слов «не навреди», а затем сообщает нам «никаких абортов, никаких соблазнов и абсолютно никаких разрезаний тех, кто существует под камнем»? Как-то прочитал. Не впечатлило.

Пустите доброго человека! Пустите доброго человека, а не то он выломает дверь!

Ты мне нравишься, вот… Ты победила, можешь исполнить свою победную пляску или принести в жертву чёрного козла, или что ты там делаешь, когда рада.

— Сейчас субботнее утро, разве ты не должен возвращаться домой со свидания?..
— О, да ты меня ревнуешь?
— Ага, размечтался.
— В моих мечтах ты никогда не ревнуешь. Обычно ты к нам присоединяешься.

Женщина готова наряжаться из одной лишь любви к своей злейшей подруге.

 Хорошо всё таки быть мужиком. Возможно я иначе пер

Меня зовут Саске Учиха. Мне много чего не нравится, и очень мало что нравится.
===========================================================
Меня зовут Саске Учиха. Я многое ненавижу и, фактически, ничего не люблю.

— Привет, красавица!
— Что? Ты ко мне клеишься?!
— Да я… Нуу… Эмм…
— Позволь избавить тебя от мозговых усилий! Девушки с такими задницами, как у меня, не говорят с парнями с такими лицами, как твоё!

— Его выписывают.
— Как выписывают?!
— Лобанов, от тебя живым никто не уходил?! Не знаешь, как выписывают?

— Я хочу детей.
— Хм… Эти дети уже, кажется, чьи-то.

— Он просто друг. И просто подставил мне плечо.
— Странно. Друзья мне тоже подставляли плечо раньше. Но никогда настолько, чтобы мой язык проваливался к ним в рот.

День прошёл впустую? Ложись спать! Испорть его окончательно.

Люди как свечи: либо горят, либо в жопу их.

Я не знаю, чему тебя учили в твоей стране добрых фей и ласковых щенят, в которой ты если и не вырос, то провел летние каникулы, но ты сейчас в реальном мире.

Я был тронут… острым предметом в лёгкое.

Я решил заняться собой — бросил пить и курить, сел на диету, перестал есть тяжелую пищу, и за 2 недели я потерял ровно 14 дней.

Сейчас иные даже спорят, не вынимая наушников из ушей.

— Ты что, болен? Сбросил вес…
— Но всё, что я сбросил, ты подобрал.

Если не можете быть джентльменом, так не будьте хотя бы свиньей.

В мой огород полетел не просто камень, а какая-то неотесанная глыба из эпохи палеолита.

Подросток в городе легальных наркотиков и рейва. Вряд ли он в библиотеке.
====================================================================
Шестнадцатилетний подросток в городе легальных наркотиков и рейва. И я не думаю, что он в библиотеке.

У чувака пошла кровь из носа и он просит тридцатку?

— Ну скажи мне, о чем ты думала, оставляя его одного на такой церемонии?
— Мне нет прощения, я по ошибке приняла его за взрослого человека.

Тоже мне, она привезла меч. Лучше бы она привела в дом жениха!

Если Валентин начнёт создавать сумеречных охотников или обретёт контроль над демонами, это будет, как Бейонсе верхом на динозавре рассекает на Таймс-сквер.

— Ладно. Я попытался.
— «Ладно, я попытался» — отличный заголовок для твоей биографии.

— Знакомо слово «извини»?
— Нет. Сам придумал?

— Ты там бывал?
— Разве я похож на того, кто бывал у источника молодости?
— Зависит от освещения.

— Что ты читаешь?
— Личное дело Уилсона, онколога. Знаешь такого?
— Вообще-то, в некоторых культурах считается грубым шпионить за своим другом. Конечно, в переводе со шведского слово «друг» также может означать «хромой хам».

Для вегетарианца ты дьявольски меткий стрелок.

— Отлично. Приятно видеть, что традиция нашей компании — принимать худшие из всех возможных решений в любых ситуациях — передалось и новому поколению служащих.

Вы родились с поврежденными мозгами или повредили их позже?

Для прыжка в пропасть трамплин не нужен.

— Так, ребята, мы в цейтноте! Осталось всего 12 часов — живо-живо-живо-живо!
— Моника, по-моему, тебе пора перейти на немецкий!

Верная смерть. Никаких шансов на успех. Так чего же мы ждём?!


— Скажу только раз...
— Что так много?

Пусть друзья богатеют, враги не беднеют, посмотрим потом, кто кого одолеет.

— Но ты же обычно сбегал с поля боя!
— Вот и нет!
— Вот и да!
— Вот и нет!
— Вот и да! Сам знаешь об этом!
— Вот и нет! Клевета и ложь! Просто я следовал благороднейшей из пиратских традиций. Я полагаю, что сейчас нам следует поступить так же — завязать бой, а потом сбежать.

То есть, ты хочешь сказать, что у тебя есть проблема, которая полностью твоя проблема, но ты хочешь, чтобы твоя проблема стала моей проблемой, проблема в том, что это не моя проблема.

— А давай мы не будем никогда ссориться? Ну, по-настоящему никогда?
— Никогда, никогда? Давай. Фэнтези мой любимый жанр.

Люблю, когда ты упрямишься. Это меня трогает до самой глубины моих плавок.

Разве ты забыл, что я раздаю комплименты не чаще одного раза в год? Ты, как белочка, должен собирать крупицы моих добрых слов, чтобы они грели тебя долгими саркастическими месяцами.

Чёрт! Как можно штрафовать Санта-Клауса перед Рождеством, ну куда же мы катимся! Остается только Пасхальному кролику сделать прививку от бешенства…

— Нужно ей немного помочь, объяснить, как общаться с Хаусом.
— И зачем мне это? Развлекательный момент налицо. Забавно смотреть, как кролик прыгает на циркулярку. Снова. И снова.

Нечем порезать брокколи? Можешь вытащить нож из моей спины.

— У меня есть шестое чувство.
— Мозгов у тебя нет!

— Плохая погода, — сказал он.
— Нет, — ответила она. — Для меня хорошая.
— Почему?
— Потому что не надо выходить на улицу.

— Ты думаешь, я забыл? Небось всё ещё рыдаешь, когда видишь по телевизору Рональда Макдональда!
— Зато я не боюсь летать!
— Самолеты падают!
— А клоуны убивают!

— Значит, Майк не умрет?
— Разве что его собьет автобус, тогда это точно судьба.

— Дин… ты меня…
— И ты меня…
— Парни, мож поедем, а? А то я сейчас разревусь!

 Он был полон энергии, видимо, вставил себе клизму

— Я устал быть несчастным.
— Хотите быть счастливым.
— Что ж, подумав… да! Я хочу быть счастливым!
— Быть счастливым — отличная цель. Немногие пациенты могут так быстро и чётко сформулировать.
— Буду гордиться до пенсии.

— Знаете, что я сделаю? Я устрою вечеринку, позову всех жильцов, усажу их и объясню, что я не плохой, я не жмот, я просто человек, у которого есть свои убеждения, человек с принципами, я принципиальный!
— Веселая будет вечеринка…

В слезах, которые каждая из женщин пролила по милости мужчин, любого из них утопить можно.

Да, я учился на своих ошибках и, уверен, могу повторить их с блеском.

Ты врешь, как дышишь, а дышишь ты постоянно.

— Что случилось с моей Жемчужиной?
— Я утратил её вместе со своей ногой!
— Утратил Жемчужину?!
— Да, я изо всех сил защищал её, но она пошла ко дну.
— Тебе не хватило чести пойти ко дну вместе с ней?

— И?
— И что?
— Это смотрелось круто? Как в кино?
— Ты нагрудил в штаны!
— Ну естественно! Когда тебя сбивает машина, тут не до самоконтроля.

Вы немного полноваты. Под словом «немного» я подразумеваю, что вы разъелись до полусмерти.

— Как мне выбрать только одну подругу?
— Брось их в озеро и выбери ту, которая быстрее всплывёт.

Каждый мой день начинался оптимистично. Я вставал, чистил зубы, выпивал чашечку кофе, кого-нибудь убивал.

Действительно, кого бояться? Разве что только серийных убийц, маньяков, каннибалов и тех, кто пинает щеночков.

— Соседи начнут сплетничать!
— Отлично, а потом они научатся рисовать картинки на стенах пещеры и цивилизация продвинется вперед.

Ступай, чудак, про гений свой трубя!
Чтоб сталось с важностью твоей бахвальской,
Когда б ты знал: нет мысли маломальской,
Которой бы не знали до тебя!

— А что нужно?
— Соль. Много-много соли.
— Соли?
— Здесь что, эхо?

 Самое смешное, что чем больше я понимал весь идиот

— В этом году я буду счастлив, я сам сделаю себя счастливым!
— Нам выйти из комнаты или как?

— Кажется, ты не понимаешь, что вляпался в серьезные неприятности.
— Вы мне мелкое хулиганство шьете или все так серьезно, что пора готовить вазелин?

Милочка, мы что, перенеслись в параллельное измерение, в котором мне не насрать, что ты говоришь и делаешь?

— Я посмотрела на него и поняла, что мы созданы друг для друга. Поэтому я устроила скандал и выгнала его вон.
— Логично.

Жить захочешь – не так раскорячишься.

Если тебе скучно наедине с собой, значит, ты в дурном обществе.

(Если вы одиноки, когда один, значит, вы в дурном обществе.)

— У меня опять с сердцем что-то странное.
— Бьётся? Для людей это нормально.

Если бы мне нравилось доставать людей, я бы работал акушером.

— Так Кейт теперь оборотень?
— Не знаю.
— Говорят, иногда форма, которую ты принимаешь, зависит от твоей личности.
— Социопатичная стерва — это какая форма?

Я получил очень религиозное воспитание. Я доверил свою жизнь Христу, когда мне было одиннадцать. Примерно лет в четырнадцать я забрал ее обратно.

— Так клёво не стареть. Мне нравится быть вечно красавчиком.
— Да уж, быть стопятидесятилетним тинейджером всегда было пределом моих мечтаний.

Итак, начнём экскурсию. Сюда пациентов привозят, наверху они окочуриваются, а на цокольном этаже мы складываем их хладные трупы. Ах да, ещё вон там магазин подарков.

Мы летим в ад, Дин. Насладимся же в полете.

У меня есть одна такая дурацкая привычка — «думать» называется. Из меня вышел не очень хороший американец, потому что мне нравится составлять своё собственное мнение [о вещах]. Я не подчиняюсь слепо когда мне приказывают.

 — Где вы пропадали с Веснушкой всю ночь?
— Мы поп

Можно долго протянуть наедине с воспоминаниями? Они как любимый мягкий шарф на шее, на котором рано или поздно сообразишь повеситься.

— Андрей Евгенич, я Вас так люблю!
— Не переживай, Семен, это только до завтрашнего утра. Завтра я тебя любить буду.

Эта идея занимала в моем сознании почетную должность навязчивой.

Такое хорошее спокойное место, что даже матом ругаться не хочется.

Лицам некоторых мужчин очень шла борода, лицу Клейтона Саггса подошёл бы топор между глаз.

— Однажды один мудрый человек сказал мне, что смерть улыбается всем нам и нужно лишь улыбнуться ей в ответ.
— И что? Он улыбнулся своей смерти в лицо?
— Тебе видней, это сказал твой отец…

Общественное мнение – это мнение тех, кого не спрашивают.

Компьютер однажды побил меня в шахматы, но в кикбоксинге он оказался просто слабак.

Вашей трагедии хватит на пять комедий.

— Ты хочешь сделать мне минет?
— Что-то мне подсказывает, сам ты этого не сделаешь.

Меня часто называют занудой, зазнайкой и мизантропом. Предупреждаю всех: на самом деле я гораздо хуже.

— Я тебя люблю.
— Молодец… Я тоже тебя люблю.

Повторите, что вы солгали?

— Я с детства привык получать то, что мне нравится.
— Наверное, вы были звездой песочницы.


— От тебя никакого толку.
— Верно подмечено.

— День добрый, Станислав Михайлович, как настроение?
— Сегодня что, вторник? Ну, значит, вторничное.

Он убил уже столько пациентов, что я начинаю думать, что он работает на правительство.

— А хорошая сегодня погода… Не жарко..
— В такую погоду хорошо повеситься…

Наберите команду плыть в рай и попробуйте сделать стоянку в аду на какие-нибудь два с половиной часа, просто чтобы взять угля, и, будь я проклят, если какой-нибудь сукин сын не останется на берегу.

— Нам нужно поговорить, Доктор Хаус. Сестра Августина верит в то, чего быть не может.
— Я думал, что у вас у всех работа такая.

( — Сестра Августина верит в то, чего нет.
— Я думал, это ваша прямая обязанность.)

— А ты пригляди за ней.
— Что? Я?!
— Просто стой и лови.
— Он сможет принять роды?
— Большой специалист! Не отвлекайте его.

Ни за что не заговорю первой, и если он никогда мне не позвонит, что ж, сохраню тёплые воспоминания об этом… ублюдке.

Дочка, дочка, со мной происходит что-то ужасное, доброе что-то. Такой страх! Давай подумаем, может, не стоит его прогонять? Живут же другие — и ничего! Ну, подумаешь, медведь! Всё-таки, не хорёк, а? Мы бы его приучали, причёсывали бы. Он бы иногда нам поплясал бы!

Для каждого человека ближний — зеркало, из которого смотрят на него его собственные пороки; но человек поступает при этом как собака, которая лает на зеркало в том предположении, что видит там не себя, а другую собаку.

— А что, если нам купить оба дома? Сделаем из этого дома домик для гостей.
— Отличная мысль! Кстати, не хочу показаться нескромным, но когда ты начала печатать деньги?

— Моя жена вызывала Сатану!
— Мне скучно, уходите!
— Я не вызывала Сатану.
— А зря, хороший альтернативный вариант.

Наши люди в булочную на такси не ездят!

Ладно, приезжай завтра. Мы втиснем тебя между «нечего делать» и «в ожидании смерти».

— Если ты это сделаешь… если ты… богом клянусь, я…
— Ты — что? Бросишь меня? Это угроза или награда?

  — Все твои высказывания носят расистский или секс

Замечательно, что Америку открыли, но было бы куда более замечательно, если бы Колумб проплыл мимо.

Немного злости полезно для сердца, кровообращения и кожи.

Парни думают, что чем больше у девушки грудь, тем она глупее. А, по-моему, чем больше у девушки грудь, тем глупее становится парень.

Я знаю, что ты боишься разочаровать меня, но я хочу тебя успокоить, потому что мои ожидания относительно тебя и так невысоки!

— А вот этот тип ещё хуже — это брат Сергея Николай. Разыскивается в России за убийство, отмывание денег, торговлю наркотиками, торговлю оружием, торговлю людьми.
— В общем, торговать любит.

И он напоролся на мой нож… Он напоролся на мой нож десять раз!

Спектакль прошел на «ура», а вот публика провалилась…

Я всегда выступал за то, чтобы опасное оружие не попало в руки к дуракам. Давайте начнём с пишущих машинок.

— Бэмби — просто мультик!
— Ты не плакал, когда у Бэмби умерла мама?!
— Да, было очень печально, когда какой-то тип перестал рисовать олениху.

Вторая половинка есть у мозга, жопы и таблетки. А я изначально целая.

Да, я здесь самый обаятельный и забавный парень…

У меня помада не стерлась? Потому что когда меня т**хают я хочу хорошо выглядеть.

— Она давала показания под присягой.
— Ну что ж, значит впервые в истории кто-то солгал под присягой!

— Ты не одет!
— От тебя ничего не скроешь.

 Будь таким, как этот уличный фонарь. Посылай всех

Я думал, что опустился на самое дно, как вдруг снизу постучали.

(Когда я думал, что уже достиг самого дна, снизу постучали.)

— Будь собой. Холодным, безразличным и отстраненным.
— Пожалуйста, не сотвори из меня кумира.

Я думаю, предназначение свыше существует для каждого из нас. И я должен был умереть дважды только для того, чтобы понять.

— В вас стреляли не из-за ноги, а потому что вы гад.
— Есть мнение, что это связано.

( — В вас стреляли не из-за боли в ноге, в вас стреляли потому, что вы сволочь!
— Кое-кто думает, что тут есть связь.)

Как много интересного вы говорите! Как жаль, что это меня мало интересует.

Нет таких людей, которым не важно, как они выглядят. Просто некоторые думают, будто им к лицу, когда у них кошмарный вид.

Я всегда мечтала найти такого мужчину, с которым чувствовала бы себя как маленькая девочка. Пока не поняла, что все мужчины сами как маленькие девочки.

— Ты читаешь мои мысли!
— Это не трудно, скоро ты тоже научишься читать свои мысли…

Хорошо. Проверьте её внутренности на плохие клетки, а её дом на плохую карму. Фенол найдёте на полке рядом с сожалением и ненавистью к себе.

«Говорю то, что думаю» и «сволочь» — это синонимы.

Сейчас мы с вами проходим мимо «Газпрома», образно выражаясь — мы проходим мимо счастливой жизни. Еще более образно выражаясь — счастливая жизнь проходит мимо нас.

— Привет, как школа?
— Сам знаешь – жестокие дети, бездушные учителя, рушащаяся инфраструктура.

— Ты что, идешь за нами?
— Нет, просто хожу в ту же школу. У нас одинаковая форма. Так трудно заметить?

Вероятно, я понял, зачем делать что-то для одноразового использования, как здания, если можно сделать то, что сохранится на века, как поздравительные открытки.

(А зачем создавать мимолетные вещи, такие как здания, если можно сотворить вечное — открытку?)

Карла Эспиноса: — Ты права. У него действительно милая попка.
Эллиот Рид: — Как будто её вылепили.
Джей Ди: — Да подумаешь! У многих симпатичные задницы. У меня, например.
Карла Эспиноса: — Как-нибудь захвати её с собой на работу.

Насилие — не развесные карамельки. Ровно не отсыпешь.

— Мы проследим, чтобы у доктора Хауса не было привилегий.
— То есть ей придётся спать со всеми?

— Интересно. Вы говорите, что вам плевать на чувства других людей, но поступки ваши говорят об обратном.
— Я сочувствовал восемь секунд. А потом меня отвлекли.

Всё! Кина не будет! Электричество кончилось!

Слонёнок лежал на спине и спрашивал сам себя, почему так странно получается, что когда у тебя самого чего-то нет, так об этом всё время помнишь, а когда чего-то нет у другого, так забываешь.

— Я слышала, что вы извинились перед Уилсоном.
— У меня детоксикация. Не соображал, что говорил.

Как я завидую безмозглым!

― Кас?
― Можно я его убью?
― Я вообще-то все слышу.
― Нет, он нам нужен живым… пока. Вот вернет тебе благодать и сделаешь с ним все, что захочешь.
― Хочу убивать его медленно.
― Я сижу всего в шаге от тебя!

Полторы тысяч лет назад, все знали, что Земля была центром вселенной. Пятьсот лет назад, все знали, что Земля плоская, а пятнадцать минут назад, ты знал, что люди были единственными на этой планете. Представь, что ты будешь «знать» завтра.

Мы собираемся сделать открытую операцию на плоде. Мы откроем матку, вырежем плод, и сможем осмотреться. Я знаю, что вы не можете говорить, так что можете сделать застывшее в ужасе выражение лица, если согласны.

— Полагаю, университет играл важную роль в вашей интеллектуальной жизни?
— Да, играл. Именно там мы обычно покупали сандвичи.

Если можешь разыграть искренность, можешь разыграть всё, что угодно!

— Хорошо, что ты пришёл, что ты мне принёс?
— Ничего.
— Прекрасно! То же самое ты принёс и вчера!.

— Это ужасная идея.
— Я знаю. Есть идеи получше?
— Ну, обычно я просто игнорирую проблему, пока она сама не рассосется.

 Вы там не мёрзнете, на вершинах ваших моральных ус

Раневскую спросили: «Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности: брюнетки или блондинки?»
Не задумываясь, она ответила: «Седые!»

— Я сказал жене, что если дети и поедут с кем-то в поход, то только со мной. Она все поняла буквально, несмотря на мой тон.
— Тон пустого трёпа?

Говорят, душа весит 21 грамм, а иногда кажется, что мешок цемента таскаешь.

— Полисмены проделали блестящую работу, уничтожив любые улики…
— Да, они никогда не упустят возможность упустить возможность.

Туземцы южных морей не говорят по-английски, но их запаса слов хватит, чтобы разделить все голливудские фильмы на два разряда: пиф-паф и чмок-чмок.

Дорогая, Вы могли бы пропускать слова не только через рот, но и через мозг?

Не каждый, кто дошёл до ручки, может открыть дверь.

— Эмбер подвозила Уилсона.
— Правильно, мужчина всегда подвозит женщину.

Почему я не смог просто уйти? Ах да, я же идиот.

Мужчины часто сами оказываются блондинками из анекдотов.

— Если она никогда не целовалась с мальчиками, то скорее всего она никогда не занималась сексом.
— Скажи это всем шлюхам, которые не хотят целовать меня в губы.

— Сэм Винчестер — антихрист.
— Да-да, что-то такое я уже слышала, мне рассказал об этом мой друг, пасхальный кролик. А ему поведала Зубная Фея.

Сегодня поползли слухи, что я собираюсь покончить с собой. Я слишком много раз умирал за последний год и не думаю, что стоит это делать еще раз.

— Что это у вас?
— А, это болеутоляющие.
— У вас нога болит?
— Нет, они просто вкусные. Хотите попробовать?

  — Моника, а что у тебя на шее?
— Я упала...
— Н

— Чейз, поздравляю тебя с новой должностью, больше ты не иммунолог, ты — нейрохирург!
— Но я же не нейрохирург…
— Я рад, что мы друг друга поняли!

— Нам надо поговорить по душам.
— Если наивно предположить, что у тебя есть душа.

Вы всегда так глупы или сегодня особый случай?

— Делайте пункцию.
— Нужно проверить и на другие инфекции.
— Предлагаешь сделать пункцию?
— Видимо, да.
— Гений.

— Как ты знаешь, ящерицы — существа хладнокровные и они лишены способности чувствовать температуру. Однако, они становятся более медлительными, когда холодно. Поэтому прогноз погоды по-ящеричному звучал бы так: «Одевайтесь потеплее, на улице медленно!» Я обожаю свой разум!
— Да, мы все от него без ума.

— Она сбежала от меня два года назад.
— По правде говоря, барон, на её месте я бы сделал то же самое.
— Поэтому я и женюсь не на вас, а на Марте…

— Ты ведь для кого-то надел эту рубашку?
— Для минздрава. Голых онкологов они не одобряют.

— Да, тяжёлый случай.
— Опять этот «тяжёлый случай»? Разве в будущем всё потяжелеет? У вас там что, проблемы с земной гравитацией?

Провалы в памяти — бесплатный приз на дне каждой бутылки водки.

Я ещё не выпил свой кофе, так что пока не могу придумать, как бы более красиво сказать фразу «плевать я хотел»… Ой! Хотя и так фраза вполне себе нормальная…

Интересно, когда ты говоришь, ты себя сам слышишь или так просто дрейфуешь по сознанию?

— Это что, монтировка? Зачем?
— Там полно наркоманов. Вдруг кому-то понадобится сменить колесо.

Так, минуточку внимания, познакомьтесь с моей сестрой Пейдж. Пейдж — это случайные люди, на которых мне вообще-то плевать.

Если бы я мог ставить тебе оценки за то, как сильно ты меня раздражаешь, ты был бы отличником.

— Ну и каково это, когда тебя все презирают?
— Зато меня теперь все знают. Тоже неплохо.
— Даже не знаю удивиться или ужаснуться. Странный ты всё-таки. Но твоё умение указывать людям на их слабые места мне даже нравится.
— Да? Мне тоже. Скорее даже, я обожаю себя за это.

— Принеси нам что-нибудь выпить.
— Да! Мне сок, ему — цианид!

— В это сложно поверить, но когда я рос, у меня не было друзей.
— В это я как раз-таки верю.

— Лестрейд, а что с гробом?
— Мы сейчас в процессе его поднятия…
— Ясно… На какой стадии процесс? Созерцательной?

Хорошие новости в том, что у него осталось не так много органов, которые могут отказать.

Ему обязательно нужно было знать, кто да кто идет. Честное слово, если б он потерпел кораблекрушение и какая-нибудь лодка пришла его спасать, он, наверно, потребовал бы, чтоб ему сказали, кто гребет на этой самой лодке, — иначе он и не полез бы в нее.

Современная теория создания мира согласно Библии звучит так, будто бы ее создатель сидел и пил целую ночь.

Пошли домой, сэр Макс. Будем жрать, грустить и думать.

— Опять моросит?
— Мам, ты не замечала, что в безличных предложениях есть какая-то безысходность? Моросит… Ветрено… Темнеет… А знаешь, почему? Не на кого жаловаться. И не с кем бороться.

— Как бы то ни было, у него пулевое ранение, просто к слову.
— В него стреляли?
— Нет, кто-то кинул в него пулей.

— Демоны — зло!
— А люди все сплошь пупсики!

— Говорят, ты набираешь команду.
— Раз об этом столько говорят, видать, так и есть.

Если тебе перестало нравиться, как выглядит твоя девушка, — посмотри по телевизору женские соревнования по тяжелой атлетике.

Боже мой, пастилочка ты моя сладенькая, ты сегодня обнаглела! Неужели Санта Клаус подарил тебе недостающую Y-хромосому?

Если я стану похож на своих родителей, то либо стану блондинкой-алкоголичкой, которая гоняется за двадцатилетними парнями, либо буду, как моя мама.

 Здравый смысл абонента выключен или находится вне

— Эмильен, я в положении!
— Но как?
— Ветром надуло. Забыла форточку закрыть.

— Знаешь, как можно утопить блондинку, Розали? — спросил я у нее, даже не утруждая себя повернуться к ней. — Положить зеркало на дно бассейна.

В раю свои проблемы — вечно наткнешься на какую-нибудь змею.

Тогда я сняла со стены дробовик и сделала два предупредительных выстрела… в голову.

— Почему я, Гэбриел? Что-то личное, да? Я редко ходил в церковь, наверное, молился мало, недодал пять долларов нищему… Почему?
— Ты умрёшь молодым из-за того, что с детства выкуривал по тридцать сигарет в день. И ты отправишься в ад, потому что так прожил свою жизнь. Это судьба…

Как говорится, кто рано встаёт, тому никто не даёт. Что, не с кем было покувыркаться ночью?

И как все озабоченные клетки, они начали размножаться.

Знаешь, Боб, я тут думал обо всех тех случаях, когда ты мной манипулировал, и мне на память пришла одна детская басня о том, как бежали значит однажды на перегонки одна черепаха и один злобный главврач, которого все ненавидели. Значит, этот злобный главврач, которого все ненавидели, всё время забегал вперёд черепахи и дразнил её. А под конец помнишь, что случилось, Боб? Наверняка помнишь, да: черепаха ухватила злобного главврача за щиколотку, повалила его на землю, а потом, вместе с другими черепахами, сожрала его заживо прямо на беговой дорожке! Душераздирающая история, конечно, но детям нравится.

Настя, я, конечно, понимаю, что ты гадюка подколодная, но я не кролик! Хватит меня гипнотизировать!

— Где вы встречаетесь?
— В кафе. Называется «Только попробуй за мной пойти, и твой уролог озолотится».

А почему Ричард продает свой дом? Он обанкротился? Растерял всех своих клиентов? Удавился собственными усами?

Я владею только двумя языками — родным и матерным!

(Леди, я говорю только на двух языках: на обычном и на неприличном!)

— Вероятно, мы знакомы?!
— Вероятно, мы трахались!

— Профессиональная спортивная травма?
— Вообще-то я не…
— … не знакомы с понятием «сарказм»? Не волнуйтесь, это новый термин.

Ты наговорил столько глупостей, что я не буду больше говорить тебе, что — «это глупо». Я буду говорить: «Это Дориан». А то, что ты собираешься пропустить первый ультразвук и не увидеть, как бьётся сердце твоего ребёнка: «Это полный Дориан!»

— Иди сюда. Я положу голову тебе на плечо, и мы можем поплакать, обняться или станцевать медленный танец.
— Не издевайся, Дин.

— Вот здесь я его [Одина] оставил.
— На тротуаре или в том здании, что сейчас сносят? Великий стратег.
— Откуда ж мне было знать? Я не ведьма, чтобы будущее видеть.
— Да брось! Тебе бы метлу между ног.

Когда-то я думал, что каждая из них — это что-то особенное. Но голые они все одинаковые.

— Знал бы, освоил другую профессию.
— А этой ты учился в институте?

— Алло! Меня зовут Мартин Брест! Как вы видите, я как раз граблю ваш вшивый банк. А то, понимаете, выбрал себе клёвую одёжку, а расплатиться не в силах!
— Камера звук не записывает, но слова я передам!

Архитекторы прячyт свои ошибки под плющом, хозяйки – под майонeзом, а врачи – под землёй.

Не говори мне про ненависть, Ганди! Дети, вы так часто бросаетесь этим словом, что оно потеряло смысл, и теперь я вынужден искать определение помощнее, чем «ненависть», чтобы описать свои чувства к окружающим! Ммм… МЕГАОТВРАЩЕНИЕ. Хорошего вам всем дня!

— Попробуйте садомазохизм.
— Пробовал. Так она меня связала и давай ныть о том, как тяжело быть главврачом.

— Может ли член надавить на ребенка?
— А откуда ты думаешь берутся ямочки на щеках?

Судя по всему, причина твоего одиночества — в прогнившей душонке, гиперчувствительности и страхе быть отвергнутым.

— Вы же разрешаете разводиться королям.
— Ну, королям, в особых случаях, в виде исключения, когда это нужно, скажем, для продолжения рода.
— Для продолжения рода нужно совсем другое.

Я обожаю мужчин за семьдесят. Они всегда предлагают женщинам любовь до гроба.

Душа — не жопа, высраться не может.

Если у тебя перо в заднице, это еще не значит, что ты павлин.

(От того, что ты засунул в жопу перо, ты еще не стал павлином.)

 Мне, однако, приятно, что я могу плакать!
Впрочем

— В стране зануд у тебя однозначно огромное состояние.

— Это он?
— Я не знаю. Сколько у него пальцев?
— Извини, пожалуйста, я сегодня без бинокля!

Ты украл меня. И я пришёл, чтобы украсть себя обратно.

Вы знаете, милочка, что такое говно? Так оно по сравнению с моей жизнью — повидло.

— Ладно, предположим все симптомы — настоящие. Объясните как один из них исчез без помощи слов «Дева» и «Мария»?

Ребята… А вы здесь все — молодцы!..

Боже, спаси меня от друзей, а с врагами я и сам справлюсь.

Поздравляю, ты, наверное, очень упорно работал, чтобы так быстро стать таким козлом.

— Они пытаются нам помочь.
— Эти двое?… Вот эта воспользовалась мной, чтобы оживить моего психованного дядю, спасибо. А вот эта выпустила около тридцати стрел в меня и в мою стаю.

Я не задеваю вашу честь, лорд Янос. Я отрицаю её наличие.

— Сколько лет этому пациенту?
— Семьдесят девять.
— А сколько было, когда ты начала делать эту процедуру?

Апатия — это когда и надо бы повеситься, да не хочется.

Гуманизмом мальчики в детстве занимаются.

Я же не подхожу ни по одному параметру… У меня же всё наоборот! Конечно, не красавица! Клоуном без грима работать можно! Какой-то пельмень с глазками!

— А что это за шаги такие на лестнице? — спросил Коровьев, поигрывая ложечкой в чашке с черным кофе.
— А это нас арестовывать идут, — ответил Азазелло и выпил стопочку коньяку.
— А, ну-ну, — ответил на это Коровьев.

Человек привык себя спрашивать: кто я? Там, учёный, американец, шофёр, еврей, иммигрант… А надо бы всё время себя спрашивать: не говно ли я?

— Боже, молю тебя пусть это будет винтовка…
— Нет, просто я так рад вас видеть!

— Не отказывайся от славы, прошу. Башня Старка – твой ребенок. Ты заслужила… 12 процентов славы.
— 12 процентов?
— Могу уступить еще 5.

— Я тебя разбудил?
— Нет, я всегда хожу в этом наряде с сонным лицом в пол шестого утра.

— Куда дальше?
— Нафиг!
— С тобой хоть на край света!

В купе вагона назойливая попутчица пытается разговорить Раневскую.

— Позвольте же вам представиться. Я — Смирнова.
— А я — нет.

Примечание автора: это вымышленная история. Любое сходство с реальными лицами, ныне здравствующими или покойными, является случайным. ….. Особенно с тобой, Джени Бэкмен. Сука.

Я не прибавил в весе, это твои глаза жирные.

Я сижу взаперти, потому что уверена, что мир захватила раса имбицильных пришельцев.

А Вы, по-видимому, Людмила? Специалист по психиатрии, который временно работает на хлебозаводе?

Связи — связями, но надо же, в конце концов, и совесть иметь!

— Я хочу, чтобы ты пришёл на крещение моей дочки.
— Что выбрать: религиозная чушь или ванна с проституткой, дай время подумать.

— О! Кто нас предал?
— Вряд ли тот, кто сейчас среди нас.
— Где Уилл?
— Не среди нас.

— Аня! У нас есть где-нибудь Красная Книга?
— Ой… ну… Вот у меня есть англо-русский словарь, он весь красный, только две полоски золотые — это ничего?
— Ничего. Тащи. И фломастер красный захвати — мы полосочки заштрихуем, никто ничего и не заметит…

 — У тебя что, телефон сдох? Ты его хоть иногда зар

Я, по крайней мере, не притворяюсь, что у меня всё получилось, когда ничего не получилось.

— И давно колдуны обзавелись мобильными?
— Это не самое страшное — на улице меня ждет такси. Позвоните.

— Во-первых, мы не господа!
— Во-первых, вы мужчина или женщина?

— Ты получила мои цветы?
— Да. «Прости, что пытался задушить тебя» — цветочнику нечасто приходится писать такие записки.

Когда у тебя в руках чья-то жизнь, это так повышает тонус!

— Я не такой уж и дурак.
— Интересно, с чего ты это взял.

— Можете разогнаться побыстрее. Тогда, если мы разобьёмся, я умру сразу.

— Надо поговорить с виновным.
— Можно попытаться, но вряд ли он нам ответит — копы всадили в него восемь пуль.

— Может, и моим здоровьем поинтересуешься? (…)
— Зачем? И так вижу, что не сдох.

— Что ты делаешь, а?
— Пытаюсь за тебя восстановить мир.
— Да не нужен мне этот мир…
— Но тогда думай, что сегодня день наоборот.
— Стефан! Пожалуйста, скажи мне, что ты не думаешь, что простое рукопожатие решило все наши проблемы.
— Нет, вообще-то я думаю, что при первом же удобном случае Мейсон Локвуд вонзит кол тебе в сердце, а потом и мне. И все это потому что ты пытался убить его. За что тебе большое спасибо. Ведь у нас так мало проблем.

Вы голову-то включайте! Убьёте идиота, а сядете как за человека!

— Красть у меня всё равно нечего, но ради прикола можешь попробовать.

Если тебе нужны деньги, иди к чужим; если тебе нужны советы, иди к друзьям; а если тебе ничего не нужно — иди к родственникам.

Я ваш новый друг, смиритесь.

 Однополые браки легальны в шести штатах, а секс с

Не будем говорить кто, хотя это был слоненок.

— За будущее?
— За настоящее! Мы не влюбимся?
— Трахаемся, чокаемся, но не влюбляемся!

— Тогда я ухожу.
— Смотри, чтобы тебя дверью на выходе не прихлопнуло.

Слава победителю. Довольна собой? Крылья при ходьбе не мешают?

— Внутреннее кровотечение после аварии?! Какая неожиданность!

— Вы плохо выглядите.
— Хорошо, что ещё вообще живу.

— Он что, действительно хочет со мной встречаться?
— Судя по тому, что он влюблен в тебя до одурения, он был бы не против иногда выпить с тобой чашечку кофе.

— Ой, у вас же на двоих одна извилина, да и то прямая.
— У самого у тебя на двоих одна извилина… Эмм… На одного!

— У моей пациентки вот-вот случится инфаркт, и обширный.
— Очень жаль, потому что у меня билеты на инсульт на третьем этаже.

Он даже слишком хорош для нашего грешного мира, и его следовало бы вежливо препроводить в другой.

— Чак, если ты собираешься издавать книги и дальше, мы не станем возражать.
— Ух ты! Правда?
— Нет. Мы вооружены и очень опасны.

(— Чувак, если ты собираешься издавать фанфики и дальше, мы не станем возражать.
— Ух ты! Правда?
— Нет. Мы вооружены и везде тебя найдем.)

Надо, чтобы что-нибудь случилось, – вот объяснение большинства человеческих конфликтов. Надо, чтобы что-нибудь случилось необыкновенное, пусть даже рабство без любви, пусть даже война или смерть! Да здравствуют похороны!

Покажите мне сердце, не обременённое дерзкими мечтами, и я покажу Вам счастливого человека.

(Покажи мне сердце, которое не посещали глупые мечты, и я покажу тебе счастливого человека.)

Простите, всегда хотела спросить — нимб вам не жмет?

Маг никогда не опаздывает, Фродо Беггинс, и никогда не приходит раньше; он всегда появляется тогда, когда положено.

(Волшебник никогда не опаздывает, Фродо Бэггинс. Как и не приходит рано. Он приходит именно тогда, когда нужно.)

(Маг не приходит поздно, Фродо Беггинс, и рано тоже не приходит. Он появляется тогда, когда положено.)

— Я не знаю слова страх.
— Я не сомневаюсь, что ты ещё многих слов не знаешь.

— А спасибо где?
— За что? Не понимаю.
— Да я жизнь тебе спас.
— Да, но до этого я спас твою. Спасибо, конечно, но когда делаешь клевое дело, не пыли о нем, делай вид, что так и надо и не устраивай спектакль.
— Прям как ты, да?

— Все нормально, сынок?
— У меня колокола в башке вечерний звон наяривают! Изумительно!

— Кто-то изменяет реальность. А это под силу только Богу… Ну или фокуснику.
— Да, с чувством юмора как у малолетки.
— Ну или как у тебя!

— Я не смотрела телевизор больше двадцати лет.
— Это творение дьявола, или у вас нет кабельного?

— В таких случаях люди говорят «Боже мой».
— Ну так представь, что ты человек, и скажи.
— Боже мой…

Когда нас учит жизни кто-то,
я весь немею;
житейский опыт идиота
я сам имею.

Демоны обитают в аду, да? Скажите это им.

— Молодец, Дарья. Этот куб просто вырывается из плоскости. Тебе удалось создать иллюзию глубины!
— Я подумываю заняться политикой.

— Не могу решить смеяться мне или плакать.
— Посмотрись в зеркало. Поплачь.

Я знаю идеальный способ вылечить больное горло — перерезать его.

— Кстати, дождя давно нет, ты что-то делаешь?
— А что я могу сделать?
— Молись?
— Каждый вечер молюсь Иисусу.
— Обращайся выше.
===========================================
— Скажи, как там с дождём, что-нибудь делаешь?
— А что я могу поделать?
— Молиться, что же еще?
— Каждый вечер молю Иисуса.
— Так обратись к нему с утра.

— Хаус, Вы нам нужны!
— Я занят.
— Но там…
— Вообще да, я не занят, это просто был эвфемизм для «Выйди вон».

Ты что, сватья, одичала штоль? Мы в женихах-то, как в сору, роемси!

  — Закури... так легче.
— Курить? Нет, это опасно

— Я разместила фото, где я немного помоложе…
— Наскальный рисунок?

— В удостоверении написано белый.
— Я загорел.

— Я, конечно, могу назвать несколько вещей, которые меня волнуют столь же мало, как и наша последняя неделя вместе… Низкоуглеводная диета, Майкл Мур, республиканская национальная конвенция, кабала, всё, что связано с ней, дочери Буша, беспроводной интернет, сериалы, переработка отходов, программа Подстава на МТВ, латиноамериканские Гремми, настоящие Гремми, телепузики, гонорары игроков Янки, демократические штаты, республиканские штаты, машины-гибриды, ведущие всех-всех-всех ток шоу… Все на этой планете, все в солнечной системе, а также все-все-все на этом свете, что существует, существовало в прошлом и когда-нибудь будет существовать во всех возможных измерениях! Ах, да! И еще Хью Джекман!
— Хью Джекман! Это же Росомаха из Людей Икс! Как он мог!!!

— Я тебя ни от чего не отвлекла?
— Отвлекла, если честно. Перезвони через пару месяцев.

— Друзья, внимание! У меня сюрприз!
— Очередная стряпня Абефорта? Сюрпризом будет, если мы её переварим.

— Ты так и родился жирным, гнусным подонком, рядовой Куча? Или ты специально тренировался, чтобы таким стать?

Убери, пожалуйста, у меня на ножи аллергия.

Скажи, пожалуйста, ты круглые сутки так себя любишь или с перерывом на обед?

Это я такой чувствительный или в комнате какая-то напряжённость?

Актрисы обсуждают, как срочно похудеть к празднику:
— Ешьте фрукты, — советует Раневская.
— Какие именно, Фаина Георгиевна?
— Немытые.

— Андрей Евгеньевич, можно мне сегодня на похороны?
— Рано, я скажу, когда пора.
— У меня ж муж мой помер. Сегодня похороны, от чего я у вас-то оказалась.
— А, ну тогда конечно.

— У меня в руках первое письмо от поклонника!
— Сам себе написал?

Измайлов, че у тебя в голове, демоны совокупляются, что ли?

— А вы правда врач?
— Глиобластома! Еще доказательства нужны?

 Я хотел бы вам ударить в зубы, но почему я должен

Если ты ждал подходящего момента… то это был он.

— Что с ним? Он умер?
— Я, конечно, не врач, но судя по дырке в голове – да.

Это было блестящее лечение, вот только пациента потеряли.

Нет толстых женщин, есть маленькая одежда.

— Я создам идеальное общество, создам такой мир, в котором будут жить только ответственные и добрые люди!
— И в этом идеальном мире ты окажешься единственным злодеем…

— Так, мне надо в туалет.
— Правильно, освежи отсутствие косметики на лице!

Питаться в одиночку так же противоестественно, как срать вдвоем!

(Раневская с завистью говорила Евгению Гавриловичу, жившему в свои последние годы в Доме ветеранов кино:
«Вам хорошо: пришел в столовую — кругом народ, сиди и ешь в удовольствие! А я все одна за стол сажусь… Кушать одной, голубчик, так же противоестественно, как срать вдвоем!»)

Джордж Оруэлл в своем «Скотном дворе» абсолютно прав. Революция начинается под лозунгом «Все животные равны». Но едва она побеждает, свиньи захватывают власть на ферме, и лозунг теперь звучит так: «Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие». Революция за равенство для всех неизменно завершается установлением диктатуры меньшинства.

— Ну, может, тогда останешься? Посмотрим игру вместе! Закажем пиццу!
— Конечно, я останусь.
— Я могу заплести тебе косички. Диван не очень широкий, но можно сдвинуть подушки и лечь рядом в позе ложечек.

— Давайте начнем с простых ассоциаций. Я говорю — день, а вы…
— Прошел зря.

— А знаешь что, добавь-ка немного красного.
— Да, это поможет вам оставаться незамеченным.

— Что, он не придет?..
— Он умер!
— Н-да, предлог, должен сказать, безупречный — не подкопаешься!

— Кто, ***ь, мог украсть соковыжималку от Филиппа Старка?
— Замученный жаждой вор с хорошим вкусом?

— Я — король!
— Обычно «Я — король» заявляют те, кто королем не являются.

  — Это бордель или кабаре?
— Точно никто не знает

— Может, папа наконец поверит, что я настоящий лев!
— А так он думает, что шоколадный?!

Ну, что, кончил разговаривать с воображаемым другом?

— Если вы ещё раз посмотрите в чужую тетрадь, получите два!
— А вы думаете, я так больше получу?

Он же настоящий врач. В гольф играет и все такое…

Энни Рид: — Было же такое время, когда люди умели любить…
Бекки: — Ты сумасшедшая.
Энни Рид: — Они умели! Время, расстояние… ничто не могло разлучить их! Потому что они любили. Это было настоящее. Это было…
Бекки: — В этом твоя проблема. Ты не хочешь любить. Ты хочешь любить, как в кино.

— Ты знаешь, почему я взяла собаку женского рода?
— Потому что суки держатся вместе?

— Знаешь, моего брата жена бросила, и он сейчас в дикой депрессии, а как ты с этим справлялся?
— Очень помогает, если взять то, что ей дорого и сломать. Ну, скажем…
— Ногу?

— У вас есть что-нибудь на десять долларов?
— Да, две почти новые купюры по пять долларов.

Ваша манера выражаться мне тоже нравится – лаконичная и дегенеративная.

— Я потеряла оргазм.
— В такси забыла?

Она была лучшим психиатром в этой области, — или же шлюхой, которая трахается с твоим мозгом.

— Кругом сыро, пасмурно. Мне бы немножко солнца. У тебя есть что-нибудь солнечное?
— Где-то были солнечные часы, но без солнца они не работают.

Если вы не хотите меня трахнуть, тогда какое вам дело, как я выгляжу?!

Если бы полиции платили за результаты, мы бы сэкономили миллионы.

– О… Отрубленная голова?! Тут голова!
– Я чай выпью, спасибо.
– Голова в холодильнике!
– Ну?
– Мёртвая голова!
– А где ей еще место? Ведь ты не против?
– Ну…
– Я её взял в морге. Измеряю вязкость слюны после смерти.

— … У меня планы.
— Курить марихуану, жрать «Читос» и дрочить не подходит под определение «планы».

Она любила меткое словцо, если оно метило не в нее.

— Как мне наградить лучшего полководца Рима?
— Отпустите меня домой.

Если у вас есть что сказать — самое время оставить это при себе.

Я-то думал, что тихая девочка наконец разговорилась, а её вон куда понесло! И всё в квантовую физику! Бедная, это же в какие края улетела ее крыша?!

Некоторые вещи заслуживают хорошего пинка под зад.

— Что ты здесь снова делаешь? Пациент?
— Нет. Проститутка. Пошла в мой кабинет, а не ко мне домой.

Уж больно он идеальный. Наверное, это болезнь какая-то.

Вы всё равно не станете Президентом, Белый Дом называется белым не из-за цвета стен.

— Ты где живешь?
— В длинном подземелье, спрятанном глубоко в лесах.
— Ух ты… Правда?
— Нет же, придурок. У меня квартира в центре!

Неправда, что женатые мужчины при виде красивой женщины забывают о том, что они женаты. В эту минуту их особенно удручает именно воспоминание об этом.

И улыбайся всем как можно шире — они должны быть уверены, что ты холодная лицемерная сволочь.

— Всё настроено, босс.
— [указывая на Капитана Америка] На самом деле, он босс. Я только плачу за всё… И придумываю всё… И делаю так, чтобы все смотрелись круто.

— Этот мир далёк от совершенства, но нам в нём жить. Если однажды оружие не понадобится для борьбы за мир, я клянусь, буду лепить кирпичи для больниц.
— Репетировали?
— Каждый вечер у зеркала перед сном.


На ошибках учатся, вот почему от успеха тупеют.

Не спешите, вечер не скоро.

Он такой тупой, что забудет умереть, если его убьют.

– Бедненький Финник. Ты, наверное, первый раз в жизни стал непохож на красавца?
– Да уж. Непривычное ощущение. Ну ты же как-то всю жизнь терпела.

— Целовать меня я вам тоже не позволю.
— Зачем же вы тогда так смешно выпячиваете губки?

Я думал, что моя жизнь — трагедия. Но сейчас понял, что это чёртова комедия.

— Ладно, пойду работать.
— Иди-иди, а то вдруг кто-то получит то, что заказывал.

Да? Сочувствую… Моя спина ранила твой нож?

Где, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?
Не эти ли, грабительством богаты?
Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,
Великолепные соорудя палаты,
Где разливаются в пирах и мотовстве,
И где не воскресят клиенты-иностранцы
Прошедшего житья подлейшие черты.
Да и кому в Москве не зажимали рты
Обеды, ужины и танцы?

— И помни, что этот пистолет направлен прямо тебе в сердце.
— Это моё наименее уязвимое место!

Ты как герой греческого мифа — наполовину козел!

— Ты знаешь, что такое приказ?
— Да, это когда приказывают!
— Я так понимаю, в школе сложное слово «тавтология» вы не проходили.

Если тебя жизнь трахает, значит, ты ещё живой!

— Ненавижу банкеты-репетиции почти так же сильно, как ненавижу свадьбы. И единственная причина жениться — защищать от хищников самку человека прямоходящего во время кормления грудью. А эти двое женятся только ради того, чтобы устроить пафосный банкет и заставить нас почувствовать себя нищебродами. Хотя мы и знаем, что через пару лет адвокаты будут распиливать их «Бентли».
— Отличный будет тост.

— Куда мы едем? Зачем нам этот револьвер?
— Сэмми, сначала убьем вампиров, а после проведем викторину!

  — Дин, ну и где ты пропадал весь год?
— В чистил

— Здесь мертвая женщина.
— Превосходный анализ, но я думал, вы копнете поглубже.

У Него скверное чувство юмора… И каждое слово — как приговор.

— Что?
— Ничего.
— Но что-то ведь есть!
— Нет.
— Хаус, в списках твоих характеристик никогда не было скрытности!
— Ладно… я увидел кое-что в холодильнике… Конец ваших отношений!

— Готовься к смерти!
— Ох уж мне эти избитые фразы…

Вы просите дать Вам распилить череп. Аргумента «доберусь-скажу точнее» недостаточно.

— К сожалению, при живой жене вы не можете жениться вторично.
— При живой? Вы предлагаете её убить?

Я бессердечная сука, но своё сучье дело я знаю.

— Доктор Хаус тебе объяснил, что любая операция — это риск. И можно умереть.
— А не будет операции — умрет папуля.
— Не дави на нее.
— Прости. Папа полностью здоров. Но почку все равно нужно ему пересадить, потому что с тремя будет круче.

— Это говорят чувства?
— Это говорю я.
— В последнее время разницу заметить трудно.

— Что бы ты дал человеку, у которого все есть?
— Я бы дал ему в челюсть.

Страус вовсе не прячет голову в песок — он показывает нам задницу.

— Она что, вас не вштырила по телефону?
— Нет, вштырила.
— И все?
— Сильно вштырила.

Время никого не щадит. Но ты его, похоже, разозлил конкретно.

— От одного взгляда на тебя меня съедает чувство вины. Чувства — это так болезненно.
— Ломом по роже — тоже.

  — Вы доктор Хаус, верно?
— Боже, неужели вы мой

— Простите, что прерываю процесс подрыва моей репутации скучной врачебной фигней…

— Брал у меня в долг на это [мотоцикл]? Ты должен немедленно вернуть его!
— Но мам!…

— Что такое облысение?
— Это медленное, но прогрессивное превращение головы в жопу. Сначала по форме, а потом и по содержанию.

— Как ты сумел меня найти?
— Я Шерлок Холмс!
— Нет, серьезно, как? Все передвижения были случайными. Любой свой шаг я определяла, кидая игральную кость.
— Мэри, ни одно действие человека не бывает случайным. Знание математики вероятности, плюс понимание людской психологии и наклонности конкретного индивидуума резко сокращают число вариантов. Лично я знаю 46 техник сведения якобы бесконечного ряда случайно генерируемых вероятностей до допустимого множества переменных. Но это очень сложно, так что вместо этого я воткнул в твою флэшку маячок.

— Значит, это не Бог?
— Бога никогда никто не видел. Всё покрыто тайной.
— Как это понимать?
— Что именно во фразе «я не знаю» ускользает от твоего понимания?

— И что Рэнди?
— Неизвестно. Информация поступила в его голову и теперь безуспешно ищет там мозги.

Принц не прискакал. Тогда Белоснежка выплюнула яблоко, проснулась, пошла на работу, получила страховку и сделала ребенка из пробирки.

— У меня есть часть ее номера!
— Какая часть?
— Код страны.

Давай разработаем систему знаков. Если я бью тебя локтем по роже, это означает: «Заткнись».

— Кого-то убили?
— Нет, но день только начался…

Некоторые люди еще живы только потому, что закон запрещает их убить.

— А вы не видели здесь мужчину в халате с кокосом?
— Нет, я видел только мишку на роликах и с манго!

— Признай, Джек, ты всё ещё любишь меня.
— Если бы у тебя была сестра или собака, я выбрал бы собаку.

— Дорогой, прибить коробки к полу было отличной мыслью.
— Я не прибивал коробки к полу.
— Значит ты можешь их убрать!


Пёс должен моему другу деньги.

Крейг, я же говорил тебе не трогать это! Что это? Незнакомое и, очевидно, ядовитое вещество! «О-о, у меня есть гениальная мысль: я сунусь туда рукой!»

— Большинство людей думает, что я горю огнём, хотя на самом деле — как раз наоборот.
— Я оповещу СМИ.

Она хотела пожара каждую ночь. Но каждую ночь он бывает только у пожарников.

Ива-чан, напрягать мозг, когда его нет, — плохо, голова может заболеть.

Рина Зелёная рассказывала:
— В санатории Раневская сидела за столом с каким-то занудой, который всё время хаял еду. И суп холодный, и котлеты не солёные, и компот не сладкий. (Может, и вправду.) За завтраком он брезгливо говорил: «Ну что это за яйца? Смех один. Вот в детстве у моей мамочки, помню, были яйца!»
— А вы не путаете её с папочкой? — осведомилась Раневская.

Опять ветер перемен дует не в ту сторону.

Глупо надеяться совершить что-то глобальное, например, установить мир во всем мире, устроить счастье для всех, но каждый может сделать какое-нибудь маленькое дело, благодаря которому мир станет хоть чуточку лучше…
К примеру, застрелить кого-нибудь.

— Доктор Хаус! Нужна ваша помощь.
— Нет, спасибо. Слишком много больных. Я могу подхватить что-нибудь.

– Я – кретин, – удрученно признался я.
– Разумеется, но зачем так переживать? У тебя масса других достоинств.

— Что с тобой, ты чем-то расстроена?
— Это все мой папа. Он сказал, что купит мне спортивный мерседес.
— Я же говорил вам! Её отец — садист.

А что, у нас такой вид, будто нам не всё равно? Это случайно, и мы приносим свои извинения.

Наслаждайся, пока можешь, Бобби, потому что если твой злой волшебник исполнит твоё заветное желание и я исчезну, ты будешь вынужден остаться здесь один на один с самим собой, а когда ты узнаешь себя поближе, поверь мне, ты будешь вопить от ужаса так громко, что Сатана захочет разорвать контракт, который ты с ним заключил в момент своего рождения, чтобы хоть немножко поспать.

— Это чистокровная выставочная кошка-сфинкс. Она дорого стоила, но я сторговалась.
— Да? Сколько?
— 1000$.
— За кошку?!
— У моей бабушки была такая же кошка, я её обожала, она сидела у меня на коленях, мурлыкала целыми днями, я привязывала к шнурку бантик, а она за ним бегала.
— Бесплатные кошки тоже так делают.

Любая игра кажется честной, если всех игроков надули в самом начале.

— Смотрю, не можешь никак докопаться до корня проблемы?
— Так он и сам не знает, что они у него есть.
— Отвяжитесь уже. Не буду я меняться. И мне не нужны советчики, которые будут указывать, каким мне быть.
— Ты хочешь сбежать, вот и всё.
— С каких это пор не меняться, значит бежать от чего-то? Почему мне нельзя жить в согласии с собой, а не с окружающими?

— Позвоню Бобби, может он с таким сталкивался.
— О, да! Дела о призраках-пришельцах-крокодилах в сортире — его специальность.

— Дарья! Ты ни за что не догадаешься, кто мечтает поговорить с тобой!
— Да, у меня забрали мой стеклянный шар.

— Угадайте, что случилось у меня на работе?
— Динозавры умерли миллион лет назад?

Дверь не закроете? А то весь холод выпустите.

— Позволь представиться, я — Чак.
— Басс! Я читала о тебе в Сплетнице — ты как дьявол.
— Хоть какая-то правда в рекламе.

— А Вы не пытаетесь исцелить своих пациентов?
— Исцелить? С какой целью?
— Ну… Чтобы снова привести их в чувство.
— И сделать из счастливого коня несчастного человека?

— Хорошо, я козёл.
— Ты пришёл рассказать мне то, что я и так знаю?

– Ты чего тут стоишь?
– Я вообще-то тебя жду.
– О-о, прости, я думал ты слишком крута, чтобы быть вовремя.

— Странно, мой босс тоже меня не любит.
— По-моему, меня мой тоже…
— Может, это закон природы?
— А может, это потому что вы торчите в кафе в 11.30, когда за окном среда?

Рыбки плавают, птички летают, но до тех пор, пока вы их не запечете.

Я уверен, что тебе это нравится, Морти! Это, наверное, лучший день в твоей жизни! Ты, должно быть, стал мэром города под названием «А я тебе говорил»!

Миииишааа… вот это ты зря сейчас! Вот мы тут все за тебя, мы прямо за тебя — за тебя… но Саааша, он затебее всех нас.

— Почему ты такая стерва?
— Я толстая.

Живой. Опять! Мы когда-нибудь найдем труп?

 — Пара бегунов нашли тело в лесу.
— Мертвое?
— Н

Перри Кокс: — Целуй перстень! [говорит интерну в начале эпизода]
Эллиот Рид: — У меня нет перстня, можете поцеловать меня в задницу!

— Нам надо заполнить эти анкеты, чтобы я их потом выслала по факсу. Как мило, что они хотят познакомиться с нами до того, как мы приедем.
— Это чтобы решить, кого подвергнуть лоботомии, а кого сразу усыпить.

— Дядя Шрам, а кем ты станешь, когда я буду королём?
— Травоядным…

Моя дорогая, конечно, он верен мне. Но я все же беспокоюсь: только подумаю, что какая-нибудь курва берет у него в рот и делает не так как ему нравится, то я как нормальная женщина просто в бешенство впадаю.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ