Цитаты про Афганистан

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про Афганистан. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

Для нас [афганцев] политика — это история семьи.

И уже после службы в Афгане я часто задумывался над одной вещью. Если б не эта проклятая война, то в какой удивительной стране нам пришлось служить. Афганистан — это страна как из сказки «Тысяча и одна ночь». Она была абсолютно не тронута цивилизацией и, находясь там, воистину ощущаешь себя на Востоке.

— Да что вы пристали? Нам в школе говорили и по телевизору, что мирные жители Афганистана и Пакистана любят Америку!
— И вы поверили? Не только Талибан ненавидит Америку. Треть мира ненавидят Америку!
— Но за что? За что нас ненавидят?
— Потому что вы и не подозреваете, что треть мира вас ненавидят!

Страна древняя [Афганистан], как сама история, как эти горы. И люди, которые любят ее, как ты любишь свою. Немногое изменилось для нее за тысячи лет. Но кто-то решил, а тебе внушили, что эту землю, этих людей можно убивать.

… он мне объяснил, что земля круглая. Мне хочется в это верить. В какой-то мере меня это успокаивает. Если она круглая, значит, на ней нет никаких неровностей. Если она круглая, значит, на ней нет ни одного закутка, где можно потеряться. Если земля действительно круглая, значит, Афганистан, как любое другое место, может быть ее центром. Это открытие ставит все на свои места.

Как только советские войска покинули Афганистану я проехал через горный перевал Саланг. Я ехал в обратную сторону, из Кабула домой. Езда по горному серпантину приятно горячит кровь. Но стоило посмотреть вниз, и дыхание перехватывало. Не из-за страха высоты. Там, под откосом, — нескончаемое кладбище подбитых и сожженных советских машин.
Это был главный путь снабжения нашей армии. На узкой горной дороге, где нельзя ни свернуть, ни увеличить скорость, советская бронетехника, грузовики и бензовозы становились легкой добычей. Сначала подбивали первую машину, и колонна останавливалась, потом последнюю, чтобы не дать уйти. И дальше уничтожали одну за другой. В каждой колонне шли бензовозы. В горящем бензине горели молодые жизни. Теперь я знаю, кто дал афганским моджахедам оружие.
Герой этой книги, конгрессмен из Техаса Чарли Уилсон, гуляка и бабник, не отказывающий себе ни в выпивке, ни в кокаине, состоял в комиссии по ассигнованиям палаты представителей Конгресса США. Он входил в дюжину конгрессменов, которые в защищенной от прослушивания комнате Капитолия решали, на что именно потратить огромный военный бюджет страны.
Это книга о том, как десять лет Соединенные Штаты финансировали афганскую войну, обучив и вооружив сотни тысяч боевиков, многие из которых повернули потом оружие против самих американцев. 11 сентября 2001 года американцы обожглись той дьявольской кашей, которую они помогли заварить в Афганистане. Но теперь американцы по меньшей мере знают, как все это произошло. Когда же у нас появятся такие же книги, описывающие, как нашу страну втянули в афганскую авантюру?

Империи, как и индивидуумы, могут утомляться. Не напрасно Афганистан был назван «кладбищем империй».

— Извините, мы хотели отправить козла в Афганистан.
— Прошу прощения?
— Это афганский козёл, он не может здесь оставаться, он задохнётся сладким воздухом свободы.

Я решил отсидеться в коридоре моей квартиры, относительно безопасном, по моим представлениям, и стал считать ракеты. Когда шестая из них разорвалась неподалеку, раздался телефонный звонок. Москва. Мама.
— Как дела? Там очень опасно?
— Что ты, здесь полный порядок, потрясающе интересно, чудесные фрукты.
Ба-бах! Седьмая ракета прошуршала над крышей и плюхнулась вдалеке.

Надо понимать, что такое Афганистан. Талибам платить за то, чтобы они убивали американцев? Да это чушь! Они девятнадцать лет делают это сами по себе, бесплатно.

— Ты что, хочешь, чтобы твою задницу подстрелили в каком нибудь «-стане»?
— Стане?
— Ну Пакистан, Афганистан… Иракстан!

Эта книга про войну, и она похожа на кусок сала: в ней слоями расположены репортажи из Афганистана, где я работал почти четыре года военным корреспондентом, и странички из дневника. В репортажах — то, что разрешала к публикации военная цензура, а в дневнике — то, что хотелось сказать и запомнить. Книга была начата сразу после того, как закончилась война и я пересек мост через Амударью на предпоследнем советском БТР, а закончена уже сегодня…

В Афганистане много детей, но мало детства.

Трамп написал в «Твиттере», что станет национальным героем, когда выведет войска из Сирии и Афганистана. В Афганистане американцы ведут переговоры с талибами, ради уничтожения которых они вторглись туда восемнадцать уже лет назад. Причем афганское проамериканское правительство, к переговорам никак не допущено.
Ровно 30 лет назад, 15 февраля советские войска с развернутыми знаменами торжественно покинули Афганистан. Завершилась четвертая афганская война, которых всего было пять. И все они — три британские, одна советская и последняя, американская — в известном смысле являются копией друг друга.
Первая афганская — 1838-1842 годов: захват Кабула, пленение эмира Дост-Мухаммеда, затем восстание, страшная резня, позорное поражение и восстановление на троне Дост-Мухаммеда. Вторая — 1878-80 годов: взятие Кабула, восстание, страшная резня, позорное отступление. Третья, самая короткая — 1919-й: восшествие на престол Аманула-Хана и объявление полной независимости Афганистана, британское вторжение, восстание пуштунов, перемирие, признание Аманула-Хана. Четвертая, упомянутая нами, советская — 1979-1989 годов. Вот кто бы мог подумать, что через десять лет нашими самыми лучшими союзниками в Афганистане станут Ахмад-Шах Массуд и Бурхануддин Раббани, с которыми мы зачем-то воевали десять лет. И пятая, американская — «Несокрушимая свобода», начавшаяся в 2001-м вроде как в отместку за поддержку талибами «Аль-Каиды». Все, чего они добились в Афганистане, — это организация и обеспечение, практически легальное, самого мощного в мире героинового наркотрафика. Кстати, не удивлюсь, если тайным условием соглашения с талибами будет сохранение этого самого наркотрафика. Англичане уходили не прощаясь, американцы прощаются, но не уходят. И их можно понять.

Но особенно вымысел и правда слились воедино, когда я отыскал наш старый дом в районе Вазир-Акбар-Хан, дом, в котором я вырос, так же как и Амир вырос в соседнем доме. Мне потребовалось три дня поисков, адреса я не помнил, а все вокруг изменилось до неузнаваемости. Но я искал и искал, пока не наткнулся на знакомую арку.
Я вошел в дом, и солдаты, обитавшие там теперь, оказались настолько любезны, что позволили мне мой ностальгический тур. И я увидел, что краска на моем доме, как и на доме Амира, облезла, трава пожухла, деревьев во дворике больше не было, а стена, ограждавшая двор, почти обрушилась. Как и Амира, меня поразило, каким же маленьким оказался мой дом по сравнению с тем, что жил в моей памяти. И — клянусь! — когда я вышел за ворота, то увидел на асфальте то самое гудронное пятно в виде кляксы Роршаха, которое увидел и Амир. Я попрощался с солдатами и пошел прочь, и во мне росло чувство, что если бы я не написал «Бегущего за ветром», то моя встреча с отчим домом потрясла бы меня гораздо сильнее. Ведь я уже пережил ее — в книге. Я стоял рядом с Амиром в воротах его дома и вместе с ним переживал потерю. Я видел, как он положил руки на ржавые штыри ограды, и мы вместе вглядывались в просевшую крышу и раскрошившееся крыльцо.
Вы скажете, что вымысел украл жизнь, — что ж, так оно, наверное, и есть.

 Чего можно ждать от страны, где люди отнимают рабо

Афганистан – это как кладбище слонов. Весь хлам с Запада обретает здесь вторую жизнь.

За всю историю никто и никогда не сумел завоевать Афганистан.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ