Цитаты про альтруизм

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про альтруизм. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

Милостыня должна стать неотъемлемой частью каждого мусульманина. Если же у человека ничего нет, он должен зарабатывать себе на жизнь своими собственными руками и отдать часть заработанного на благотворительность. Если же физическое состояние не позволяет ему работать, то он должен просто помочь бедным и тем, кто в нужде. Если же он не может сделать даже этого, пусть побуждает других делать добро…

Да, время от времени любому из нас необходима помощь. И мы просим других об услуге. Но не грех присмотреться к тем, кто рад пойти нам навстречу. Потому что за одолжение, даже сущую мелочь, придется платить — ведь бесплатного сыра, как ни крути, не бывает. Абсолютного альтруизма — тоже! А если нам кто-то, когда-то поможет без всякой корысти, мы изумимся настолько, что вряд ли сумеем понять подоплеку его поступка, понять, что близкий друг оказал нам неоценимую помощь.

 ... альтруизм старается украсть у разума его дости

Пчела никого не ест. Ей нужны не жертвы, а только дары. Но зато она сама одаривает по-царски.

Не думай лишь о себе. В твоём сердце должно быть место для народа.

Истинно добрый человек не видит собственного милосердия.

— Никто и никогда не делал ничего только для других. Все действия направлены на нас самих, все услуги — это услуги самому себе, любовь может быть только любовью к себе.
Кажется, вас удивляет это замечание? Наверное, вы подумали о тех, кого любите. Копните глубже, и вы увидите, что вы любите не их, а любите те приятные ощущения, которые любовь вызывает. Вы любите влечение, а не того, к кому вас влечет.

Ахимса — основа для поисков истины. Каждый день я имею возможность убеждаться, что поиски эти тщетны, если они не строятся на ахимсе.

Мы должны учить наших детей альтруизму, поскольку нельзя ожидать, что он составляет часть их биологической природы.

И сколько стоит в час твой альтруизм?

Мой колоссальный недостаток — в неизбывной доброте. Я прямо-таки не могу не творить добро. Однако я — краснолюд разумный и рассудительный и знаю, что быть добрым ко всем невозможно. Если я попробую быть добрым ко всему миру и всем населяющим его существам, то это будет то же самое, что капля пресной воды в соленом море, другими словами — напрасные усилия. Поэтому я решил творить добро конкретное, такое, которое не идет впустую. Я добр к себе и своему непосредственному окружению.

Я же рад встречать молодежь: по ней узнаешь, что нового. Ну-с, а моя мысль именно такова, что всего больше заметишь и узнаешь, наблюдая молодые поколения наши.

Поскребите альтруиста, и вы увидите перед собой злобного лицемера.

Когда я вижу состоятельного и привлекательного молодого человека, разбазаривающего свои средства на самых униженных мира сего, я с трудом верю в чистый альтруизм, в какой бы красочной обертке тот ни подавался. Ведь если на то пошло, то и я умею казаться очаровательной, невинной личностью, а нам всем хорошо известно, насколько подобный образ соответствует действительности. Не так ли?

Развесив по стенкам афиши индийских фильмов, никто не станет индийцем… Индиец всегда готов продать последнюю рубашку, что бы помочь другим…

Неразбериха в этических представлениях о том, на каком уровне должен кончаться альтруизм — на уровне семьи, нации, расы, вида или всего живого, — отражается, как в зеркале, в параллельной неразберихе в биологии относительно уровня, на котором следует ожидать проявлений альтруизма в соответствии с эволюционной теорией.

Все отдать, себя лишая, — это щедрость свыше мер,
Сделать то же, только молча, — это мужества пример.

Немного проползти… Кто-нибудь поможет. С чего им нам помогать? Помогут, никуда не денутся — ПМ ещё при мне, так что добрый самаритянин тире бескорыстный альтруист найдётся обязательно.

Чем больше денег, тем больше эгоизма — чем меньше денег, тем больше альтруизма.

От мира благ не жди, а будь трудолюбив.
Бери и отдавай, затем что счастлив тот,
Кто брал и отдавал, богатства накопив.

Если тебе многое дано — отдавай!

Помощь нуждающимся способствует повышению самооценки и учит бескорыстию.

Мы — мир, мы — дети,
Мы — те, кто делает день более ярким,
Так давайте начнём дарить свою любовь!

Ты что, хочешь превратить прекрасный акт альтруизма в дурацкий обмен услугами?

Эгоистка считает, что мужчины сотворены для нее, альтруистка — что это она сотворена для мужчин.

Когда спрашивают: «Как сделать так, чтобы мне было хорошо?» – это не философия, а эгоизм.
Когда спрашивают: «Как сделать так, чтобы всем было хорошо?» – это тоже не философия, а альтруизм.
Философия начинается тогда, когда человек спрашивает себя: «Как примирить первое со вторым?»

Альтруистичных добрых дел не существует.

Отсюда два правила альтруизма — отрицательное и положительное:
1) не делай другому ничего такого, чего себе не хочешь от других, и
2) делай другому все то, чего сам хотел бы от других.
Короче и проще: эти два правила, соединяемые обыкновенно вместе, выражаются так: никого не обижай и всем, насколько можешь, помогай (Neminem laede, imo omnes, quantum potes, juva). Первое, отрицательное, правило называется, в частности, правилом справедливости, второе — милосердия.

Человек не начал жить вполне, пока не перерос узкие рамки эгоистичных забот и не пришёл к заботам всего человечества. Каждый должен решить для себя: то ли ему обитать в свете творческого альтруизма, то ли во тьме разрушительного своекорыстия. Так, самый настойчивый и неотложный вопрос судьи по имени Жизнь: «Что ты делаешь для других?»

Братолюбие живет тысячью душ, себялюбие — только одной, и притом очень жалкой.


Эгоизм — удел богатых, удел бедных — альтруизм.

Возможно, в каждом есть капелька альтруиста, даже если он об этом не знает.

Это меня беспокоило: черный маг-альтруист лежал за гранью моих представлений о добре и зле.

Я принес все свое состояние в жертву революционной борьбе. Я не сожалею об этом. Наоборот. Если бы мне нужно было снова начать свой жизненный путь, я сделал бы то же самое.

Человек, посвятивший себя служению обществу, не должен принимать дорогих подарков.

В последнее время наблюдается неприятие расизма и патриотизма и тенденция к тому, чтобы объектом наших братских чувств стало все человечество. Такое гуманистическое расширение нашего альтруизма приводит к интересному следствию, которое опять-таки, по-видимому, подкрепляет эволюционную идею «во благо вида». Люди, придерживающиеся либеральных политических взглядов, которые обычно бывают самыми убежденными пропагандистами «видовой этики», теперь нередко выражают величайшее презрение к тем, кто пошел в своем альтруизме чуть дальше, распространив его и на другие виды. Если я скажу, что меня больше интересует защита от истребления крупных китов, чем улучшение жилищных условий людей, я рискую шокировать этим некоторых своих друзей.
Убеждение, что представители твоего собственного вида заслуживают особо бережного отношения по сравнению с членами других видов, издавна глубоко укоренилось в человеке. Убить человека в мирное время считается очень серьезным преступлением. Единственное действие, на которое наша культура налагает более суровый запрет, это людоедство (даже в случае поедания трупов). Однако мы с удовольствием поедаем представителей других видов.

Жертвенность — по сути, вторая, высшая форма альтруизма.

— Если бы ещё были рыцари… мужчины с длинными волосами, присягнувшие защищать слабых и сражаться за тех, кто не может сразится сам за себя! Ату! В дом престарелых они едут, в воздухе мечи! Разбираются с бедствующими и другими социальными проблемами. Но нет мужчины не стремятся к рыцарству без «глянца»! В настоящее время добрые дела не имеют престижа — что-то большее чем апатия, уже расценивается как фанатизм, и все, кто участвуют в этом, рискуют считаться психом. Делать добро было бы более заманчиво, если бы им опять пришлось носить доспехи.
— Их бы всё равно считали психами.

Мы раскрываемся только во тьме. Добродетель перестаёт быть таковой, если ищет преимущества. Добро является добром в последний час, в глубочайшей яме без надежды, без свидетелей, без награды. Добродетель проявляется в критический час, вот во что он верит, и это первейшая причина, почему я его люблю — моего мужа, моего безумца в будке, моего Доктора.

Империалисты утверждали, что их расползшиеся государства — не орудие эксплуатации, а, говоря словами Киплинга, «бремя белых». Иными словами, получается, европейцы распространили свою власть на весь мир из альтруистических побуждений, ради блага неевропейских народов.

Когда ты делаешь что-то для других от души, не ожидая благодарности, кто-то записывает это в книгу судеб и посылает счастье, о котором ты даже не мечтал.

Я больше не уверен в том, что действительно альтруистично,
Когда ты ведёшь счет
Всем хорошим поступкам, которые я совершаю

Альтруизм – это один из лучших способов быть эгоистом.

В этом мире богатыми нас делает не то, что мы получаем, а то, что мы отдаем.

«Имущему дастся, а у неимущего отнимется», помнишь? Она — неимущий: за что? не знаю; в ней нет, может быть, эгоизма, — я знаю, но у неё отнимется, и всё отнялось. Мне её ужасно жалко иногда; я ужасно желала прежде, чтобы Nicolas женился на ней; но я всегда как бы предчувствовала, что этого не будет. Она пустоцвет, знаешь, как на клубнике? Иногда мне её жалко, а иногда я думаю, что она не чувствует этого, как чувствовали бы мы.

We are the world, we are the children,
We are the ones who make a brighter day,
So lets start giving!

— Дело в том, что делать что-то для других, для нашей собственной выгоды, и не быть совершенно эгоистичным — это один из принципов Теории Игр. Лучшее, что вы можете сделать для себя — быть альтруистом.
— С другой стороны, когда я брал уроки первой помощи, я думал «Как это мне-то поможет?»

Приехав в Лос-Анджелес, я впервые оказался в большом городе. Я пытался сориентироваться, понять, куда идти, но никто не отвечал на мои вопросы. Копы лишь прогоняли меня прочь. Мне все же повезло, и какой-то черный парень довел меня до нужной остановки и сказал, какой автобус мне нужен. Ему не были нужны деньги или что-либо от меня. Скорее всего, он подумал: «Этот паренек здесь новичок и может запросто влипнуть в историю. Надо показать ему дорогу». Не ошибусь, если скажу, что таких людей — один на миллион.

Не стесняйся, что даёшь мало. Ничего не давать — гораздо меньше.

Верь я в бессмертие, альтруизм был бы для меня выгодным занятием. Я мог бы черт знает как возвысить свою душу. Но, не видя впереди ничего вечного, кроме смерти, и имея в своем распоряжении срок, пока во мне шевелятся и бродят дрожжи, именуемые жизнью, я поступал бы безнравственно, принося какую бы то ни было жертву. Всякая жертва, которая лишила бы меня хоть мига брожения, была бы не только глупа, но и безнравственна по отношению к самому себе. Я не должен терять ничего, обязан как можно лучше использовать свою закваску. Буду ли я приносить жертвы или стану заботиться только о себе в тот отмеренный мне срок, пока я составляю частицу дрожжей и ползаю по земле, — от этого ожидающая меня вечная неподвижность не будет для меня ни легче, ни тяжелее.

— … Вы рискуете благополучием ради девицы, чья ценность сводится к узкой щиколотке и синим глазам.
— Серым.
— Тем более. Ведь детей она вам не рожала? Значит, вы почти альтруист.

Раздавши дары, не печалься о них,
Знай цену, о сын мой, сокровищ земных.
Знай, царственной доли достоин лишь тот,
Кто с легкостью отдал бы в дар небосвод.

Подлинный отказ от эгоистических устремлений как следование воле Господа обретает реальный смысл, если понятие Бога при этом отсутствует как таковое.

Служение без радости не помогает ни тому, кто служит, ни тому, кому служат. Но все другие удовольствия превращаются в ничто перед лицом служения, ставшего радостью.

Есть вещи, которые нужно делать бесплатно.

Альтруизм эгоизма, блаженная боль в одной упаковке зовётся любовь.

Я редко чувствую себя альтруисткой. Обычно, когда слушаю тебя.

Всякое произведение гения неизбежно является результатом энтузиазма.

Я бы хотел быть –
Таким же веселым, как ты,
Найти собственное гнездо, свитое из остроумия.
… Все это — мои ошибки.
Я приму всю вину на себя –
Морская пена стыда,
Солнечные ожоги от морозильных камер…
Удушье от пепла ее врагов…

Расточительность и мотовство — это не щедрость, а хвастовство. Того, кто сжигает свое имущество, сумасшедшим называют, того, кто днем не гасит камфарную свечу, безумцем величают. Давать людям деньги напоказ — это подлость, а за это называть себя щедрым — это наглость, так что не щедр, а подл тот, кто не дает, пока не видит народ. От щедрости далек и тот, кто привык только после просьб давать, но лучше уж не давать, чем приставать. Щедрым считай того, кто половину последней лепешки голодному дает; настоящим человеком считай того, кто сам не ест, а все нуждающемуся отдает.

Нужно принять одно верное решение, чтобы избавить мир от всех наших врагов навсегда. Вот, что нужно сделать: взять все деньги, которые мы тратим на ядерное оружие и оборону каждый год, триллионы долларов. Вместо этого нужно потратить эти деньги, чтобы накормить и одеть бедных, не обделив ни единого человека. Все это окупится, и не раз.

Каким бы эгоистичным ни казался человек, в его природе явно заложены определённые законы, заставляющие его интересоваться судьбой других и считать их счастье необходимым для себя, хотя он сам от этого ничего не получает, за исключением удовольствия видеть это счастье.

Материальные блага приумножаются их накоплением, а духовные — их раздачей.

Каждый из нас должен сделать себя полезным целому по способностям и средствам, кои Бог вложил ему в руку. Сильный и Могущественный должны дать опору и защиту Слабому, ибо тот, кто злоупотребит своей силой и могуществом, чтобы угнетать ближнего своего, нарушает Закон Бога.

Каждая частичка человеческого существа должна творить милостыню, каждый день с восхода солнца; справедливо рассудить двух людей — это милостыня; доброе слово — это милостыня; каждый шаг по направлению к мечети — это тоже милостыня.

Одного старика упрекали в том, что он слишком щедро раздает милостыню. Он ответил:
— Как вы не можете понять, что человек, переезжающий в другое жилище, должен полностью очистить старое жилье!

То, что потрачено на других, никогда не потрачено впустую.

Я не верю в альтруизм. Даже когда человек что-то делает ради другого, то в то же время он делает это ради себя, так как это приносит ему какое-то моральное удовлетворение.

В этом лишении себя маленьких удовольствий для пользы других я впервые испытал то, что люди называют увлекательным словом — полное счастие, при котором ничего больше не хочешь.

Всегда полезно найти в себе силы и сделать что-то бесплатно.

Иногда надо дарить людям то, что нужно им, не тебе.

— Сколько?
— Мне не нужны деньги.
— Тогда я запутался. Что вам нужно?
— Чтобы люди перестали быть козлами.

— Упрямая… Ты что, бросишься спасать человека, если не умеешь плавать?..
— Брошусь… Я палку протяну, ветку нагну, веревку брошу… всегда можно чем-нибудь помочь, всегда!

Озарения окончательно укрепили меня во мнении о том, что наука должна служить человечеству в целом, а не держателям патентов. По каким-то неведомым мне причинам Бог выбрал меня в качестве посредника между Ним и людьми. И мой долг передать людям то, что я получил свыше.

— Так хочется сделать что-нибудь хорошее! Сделать этот мир лучше, помочь кому-нибудь! И друзьям вроде помощь не нужна. Хоть бы кто ногу сломал что ли…

 Что бы не делал альтруист и что бы у него не наход

В смысле альтруизма я урод.

И все такие радостные по поводу технологий. Смотреть, как ракета влетает в вентиляционную шахту — невероятно. Но не могли бы мы использовать эту технологию, чтобы запускать еду голодающим?

Для того, чтобы понять, как должна функционировать здоровая экономика, надо смотреть на семью. Это ещё не разрушенный элемент экономики. Семья — это взаимопомощь, любовь.

Из тысячи один поделится с другим,
А большинство — скупцы, и всё себе берут.
Таков обычай есть, и всеми он храним:
Брать у других — легко, давать — нелегкий труд.

Я пришел в эту жизнь не для того, чтобы всё забрать,
Я пришел в эту жизнь для того, чтобы всё отдать!

Сладок свет, и приятно для глаз видеть солнце.

Самая большая радость в жизни — заботиться о других людях.

Прости меня, Господь за то, что так устал от альтруизма, порой всё бросить хочется к «чертям» и ждать плодов от эгоизма!

К одному известному своей щедростью человеку подошел бедняк и попросил милостыню. При этом нищий случайно ткнул концом своего посоха в ногу богача и даже оперся на него. Добрый человек дал бедняку милостыню, и тот удалился. Тогда люди, присутствовавшие при этом, спросили щедрого человека:
— Как ты мог терпеть такую боль и не сказать ни слова, когда тот поставил свой посох на твою ногу?
— Я опасался, что если я скажу ему об этом, то он постесняется принять от меня милостыню, — последовал ответ.

Все люди, делая кому-то что-нибудь хорошее, либо самоутверждаются, либо ждут чего-то взамен. Не верю я в абсолютный альтруизм.

Эгоизм не дарует такой радости, какую даёт служение другим людям.

Трус боится только за своё тело. Именно его он любит больше всего на свете. Храбрый человек любит сначала других, а себя — в последнюю очередь.

Нужно думать о близких тебе людях. Нельзя лишь думать о себе.

Каждый из нас нередко ведёт себя эгоистично, но в самые свои светлые моменты мы отдаём должное тем, кто ставит на первое место благо других, и восхищаемся ими.

Любое взросление начинается только после того, как мы перестаем себе врать, что о нас кто-то заботится и что мы заботимся о ком-то. Все что человек делает, он делает только для себя. А альтруизмом называется разумный эгоизм. Альтруизма как такового не существует.

Мир всегда выглядит чуточку светлее, если мы делаем что-то друг для друга, а не для себя.

Человек не привязан к месту.
Раз – и сменил дом.
Раз – и сменил работу.
Раз – изменил страну.

Всю нашу жизнь запускает сердце
И протестует, попав в тюрьму.

Сопротивляется. «Срочно на волю!
Боль – это клетка, стены – капкан.
Ты докажи мне, что я – дорогое,
Я! А не вечный самообман.

Ты достигаешь, ты побеждаешь,
Копья-иголки вбиваешь ножом,
Думать о нуждах своих забываешь,
Всё для всех делая хорошо,

Мощно, на максимум, самозабвенно,
Даже «спасибо» взамен не прося.
Каждый день глубже копаешь землю,
Чтобы однажды… спасти себя.

Ляг в эту яму. Сверху засыпься,
К звёздному небу глаза подними
И все дедлайны, цели и числа
Выгони прочь из своей головы!

Сердце – дороже, сердце – едино.
Ты не на привязи! Просто пойми:
Жизнь уникальна и неповторима!
Дай себе волю прожить по любви!»

Вопрос: Добровольное безбрачие есть ли состояние совершенства, похвальное в глазах Божиих?
Ответ: Нет, и те, кто живут таким образом из эгоизма, обманывают всех и неблагоугодны Богу.

Вопрос: Безбрачие не может ли быть со стороны некоторых лиц жертвой, приносимой ими с целью посвятить себя совершенно на служение человечеству?
Ответ: Это другое дело; я сказал выше: из эгоизма. Всякая личная жертва имеет заслугу, когда она приносится с доброй целью; чем больше жертва, тем больше и заслуга.

Альтруизм — это сексуально.

I wish — I was like you
Easily amused,
Find my nest of salt.
… Everything is my fault.
I’ll take all the blame –
Aqua seafoam shame,
Sunburn with freezerburn…
choking on the ashes of her enemy…

По мере того как мы развиваем в себе альтруизм, любовь, нежность и сострадание, мы избавляемся от ненависти, низменных желаний, гордыни.

В круговороте мирской жизни отступить на шаг не зазорно. Отступление — залог продвижения вперед. Позволить другому взять твою долю — вот счастье. Помощью другим держится подлинная помощь себе.

Взгляните на свои неприятности более широко. Если кто-то в чем-либо обвиняет вас, не отвечайте ему бранью: представьте, что это обвинение ослабляет путы вашей самовлюбленности, а значит, усиливает вашу способность заботиться о других. Превратите неприятности в силу, способствующую вашему духовному развитию. Этот метод весьма труден в применении, но в случае успеха принесет много пользы.

I’m not sure what’s truly altruistic anymore,
When every good thing that I do
Is listed and you’re keeping score.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ