Цитаты про ассоциации

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про ассоциации. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
  — Как Вы?
— Я всегда в хорошем настроении.
— А

А — черно, бело — Е, У — зелено, О — сине,
И — красно… Я хочу открыть рождение гласных.
А — траурный корсет под стаей мух ужасных,
Роящихся вокруг как в падали иль в тине,

Мир мрака; Е — покой тумана над пустыней,
Дрожание цветов, взлет ледников опасных.
И — пурпур, сгустком кровь, улыбка губ прекрасных
В их ярости иль в их безумье пред святыней.

У — дивные круги морей зеленоватых,
Луг, пестрый от зверья, покой морщин, измятых
Алхимией на лбах задумчивых людей.

О — звона медного глухое окончанье,
Кометой, ангелом пронзенное молчанье,
Омега, луч Ее сиреневых очей.

Мои мачты, как дряблые руки,
Паруса, словно щеки старyхи.

Когда цветы срезают, у меня эта операция ассоциируется с казнью, а когда ставят в вазу — с реанимацией.

— С чем у вас ассоциируется тёмно-синий цвет?
— Тёмно-синий цвет у меня ассоциируется с идиотскими вопросами.

Я никак не коррелируюсь с пивом, это будет очень тупая реклама. Я буду смотреть в кадр и «Вы спросите, что бодрит так же как импровизация в до-мажоре? Безалкогольное пиво. Безалкогольное пиво — вот видите, мне даже стыдно вам в глаза смотреть». Нужно, согласитесь, рекламировать то, с чем ты как-то ассоциируешься.

Нагого шкуры не согреют, без накола.

Для многих, наверно, открытие, но обычно зритель ассоциирует себя с главным героем и сильно переживает за то, что с героем происходит. Здесь главного героя нет, здесь шайка дегенератов. Может ли зритель ассоциировать себя с группой дегенератов и переживать за них? Нет, не может. Может ли ассоциировать себя с конкретным дегенератом и переживать конкретно за него? Ну вот конкретно ты, будешь ли ты переживать за судьбу маньяка Чикатило? Если да — тебе прямая дорога в дурдом, где тебе попытаются помочь хорошими таблетками и хотя бы оградят от тебя общество. Нормальный зритель не ассоциирует себя с серийным убийцей.

Нормальный зритель не переживает за маньяка. Нормальный зритель хочет, чтобы убийцу — убили, а маньяка — усыпили. И дегенераты из фильма Отряд самоубийц ни малейшего сочувствия и сопереживания не вызывают.

У них есть дети? Какая прелесть. А у тех, кого они убивали — детей и близких нет? У них есть возлюбленные? Какая прелесть. А у тех, кого они убивали, возлюбленных нет? Что общего может быть у нормального человека со скотом? Ничего. Ну а если ты сегодня сопереживаешь маньяку-убийце, завтра ты будешь сопереживать Гитлеру. Хотя, о чём это я? Многие давно и успешно Гитлеру сопереживают.

Я прекратил готовить мясо шесть недель назад, потому что это рушило всю идею. Вместо того чтобы отвлекать меня от мыслей о трупах, оно, напротив, только и наводило меня на эти мысли, стоило мне начать отбивать мягкое красное мясо или погрузить пальцы в массу говяжьего фарша. Я вообще перестал есть мясное.

В Англии в начале XIX века даже попросить соседку по столу передать цыплячью ножку считалось неприличным, так как слово «ножка» вызывает сексуальные ассоциации.

Зонтики почему-то напоминают мне о смерти.

Грибные июньские ливни
звенели,
как связки ключей.

Простые числа делятся только на единицу и на самих себя. Это особые числа, подозрительные и одинокие. Некоторые простые числа ещё более особенные: их называют «простые близнецы», пара простых чисел, которые отличаются всего лишь на 2, как 11 и 13 или 17 и 19. Но простые близнецы никогда не соприкасаются, потому что они всегда разделены чётным числом.

Слово «любимый» у меня всегда связано со словом «ограниченный».

  — Давайте начнем с простых ассоциаций. Я говорю —

Психолог Джон Барг и его коллеги провели эксперимент, который мгновенно стал классическим примером такого эффекта. Студентам Нью-Йоркского университета в возрасте от восемнадцати до двадцати двух лет предложили составить фразы длиной в четыре слова из наборов по пять слов (например, «находит», «он», «желтый», «сразу», «дом»). Наборы для одной группы студентов содержали слова, которые ассоциируются с пожилыми людьми: «Флорида», «забывчивый», «лысый», «седой» или «морщины». Закончив задание, молодые люди должны были перейти в другой кабинет для выполнения следующего теста. Суть эксперимента заключалась в этом коротком переходе. Исследователи незаметно засекали время, которое требовалось для прохождения коридора. Как Барг и предсказывал, молодые люди, составлявшие предложения из слов, связанных с пожилыми людьми, шли по коридору значительно медленнее.

Крики грешников — как снежинки: двух одинаковых не бывает.

Хм, эта музыка вызывает у меня ассоциации с вилками.

Это наш шифр. «Хичкок» значит «страшная». «Феллини» — красивая женщина, но, чтобы что-то от нее получить, надо постараться. Помните, как Мастроянни полез в фонтан Треви за Анитой Экберг, а наградой за труды оказались лишь промокшие брюки? «Скорсезе» — девушка со странностями (представьте Роберта де Ниро в одежде служанки из «Мыса страха»). «Полански» — та, с которой связываться себе дороже (несовершеннолетняя, замужем, начальница…). «Кубрик» — холодная, отстранённая, держится как робот, ни проблеска эмоций, но что-то в ней такое есть… «Спилберг» — слишком старается понравиться. Вот такое авторское кино, не похожее друг на друга.

Характер не сахар, из-за него я приговорен к пожизненным каторжным работам: постоянно держать себя в руках.

Если у вас сейчас активна идея «ЕДА» (независимо от того, осознаете вы это или нет), то вы быстрее обычного опознаете слово «МЯСО», даже если его произнесут шепотом или покажут смазанную надпись. И, конечно, у вас есть установка не только на мясо, но и на множество других идей, связанных с едой (к примеру, «вилка», «голодный», «толстый», «диета» и «печенье»).

Я понимаю, что есть необъяснимые ассоциации, например, меня поражают люди, которые передают свои ощущения выражением – «во рту кошки нагадили» – я такое даже произнести не могу, у меня органолептика устойчиво держится на вербальности, написала вот – и то – дурно, а некоторые про себя такое вслух говорят.

A noir, E blanc, I rouge, U vert, O bleu, voyelles,
Je dirai quelque jour vos naissances latentes.
A, noir corset velu des mouches éclatantes
Qui bombillent autour des puanteurs cruelles,

Golfe d’ombre; E, candeur des vapeurs et des tentes,
Lance des glaciers fiers, rois blancs, frissons d’ombelles
I, pourpres, sang craché, rire des lèvres belles
Dans la colère ou les ivresses pénitentes;

Снег, медленно, метёт вихра’ми,
Мой кадр пал на цвет окон,
Он на вокзале был с друзьями,
Которым шлет теперь поклон.

Ребята, встрече с вами каждой,
Он рад! Жаль, их по пальцам счесть,
И на фуршете, вот, однажды,
Гостям снесли десерт поесть.

Лишь фокус перевёл глазами,
Тут в памяти всплыл кадр, ОН!
Где: медленно метёт вихра’ми,
И взгляд упал на цвет окон!

Сейчас слишком долгая тишина пугает меня. Она ассоциируется с печалью.

Сейчас работу ассоциативной памяти понимают как множество одновременно происходящих событий. Активированная идея вызывает не просто еще одну идею, а множество их, а те, в свою очередь, активируют другие. Кроме того, сознание заметит лишь некоторые активированные идеи; основная часть работы ассоциативного мышления проходит скрытно, спрятана от сознательного «я». Мысль об ограниченном доступе к собственному разуму, конечно же, трудно принять, поскольку она не соответствует нашим ощущениям. Тем не менее это правда: мы знаем о себе гораздо меньше, чем нам кажется.

Исходя из сугубо личного опыта он считал английский джазом, немецкий — классикой, французский — церковной музыкой, а испанский — городским шансоном.

Красный — цвет счастья.

Стремление полностью соответствовать свойственно петле.

U, cycles, vibrements divins des mers virides,
Paix des pâtis semés d’animaux, paix des rides
Que l’alchimie imprime aux grands fronts studieux;

O, suprême Clairon plein des strideurs étranges,
Silences traversés des Mondes et des Anges:—
O l’Oméga, rayon violet de Ses Yeux!

Иногда расставания похожи на сцену катапультирования в фильме «Топ ган» — вы оба понимаете, что пора спасаться, но только один останется целым и невредимым. Некоторые расставания больше напоминают убийство Мо Грина в «Крестном отце» — только что тебя, полуголого, массажирует красивая женщина, а через секунду тебе выносят мозг в буквальном смысле слова. А иногда расстаться бывает не сложнее, чем сдать книгу в библиотеку. Да, было интересно, однако с самого начала понимаешь, что это не твоё и будет правильно все закончить в нужный срок.

— Эмми, что-то не так?
— Кринолин не выдержит весь этот бисер. Материал слишком тонкий, просто рвётся.
— Но ведь на образце он выдержал.
— Ничего не выйдет, Эл.
— Ну и ладно, я обойдусь без бисера на нижней юбке.
— Помнишь, что ты сказала мне, когда я не смогла влезть в свой костюм из скрэпа на свадьбу?
— Если материал тебе не идёт — подойдёт другой. Моя любимая мантра. Точно! Конечно… Не надо сопротивляться, надо поменять. Если маму Великана не отпускают по закону — не надо с ним бороться! Надо его поменять!

… Во второй половине октября мир пахнет, как теплый пирог.

На короткой незаметной шее
Голове уютнее сидеть, –
И душить значительно труднее,
И арканом не за что задеть.

Как ты думаешь, смерть похожа на корабль?…

Психоаналитический путь раскрытия истины — это путь «свободного ассоциирования», на который соглашается пациент. Это заставляет пациента, с одной стороны, признать неприятные истины, но, с другой стороны, обеспечивает свободу слова и выражения чувств, которая едва ли имеется в жизни.

В 1980-е годы психологи обнаружили, что столкновение с определенным словом вызывает немедленные и измеримые перемены – слова, родственные заданным, вспоминаются легче. Если вы недавно видели или слышали слово «ЕДА», вы дополните слово «М_ _О» до слова «МЯСО» с большей вероятностью, чем до слова «МЫЛО». Конечно, если вы только что видели слово «МЫТЬ», то все произойдет наоборот. Это называется эффектом предшествования или праймингом (формированием установки), иначе говоря, идея «ЕДА» дает установку на «МЯСО», а идея «МЫТЬ» дает установку на «МЫЛО».

Жизнь — это движение, а не равновесие.

— Я, кстати, смотрел «Экзорцист» и сразу подумал о тебе.
— Ты пеняешь мне, что я блевала зеленью и мастурбировала распятием? Но я первый раз напилась, Бобби!

Музыка — это прекрасно. Я запоминаю все важные события моей жизни благодаря песне, которую слушала в тот момент.

– Это не комната. Это сущий колодец. Я чувствую себя ведром, которое туда опустили.
– Но ведь так нельзя жить, Фаина.
– А кто вам сказал, что это жизнь?

Размышления – они вытекают друг из друга с неимоверной скоростью. Ты можешь задуматься о жвачке, а через несколько секунд поймаешь себя на мысли, что думаешь уже о Колумбе и о том, как он открыл Америку. А ассоциации… Это вообще мощная штуковина. Ты можешь увидеть по телевизору банан и вспомнить, как подбил когда-то одному парню глаз. Где связь? Связь есть. У каждого человека своя. Едва уловимая.

— Как дом, Макс? Шикарный?
— Ну, откровенно говоря, обшарпанный.
— Мы не говорим «обшарпанный». Мы говорим «в лёгкой дымке прошедших веков».
— Ясно.
— Как вино?
— С ароматом псины. Убивает наповал. Послевкусие… богатое, с трупными нотками.

Когда я долго не играю, долго не готовлю новой роли, я себя чувствую как пианист, у которого ампутированы руки.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ