Цитаты про беспокойство

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про беспокойство. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 «Мне не о чем беспокоиться, и я его больше не увиж

Я повернулся к ней:
— Не беспокойтесь обо мне.
— Я беспокоюсь обо всем и обо всех, так уж я устроена.

Если на душе у человека покойно, он тишину слышит и радуется, а если волнение в нем, то тишина его только усиливает. Расселось мое беспокойство передо мной в кресле: давай, говорит, поволнуемся вместе, чего уж тут прятаться, от него не уйдешь.

Ревность — тяжкий грех и крайне неприятный спутник; это зверь, который пожирает тебя, когтит и не дает ни минуты покоя.

Много чего было, но главное в другом: почувствовав, что можешь скоро умереть, ты становишься спокойным и тихим. Никаких тревог больше не возникает, потому что заботы связаны с миром живых. Жизнь — вот корень любых беспокойств. Но зачем тревожиться, если каждый знает, что когда-нибудь умрёт?

— Знамо дело, незачем. А чё им о нас беспокоиться? Они уже побеспокоилися. Помнишь, Маланья: продразвёрстка, продналог, ой…
— Потом эта, как её, кукуруза квадратные гнездовья способы её так вырастить.
— Тьфу, Господи, большевики они большевики и есть. Хоть ты им демократами их обзови, то домкратами, как была продразвёрстка, так она и осталася, вот и вся их забота об нас. А я там… баба, слышь-ка, в районной газете писали про энтого, как его… Кейтса, Шмейтса
— Нет, Бейца, то есть этого Ельцина.
— Да точно, точно, Билл Гейтса во, он же один в прошлом годе сдал налогов больше, чем мы выпрашиваем подачек у МВЭВ. Это всё потому что ему выгоднее заплатить, чем не заплатить и снова деньги в оборот, налоги издаёт, а у нас что, только дай x4, а на большее то ума нету.
— Ну так ведь и надо сперва то «на», а потом только уже «дай»
— Это ты бабка понимаешь, а они-то нет. У большевиков энтому не учут, тьфу ты Господи, поговорить то не с кем

Если есть лекарство, то вам не о чем беспокоиться. Вам достаточно принять его. Если же лекарства нет, то к чему беспокойство? Беспокойство лишь усугубляет страдания.

Почему так удобно думать о знакомых вещах? Потому что это создает иллюзию безопасности. Но ведь люди привыкают думать о плохом, привыкают ждать плохого и готовиться к плохому. Вместо того чтобы заниматься созиданием, размышляя над тем, как сделать жизнь лучше, они попадают в вечную тюрьму своего прошлого. О чем думает большинство людей? О прошедшей любви, несбывшихся мечтах, утраченных возможностях или финансовых проблемах. Иные тоскуют по счастливому детству – хотя, положа руку на сердце, у кого оно было безоблачным? А как много внимания люди уделяют вещам, которые и вовсе ничего не значат? Например, о косом взгляде продавщицы в овощной лавке или коллеги по работе. Если человек впускает в себя подобные мысли, он подвергается разрушительному воздействию яда, имя которому – беспокойство. Люди сами отказываются от огромной силы, заложенной в их природе. Мы все от рождения чудотворцы, нужно лишь позволить себе творить чудеса. Пока человек находится в плену привычных мыслей, он никогда не сможет понять, что секрет счастья заключается в управлении сознанием.

— Ты не волнуешься?
— Нет.
— А я вот всегда волнуюсь.
— Посмотри в зеркало. Видишь эту крутую стерву? Запомни, волновать тебя должна только она.

Нет более несносных людей, чем знаменитости из провинции.

Поведение и слова людей становятся искусственными, жизнь превращается в муку, они с утра до вечера живут с таким ощущением, словно на смотринах. Слова «спокойствие» и «умиротворенность» стали пустыми звуками, лишенными всякого смысла. Вот почему я говорю, что современный человек детективен. Он все время высматривает и вынюхивает. Он вороват. Он скрывается от других и во всем ищет выгоду. Самосознание его обостряется. Он все время беспокоится, удастся ли ему поймать вора. Он думает о выгоде во сне и наяву и становится похож на вора и на сыщика. Все время оглядываться и копошиться, не иметь до самой могилы ни минуты покоя — вот удел современного человека. Это и есть проклятие цивилизации. Ужасно глупо.

— Скажу вам по секрету, коллега, очень хорошо, что в данный момент мы страшно далеки от народа. Успокойте их как нибудь.
— Ну как, шеф.
— Ну, наше уважаемое руководство, в таких случаях, кидает им какую-нибудь кость.
— [берёт череп] Понял. Ложись! [бросает череп]

Она присылает мне сообщения каждую ночь. Это бред какой-то. Она, наверное, пьяная. Или больная. Или у неё бессонница. Но если сообщений нет, я беспокоюсь. Это смешно. Ничего мне от неё не надо.

Предайте все в руки Божьи и не беспокойтесь о будущем. Что будет полезно вам и спасительно, то Господь и пошлет.

Так что да, я доверяю тебе. Но этот факт меня беспокоит.

  — Зачем он отправил эту телеграмму?
— Зачем? Пос

Иногда я всё ещё беспокоюсь, что следующий день станет последним днём на земле.

— Нет, Стелла очень красивая, натуральная блондинка, то, что ты хочешь, но я все-таки обнаружил, что она прятала лекарства по всей квартире. Как ты думаешь — я в отчаянии, у меня это вызывает беспокойство.
— А попытка самоубийства из-за блюда с выпечкой, у тебя не вызвала беспокойства?
— Нет.

Я думаю, что те, кто беспокоится из-за убитой добычи, более нормальные, чем те, кого это не волнует. То, что мы забираем, — ничто иное, как жизнь.

— Слушай, — сказал Тойво, — чего ты от меня хочешь?
Гриша замолчал.
— Действительно, — проговорил он. — Чего это я от тебя хочу? Не знаю.
— А я знаю. Ты хочешь, чтобы всё было хорошо и с каждым днём всё лучше.

Помрачился свод небесный,
И вверяясь кораблю,
Я дремлю в каюте тесной…
Закачало – сплю.
Что же делать? Что могу я?
И, вверяясь кораблю,
Вновь я лег и вновь дремлю я …
Закачало – сплю.
Что же делать? Будь что будет!
В руки бога отдаюсь:
Если смерть меня разбудит –
Я не здесь проснусь.

Не тревожься о том, с чем ничего не можешь поделать. Но даже если шансы на успех меньше одного процента, делай все возможное.

Послушайте, все мы должны сойтись на том, что всё прекрасно и нет нужды волноваться ни о чём на свете, мы просто обязаны понять, что на самом-то деле мы ни о чём и не беспокоились.

— Я всё время волнуюсь из-за чего-то. В такие моменты сердце начинает биться быстрее ни с того, ни с сего… У меня совсем не получается успокоиться.
— Это груз желания победить… Когда свято веришь в слова «я ни за что не проиграю», пытаешься справиться со всем сам, не полагаясь на чужую помощь, чувствуешь непередаваемую тяжесть. Чтобы тело и разум могли сопротивляться этому грузу, тебе необходимо приобрести стойкость и уверенность в себе через тяжелые тренировки. Другого пути нет.

В тебе столько беспокойства и так мало дисциплины, что я удивляюсь, как ты до сих пор жив.

От смутной тоски,
от невыразимой печали
трепещет оно,
сжимается и замирает,
мое беспокойное сердце!..

— Ты беспокоился за меня.
— Беспокоился? Нет, нет, я беспокоился за свою машину.
— Я тронут.
— Да, ты тронут. Ты тронут по голове. Ты тронут чем-то, что я не могу объяснить.

Когда человек беспокоится — бес покоится.

Если ты не беспокоишься о смерти, то ты не совсем живой. Ты просто существуешь.

От беспокойства ещё никто не умирал, а вот бесшабашность — дело иное. Мы посеяли семена — дай им прорасти.

 Помни о том, что чаще всего причиной беспокойства,

Когда так беспокоишься, трудно мыслить ясно, замечать детали. Он любит тебя. Когда тебе больно, ему тоже больно.

Если в шестьдесят человек решает, что его жизнь закончена — так и будет. Но ты не спеши, ни в чем не спеши. Помни: у тебя есть сто двадцать.

— Плохи дела! Парень так беспокоится из-за Джорджа Такера.
— Да, это глупо!
— Конечно! Все всё неправильно поняли, а нам с тобой предельно ясно, что ты всё ещё любишь меня!

Воспоминания о прошлом и мечты о будущем приносят одно беспокойство.

Никакая физическая боль не сравнится с агонией нервов.

Счастье — это вытеснение страдания и беспокойства.

Ничто не реально и ничто не заслуживает внимания.

Тебя в мою могилу не положат.

— Зачем нужно было предупреждать данов?
— Потреплем им нервы. Они знают, что я приду, но не знают, когда — пусть спят с открытыми глазами. А когда сомкнут их — пусть видят во сне холодный Нифльхейм.

Считайтесь с неизбежным. Если вы знаете, что не в ваших силах изменить или исправить какое-либо обстоятельство, скажите себе: «Это так, это не может быть иначе».

Всё станет только хуже, если позволить беспокойству взять верх.

Ни тебе пожить, ни тебе помереть спокойно не дадут.

— А твои родители не будут беспокоиться?
— Нет, я уже беременна, что ещё я могу натворить?

Я никогда не беспокоился о деньгах. Ну, кроме тех моментов, когда у меня их не было.

— Только пять целей тремя стрелами?! Никогда тебя таким не видел… Тебя что-то беспокоит?
— Уитни Фрост не идёт из головы… Ты же не послал меня в Пляжный дом, потому что я слабое звено? Как… расходный материал?
— Клинт, ты самый находчивый из всех, кого я встречал. Я послал тебя с учёным ГИДРЫ, потому что знал, что если будет возможность её сберечь, ты используешь её. Ты всегда находишь способ.

Я знавал очень много неприятностей, но большинство из них так никогда и не случились.

Бессмысленная трата энергии, душевные страдания, нервное беспокойство неотступно следуют по пятам человека, который беспокоится о будущем.

Я слишком занят, чтобы иметь время для беспокойств.

Беспокойство — это проценты, выплачиваемые на проблему, до того как она произойдёт.

… А закат, беспокойно громыхая, выжигает мне внутренности.

— И чем это все может кончится?
— Ничем. Если комиссар Перне честный человек — он подаст в отставку и отправится ловить лосося. Если нечестный — станет префектом полиции. Кое-кто из народных избранников поживет в напряжении, но недолго, уверяю тебя. Пройдет время и на них появятся новые маски честных республиканцев. Словно у тех старых шлюх, что подтягивают кожу. Кому по-настоящему стоит беспокоиться, так это лососю.

Не стыдно бояться того, что никто не может объяснить.

Nothing is real and nothing to get hung about.

Когда он сталкивался с проблемой, которую не удавалось разложить по пунктам и четко классифицировать, Беллмен переводил ее в категорию «пустая трата времени». Одним из ключей к успеху он считал понимание разницы между в принципе решаемыми и безнадежно тупиковыми проблемами. Он заметил, что многие люди тратят значительную часть своего времени на беспокойство о таких вещах, которые они в любом случае не смогут изменить. А если бы они направили всю эту энергию на достижимые цели, насколько лучше стала бы их жизнь.

Расскажи мне, что тебя беспокоит, и тогда это будет беспокоить нас обоих, и мы оба будем беспокоиться о том, что тебя беспокоит..

(Почему бы тебе не сказать мне, о чем ты думаешь? Подумаем вместе и вместе решим твою проблему.)

Наша жизнь полна сюрпризов —
Бьет нас сверху, бьет нас снизу!
По карманам, по здоровью,
А весною бьет любовью.
Вот навстречу хулиганы,
А ты в галстуке и пьяный,
Говоришь им замечание.
— Чё-о-о?
Что делать в этом состоянии?

Когда тебе опять и пусто и печально,
В глазах покоя нет, а в мыслях высоты,
Ты вспомни, что в тебе нет боли изначально,
А только трение мечты и суеты.

Мы бы не так беспокоились, что подумают о нас другие, если бы знали, как редко они это делают.

Люди часто лукавят, когда говорят: «Не было у меня времени об этом подумать». На самом деле, если вас что-то тревожит или беспокоит, тревога и беспокойство все равно будут пробиваться сквозь все остальные ваши дела – соответственно, ощущать их вы будете даже тогда, когда по уши погружены во что-то другое.

Встревоженный и затравленный индивид, который не в состоянии приспособиться к жестокому реальному миру, разрывает всякий контакт с окружающей средой и уходит в свой собственный вымышленный мир. Таким образом он старается освободиться от тревог и волнений.

У меня нет времени. У меня нет времени беспокоиться из-за того, как это произошло. Произошло — и произошло.

Мое понимание счастья шло вразрез с тем, как понимают его другие люди, и это становилось источником беспокойства, которое не давало мне спать ночами, сводило меня с ума. Так все-таки, каково же мне: счастлив я? Или нет?

Не стоит беспокоиться заранее и уж тем более — потом.

Нет никакого смысла беспокоиться о том, чего нельзя поправить. Надо всегда надеяться, что что-то произойдёт, или внезапно придёт какая-нибудь идея, и мы благополучно решим наши проблемы.

Она иногда сама себя не понимала, даже боялась самой себя. Все, что окружало ее, казалось ей не то бессмысленным, не то непонятным.

Если жизнь некого существа так тебя беспокоит, чего бы тебе не плакать навзрыд от одного вида куска мяса в своей тарелке?

Если у тебя есть сыновья, то ты беспокоишься, а если дочери, то ты молишься.

Неужели быть свободным — значит не беспокоиться ни о ком, кроме себя?

Излишнее беспокойство не приводит ни к чему хорошему.

С самого первого подскока температуры у ребенка вы уже никогда не перестанете волноваться.

— Ты скажи-ка — а что нужно делать, чтобы спокойно жить… то есть чтобы собой быть довольным?
— Для этого нужно жить беспокойно и избегать, как дурной болезни, даже возможности быть довольным собой!

Беспокойство — это неудовлетворённость, а неудовлетворённость — первейшее условие прогресса. Покажите мне совершенно удовлетворённого человека, и я вам открою в нём неудачника.

Разумеется, нет лучшего способа привести человека в бешенство, чем попросить его не волноваться.

Я давно уже научился не беспокоиться о тех вещах, которые не могу контролировать. Вы беспокоитесь о том, что самолет сейчас упадет? Вы что — пилот что ли?

— Полагаю, единственное время, когда мы по-настоящему счастливы в жизни… ну, на сто процентов счастливы… это когда мы маленькие дети.
— Потому что меньше того, о чем стоит беспокоиться?
— Потому что мы слишком глупы, чтобы знать, как сильно стоит беспокоиться.

Беспокойство подобно выплате долга, хотя вы никому не должны.

Чувство мучительного беспокойства – это головокружение от свободы.

— Тебя не беспокоит отложение солей, рак легких, жировые отложения?
— Меня уже ничего не беспокоит!

Деловые люди, не умеющие бороться с беспокойством, умирают молодыми.

Мне кажется, что беспокойство похоже на жевательную резинку: в конце концов она теряет вкус, и остаётся лишь выплюнуть её.

Я не беспокоюсь по поводу дефицита. Он уже достаточно большой, чтобы позаботиться о себе сам.

Наши наркотики — это наши мысли. Мы не можем просто спокойно посидеть в тишине. Нам нужно срочно посмотреть или послушать — фильм, музыку, новости. Дайте скорее хоть что-нибудь!

Но ведь внутри каждого из нас и так живёт прекрасная музыка — райская мелодия. Просто для того, чтобы услышать её в себе, необходима тишина.

Будто вопрос был задан не ему лично, а тому необъяснимому беспокойству, что затаилось в его душе.

… Крайне скромные люди, которые причиняют вам беспокойство лишь один раз в своей жизни — в день своих похорон.

Я не приходил в беспокойство — я пребывал в нём.

Не справляясь с беспокойствами самого разного толка и не умея оставаться с ними один на один, «тревожные» стремятся придать смысл абсолютно любому своему действию. И если что делают, то только  — с целью. Гулять, просто гулять, прогуливаться ради удовольствия  — никогда, разве что по магазинам или мусор выбросить, хлеб купить или пожить культурной жизнью  — сходить в кино или в театр. И снова вопрос: а достигая своих целей, мелких и крупных, получают они удовольствие? И снова  — нет. Тревога так просто не отпускает, им надо бежать дальше. И убегание как раз и есть симптом и следствие неспособности получить удовольствие от жизни. О том, что само удовольствие может быть целью, тревожные люди обычно и слышать не хотят. Люди, позвольте же себе полениться! Это не стыдно, не вредно, и никто не будет вас ругать за несделанное домашнее задание, вы же взрослые. Отвыкайте от жизни в старомодном стиле «хватай мешки, вокзал отходит». Хвалите себя не за ударный труд, а за гармонию с собой. Как психолог ещё раз повторю: выигрывает не тот, кто всё время тревожится и суетится, а тот, кто спокоен, уверен в себе и умеет концентрироваться в нужный момент. Учитесь просто сидеть, лежать и ни о чем не тревожиться, не думать, не страдать, не планировать, не вести бесконечные диалоги и монологи с обидчиками, не смотреть телевизор или сериал в компе, не листать журнал. Для достижения многих вещей в этой жизни сначала требуется ничегонеделание. Войти в состояние ничегонеделания, поймать его и длить, длить… Поймите, ваша фамилия не Стаханов и вам не надо укладывать пятилетку в три года. Вам бы просто жить  — и жить по возможности с наслаждением.

Ничто так не беспокоит людей, как нечистая совесть.

We don’t need to worry
Cause when we fall, we know how to land.

Только начни беспокоиться, причин для беспокойства не оберешься.

 Кто занимается своим произведением с душевным бесп

Какой же толк стараться делать всё как полагается, когда от этого тебе одно только беспокойство; а когда поступаешь как не надо, то беспокойства никакого, а награда все равно одна и та же. Я стал в тупик и ответа не нашел. Ну, думаю, и голову больше ломать не стану, а буду всегда действовать, как покажется сподручней.

— Мы в заднице. Слыхал, что они говорят?
— Уинн, спокойно.
— Какое тут спокойно? Ты за считаные часы превратился из лучшего сына National City во врага номер 1. Мужик, все что мы построили, начало рушиться. Если они найдут тебя, они найдут и меня. Я твой сообщник. Мне не выжить за решеткой, я видел все сезоны «Тюрьмы Оз». Пора все это прикрывать.
— Нет. Мы не станем сдаваться лишь потому, что какой-то убийца подставил нас. Мы только начали менять мир к лучшему.
— Ну и как мы будем менять его из тюрьмы?

— Что происходит между тобой и Джеком Робинсоном?
— Это долгая история.
— Краткую версию, пожалуйста.
— Он думал, что я погибла в аварии и теперь считает, что от меня слишком много беспокойства.
— Так и есть.
— Вот он и бегает от меня.
— Трус.

Ты делаешь меня беспокойнее и спокойнее одновременно. Однако беспокойство это иного рода, чем прежде. Прежде это было всего лишь смятением, беспокойством бесцельности. А сейчас это скорее поток, и часто очень даже спокойный поток, я ощущаю его движение и то, что в него отовсюду впадают притоки, которые текут дальше с ним вместе.

Поистине смешно, сколько времени человек может потратить, беспокоясь о том, что уже не имеет значения, что уже не изменить.

Беспокойство, страх — это естественный продукт разума, способного предвидеть будущее.

По иронии судьбы, чем мы дольше беспокоимся о маме, тем меньше поводов остаётся, ибо скоро может не быть ни мира, ни мамы, о которых беспокоимся.

Отчаянное беспокойство сменилось беспокойным отчаянием.

Пока весь народ – массы – не цитирует еще Хартию вольностей и конституцию, нет оснований для беспокойства.

— Флинн, что за…? Я не могу…
— Сиди смирно. Помнишь, что я сказал тебе при нашей первой встрече?
— Да. Я помню.
— И что же я сказал тебе?
— Но с тех пор многое изменилось. Все изменилось!
— Что я сказал тебе при первой встрече?
— У нас весь самолет набит змеями… Господи! «Делай, что я говорю, и будешь жить».
— Ничего не изменилось. Я хочу, чтобы ты остался здесь и дежурил у телефона.

Тёплое спокойствие сгустилось вокруг меня, словно я вернулась в утробу, где моей единственной заботой было дыхание. В утробе матери я была частицей Бога, той из трёх, что рождается и умирает; семечкой, которая станет деревом и других своими плодами накормит. Там, в утробе, я жить не боялась, но потом прошла через узкий проём и попала в людские руки — они-то и научили меня бояться жизни.

Ее беспокойство превратилось в возбуждение, она ощутила легкую лихорадку, предчувствия обступили ее, как боязливые левретки.

Перед зданием театра свежий ветер вдруг нагнал на нее резкую тоску по ночному воздуху Корсерадо. Леди Кинсли тотчас отдалась ей, потому что эта тоска была самым сильным и ярким чувством за весь день и потому имела право на существование.

Душа и тело едины. Если что-то беспокоит душу, выход может подсказать тело.

Беспокойство творит странные вещи со временем. Каждый день начинался с ощущения, что сегодня что-то прояснится, и конец тревог всегда казался близким.

 ... Теперь, когда он не беспокоился об исходе боя,

Это только со стороны кажется, что человеку должно быть приятно, когда за него кто-то беспокоится…

Мы редко думаем о том, что имеем, но всегда беспокоимся о том, чего у нас нет.

— Что он делает?
— Выбрал самое обороняемое место в помещении, пересчитал всех Далеков, возможные выходы, а теперь рассчитал как далеко друг от друга мы стоим и начинает беспокоиться. Смотри как нахмурился: «что-то не так с Эми и Рори, и кому это исправлять?». Теперь поправляет свою бабочку.

Для меня жизнь слишком коротка, чтобы беспокоиться о вещах мне неподвластных и, может, даже несбыточных. Вот спрашивают: «А вдруг Землю поглотит чёрная дыра, или возникнет искажение пространства-времени — это же повод для волнения?» Мой ответ: «нет», — потому что мы об этом узнаем, только когда оно достигнет нашего… нашего места в пространстве-времени. Мы получаем толчки, когда природа решает, что настало время: будь то скорость звука, скорость света, скорость электрических импульсов — мы всегда будем жертвами временной задержки между окружающей нас информацией и нашей способностью её получить.

Беспокойство — это застрять и остаться в безысходности прошлого. В том, что ты не сделал, думая о том, что ты не сумел, думая о том, что ты бесполезен. Тебе не даст спать то, что твое сердце будет в замешательстве не даст ни пить, ни есть. А то, что на сердце грусть и от грусти оно разбивается… и от того, что оно разбивается оно горит… и от того, что оно горит оно каменеет. Наблюдая за тем, как все твои надежды, которые ты подпитывал, рушатся ты вновь и вновь возвращаешься к ошибке, которую ищешь в себе. Это словно упасть в свою яму. Заключить себя в свою же темноту этим беспокойством. То, что ты потерялся. То, что ты упал будешь знать только ты. Кроме тебя самого больше никто не услышит твоего голоса. Упасть в свою яму — это значит уничтожить себя. Если ты уже там, то не будет известно, что ты потерялся. Если не будет известно, что ты потерялся — не будет того, кто будет искать тебя. Если тебя не будут искать — ты не найдешься. Если ты не найдешься, то не сможешь спастись.

Стоит проявить немного беспокойства, а тебя мешают с грязью.

В мире не хватит ромашкового чая, чтобы успокоить ярость в моей груди.

Если задачу можно решить – не стоит о ней тревожиться, а если нельзя – то тревожиться бесполезно.

Мне кажется, что иногда ты так беспокоишься за тех, кого любишь, что забываешь, что есть те, кто любят тебя.

— Ты был прав, Барри! Меня не заботят люди. Я нахожу их глупыми и недалёкими.
— Тогда почему вы продолжаете работать?
— Я верю в лучшее будущее. И надеюсь увидеть, как ты сделаешь это будущее реальностью. Люди меня не особо заботят, но… о тебе я беспокоюсь.

Никогда не пытайтесь свести счеты с вашими врагами, потому что этим вы принесете себе гораздо больше вреда, чем им. Никогда не думайте ни минуты о людях, которых вы не любите.

Когда готовишь, нужно полностью сосредоточиться на том, что делаешь. Отложите работу в сторону и перестаньте беспокоиться о всяких сообщениях.

Беспокойство – это дивиденд, который мы выплачиваем беде до надлежащего срока.

Вместе со свободой приходит неопределенность, неуверенность и беспокойство.

 Во время катастроф люди всегда на редкость спокойн

Каждый имеет две версии себя – хорошую и плохую. Тебе не нужно беспокоиться об этом. Просто верь в то, во что хочешь верить, и придерживайся того, за что хочешь держаться, этого достаточно.

Нам не о чëм беспокоиться
Потому что, когда мы падаем, мы знаем, как приземлиться.

Жизнь, — говорит Соломон, –
Суета.
Я бы сказал, что она –
Маета.
Чем человек
На Земле занимается?
Мается.
Мается. Мается. Мается. Мается –
Словно бы маяться
Он нанимается…
На ноги бедный, едва поднимается
Мается.
Даже когда обнимается –
Мается.
(Так это многими воспринимается…)
Жизнь поломается –
Мается. Мается.
Чуть оклемается –
Вновь принимается:
Мается,
Мается,
Мается.
И,
Наконец,
Унимается…

Есть многое, о чем мы не хотим помнить, но может встреча с этим поможет нам успокоиться?

— Ты слишком переживаешь.
— Я то же самое говорила своей матери, но она была права, а я ошибалась.

… А вот спокойствия в его душе не было.
Почему? Обьяснила София:
— Юл — русский, а у них не бывает спокойных душ, всегда нужно что-то еще.

Самая лучшая терапия при сильной обеспокоенности — работа, требующая концентрации. Нелегкое, но исполнимое дело — это лучше, чем медитация. Работа увлекает и отвлекает, как ничто иное.

Не пропадай, друг мой. Когда ты боишься меня побеспокоить, я начинаю беспокоиться сам.

Зачем беспокоиться, когда от тебя ничего не зависит?

Тебе не следует волноваться по пустякам. Одно из двух: или ты ничего не можешь изменить, и тогда волноваться бесполезно, или можешь — в этом случае тебе следует браться за дело, а не тратить свою силу на беспокойство и гнев.

Я всегда беспокоюсь. В этом моя сущность.

В этом мире у каждого есть что-то, о чем он будет беспокоиться.

Чуть откроешь глаза –
пора впопыхах собираться,
на работу идти.
Ведь и впрямь сожаленья достойны
беспокойные наши души…

Я кое-что видела в мире и могу сказать точно: молодыми умом остаются лишь те, кто перестал глядеть в проклятый ящик.
Телевизор не только крадет драгоценное время нашей одной единственной жизни, но и создаёт ощущение, что ты знаешь мир — ничего более далёкого от правды. Как сказал Хемингуэй, ты ничего не знаешь наверняка, пока не увидел этого своими глазами.
Если смотреть не в экран, а вокруг, не будет надуманных стран-врагов, нагнетенной тревожности, мнимого чувства опасности.
Правда — в ногах, книгах, живых разговорах. В одиночестве и тишине, которых мы все так боимся.

 А потом... потянулась череда... беспокойных дней.

Если я не понимаю чувств друзей, мне нельзя за них волноваться? Если я не пережила то, что довелось тебе, мне нельзя беспокоиться о тебе?

На то дан человеку разум, чтобы избавиться от того, что его беспокоит.

Ты слишком молод и легко даешь волю гнева.
Гнев вселяет в душу беспокойство.
Беспокойство тупит клинок.

Я думаю, что люди, которые переживают из-за своей добычи, более нормальные, чем те, кого это не беспокоит. Неважно, что ты следователь. Ведь то, что мы забираем, не что иное, как жизнь.

Не нужно беспокоиться о карьере. Беспокойтесь о жизни.

Меня больше не беспокоит, что ты сумасшедший. Меня беспокоит то, что ты прав.

Нет. Я и сам справлюсь. Раз наступает конец света, то мне можно не беспокоиться за себя, так ведь?

Я всегда вижу, когда она нервничает — она сильно красится. И сегодня она нанесла толстый слой нервозности.

Беспокойство — это когда заранее себе придумываешь, о чём бы пострадать, т. е. программируешь, что может случиться, а может НЕ случиться.

Не поддавайся беспокойству,
Оно ведь может затвердеть
И стать тревогой. Это свойство
Тобою может завладеть,
Раздуться в панику стремиться…
И это может долго длиться…

Беспокоиться о ком-то гораздо тяжелее, чем самому подвергаться опасности.

Я вообще думаю, что беспокойство по поводу смысла жизни — это роскошь, позволительная тем, кто не в полной мере ощущает себя живущим на белом свете.

— Вы все слишком беспокоитесь за меня.
— Пусть волнуются. Если есть те, кто волнуются о тебе, может стоит просто довериться им?

Невозможно беспокоиться тысячу лет.

Обо мне никто никогда не беспокоился. Даже Бог. Притворялся, будто любил меня.

 Если что-то тебя беспокоит — беспокойся. Если прич

Не допускай беспокойства в душу свою. Беспокоясь о чем-то, ты заимствуешь из будущего печали, которые может статься, наяву еще тебя обойдут, и тем самым пренебрегаешь настоящим, которым следует наслаждаться. Тот, кто попусту страдает о завтрашнем дне, теряет день сегодняшний, да и будущее свое отравляет, загодя ожидая скверного.

Я двадцать лет слышу: вот сейчас помрешь, вот прямо сейчас! Ну что ж мне, сдохнуть, чтобы успокоить вас всех?

Весь секрет существования заключается в избавлении от страхов. Не бойся того, что с тобой будет, твоё будущее от этого не изменится, зато настоящее станет спокойным.

Я потерял веру в себя. Я думал, что сошел со своего пути. Я был несдержан. Я думал: «Почему я не пошел со своим отцом». Я был этим просто раздавлен. Я прекратил панику, когда мы попали под завал. Все равно это все, что я могу сделать. Но, Симон, он просто безмолвно копал. Он просто поверил в меня.

… Когда я теряюсь, я просто вспоминаю его, когда он просто рыл свой ход. Я стану человеком, который не будет над ним смеяться. Так я подумал.

Суета — когда везде суёшься, но всегда невпопад.

По десятибальной шкале беспокойств тревога за детей — это десять баллов, Денежные дела — пять-шесть. Здоровье — колеблется в зависимости от степени серьёзности проблемы. Расстраиваться из-за мелких бытовых неудобств — это уже распущенность.

Беспокоиться — потешать дьявола.

— Я… Я очень волнуюсь… Оставить детей одних на целый день [перебирает в руках свой платок].
— Не волнуйся, надо доверять детям.
— А вдруг что-нибудь случится… [прикусывает платок]
— Прошу внимания! Оставить детей одних в городе очень важно с точки зрения воспитания самостоятельности.

Это высыхающее озеро. Узор одной бездетной девицы. Когда она пришла ко мне, ей было тридцать четыре. При упоминании, что пора рожать, она задыхалась. Оказалось, её мать, бабушку и прабабку выдали за нелюбимых мужчин. Каждая женщина рода была несчастлива в материнстве. Страх забеременеть передался моей ученице.

Я читал в National Geographic про то, как когда животное думает, что может погибнуть, оно напрягается и беснуется. Но когда оно знает, что погибнет, становится совсем спокойным.

Лишь во имя своего душевного спокойствия вы отрицаете все причины для беспокойства.

Ануширван сказал:
— Безделие возбуждает праздные мысли, а праздные мысли возбуждают беспокойство.

Я — беспокойный пассажир
В соседнем кресле.
Смирись и продолжай свой путь,
Теперь мы вместе.
Тебя я, видимо, достал,
Меня все тянет
Листать бессмысленный журнал,
Толкать локтями…
Не думай, что я делаю назло,
Тебе, считай, сегодня повезло,
Я не убийца, я не дебошир,
Всего лишь беспокойный пассажир.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ