Цитаты про безработицу

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про безработицу. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
  — Я не могу поверить. Они собирались всё это сжеч

В эти трудные времена растут ряды анархистов. Их цель — дезорганизовать управление страной посредством террористических актов и убийства государственных деятелей. Они считают, что, если будет нарушено нормальное функционирование органов власти, народ станет управлять в утопическом обществе.
Хотя мои симпатии на стороне рабочих, я не одобряю насилие. И я вижу, что эти анархисты намеренно взывают к не той толпе. Те, кто сейчас веселится, — не выгнанные с заводов рабочие, страдающие от того, что голодают их дети, а буржуа, которые каждый день едят мясо и пьют за столом вино. Радикалы объявились здесь не для просвещения народа, а для того, чтобы сеять смуту.

Следом за безработицей в город вошли нужда, отчаяние и пороки. Цехи пустели — народ повалил в кабаки; едва только еще одна труба переставала дымить на заводе, в селе по соседству открывался новый кабак.

— Бленак, журналиста, как игрушку покупают… Что творится, Бленак?
— На это я вам отвечу одно: в прессе больше двух тысяч безработных.

— Ты знаешь, что за это ты можешь гореть в аду?!
— Я не верю в ад. В безработицу верю, в ад — нет.

Безработица — следствие свободы; безработных рабов не бывает.

Вот бы безработные основали государство безработных, Безработнию… Хотя дольше трёх дней оно не просуществует.

— Эй, Сквидвард! У меня есть идея. Возьми крабсбургеры сам.
— Знаешь, Спанч Боб, это отличная идея. А может, мне ещё и готовить их? И мыть посуду, и носить квадратные штанишки, и жить в ананасовом доме, пока ты стоишь в очереди безработных?

Достаточно человеку лишиться работы, и на другой день он начинает ясно понимать, что никакой он не собственник, а самый обыкновенный раб вроде негра, только белого цвета.

— Некоторые люди страдают из-за безработицы.
— Это потому что им нечем заняться.

Теперь мне ничего не страшно — не будут давать работать — буду сидеть в деревне, разводить поросят, гусей, следить за огородом, и пле­вать я на них хотел! Постепенно приведем дом и участок в поря­док, и будет замечательный деревенский дом. Каменный. Люди вокруг будут хорошие. Поставим ульи. Будет мед. Еще бы «газик» достать. Тогда все в порядке. Надо сейчас подработать денег побольше, чтобы кончить к осени с домом. Чтобы можно было жить тут и зимой. 300 км от Москвы — не будут таскаться просто так.

В соответствии с общепринятым тогда кейнсианским взглядом на экономику считалось, что безработица и инфляция подобны ребятишкам на качелях — когда один поднимается, другой идет вниз.

Жена на меня постоянно ругается за то, что я не пробивной, нигде не работаю. Говорит, лежишь на диване, ничего не делаешь. Говорю ей: «Королева, не пыли! В стране кризис, отсутствие работы это норма». Именно с такой формулировкой половина безработных в России лежит на диване, смотрят «Ментовские войны» и ждут экономического роста. Хотя, лично я считаю, что кризис это выдумка СМИ. Я точно знаю, когда кризиса не было. Кризиса не было когда не было телевизора. Просто люди жили, ни о чём не знали. Иногда мимо деревни могли проехать танки. Иногда мог прискакать отряд, убить половину деревни. В общем, кризиса не было. Было немноголюдно, но кризиса не было.

— Ты понимаешь, почему я десять лет сижу дома и не хожу на работу?
— Нет…
— Чтобы ты всегда знала, где я, любимая.

Чего можно ждать от страны, где люди отнимают работу у животных?

 Я в смятении, потому что родители на меня давят, д

…биржа труда – место, где чувствуешь себя неудачником.
Биржа труда – это живое существо, которое смотрит на тебя, как на насекомое. Бирже труда нет дела до моих мыслей, до моих стихов, до яркого пламени, до пожара моей души, нет дела до работы моего интеллекта, поэтому в гробу я видел ее в белых тапочках.

Пожалуйста, не говорите, что я много работаю. Никого в этом мире не заставляют работать. Если человека тяготит его дело — пусть выберет другое. Но нет же — многие начинают работать в индустрии, а потом ноют: «Ааа, такие нагрузки!» Каким-то чудом они становятся художниками. Все они слишком слабые. Жалкие. Хрупкие. Никакие. Мы обязаны быть жесткими и не жаловаться. Люди покупают одежду, чтобы стать счастливее, а не потому, что хотят узнать, как кто-то рыдал над отрезом тафты.

В Китае в деревнях — двести семьдесят миллионов человек, но только сто миллионов живут за счет земли. На остальных — а это сто семьдесят миллионов — ее не хватает. Из них миллионов девяносто работают в местной промышленности, и восьмидесяти миллионам приходится искать счастья в больших городах. Наплыв этой лишней рабочей силы называли тогда в Китае «Слепым потоком». Потом, правда, переименовали в «Народное течение». Хотя «Слепой поток», мне кажется, больше подходит — люди бредут в потемках на маячащий впереди лучик света. Так светят деньги.

Может, вы и видите в этой штуке будущее, а я вижу в ней десятерых безработных.

Производители автомобилей, предвидя возможное уменьшение продаж, начинают массовые увольнения сотрудников. Что влечет за собой увеличение безработицы и снижение покупательной способности среднего француза, а следовательно, и падение спроса на автомобили.

Остаться без работы в сорок пять лет — значит уже нигде не устроиться.

— Так какая у тебя специальность?
— Английский с уклоном в историю, … чтобы полностью быть уверенным, что я буду безработным.

Масштаб безработицы внизу показывает уровень беззаботности наверху.

Они были частицей той огромной массы дешевой неквалифицированной рабочей силы, которую теперь вытеснила еще более дешевая механическая сила. Им приходил конец.

Безработные несчастны без работы, работающие несчастны от её избытка.

Раньше люди опускались постепенно, и всегда еще могла найтись возможность вновь подняться, теперь за каждым увольнением зияла пропасть вечной безработицы.

[Альф президент]
— Альф, как ты думаешь решить проблему бездомных?
— Уже решил!
— Как решил?
— Для каждого из них строится дом.
— А что ты думаешь делать с безработицей?
— Её уже нет. Все строят дома!
— Может и войн больше нет?
— А кому воевать? Все бегают, обои для новых домов выбирают.

Если вы связаны с угасающей индустрией — быстро бросайте её, до того, как потеряете работу.

А наглость, с какой все эти политики, священнослужители, литераторы и прочие поучают рабочего-социалиста, коря его за «материализм»! А ведь рабочий требует для себя не более того, что эти проповедники считают жизненно необходимым минимумом. Чтобы в доме была еда, чтобы избавиться от гнетущего страха безработицы, чтобы не сомневаться в будущем детей, чтобы раз в день принять ванну и чтобы постельное белье менялось как полагается, а крыша не протекала и работа не отнимала все время, оставляя хотя бы немного сил, когда прозвучит гудок о ее окончании. Никто из обличающих «материализм» не мыслит без всего этого нормальной жизни. А как легко было бы достичь такого минимума, стремись мы к этой цели хотя бы лет двадцать! Чтобы весь мир добился уровня жизни Англии — для этого потребовалось бы затрат не больше, чем те, каких требует нынешняя война.

 Возможно, безработица ума зависит от всеобщей заня

Елена, лишившись работы, была вынуждена познкомиться с особого рода ломбардом через некоторых своих подруг. Подруги эти тоже были жертвами кризиса, выбросившего их на улицу. После более или менее успешного сопротивления они сдались и содержали себя с помощью профессии, которая и теперь приносила доход, несмотря на большую конкуренцию.

Голодные и безработные – материал, из которого создается диктатура.

Роботы тебя не заменят, если ты сам будешь делать роботов.

Я испугался себя. Кто я теперь? Бывший лучший сотрудник? Безработный. Никто.

Нет ничего лучше выходных, правда? Впрочем, безработному по барабану.

Мы любим людей трудящихся,
Во сне и строим и пашем мы,
Мы не в числе садящихся
На шею народу нашему;
Презираем сытые морды их,
Проповеди их рвотные,
Мы, голодные, гордые, –
Товарищи безработные!

Вряд ли им с нами справиться,
Загнать из людей в животные.
Нам слишком людьми быть нравится,
Товарищи безработные!

Нам следует помнить об угрозе, связанной с высоким уровнем жизни и пособием по безработице, и очень строго следить за тем, чтобы официально зарегистрированные безработные добросовестно искали себе работу. Всякий раз, попадая в большие города индустриально развитых стран, я сталкиваюсь с любопытным парадоксом: высоким уровнем безработицы и нехваткой официантов, таксистов, сиделок и уборщиц. Некоторые виды работ оплачиваются так, что никого не привлекают, и кроме того, есть хорошее пособие по безработице. Какими бы принципами ни руководствовались в этом вопросе развитые индустриальные страны, в бедном ресурсами Сингапуре интенсивный труд за высокое вознаграждение остается лучшим способом привлечь капитал и технологии как основу будущего богатства.

Если человек занимается не своим делом, это еще не значит, что ему любое дело по плечу.

Он искал целых две недели, но ничего приличного не попадалось. Ему было нечем заняться, не с кем поговорить. Он терял время, депрессия нарастала.

Сносно любить походит на выплаты по безработице.

Бог — во всем, что нас окружает. Его присутствие надо прочувствовать или пережить.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ