Цитаты про большинство

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про большинство. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Если вы сказали что-то важное и вас не назвали про

Если у тебя достаточно нахальства, тебе позволено почти все, нет, просто все; тогда за тебя большинство, а оно-то и решает, псих ты или нет.

Кто же, если не большинство, должен решать, что делать?

Если вчера большинство одобрило мысль, что гений ничего не выдавливает из себя — песня сама собой рождается. То сегодня большинство проголосует за обратное: для глупости усилий не надо.

Единственная причина, по которой вам что-то непонятно, только потому что вы к этому ещё не привыкли. И я думаю, что сейчас мир погряз в том, что все любят то и делают то, что любит большинство людей. Как стадо.

Напоминание: выражение «большинство нации» еще не означает, что отдельный представитель этого большинства больше отдельного представителя национального меньшинства.

Светят немногие – большинство коптят.

В конце концов, басням верит подавляющее большинство горожан, а большинство почти всегда ошибается, просто обязано ошибаться.

— Губернатор Стивенсон, все мыслящие люди за Вас!
— Этого мало. Мне нужно большинство.

Истина — не в большинстве, большинство погрязло в молчании. Не всякий крик — командный голос, и не всякий командный голос подается в крике.

Нормальным мы привыкли называть человека, чей диагноз совпадает с диагнозом большинства.

Существует немало разновидностей прогрессивных взглядов, и Клевисы всегда отстаивали наилучший из них. Наилучший же из возможных прогрессивных взглядов — это тот, что содержит в себе достаточную дозу провокационности, чтобы его приверженец мог гордиться своей оригинальностью, но в то же время притягивает и такое множество сторонников, что риск одинокой исключительности сразу предотвращается громким одобрением торжествующего большинства.

Один человек, если он прав, в конце концов становится большинством.

Почему люди следуют за большинством? Потому ли, что оно право? Нет, потому что оно сильно. Почему люди следуют стародавним законам? Потому что они здравы? Нет, потому что они общеприняты и не дают прорастать семенам раздора.

При появлении простуды, не ешьте из одной посуды.

 Большинство,  — согласилась Екатерина,  — и неспос

Дураки обожают собираться в стаю.
Впереди главный во всей красе.
В детстве я верил, что однажды встану,
а дураков нету — улетели все.

Некоторые будут ненавидеть тебя, некоторые будут любить, но большинству людей абсолютно насрать на то, кто ты, чем живёшь и какие идеи тебя увлекают.

И не судите о том, что является лучшим и более справедливым, по большинству авторитетов: ибо мнение одного и худшего может превосходить в каком либо вопросе мнения многих и более высоких…

Вот подавляющее большинство.
Мы сами называем так его –
Так почему же нас так удивляет,
Что это большинство нас подавляет?..

Если ты не примкнул к нам, ты — не штык. Штык направляют, а не наоборот.

Я никогда не чувствовал себя комфортно с самим собой, потому что я никогда не была частью большинства.

В условиях свободного рынка большинство учится новому с помощью демонстрации, а меньшинство свободно демонстрирует новое.

Мнение большинства — всегда ошибочно, ибо большинство людей — идиоты.

(Общественное мнение — заведомо ложное мнение, так как большинство людей полные идиоты.)

Большинство из нас считает себя умнее большинства
И постоянно друг с другом о чем-то спорит.
Это похоже на моду, которая была всегда.
Так волнуется песок на дне моря.

Большинство мечтает жить как меньшинство.

Если бы большинство всегда было право, то земля по сию пору оставалась бы плоской.

Мне вообще не особо понятно, что это сегодня значит — «большинство», «меньшинство». Как писал покойный Бернар-Анри в «Мертвых листьях», если в оркском амбаре десять овец и два волка, где здесь большинство и где меньшинство? А как быть с сорока зеками и тремя пулеметчиками?

Большинство имеет за собой власть, но не право; меньшинство всегда имеет за собой право.

В толпе кричат вместе со всеми слова о храбрости, как слоган рекламной акции.

 Причина, по которой большинство людей не достигают

Большинство всегда право, а неразумное меньшинство лишь то и делает, что думает, будто все вокруг ошибаются. Не самообман ли это? Придерживаясь такого мнения, не становятся ли они массой?

— Аттикус, ты, наверно, не прав.
— Как так?
— Ну, ведь почти все думают, что они правы, а ты нет…
— Они имеют право так думать, и их мнение, безусловно, надо уважать, — сказал Аттикус. – Но чтобы я мог жить в мире с людьми, я прежде всего должен жить в мире с самим собой. Есть у человека нечто такое, что не подчиняется большинству, – это его совесть.

На яркий свет сказать «ничто» слепому большинству легко.

Я сам по себе, я не большинство.
Я не согласен по своей природе!

Род человеческий постоянно развивается. Передовое меньшинство стремится вперед, не зная, ни куда оно движется, ни что нас ждет за поворотом. Оно бредет неуклюже, на ощупь. Оно полно сомнений. А в это время основная масса, состоящая из реакционеров, тянет человечество назад, будя в нем самые низменные инстинкты. Масса действует эффективно и совершенно уверена в себе.

— Я живу по антиобщественному закону: если большинство считает, что нужно делать так-то и так-то, я поступаю по-другому.
— Значит, большинство не правы?
— Да, именно так.

Никто не может быть совершенно свободным, пока не все свободны. Никто не может быть вполне нравственным, пока не все еще нравственны. Никто не может быть вполне счастливым, пока не все еще счастливы.

Нельзя доверять безусловно той силе мнений, которая основана только на многочисленности их последователей.

… До того момента я верил в справедливость. В то, что в нашем мире существует «правда» и что она должна восторжествовать. Но вскоре я понял, что правду выбирает большинство. Я понял, что правдивость устанавливается количеством. Я понял, что всё подстраивается под большинство. Вот почему я предпочёл одиночество общению.

О, эта ужасная тирания большинства!

Логика — дар меньшинства. Большинство подвержено влиянию предрассудков и предубеждений. Очень многие заражены предвзятостью мнений, ревностью подозрительностью, страхом, завистью и гордостью. И люди в большинстве своём не желают менять свои взгляды: будь то вопросы религии или фасон причёски, коммунизм или игра популярного актёра.

Глупцы не так уж глупы – они всегда в большинстве.

Но у меня есть своё мнение, и я не подчиню его приговору всех авторитетов на свете, вместе взятых. Что мне не нравится, то мне не нравится, и с какой стати я должна делать вид, что мне это понравилось! Только потому, что это нравится, или будто бы нравится, большинству?

Если бы большинство было право, не нужны были бы дверные замки.

 Большинству людей кажется, что они не большинство.

… люди исключительные, творцы, интеллектуальные гиганты не сдерживаются большинством. В действительности именно они, меньшинство, подтягивают всё свободное общество до уровня своих достижений, поднимаясь выше и выше.

Бедняки — это вовсе не масса Беспомощный человек совершенно одинок.

Ошибка остаётся ошибкой, даже если ошибаются большинство.

— По правде говоря, тайна эта начинала мало-помалу надоедать людям науки, однако она продолжала возбуждать и даже пугать людей простых и неучёных, которые в силу одного из самых мудрых законов природы составляли, составляют и будут составлять громадное большинство человечества.

Желая угодить толпе, толпе подобен будешь.

Большинство — зло.

А сложнее всего то, что горем нельзя управлять, можно лишь попытаться почувствовать его, когда оно приходит… и забыться, если получиться… А самое ужасное, что как только ты решишь, что все кончилось, все начинается снова… И снова, каждый раз, ты задыхаешься от боли…

И всегда была власть народа, особенно в моменты, когда дальше так жить нельзя.

— Зрительская масса, как будто ничего не заявляла? Но, принимая во внимание ваше глубокоуважаемое желание, Аркадий Аполлонович, я, так и быть, произведу разоблачение. Но для этого разрешите еще один крохотный номерок?
— Отчего же, — покровительственно ответил Аркадий Аполлонович, — но непременно с разоблачением!
— Слушаюсь, слушаюсь. Итак, позвольте вас спросить, где вы были вчера вечером, Аркадий Аполлонович?

Большинство складывается случайно, меньшинство – сознательно.

Умереть — значит присоединиться к большинству.

Если вы заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться.

Даже если ошибочно, если мерзко, если глупо… Если много людей примут это, то это станет правдой.

Обычно ищут подтверждений
тому, что голосами обросло.
Тогда как смысла нет в обоснованьях
того, что стало общепризнанным давно.

 Право большинства — это право сильного и не имеет

Слушать большинство я счёл позором для кругозора.

Большинство в обществе копит противоречия, видит плохо и не дальше своего носа, ему противостоят философы, которые сличают, сравнивают и сопоставляют, чтобы стать ушами и глазами каждого.

Не такой, как все, поступает не так, как все.

Сегодня на переднем фронтовом крае я не приду на помощь, кого-то не прикрою огнем, а завтра ко мне никто не придет на помощь.

При демократии каждый получает то, что заслуживает большинство.

Если бы каждый держался за то, что ему причитается, как мученик за веру, это очень бы способствовало счастью и благополучию всех.

Очевидно, что безногому нужны протезы, но поначалу организм пытается пользоваться протезами, как живыми ногами. «Устроит почти всех», при том что новая идея всегда оказывается в меньшинстве.

Уже очень давно я пытаюсь присоединиться к нормальному большинству. Но я не уверен, что у меня получается.

Я расскажу про тех, кто остаётся в середине. Не про неудачников – их повесть слишком горька и скучна. Не про победителей – их историю не рассказать словами. Люди середины – их всегда больше, чем победителей и проигравших. На любой планете, у любой расы…Когда-то проблемы решались очень просто. Если одно племя обрело разум, а другое так и осталось стаей – оно превращалось в пищу. В мишень для стрел, которые не сумело придумать. В костяные наконечники для копий. Это были простые времена – и они ещё долго оставались такими. Те, кто опоздал в гонке, кто отстал хотя бы на полшага, – превращались в рабов. Загонялись в резервации и анклавы. Вставали по заводскому гудку и с первым лучом солнца. Простые времена – простые решения. Но простое время кончилось. Кто-то сумел дотянуться до неба. Кто-то сумел откусить от Древа Жизни. Кто-то оставил разум про запас – как мы оставили свои инстинкты на чердаке сознания. Что это было – один краткий миг или целая эпоха? Я не знаю. Но когда молодые боги уходили, сжигая за собой мосты, за их спиной оставались люди середины. Те, кто не сумел. Те, кто не захотел. Те, кто выбрал привычный и не страшный путь разума… Неудачники не выдержат шока и погибнут. Победители обретут разум и станут править новым миром. Но для большинства, не изменится ничего! Совершенно ничего! Будут они мыслить или продолжат жить инстинктами – это ничуть не изменит их жизнь. Не всем нужен разум. Не все могут думать. И в этом вечная ловушка. Для средних людей, для тех, кто не хочет в землю, но не дорос до неба, есть только место между небом и землёй. Всегда и везде крайними остаются люди середины. У моей истории нет конца, как нет выхода для людей середины.

При правлении однородного и доктринерского большинства демократия может оказаться не менее тиранической, чем худшая из диктатур.

Обратить к нравственному совершенству большинство рассуждения не способны, потому что большинству людей по природе свойственно подчиняться не чувству стыда, а страху, и воздерживаться от дурного не потому, что это позорно, но опасаясь мести.

Вся проблема была в том, что приходилось выбирать между одним злом и другим. Результаты выбора не имели никакого значения, все равно вас брали за жабры и ***али по полной программе, к двадцати пяти годам большинство людей уже становились полными кретинами. Целая нация болванов, помешавшихся на своих автомобилях, жратве и потомстве. И самое гнусное — на президентских выборах они голосовали за кандидата, который больше всех походил на серое большинство.

Легче всего давить несогласных с помощью подавляющего большинства.

Всякая политика основана на безразличии большинства.

 Всякая стадность — прибежище неодаренности, все ра

В толпе лишь тот, кого судьба волочет,
Кто сам с собой поговорить не хочет.

Люди, которых мало, тоже люди, а меньшинством делает их страх большинства.

Можно побиться об заклад, что всякая широко распространенная идея, всякая общепринятая условность есть глупость, ибо она принята наибольшим числом людей.

Кто-то попрекал Хрисиппа, что он не ходит слушать Аристона Хиосского, как все.
— Если бы я делал все, как все, я не был бы философом, — ответил Хрисипп.

Насилие не может быть сделано одним человеком над многими, а только преобладающим большинством, единомышленным в невежестве.

Нет ничего отвратительнее большинства. Ведь оно состоит из немногих сильных, идущих впереди, из подлаживающихся хитрецов, из слабых, которые стараются не выделяться, и из толпы, которая семенит следом, не зная сама, чего она хочет.

(Нет ничего ненавистнее большинства: дорогу должно указывать небольшое число сильных людей, масса должна идти вслед за ними, не сознавая своей воли.)

— Подождите! Подождите! Не поднимайте руки! Вы их потом всю жизнь не отмоете!
— Жена Гуськова, ну что вы так волнуетесь? Может быть собрание и не согласится с правлением.

История большинства имеет конец, а вот история меньшинства закончится только вместе со Вселенной…

Для одиночки сказать правду – небезопасно, а в случае целого государства сказать правду — ведет к коллективной безопасности.

Худших везде большинство.

Если вы не согласны с большинством, необходимо говорить об этом вслух. Даже если вы неправы, все равно это поможет окружающим начать принимать собственные решения.

Серое большинство с большой лёгкостью примет любую, самую отвратительную систему, чем проявит хоть какую-то активность, чтобы хоть на миллиметр продвинуться в сторону истины.

Опаснейшие среди нас враги истины и свободы — это сплоченное большинство. Да, проклятое сплоченное либеральное большинство!

А что такое демократия? – угождение грубому большинству. Угождение большинству означает: равнение на посредственность, равнение по низшему уровню, отсечение самых тонких высоких стеблей. Сто или тысяча остолопов своим голосованием указывают путь светлой голове.

 Время в конце концов лишает людей всего и вот, ког

Тех, кто ошибается, много, но это не значит, что они правы.

Когда многие возьмутся за дело, не быть добру.

Пока большинство понемногу осознавало ценность автомобиля, талантливое меньшинство предложило обществу самолёт.

– Что такое большинство? Это самое настоящее г…! Быть в составе большинства – участь скотского быдла. Нероны и Гракхи, Шекспиры и Шиллеры, Блюхеры и Шарнхорсты всегда оставались в меньшинстве, а толпа лишь следовала за ними… Большинство существует для того, чтобы его презирать!

Когда решает один, он может ошибиться или, наоборот, оказаться правым. Когда же решение принимают сообща, — всегда выйдет глупость.

Иногда большая часть побеждает лучшую.

Ненавижу это чувство правоты, когда в глубине души я не уверен, что прав. Кто мы, если разобраться? Большинство?… Чем не ответ: ведь большинство всегда непогрешимо, разве нет? Всегда — и не может даже на миг ошибиться, разве не так? Что представляет собой большинство и кто в него входит? О чем они думают, и почему они стали именно такими, и неужели они никогда не переменяться, и ещё — какого черта меня занесло в это Треклятое большинство? Мне не по себе. В чём тут причина: клаустрофобия, боязнь толпы, или просто здравый смысл?

«Большинство» не значит «все».

— Мы вас достаточно наслушались, прихвостень правления.
— Да! Мне нравится наше правление! Мне нравится руководство нашего института! Я против анархии! Я за порядок и дисциплину! Я из большинства! На таких, как я, всё и держится.

Большинство людей думают, что даже хорошо известная истина касается кого угодно, только не их самих.

Каждый дурак может стать умным в глазах большинства.

Когда человек мыслит глубоко и серьёзно, ему плохо приходится среди широкой публики.

Большинство людей научились принимать вид серьёзного безразличия, клеймя необычные позиции в попытке казаться нормальными.

Всякий знает, что в глазах большинства невозмутимость равноценна всем светским приличиям.

— Это одна причина. А есть другие, о которых ты мог бы мне сказать?
Он принялся внимательно изучать свой бокал.
— Вероятно, просто потому, что хочу спать с тобой, — он быстро взглянул на меня. — Ты думала об этом?
Если он хотел смутить меня, то вполне преуспел, но я решила этого не показывать.
— Это правда? — смело спросила я?
— Если быть честным, то да, правда, — ответил он, и голубые глаза прямо посмотрели на меня поверх бокала.
— Для этого вовсе не обязательно было жениться на мне, — возразила я.
Джейми был по-настоящему шокирован таким заявлением.
— Неужели ты думаешь, что я стал бы это делать, не предложив тебе выйти за меня замуж?
— Многих мужчин это не смутило бы, — сказала я, забавляясь его наивностью.
В явном затруднении он забормотал что-то невнятное, но тут же собрался и заявил с полным достоинством:
— Может быть, я чересчур самоуверен, говоря так, но я предпочитаю думать, что я не «многие мужчины», и не считаю необходимым вести себя в соответствии с наиболее низким общественным знаменателем.
Я была тронута его словами и поспешила заверить, что нахожу его поведение в высшей степени порядочным и джентльменским, и прошу извинить меня за неумышленные сомнения по поводу его мотивов.

Мораль — для большинства это система обеспечения собственной правоты.

Несправедливость одинаково гнусна, совершает ли её одно лицо или множество лиц.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ