Цитаты про бремя, ношу

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про бремя, ношу. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Выдержишь? Выдержишь эту тяжкую ношу – жить с той,

Мусинька никогда ни о чем серьезно не говорила, никогда не беспокоила его своей душой, и он должен бы быть очень благодарным ей за эту привилегию, ведь знать чужую душу слишком тяжкое бремя для собственной души.

— Уже разобрался?
— Нет. Можно отключить генератор. Так я спасу заложников, но Дево скроется. А затем уже знаешь…
— Я имел в виду, разобрался ли ты, почему ты настолько рехнулся?
— Извини, я просто…
— Просто пытаешься защитить нас. Знаю, уже не первый раз от тебя слышу.
— Вы не готовы к Флэштайму! Пока нет!
— Мы станем готовы, если будешь тренировать.
— К суперскорости за десять часов не привыкнуть! Вы можете там погибнуть!
— Если не возьмёшь нас, мы тоже умрём! Мозги будут стёрты, и всё — для нас это конец.
— Нет, потерять двух лучших друзей по своей вине — вот что для меня конец! Ты считаешь, это стоит риска, но я не смогу себя простить!
— Барри. Не отправляй нас в запас из-за случившегося с ним.
— Ладно, второй психотерапевт мне ни к чему.
— Слушай, мы все кого-то потеряли! Это не даёт тебе права отворачиваться от нас!
— Всё, закрыли тему!
— Думаешь, ты один жалеешь о смерти Ральфа?!
— Ребята…
— Он приходил ко мне в Айрон Хайдс! Он говорил — ему страшно, он не готов! — а я его подталкивал! Переложил на него свою работу! Своё бремя!
— Мы создали тех мет. Мы дали Ральфу силы. Заговорил о бремени? Я всё это заварил! Я выстрелил из базуки, я открыл силу Скорости! Я сделал это не для того, чтобы ты теперь говорил, что снова спасёшь мир в одиночку!
— Я… Я знаю. И я знаю, что время на исходе. Одному мне не справиться! Но… Жизнь всех, кого я учил, стала хуже, чем была до нашей встречи!
— И даже у Ральфа? Даже у него? Ты говорил, что, даже когда некуда отступать и вокруг конец света, за ним всегда остаётся выбор. Выбор быть героем. Этот выбор заслужили и мы! Осталось показать нам, как.
— Вы правда этого хотите?
— Мы разделим твоё бремя.

If I can stop one Heart from breaking
I shall not live in vain
If I can ease one Life the Aching
Or cool one Pain
Or help one fainting Robin
Unto his Nest again
I shall not live in Vain.

Невыносимо всегда быть должником!

Люди – такие существа, которые всю жизнь несут на себе бремя своих слабостей. Это могут быть недостатки характера, часть их внешности или среда, в которой они родились. Каждый носит в себе человека, с которым он не может найти взаимопонимание и поэтому страдает. Это печально. Однако избежать этих страданий не дано никому. И все же ты можешь страдать, сопротивляясь. Речь не идет о том, что тебе приходится чему-то сопротивляться из-за слабости и страдать. Речь о том, что страдая от своих слабостей, ты будешь пытаться противостоять им и изменить их, глядя им в лицо.

Пойми, детка, на плечи магистра легло страшное бремя, бремя принятия решений. И при этом, чтобы он ни выбрал, любой его шаг сулил только беду. Значит, надо было сделать такой шаг, который повлек бы за собой меньшее зло.

Ответственность — бремя, которое не так уж трудно переложить на плечи Бога, Судьбы, Фортуны, Удачи или ближнего своего.

Если сердцу — хоть одному —
Не позволю разбиться —
Я не напрасно жила!
Если ношу на плечи приму —
Чтобы кто-нибудь мог распрямиться —
Боль — хоть одну — уйму —
Одной обмирающей птице
Верну частицу тепла —
Я не напрасно жила!

Всепожирающее время.

(букв. Время всё разрушает.)

Великие герои носят бремя своих приключений не на плечах, а в сердце.

— Ты не думаешь, что тебе уже порядком досталось?
— У каждого своя ноша. Свое бремя. Знаете, что говорила моя мать? Про ношу? Сперва она давит на тебя, но рано или поздно она делает тебя сильнее.

Наше прошлое тяготит нас настолько, насколько мы ему позволяем; размышляя, работая, мы можем облегчить это бремя.

Ничто не вечно, но ничто не уходит совсем.

Прожитые годы оставляют свой след: блаженное чувство юной неуязвимости тает, и ответственность ложится на плечи тяжким бременем.

 Есть тайны, что ложатся большим бременем, чем иная

Бремя, которое ты выбрал сам, не ощущается.

Похоже, великим людям нравится выступать в окружении уродов. Я полагаю по этому же принципу короли в старину держали при себе для забавы шутов и карликов. «Одни рождаются великими, другие достигают величия, третьим его навязывают». Как бы то ни было, его бремя обычно оказывается слишком тяжким для их плеч.

Наверное, признать свою ношу — уже значит на половину выиграть. И твоя ноша кажется не такой уж тяжёлой, если увидеть, с чем приходится сталкиваться другим.

Все мы несем крест по жизни… У кого-то крест тяжелее, у кого-то — легче.

— Сколько еще раз повторится такая трагедия?
— Столько, сколько потребуется.
— Мы превращаем юношей в воспоминания.
— Думаешь, я этому рад? Когда вижу, как мой друг умирает. Женщины вдовеют из-за моих решений. Каждый ребенок, что вырастет без отца – на моей совести. Это тяжкое бремя – удел полководца.

– Ты не обязана нести бремя подобных решений, Кларк. Ты не обязана жить с болью из-за совершённых тобой поступков. Жизней, что ты отняла. И тех, кого ты потеряла. Ты обретёшь покой. Ты будешь жить вечно.
– Я пыталась сбежать от боли. Это не сработало.

… Жить — мой долг. Я должен нести свою ношу гордо.

…взваливая на себя чужой крест, ты сам можешь оказаться придавленным его весом.

Судить других — бремя, которое очень тяжело нести.

Тот, кто взваливает на себя бремя защиты чего-либо, всегда проигрывает!

Обнародованная любовь тяжелеет, становится бременем.

Нести такое бремя немыслимо. Любовь короля. Уважение королевы. И поношение со стороны тех, кто проник или проникнет в тайну.

Я слышу, как начинается мир. Время для меня обратилось вспять. Я слышу, как спирали папоротников выкручиваются из своих тесных гнёзд. Я слышу, как в лужах кипит жизнь. Я понимаю, что несу на своих плечах не один только этот мир, но все миры, какие только существуют во вселенной. Я несу этот мир сквозь время, и сквозь пространство тоже. Я несу груз ошибок этого мира и его славы. Я несу то, чему ещё не пришёл срок сбыться, и то, что давно сбылось.

— По-твоему, стоит покончить с жизнью, чтобы не обременять родных?
— Если ты их действительно любишь, то да.

  — Вы знаете, что ждет нас на острове? Расскажете?

Великая тяжесть давила ей на сердце — тяжесть мира, лишенного смысла.

Каждый из нас несет свою ношу. Конечно, хорошо, когда мы путешествуем с тем, кто может нам ее облегчить. Но, чаще всего, гораздо удобнее просто сбросить ее со своих плеч, чтобы быстрее добраться до дома налегке. Если, конечно, представить себе, что когда мы туда войдем, кто-то будет нас встречать. Почему мы так держимся за этот груз даже тогда, когда нестерпимо хотим двигаться дальше? Потому что мы все знаем, что есть опасность, что мы отпустим его чересчур рано.

… я просто боюсь окончательно изнемочь под бременем обязанностей…

— Я не собираюсь жить дальше.
— Тогда это и будет твоим наказанием. Если ты решишься, и убьешь их всех, это и станет последствием. Ты выживешь. Галлифрей. Ты испепелишь его, а с ним и всех Далеков, но и всех детей тоже… Сколько детей сейчас на Галлифрее?
— Не знаю.
— Однажды ты их посчитаешь. Одной ужасной ночью…

Эмоции – враг истины, а совесть – бремя для знаний. Если ты не готов встретиться лицом к лицу с истиной, не стоит легкомысленно переступать порог мудрости.

Наступает день, когда каждый из нас взрослеет и делает выбор между туманным желаемым и трудным, но единственно верным действительным. Всю жизнь нести груз ответственности, конечно же, нелегко. Для некоторых с годами эта ноша становится непосильной. Но мы все равно стараемся не упасть, не свернуть с прямого пути и не дать оступиться ближнему. Да, рано или поздно все мы взрослеем, кто-кто, а молодые это прекрасно знают.

Тяжко уйти от бремени, которое сам себе навязываешь.

Это бремя, которое должен вынести каждый врач. Ты не должен смотреть на смерть, как на врага.

Теперь у моего рюкзака было собственное имя: Монстр. И это было самое что ни на есть любовное прозвище. Меня изумлял тот факт, что все необходимое мне для выживания можно нести на спине. И удивительнее всего то, что я могу это нести. Что я могу вынести то, что кажется невыносимым.

Не неси эту ношу в одиночку. Ведь для этого существуют друзья.

— Я не знаю тебя, а ты не знаешь меня. И всё же я хочу открыть тебе мою ужасную тайну. Хочешь узнать её?
— Да. Я помогу тебе нести твою ношу. Я маленькая, но у меня широкие плечи и я не боюсь.

Несправедливость — такого рода бремя, которое мы возлагаем на других, а сами находим слишком лёгким, чтобы нести его в руках, и слишком тяжёлым, чтобы тащить на спине.

Не разглядеть правды, не разобрать судьбу, ложь и истина сливаются в бессознательном сумасшедшем потоке… Возможно, этот человек, как и я, несёт бремя видения сквозь судьбы…

В длинном пути не бывает легкой ноши.


Невысказанная любовь — тяжкое бремя.

Вот так и надо. Принимать свою ношу с радостью.

Своя ноша не тянет.

— На что ты жалуешься, Люцифер? Тебе в награду, за плохое поведение, дали свое королевство.
— Ты так это видишь? По-твоему это в радость: вынуждено мучить души сотни тысяч лет? Да, я был владыкой Ада, но всё равно был в Аду. Если не это тяжкое бремя, то что же тогда? Ты не представляешь, какого мне было и как легко ты отделался!
— Легко?! Я всю жизнь провел в худшем из всех Адов.
— И что может быть хуже?
— Делить одно лицо с тобой! Представь, когда твой близнец Светоносный. Тебе не остается ничего, лишь жить в тени.
— Нам достались одни руки, одно лицо, даже проклятые плечи. Только ты на свои столько обид повесил, что они стали твоей сутью. В том, кем ты стал, можешь винить лишь себя!

— Нам досталась тяжкая ноша.
— Я так не могу.
— Можешь. Куда не кинь – всюду облом, я знаю. Но ты возьмешь себя в руки и двинешься вперед, как положено. И после этого жить станет в разы проще.

Самые счастливые воспоминания порой тяжелая ноша для человека. Ты хочешь вернуться, но это невозможно.

Неустанно испытывать чувство вины без вины — тяжелая ноша!

Ношу, поделенную на двоих, нести в два раза легче…

Я разделю твою ношу, ведь это и значит быть друзьями.

У всех у нас свое бремя…

«Жизнь человека — нести тяжелое бремя, пока идешь по долгому пути». Когда я первый раз услышал, подумал — это так глупо звучит. Но, похоже, невозможно игнорировать слова таких дураков. Это на самом деле не бремя. Это что-то важное, что ты удерживаешь в руках. Но ты не понимаешь того, что у тебя есть, пока не потеряешь это.

Любовь — тяжелая ноша, не для слабых.

Кто из вас лишний, Каин? Ты — или твоё оружие?

— Тяжело нести такую ношу в одиночку?
— Я себе другой доли не желаю.
— Мне жаль вашего отца и брата.
— Я их еще увижу. В Трансильвании даже в смерти видят что-то хорошее.
— А в ней есть что-то хорошее?
— Да, но это трудно увидеть.

Никто не несёт ту ношу, которую не может.


Никто не знает заранее, какую ношу поднимет.

Неси свою ношу с достоинством, старина.

У каждого есть прошлое… Каждый чем-то обременён…

Те, кто пали первыми, переложили на тебя всю тяжесть бремени, которое они называют надеждами и ответственностью. И из-за этого бремени ты страдаешь и мучаешься. А ведь это тоже страх.

Сегодняшнее поколение рассматривает детей как финансовое бремя и излишнюю ответственность, которой лучше избежать…

Ваши надежды стали моим бременем. Я найду своё собственное освобождение.

… Карьера — унизительное «изобретение двадцатого века», скорее бремя, чем преимущество. Спасибо, все свободны.

Закон деления прост: раздели свою ношу с близким, и она уменьшится

Мятежники, безработные и недоразвитые – калеки, неспособные самостоятельно передвигаться, хромые, безногие, безрукие, изувеченные при зачатии и в утробе, — это отбросы, бремя и рак нации.

Нести не могу —
И несу мою ношу.
Хочу её бросить —
И знаю,
Не брошу!

Человека старит не время, а бремя.

Интеллигентность… бремя для своего обладателя! Но чем больше этих горемычных обладателей — тем мягче, терпимее, добрее, умнее мир вокруг.

С момента рождения человек возлагает неподъемную ношу на свои плечи, которая со временем втаптывает его в землю. Но стоит погрузиться в воды океана и опуститься ниже уровня земли — и ты свободен.

Бывают дни, когда собственное тело тяготит меня, кажется неподъемной, к тому же скоропортящейся ношей. И тогда содержать его в чистоте, питать, ухаживать за ним выше моих сил.

Решил как-то один человек, что у него слишком тяжелая судьба. И обратился он к Богу с такой просьбой: «Господи, мой крест слишком тяжел, и я не могу его нести. У всех людей, которых я знаю, кресты гораздо легче. Не мог бы ты заменить мой крест на более легкий?» И сказал Бог: «Хорошо, я приглашаю тебя в мое хранилище крестов — выбери себе тот, который тебе самому понравится». Пришел человек в хранилище и стал подбирать себе крест: он примерял на себя все кресты, и все ему казались слишком тяжелыми. Перебрав все кресты, он заметил у самого выхода крест, который показался ему легче других, и сказал Богу: «Позволь мне взять этот». И ответил Бог: «Так ведь это и есть твой собственный крест, который ты оставил в дверях, перед тем как стал мерить остальные».

 В этом мире пользу приносит каждый, кто облегчает

Цепь рвется, если груз слишком велик, и человек тоже.

Своя ноша не тяжела; отчего же так много раздавленных ею?

Ей предстояло либо нести это бремя с помощью обычных человеческих сил, либо свалиться под его тяжестью.

Не взваливай на себя ношу, которую не потянешь. Продвигайся постепенно — шаг за шагом.

Никто не хочет марать руки. Что ж, я нажму.
Преступники на том пароме свой выбор сделали. Они выбрали убийства и грабёж. Нам нет смысла умирать вместе с ними.

Человек хотел бы стать богом, но без креста.

— Сион.
«Это я должен умолять о прощении, а не ты».
— Возьми это на себя. Возьми это на себя и живи дальше.
«Смирись со своим грехом и продолжай жить… Сион, прости. Из-за меня тебе досталась такая тяжелая ноша, что кости скрипят. Получу ли я однажды прощение? Простишь ли ты меня за то, что я с тобой сделал?»
Сион испустил долгий вздох.
Вперед протянулась рука и пальцы коснулись щеки Нэдзуми.
— Я впервые… вижу, как ты плачешь.
— А?
«Плачет? Кто?»
— Идиот, — хрипло произнес Нэдзуми.
«Я не плачу. Я не такой, как ты. Я не разрешаю, слезам течь из глаз с причиной или без…»

Он достиг предела. Он больше не мог сдерживаться. Волна слез накрыла его, они лились из глаз. Капли были на удивление горячими. Они катились по щекам, срывались с подбородка и падали на Сиона.
«Проклятье, почему…»
Он позволил своему телу опуститься на Сиона и разрыдался.
«Проклятье».

Слишком коротка жизнь, чтобы брать на себя еще и бремя чужих ошибок.

Люк, мы те, кого должны превзойти. В этом — истинное бремя всех наставников.

Человек, приговорённый быть свободным, возлагает тяжесть мира на свои плечи.

— Не наша забота и не наша ноша знать, почему мы делаем это.
— Не знал, что обладать рассудком – ноша.

Каждый из нас заслуживает второго шанса, особенно если есть кто-то, кто готов его предоставить, невзирая на груз прошлого, который ты несёшь.

На пути к вечности каждый будет идти по своим собственным ступеням, неся свое собственное бремя.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ