Цитаты про бюрократию

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про бюрократию. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

Я не в праве говорить о характере своей работы. Эта тайна причиняет мне боль время от времени. Любая бюрократия, которая функционирует в тайне, неизбежно приходит к коррупции. Но это правила, которые я обязался соблюдать.

Уничтожить бюрократию стало теперь невозможно, ибо уничтожение её придется поручить тем же самым бюрократам. Но, даже уничтожив старую бюрократию, они тут же породят новую, ещё более прожорливую, более выносливую и живучую… Так не лучше ли нам это гадючье логово и не трогать?

— Знаешь, я никого не хочу убивать.
— Это всего лишь роботы, Морти! В роботов можно стрелять.
[Морти стреляет в ногу]
[— Он отстрелил мне ногу!
— Глен истекает кровью! Срочно оповестите его жену и детей!]
— Они не роботы, Рик!
— Это было образное выражение, Морти. Они бюрократы. Я их не уважаю.

 Бюрократия вечна! Победить ее невозможно, но и жит

Это же демон — бюрократ; подумать только, даже в аду есть своя канцелярия…

Если есть способ отложить важное решение, хороший бюрократ его найдет.

Чтобы победить бюрократа, переложи свои проблемы на его плечи.

Медицинская страховка — это чушь, ни чего она не покрывает. Вы заболели в пятницу, а выплаты с понедельника по четверг. Вы идёте к доктору А, а они платят доктору Б. Вы сломали пенис, а вправляют только вагины.

— Ну как успехи? — потянувшись, жизнерадостно поинтересовался пилот.
Команда посмотрела на него с ненавистью. Сейчас все дружно корпели над формой №72 — «Прошение о разрешении не заполнять форму №23». Полина робко заикнулась, не проще ли заполнить собственно двадцать третью, но вокруг предостерегающе зашикали, а Станислав полушутя-полувсерьёз сообщил, что даже в космофлоте такие смельчаки на его памяти нашлись только единожды, и в процессе заполнения вызвали два истерических припадка, инсульт и дьявола.

Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?

Раньше говорили — пошёл вон, дурак! А теперь — приходите завтра!

Кажется Милюков говорил: «Что это — глупость или предательство?». Предательство всегда пользуется глупостью!

Дело не в том, хороший вы или плохой человек, а в том, как вы решаете проблему. Глаза каждого ребёнка наполнены возможностью и надеждой, и мы должны холить и лелеять этот потенциал, но мы этого не делаем, мы по-прежнему позволяем детям расти сломленными и потерянными, как их родители. Мы должны разорвать этот порочный круг, это должно быть нашей главной целью, но это не так. Вот что я пыталась сделать! Я пыталась сделать это повсюду! И что я изменила? Ничего! Да, я заботилась о них, помогала, я обнимала их с мыслями, что что-то меняю, что теперь всё будет иначе! Но, когда мы попросили настоящих перемен, все эти бюрократы ответили: «нет, вы не можете этого сделать! Существует процесс!» Каждый раз, когда мы спрашивали политиков и саму систему, почему бедные беднеют, а дети страдают, нам отвечали: «нет, так делать нельзя, есть процесс…» И всё продолжает идти и идти по этому замкнутому кругу, и дети продолжают страдать, и никто ничего не предпринимает, и этот мир никогда не изменится…

Каждый солдат воюет на своей войне. Джеф вернулся из Вьетнама с презрением к бюрократии и непреходящим возмущением властью. Он отдал два года войне, в которой нельзя победить, и его приводили в ужас разбазаривание денег, имущества и жизней. Джефа воротило от обмана и предательства политиков. «Нас втянули в войну, которой никто не хотел, — самое больше надувательство в мире».

Например, мне нужна бумажка. Подтереть задницу. Я пишу служебку, где обосновываю необходимость такого действия. Визирую у генерала, начальника финансовой части, зама по бумажным вопросам. Вношу в свое заявление все исправления, которые они требуют, каждый раз распечатывая новую бумажку. Отправляю служебку в канцелярию. Там она лежит, если не потеряется. Месяц. Другой. Полгода лежит. Наконец, собирается Очень Компетентная Комиссия, которая решает, нужно мне задницу подтирать, или нет. Все это время генерал меня сношает: «а почему у тебя, Александр Игоревич, задница не вытерта?». А я ему отвечаю: «вопрос на рассмотрении в Очень Компетентной Комиссии». Генерал важно кивает головой и ставит меня в пример другим начальникам отделов. Даже награждает премией. В результате Очень Компетентная Комиссия решает в очередной раз оптимизировать расходы и не выдавать мне бумажку. В сухом остатке — потрачено полпачки бумаги, два кило тонера для принтера, три недели рабочего времени, получено несколько премий, но жопа осталась грязной.

Герб Российской империи, двуглавый орел, превосходным образом отражает всю систему управления в этой стране, где всякое мало-мальски важное дело поручается не одной, а по меньшей мере двум инстанциям, которые мешают друг другу и ни за что не отвечают.

Такие понятия, как вечность и бесконечность, начинаешь осознавать после того, как уладишь какое-нибудь дело в государственных органах.

С Модестом Матвеевичем все старались поддерживать только хорошие отношения, поскольку человек он был могучий, непреклонный и фантастически невежественный.

— Аня, ты такая молодец! И похудела, и магазин свой открыла! Я всегда в тебя верила!
— Да, оказывается, бюрократия — это отличный фитнес. По два килограмма с каждой справки.

Те, кто плюет на документы, — воск в руках тех, кто на них не плюет.

После революции работу делают не революционеры. Её делают технократы и бюрократы. А они — контрреволюционеры.

Бюрократия состоит из наемных служителей, аристократия — из идолов, а демократия — из идолопоклонников.

На каждую букашку пишут бумажку.

Бюрократия – вот имя настоящего вселенского зла.

Бюрократия имеет личную заинтересованность в создании хаоса, в котором она существует.

Бюрократия — единственная константа во Вселенной.

Уверен, если бы Смерть знала, что такое бюрократия, люди бы никогда не умирали, вечно стоя в очереди…

Они не думают, у них нет фантазии, многие не грамотные. Они только… руководят.

Всегда одно и то же. И люди такие же. Они не меняются. Меняются имена, но это одни и те же люди. Этим чиновникам нужно одно: портить людям жизнь.

Быть может, я слишком пессимистично отношусь к государству и другим общественным институциям, однако не жду от них ничего хорошего. Бюрократия – смерть для любого хорошего начинания. Я видел и ощутил на собственном опыте множество грозных ее признаков – даже в сравнительно образцовой Швейцарии.

Я знаю, что, подымая ярость трудящихся масс против бюрократических извращений наших организаций, приходится иногда задевать некоторых наших товарищей, имеющих в прошлом заслуги, но страдающих теперь бюрократической болезнью. Но неужели это может остановить нашу работу по организации контроля снизу? Я думаю, что не может и не должно. За старые заслуги следует поклониться им в пояс, а за новые ошибки и бюрократизм можно было бы дать им по хребту. А как же иначе? Почему бы этого не сделать, если этого требуют интересы дела?

Что делают законодательные, политические, юридические и им подобные учреждения? Они исправляют зло, ими же вызванное.

Академия Наук выделила институту энную сумму на благоустройство территории. На эту сумму Модест Матвеевич собирается обнести институт узорной чугунной решёткой с аллегорическими изображениями и цветочными горшками на столбах, а на заднем дворе, между трансформаторной будкой и бензохранилищем, организовать фонтан с девятиметровой струёй. Спортбюро просило у него денег на теннисный корт — отказал, объявив, что фонтан необходим для научных размышлений, а теннис есть дрыгоножество и рукомашество…

Когда множатся законы и приказы, растёт число воров и разбойников.

Порой хочется застрелить бюрократию серебряной пулей.

Бюрократическая структура, которая призвана с чем-то бороться, едва ли станет устранять корень проблемы. Более вероятно, что она будет незаметно стимулировать то, что должна уничтожить. Только так она сможет расширять свое влияние и финансирование.

То же самое может произойти и в городской больнице. Сначала деньги, затем всякий бюрократизм, и уже потом помощь.

Бюрократия разрастается, чтобы поспеть за потребностями разрастающейся бюрократии.

В наши дни даже самого Христа, окажись он без паспорта, упрятали бы в тюрьму. Впрочем, он все равно не дожил бы до своих тридцати трех лет — его убили бы намного раньше.

Это справка о Вашем муже. А это справка, что я отдал вам справку.

Пока до начальника доберёшься, раз десять споткнёшься.

Сначала это было свободное поселение, но потом жители начали выражать возмущение тем, что некому, дескать, дать взятку, где коррупция и мздоимство, и как же без бюрократии? Чтобы пресечь народное негодование, на дороге поймали нескольких воров: одного назначили мэром, остальные заняли другие административные должности…

Чиновники — народ образованный, но односторонний, по своей специальности каждый из одного слова может вывести целый ряд мыслей, но ему можно часами объяснять то, что касается другого отдела, и он будет только вежливо кивать головой, но не поймёт ни слова.

Я в пятый раз прихожу получать документ –
У меня всё время чего-нибудь нет.
Ксерокопии, справки — накаляются нервы –
Я пришёл пораньше, но снова не первый.
Длинная очередь усталых людей…
Все постепенно становятся злей:
Каждый думал потратить пару минут,
Но, глядя в часы, все матерятся и ждут.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ