Цитаты про драконов

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про драконов. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

— Берегись, — сказала женщина в красной лакированной маске.
— Но чего?
— Всего. И всех. Они будут приходить днем и ночью, чтобы посмотреть на чудо, вновь пришедшее в мир, а увидев, они его возжелают. Ибо драконы — это огонь, облеченный плотью, а огонь — это власть.


Огонь не может убить дракона.

— Я видел эти звезды раньше, через решетку. Мне почему-то становилось легче.
— Это звезды из созвездия Дракона. Это души твоих предков.
— Расскажи еще что-нибудь.
— Много лет назад драконы управляли землей. Когда появились люди, драконы навсегда отказались от власти, поделившись с людьми мудростью и поклявшись помогать им. Души драконов, которые остались верны клятве, превратились в звезды. Они до сих пор пребывают на небесах, вселяя покой в тех, кто поднимает взгляд к небу.
— Что-то вроде драконьего рая?
— Совершенно верно. Последней туда отправилась душа могучего дракона, поделившегося сердцем с принцем, получившем тяжкую рану в бою.
— Пока дракон был жив, принц оставался непобедим, разделяя с драконом могущество. А также его страдания.
— Дракон должен хорошо подумать, прежде чем поделиться сердцем. Отдав часть сердца злодею, он не сможет попасть на небеса. Никогда.

Для любви Драконам нужно ощущение свободы.
Эта свобода никак не связана с наличием, либо — количеством цепей и поводков, равно как не зависит от длины цепи или поводка.
Весь вопрос только в том, как часто Дракону напоминают об этих цепях или дергают за поводок…

Выходи! Если, конечно, ты не дракон. Тогда можешь оставаться там.

Есть Драконы, что выбирают особый вид любви — ТАНАТОС.
И этот TANATOS — есть любовь и страсть к разрушению. И в этом она подобна миссии Шивы.
Это — особая власть, власть отнюдь не зла, но разрушения и уничтожения, а следовательно — той стороны, что почему-то зовут темной, и что предшествует любому новому рождению.
И что, почему-то, редко вспоминают как настоящую любовь…

— Никто не знает, что ты герой на самом деле…
— Никто и не должен знать. Если люди узнают, что драконы все еще живы, они ни перед чем не остановятся, чтобы убить их. Это должно остаться тайной. Тайной только их. И нашей.

Многие Драконы любят писать стихи, но чаще всего являются графоманами.

Драконы умеют любить.
Драконы умеют любить по-настоящему!
Знаете ли Вы, что такое настоящая любовь… Дракона?
Если нет, то Вам, быть может, повезло.

Девушки – самые странные создания в мире, не считая драконов, если они (я имею в виду драконов), конечно, существуют.

Запомни, Александрит, дракон никогда не заиграется с жертвой настолько, чтобы забыть о предосторожности, насколько бы слабым противник ни казался.

— Что ты знаешь о драконах?
— Что? Ничего.
— Серьезно!
— Ну, это не Лохнесское чудовище, Дин. Драконов не существует.
— Сделай пару звонков…
— Кому? В Хогвартс?

Если человек хоть раз в жизни видел дракона в полете, пусть остаётся дома и возделывает свой сад, – написал некогда какой-то автор, – потому что на белом свете нет большего чуда.

Влюбленные драконы питаются мечтами. И потому часто травятся.

Что ж, она подождет. Наберется терпения и подождет. Дракон у нее внутри знает, что такое вечность.


Драконы, играющие в Драконов, — самые опасные.

В обычном состоянии почти все Драконы очень серьезны.
Они утверждают, что не любят игры, что не играют в игры, и что любые игры не совместимы с их естественной серьезностью.
И это — самая большая игра, в которую Драконы играют, не прекращая…

— Что это?
— Милая кузина, у нас маленькая проблема.
— У нас большая проблема — это маленький дракон!

Если бы юный дракон, как и положено, рос с мамой и папой, то они объяснили бы своему чаду, что не всякую принцессу стоит воровать. А теперь всё, попал! Изволь искать рыцаря, который спасёт тебя от принцессы.

Заснув на драконьих сокровищах с жадными, драконьими мыслями в душе, он и сам стал драконом.

Добрые драконы в подчинении злых людей делают страшные вещи.

Ты больше никакой не дракон. Ты просто маленькая ядовитая змея. Безумная, кусающая собственный хвост, отравляя себя собственным ядом.

Неожиданно представила себе, как буду возрождать клан стальных: сяду так же на диван (найти бы только удобный), с одной стороны кучка железа, в ногах охлажденный тазик, с другой – столик, куда буду ставить фигурки. Сделаю себе стаю летающих зажигалок. У-у, как страшно. Мои враги и недоброжелатели загнуться от смеха.

Быть драконом — это способ выживания. Зло не может быть ошибкой, оно выше случайностей. Оно в основе человека, в его душе. И если признаешь это — то становишься драконом. А для дракона уже нет зла, нет… противоположного понятия. Дракон может поступать как угодно — он не становится ни злым, ни… другим.

— Он умер…
— Отойдите. Мэнсел, ты помнишь слова?
— Сердце мое, чтобы исцелить тебя, дать силы…
— И избавить от слабости.
[Джофф приходит в себя]
— Что случилось? У меня болит сердце.
— Оно болит у нас… Но эта боль не навсегда.

Драконы могут влюбляться, но их влюбленность часто опаснее их ненависти.

Влюбленного Дракона уничтожить намного легче, чем обычного.
По крайней мере, так кажется на первый взгляд.
А для второго у вас может уже не быть времени: ваш пепел будет красиво кружиться над дорогой.

Месть Дракону сладка! Но его ответная месть всегда кислая или горькая, и ее приходится запивать водой.

Мне нельзя привязываться. Тем более к драконам. Они очаровательные, они сильные, они жестокие. Драконы предадут и даже не обратят внимания. И все для них будет как прежде. Только смятая игрушка с растерзанной душой останется где-то позади. Хочу ли я быть такой еще раз? Нет. Значит, и доверять дракону не должна.

Когда я буду травить байки о победе над драконами, я их сделаю в два раза крупнее.

 ... слушайте сказку про самого глупого в мире драк

— Эй, драконы! Вы думаете, такие крутые, раз сильнее людей!
— Так вот, Я Нацу Драгнил — человек, который превзошел людей!

Или вот этот вот бред с драконом: «Приведите мне самую красивую девушку, я её съем!» Это зачем? Нам назло, что ли, чтобы нам не досталось. Зачем её есть? Съешь самую толстую — её больше, она вкуснее наверняка. Главное, как он понимает, какая самая красивая? «Приведите мне самую красивую обезьяну!» Мы же даже у китайцев не разбираемся, кто там из них. Приводишь дракону самую страшную и говоришь: «Вот наша красавица!» И ему приятно, и ей.

Кто слишком долго сражается с драконами, сам становится драконом.

Драконы тоже стареют, но даже они когда-нибудь успокаиваются и — иногда — становятся мудрее.

Ты не был внизу с той поры,
Когда Боги творенья свои оглядев, порешили,
Чем праздно всем по земле скитаться
Пускай все живут только там, где родились.
Но ты воспротивился, твоим домом стало небо,
И Древние Боги уже не посмеют
Прервать твой полёт в небеса, бесконечный.
Дракон!

— Ты совсем не похож на дракона.
— Много ли драконов ты знаешь?
— Ты первый.
— Ты наслушалась менестрельской чуши. На самом деле дракон никогда никого не обидит, если не обижать его.

— Лэмисон, вы сочинили, наконец, балладу про Чёрного рыцаря, который унёс моё сердце?
— К сожалению, нет.
— Как это нет? Почему?
— Потому что мне нечего вносить. Разве у вас есть сердце, прекрасная Нинет?
— Вот когда вас посвятят в рыцари, тогда и поговорим на счёт сердца. А пока вы ни пэр и ни сэр, для вас у меня сердца нет.
— Для того, чтобы стать рыцарем, надо убить хотя бы одного дракона. А я раньше, вместо того чтобы изучать драконографию, сочинял серенады.
— В таком случае, вам не на что надеяться. Дорога к моему сердцу будет открыта для вас только после победы над драконом.

Если ты рожден драконом — будь драконом. Если ты рожден человеком — стремись стать драконом.

Герои, убивающие чужих Драконов — шарлатаны. А искренние и самоуверенные шарлатаны — хуже фокусников и профессиональных обманщиков.

— Ваши предки построили в Королевской Гавани для своих драконов огромный, покрытый куполом замок, который назывался драконьим логовом. … Было замечено, что ни один из этих драконов не дорос до своих прародителей. Мейстеры говорят, что виной этому стены и потолок.
— Если бы стены могли сдерживать наш рост, все крестьяне были бы карликами, а короли — великанами. Но я встречал и великанов в хижинах и карликов в замках.
— Люди — это люди, а драконы — это драконы.

Мы — мирные люди и мало-помалу мы изменим этот мир. У нас есть то, чего ни у кого нет. Да, на их стороне армии, огромные армады… Но зато за нас наши драконы!

Чтобы убить дракона, надо его породить. И самому стать драконом.

Никогда не смейся над живым драконом!

Драконы часто играют со своим собственным хвостом.
Иногда они понимают, что это Вселенная заигрывает с ними при помощи их хвоста.
Иногда это понимает только хвост.

 Только вот человек, который летал на драконе, не м

У Драконов достаточно банальные имена.
Если вы знаете Дракона с очень сложным именем, значит, у него есть другое, намного более простое, только вы его пока не знаете.

Я от крови дракона, – думала она. – Если они чудовища, то и я тоже.

А что мы знаем о драконах? Для нас – простых людей, живущих по эту сторону Леса, – они почти мифические чудовища, далекие, как горизонт. Или как океан, которого мы никогда не видели. Но если вдуматься, они – создания из плоти и крови. Быть может, их малыши играют друг с другом и пробуют ловить солнечные зайчики. Или во сне закрывают нос лапами от холодного ветра. Или линяют. Или порой светятся всеми цветами радуги.

Правильно боятся обидеть дракониц. В лучшем случае придет ее муж, отец или брат, любой из большой семьи, и прибьет обидчика. В худшем – мстить начнет сама обиженная, и тогда лучше самоубийства нет, эти красотки отличаются буйной фантазией и абсолютной безжалостностью.

— В Вас, пожалуй, больше от Рейегара, но Рейегар дал себя убить. Роберт уложил его на Трезубец своим боевым молотом — всего лишь. Даже драконы смертны.
— Драконы смертны. Но смертны и те, кто их убивает.

— Это дракон там?
— Нет, это Дракула и конь, но они делают дракона.

Людей наш дракон не ел принципиально — считал вредными для здоровья из-за высокого содержания алкоголя, никотина и холестерина.

Любовь Дракона никогда не имеет ничего общего с его ненавистью.
Они никогда не переходят друг в друга.
И могут существовать параллельно, не мешая друг другу.

Струя пламени взвилась в воздух. В тёмном небе отчётливо прорисовался силуэт: мощное тело, огромные, медленно взмахивающие перепончатые крылья, пасть, извергающая огонь. Красный дракон бесшумно сделал круг над скалами. Я в оцепенении смотрела, как он разворачивается к ним хвостом и движется в сторону селения. Чтобы дойти до скал, человеку нужно два дня пути по неровной дороге, по холмам и оврагам. Дракон приближался быстро, его не задерживали ни крутые подъемы и спуски, ни быстрые горные ручьи.
Что же я делаю?! Стою на самом виду на вершине холма, перед обрывом! А вдруг дракон на ночную охоту вылетел? Во всех сказаниях драконы девушек крали!
Я кинулась прочь, с полянки, в сторону селения. Не успею, как пить дать, не успею! Добежала до сон-дерева, прижалась к светлому стволу. Платье на мне белое, волосы светлые. Может, и не заметит меня дракон? Сладкий запах цветов сон-дерева мысли дурманит, колени подкашиваются, пальцы в мешочки со златоцветом так вцепились, что ладони судорогой сводит. Вот пролетел дракон над самым обрывом, взвился повыше в тёмное небо, снова чуть спустился и опять взлетел к облакам. Высоко над сон-деревом пронёсся, не заметил. В сторону селения полетел.

Улитка оставляет за собой след слизи, но немного слизи не может повредить человеку… а вот если танцуешь с драконами — жди ожогов.

Наш король — это бог войны. Он первым бросается в бой и не знает поражения. Никто не устоит на дороге короля Артура. Его бесстрашная фигура не изменилась с тех пор, как он сделал свой выбор. Король даже не стареет. Он воплощение дракона.

Риггл любит сильную прожарку. И не любит башни.

— Его что, камнями стошнило?
— Это не камни. Твой дракон отложил яйца.
— Но мальчики-драконы не откладывают яйца.
— Да, твой мальчик-дракон оказался девочкой-драконом.

Шут перешел на шепот:
— Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но некоторые дети с самих ранних лет смотрят в голубое летнее небо и ждут тех, кто никогда не приходит. Потому что они знают. В небесах должно быть чудо, но оно потускнело и исчезло. А мы с тобой должны его вернуть.

 Многие Драконы увлекаются нечестными играми.
Драк

— Ты всю ночь надо мной сидел?
— Да так… думал.
— О чем же?
— О многом. Например, как тебя называть. Придумал тебе имя.
— Ты так говоришь, будто с небес его снял.
— В общем-то, так и есть. Вот там… Знаешь вон то созвездие?
— Очень хорошо знаю.
— Видишь, какой оно формы?
— Да, это дракон.
— Именно. По-научному звучит «Драко», что и означает «дракон».
— Значит, вместо того, чтобы звать меня «Дракон» на своем языке, будешь звать так же на чужом?
— Ты прав. Это глупо.
— Что ты! Я почту за честь быть названным в честь созвездия. На самом деле.

Пока твои драконы были малы, они были чудом. Выросшие – они смерть и разрушение, огненный меч, занесённый над миром.

Малознакомые рыцари иногда наведывались к Принцессе в пещеру, но больше внимания уделяли не ей, а Дракону. Это и понятно — Принцесс пруд пруди, а Дракон — зверь редкий и красивый.

— И охота вам так изнурять себя?
— Пока наша дочь не выберет себе в мужья достойного рыцаря, способного щёлкать драконов как орехи, мы всегда должны быть в боевой готовности.
— Надо было брать того Чёрного рыцаря — как он рассказывал о своих подвигах! И вообще, где ему удалось повстречать такое количество драконов? Вот я лично за свою жизнь, слава богу, ни одного не встретил.
— Потому что — трус! Прикажи подавать обед. Я готов целого слона съесть.
— Могу заказать и слона, только, боюсь, Вы его не одолеете.
— Не вздумай заказывать слона! Пусть фазана принесут.

Неважно, как быстро летит дракон, важно, как быстро бежишь ты.

Аэрион — настоящее чудовище. Считает себя драконом в человеческом образе. Потому он так и накинулся на этих кукольников. Жаль, что он не родился Фоссовеем — тогда он считал бы себя яблоком, и всем было бы намного легче.

И за каждым любым, даже хоть бытовым
Проявлением негатива двух отдельных людей
Виден древний мотив – столкновение архетипов.
Никуда не ушли герои, никуда не делись драконы.
Даже если их битва в офисе между степлером с дыроколом.

И герои с драконами очень похожи,
Их путают, но погоди — есть отличие в корне.
Ведь лишь у дракона нет своего пути,
Нет идеи, нет идеологии. Его роль – это быть врагом.
Он сидит себе тихо в логове. Выдыхает с дымом огонь.

Ты выбрал её,
Ведь она
Была лучше всех.
Ее нежный взгляд зажигал
В твоём сердце огонь.
Прекрасный цветок,
Богиня утех,
Но поверь мне:
Она — спящий дракон.

Одна беда — вредители. Обычно вредители — это мыши, или там, комары, а у нас… Драконы.

Нас создали демиурги, но они нас создавали не такими, какими ты нас увидела. В одном мире молодой дракон попал в горах под обвал и практически умирал от ран и голода, когда его нашел пастух. Увидев это, человек сказал: «Я помогу тебе, но за это ты мне должен заплатить вот таким вот куском золота» и показал ему на один из камней. И дракон отдал ему самородок — тогда еще совсем ненужного нам желтого металла, хотя в благодарность он хотел дать клятву прийти к человеку и всем его потомкам на выручку, если случится беда. Так мы узнали, что за помощь нужно платить, а золото для людей часто значит больше, чем плечо друга. Прошло время, в другом мире другой дракон долго пытался возделать поле, но у него ничего не получалось, и тогда он пошел за советом к человеку. «Я подскажу тебе, как нужно пахать и сеять, но взамен ты мне покажешь, где залегают алмазы», — ответил человек. И дракон, получив совет, показал ему пещеру с жилой. Он вспахал поле, собрал урожай, и его жена и дети пережили суровую зиму. Когда дракон узнал, что на деревню человека надвигается смертельная эпидемия, он в благодарность за спасение своей семьи от голодной смерти поспешил дать человеку совет поскорее покинуть эти края. Но человек не послушал совета дракона. Из-за мора умерла вся семья человека, и тот проклинал себя за то, что не послушал тогда совета. Так драконы узнали, что советы стоят денег, а люди очень часто ими пренебрегают, если они получены бесплатно.
Шло время, и люди во всех мирах поняли, что мы не только зависим от них, но и что даваемые нами советы бесценны. Постепенно они решили, что драконы обязаны за все им платить в три раза больше, чем раньше, хотя драконы давали им подсказки и советы, с помощью которых можно было перевернуть ход истории. Устав от такой несправедливости, мы надумали поменять правила игры. В каждом мире каждая семья дракона потеряла кого-то из своих членов от голода, но мы переломили ситуацию и начали приучать людей к тому, что они тоже должны за все платить. Но люди все равно старались дать нам меньше, чем мы им, так до конца и не поняв, что обмен должен быть равноценным. Нельзя за одну корову требовать, чтобы тебя озолотили, а за ломаный грош открыли секрет, где у твоего противника самое уязвимое место.
Вы, люди, научили нас, что за все нужно платить, и мы стали такими же, как и вы. И в чем-то мы признательны вам за это, потому что благодаря своим знаниям и человеческой жадности мы смогли выжить.

— Не слишком ли ты самоуверен?
— Отнюдь! Но если победишь, останешься без работы!
— Я не остановлюсь, пока не истреблю последнего из вас!
— Я и есть последний!
— Пытаешься спасти свою подлую шкуру отговорками?
— Ты не заметил, что заработок твой изрядно сократился?
— Только вчера укокошил одного!
— Так это ты убил Отмеченную Шрамами? Мы с ней были последними. Что ж, можешь гордиться, воин. Сколько золота дали за старушку?
— Не твое дело!
— Вряд ли очень много. А меня ты убьешь ради развлечения? Что же ты будешь делать, когда не останется драконов, а, рыцарь?

Ух, я зол, как же я зол, я отомщу за твою прекрасную руку, да и ногу тоже, я всем драконам поотшибаю лапы этой… головой.

Теперь у нас действительно есть что-то общее. И это стало началом новой эры. Эры рыцарского кодекса и драконов. Теперь мудрость драконов и старого кодекса помогут нам зачехлить оружие и жить в мире. Это место называется «Ворота Драконов» и отныне оно будет открыто для жителей по обе стороны.

Я усмехнулась:
– Драконы… Я всегда знала, что доверять вам опасно. Но после всего… Ты думаешь, я так легко доверюсь ему? Существо, способное играть чужими жизнями. Морально способное. Так просто, как им захотелось сделать из меня ручную зверушку. Ведь на мне до сих пор заклятие, по которому я вынуждена защищать тебя даже ценой своей жизни. И за что это мне – за то, что вышла однажды на улицу? За неправильный поворот в закоулках города. Не натолкнись я тогда на твоего братца – жила бы спокойно. Просто рядовой магианой.

 У влюбленных драконов могут открываться новые тала

Драконам иногда бывает холодно.
Так холодно, что рядом может замерзнуть несколько городов.

Если Дракон, не желая вмешиваться в чужую игру, хочет за ней понаблюдать поближе, то чем сильнее он приближается к игре, тем сильнее он начинает оказывать на нее влияние.
В результате, он уже наблюдает не первоначальную игру, а ту, что получается в результате его якобы постороннего «наблюдения».

В личной жизни всегда есть место для дракона!

Единственный способ избавиться от Дракона — это иметь своего собственного.

Мы – дракон, мы не ложимся на землю, покорно ожидая смерти!

— Самая лучшая собака, которую я только видела, — поделилась девочка с Пайпер. — Как бы мне хотелось, чтобы у нас была такая.
— У меня был дракон, — сообщил всем Эйден, уютно устроившийся на коленях Каролин.
Элис пренебрежительно улыбнулась:
— Его придуманный Д-Р-У-Ж-Б-А-Н.

– Здорово! У нас в деревне никто так не умеет! А правда, что драконы все на свете знают?
– Неправда. Драконы знают ровно половину всего на свете.

Любовь Дракона не совместима с правом собственности или обладания.
Любовь Дракона — это постоянное обновление, игра, завоевание, неуверенность и надежда.
Чувство, что Дракон стал чьей-то собственностью, равно как и цепи, превращают его любовь в ненавистную службу.
И порой, эта ненавистная служба имеет темные и страшные последствия.

Скакуна бы сейчас,
Что подобен дракону,
Чтоб умчаться
В столицу прекрасную Нара,
Среди зелени дивной.

Что лучше — родиться добрым или преодолеть природную злобу великим усилием?

— … Или вы можете сесть в свою машину и уехать.
— И почему это вдруг?
— Потому что есть пути, на которые лучше не вставать. Раньше такие на картах отмечали «Здесь живут драконы». Теперь не отмечают. Но это не значит, что драконов там нет.

— Дракон! Дракон! — кричали крестьяне на берегу. — Где? Где дракон? — вопрошала голова на длинной шее, высунувшись из озера и оглядывая прибрежные кусты…

Иногда с крыльями, иногда без, иногда толстые как слоны, иногда худые как змеи. Если ты думаешь так же, — забудь. Ты ничего не знаешь о драконах!

Может ли кто-нибудь приказать дракону прийти? Нет. Дракона можно только просить и надеяться, что он согласится.

 Все Драконы — наши.
Чужих Драконов — не бывает.

Когда мне было столько, сколько сейчас тебе, я мечтал о том, чтобы у меня был собственный дракон… Знаешь, ведь и уродливый горбатый коротышка может увидеть мир, если сядет на спину дракона.

Когда из-под земли извергается лава, это драконы сообщают нам о себе, что они ещё живы…

У меня есть дракон! И я не побоюсь его использовать!

Сбитый дракон — мертвый дракон.

Сжимаю рукоять горячо.
Обнажаю меч, но уже не помню, для чего давно.
Но не видно ни принцесс, ни сокровища,
А он и вовсе не похож на чудовище.

Последил за мной, как за дураком.
Тихо сел и грустно покачал головой дракон.
И он видом всем намекал о том,
Что и мне пора бы сдать доспех на металлолом.

– А драконы существуют? – шепотом спросила девочка.
– Конечно! Они определенно водятся в книгах на верхней полке. Но ты не бойся: если в душе ты настоящая принцесса, никакое чудовище тебе не навредит…

Многие влюбленные Драконы занимаются изучением проблем психологии, пола и характера.
И это часто не идет им на пользу.
Но может идти на пользу самой психологии…

Рыцарь с драконом сойдутся в финальной схватке,
Да на принцесс ни один, ни другой не падки.
Как их любить? Лишь претензии и припадки,
Чуть что не так — «еду к маме!». Ищи-свищи.

Плюнут. Обнимутся. Станут болтать о вечном.
Дружба любого делает человечным.
Что до принцессы — найдёт дурака на печке.

Там за горами, за морями, далеко,
Где люди не видят, а боги не верят.
Там тот, последний в моем племени
Легко расправит крылья, железные перья.
И чешуею нарисованный узор
Разгонит ненастье воплощеньем страсти.
Взмывая в облака судьбе наперекор,
Безмерно опасен, безумно прекрасен.

Ей ты наскучил,
Делу конец,
Рыцарь стал пастухом!
Ей плевать на все твои звезды с небес, –
Их и так у нее миллион!..
В эту ночь она будет нежна,
Но зверь готовит прыжок.
И как только ты сомкнёшь глаза
В ней проснётся дракон.

Не буди
Этот зверь уничтожит тебя.
Не зови, –
Ты умрешь от огня.
В эту ночь она — богиня любви,
Но проснется спящий дракон.
Беги!
Беги, проснётся дракон.

Драконы! Подлые, жестокие существа, играющие нашими жизнями.

— Ти, а ты можешь превращаться в дракона?
— Могу.
— А покажешь?
— Пока нет.
— Почему?
— Потому что знаю, что ты спросишь потом. И если ты это спросишь, я сейчас встану и уйду. И больше в эту комнату ты меня не заманишь!
— А что я спрошу? — поинтересовалась я коварно.
— Ты спросишь: вот если девушка-дракон сойдется с парнем-драконом, то будет ли у нее яйцо или ребенок и останется ли она в человеческом облике девушкой?
Упс! Подловил. Но пусть согласится — это же представляет феномен непорочного зачатия в совершенно новом свете!

— Вы, люди, такие забавные существа, — пророкотал чешуйчатый, — считаете, будто драконы глупые и необразованные, жрут всех подряд, крадут женщин, забавляются с ними и потом тоже съедают. Крадем и забавляемся – да, но есть? Ни за что! Несварение после вас ужасное, костей много, мяса мало, — перечислял дракон, а мне в красках представились все те несчастные. – А еще вы кричите противно.

Иногда Драконы питаются тем же, что и мы.
И порой они питаются объедками с нашего стола, а порой — мы питаемся объедками с их стола.

 — Мы решили сделать для тебя какой-нибудь подвиг.

— Гвиздо, а зачем мы вообще охотимся на драконов?
— Что за вопрос? Мы охотники на драконов, и всё! Будь мы охотниками на свёклу, охотились бы на свёклу. Ничего особенного.
— Да, но… почему мы охотники на драконов?
— Потому что мы умеем это делать! Особенно ты. Лиан-Чу, ты должен охотиться на драконов! Они подлые и коварные. Они губят деревни, пожирают несчастных жителей, они не моют на ночь ноги и не убирают за собой!… Наконец, они разговаривают с… с набитым ртом.

Она попыталась представить себе, каково это — лететь по воздуху, сидя на шее дракона. Должно быть, так же, как когда стоишь на вершине горы, — только лучше. Ты видишь под собой весь мир.

— Так ты был у нас не один раз? — насторожилась я. — Иначе когда бы успел выучить русский? Один из сложнейших языков на Земле, между прочим!
— Я ведь дракон, забыл? — Джалу одарил меня надменной улыбкой. — Я еще и не такое могу!
— И крестиком вышивать? — округлила глаза я.
— Ну… — Дракон замялся. — Не пробовал, но, наверное…
— Эх, был бы у меня такой дракон! — с чувством сказала я. — Я, может, и не женился бы никогда!

А может быть, не зря наше воображение придает облакам форму кораблей и драконов?
Они плывут в небесной тишине, величественные и прекрасные. Выше нас, выше суеты, выше самой жизни. Вечные. Но важна ли она им? Что для них эта одинокая вечность в бескрайних просторах неба. Какую цену они готовы заплатить, чтобы однажды упасть на землю дождем, рождая новую жизнь, омывая счастливые лица или пряча слезинки.
Люди всегда мечтали летать… а драконы чувствовать столь же ярко.
Драконы не люди.
Хотя… если драконы всего лишь мечта людей, то не могут ли люди быть всего лишь…

Драконам не нужна победа. Это слишком эфемерная мера. Дракон если дерется, то либо за свою жизнь, либо за чужую. И неважно – забрать ее или сохранить. Запомни, Александрит: драконы редко дерутся на полную мощь. Некоторые никогда так и не познают всей своей силы, но и малая толика ее должна нести смерть. В битве за жизнь дракону не нужно оружие. Нет, не буду говорить тебе такую банальность, типа «он сам по себе оружие». Это не так. Но зачем оружие тому, кто и есть сама жизнь, кто есть сама смерть? Истинная сила дракона подобна кончику стрелы, пущенной в самое сердце.

— Существуйте так, как хочется вам. Любите и позволяйте любить себя. Наслаждайтесь тем, что вам дает жизнь и ваш мужчина.
— У меня нет мужчины, — насупилась я.
— О да, у вас есть одержимый вами дракон, — прыснула она. — Это гораздо серьезней.
— Ирма! — с укором воскликнула я.

Наполовину дракон, да весь — труп.

Классификация драконов. Разящие, Грозящие, Загадочные.
Громобой – дракон-отшельник обитает в морских пещерах и тёмных заводях. Разбуженный Громобой способен своим рёвом потопить корабль или лишить жизни человека. Особо опасен, убить на месте.
Древоруб. Крылья этих гигантских драконов остры, как бритвы, и срезают вековые деревья. Особо опасен, убить на месте.
Кипятильник обрызгивает свою жертву кипятком. Особо опасен.
Разнокрыл. Даже птенцы могут плеваться кислотой. Убить на месте.
Громмель, Пристеголов, Скрил, Костолом, Шёпот Смерти. Сжигает жертву, закапывает жертву, душит жертву, выворачивает наизнанку. Особо опасен, особо опасен, убить на месте, убить на месте, убить на месте.
Ночная Фурия. Скорость неизвестна. Размер неизвестен. Злобное порождение молнии и самой смерти, не связывайтесь с этим драконом, если хотите выжить, прячьтесь и молитесь, чтобы вас не нашли.

— Согласно пророчеству, зло вновь овладеет землей с помощью сердца дракона.
— Зло? С помощью Дрейка? Нет, это не тот дракон.
— Не обязательно быть жестоким, чтобы стать орудием зла. Дрейк наивный.

— Леди Куини, я объявляю вас королевой Перадора!
— Выше величество, я из вас вышибу дух, если не отвяжитесь от Куини!
— Леди Куини будет королевой Перадора! А вас, рыцарь Планкет, я отдам на съедение драконам!
— А я им предложу вместо себя 50 ящиков яичного порошка!
— А дракон не дурак!

— А ты вовсе не такой асоциальный, каким пытаешься казаться.
— Это потому что драконы, по своей сути — существа свободолюбивые.
— Ты это к чему?
— В этом наша сила. А связь с людьми и их сообществом — для нас это как показатель доброты и снисхождения. Чем больше наша сила, тем отчётливее наш внутренний позыв к свободе.

— Джофф, его огорчил ты.
— Почему? Потому что не стал с ним летать сегодня? У меня есть дела поважнее, я хочу стать рыцарем.
— Ты понимаешь, что Дрейк остался жить лишь благодаря великому чуду. Само его существование — диво. Много лет назад дракон по имени Гриффин привел мятежников под стены нашей столицы. Взяв его в плен, достойные драконы в наказание поместили его сердце сюда. Это высушенное сердце дракона, изменившего клятве. Преданные драконы преподнесли сердце императору Куо Фану в знак того, что зло уничтожено. Но императора охватил страх. Он истребил всех драконов на Востоке. Дрейк последний из их рода. Ты не представляешь, как он одинок.

Ты рос послушным. Играл, улыбался старшим.
Ты знать не знал ни драконов, ни старых башен.
Только беда: уродился сынком монаршим,
А, значит, ноги в стремя. Спасай. Скачи.

И наплевать бы с высокой на ту девицу,
Пусть она дальше в каморке своей томится.
Надо же было родиться наследным принцем!
… в кузне уже натачивают мечи.

— Я смогу защитить его.
— А кто защитит его от тебя?

  — Вы обещали, что меня не тронут!
— Я обещала. Н

И нет смысла, как такового.
Непонятно вообще, для кого
То ли бьёмся, то ли держим оборону,
Но давно уже не время для дракона.

А сражаться за что ещё?
Коль нет ни принцесс, ни чудовища.
И мы не знаем, как жить по-другому,
Но давно уже не время для дракона.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ