Цитаты про эпидемию

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про эпидемию. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Организм до тех пор успешно борется,  пока имеет в

Чума – как война. Она пробуждает самые низменные инкстинкты. Не случайно чума и война всегда идут рука об руку.

— Когда мы сейчас уже полтора года имеем дело с коронавирусом, мы какие-то вещи поняли. По второму разу начали болеть те, кто уже переболел. И я ещё раз говорю, надо ревакцинироваться. Коллективный иммунитет — это пока что-то эфемерное. Я сравнил это со снежным человеком. Все слышали, что он где-то есть, кто-то видел, но на самом деле…
— Ну вот, пожалуйста, в Израиле коллективный иммунитет достигнут, а страну они не открывают. [реплика Владимира Соловьева]
— Здесь дураков нет, здесь евреи живут. На самом деле, мы не говорим, что достигнут коллективный иммунитет, мы говорим, что в Израиле привит определённый процент населения, который может дать коллективный иммунитет. Если вы спросите моё мнение, — мы прививаться добровольно не пойдём. Хоть вы пять машин разыгрывайте, хоть десять… Это позор. Это позор, когда разыгрывают машины, чтобы спасти тебе здоровье. Пряник здесь не поможет, только кнут. Нигде в мире не сдают кровь на антитела для того, чтобы чтобы сделать вакцину. Нигде, включая Россию… официальных рекомендаций нет. Это любопытство, которое ведёт ко многим печалям. Ты не привит — иди привейся, независимо от того, болели вы или не болели. Болели вы одним вирусом, а прививка защищает от всех. Если вы привиты, и если у вас прошло больше, чем восемь месяцев со дня первой прививки — пойдите, привейтесь. Всё, точка. Маски не спасут от коронавируса, ну перчатки — просто глупость. Почему закрывать предприятия, отправлять на «удалёнку», это мы имеем право?… Самоизоляцию… отправлять под домашний арест, заставлять носить маски — это можно заставлять, а единственное, что может помочь, вакцинацию — нельзя? Не бачу логики вообще. Мы же всё равно к этому придём. Надо заниматься собой. Начинайте закаляться, начинайте худеть, начинайте двигаться, приобретайте естественный, самый сильный — это естественный иммунитет. Те, кто сейчас наверху принимают решения, они должны для себя понять — добровольная вакцинация у нас провалилась. Её не будет. Всё что вы могли своими машинами, плакатами, уговорами сделать — уже сделали. При том, что существует «пятая колонна» врачей, которые отговаривают… На войне, как войне.

Тиф был главной темой разговора у всех — богатых и бедных: бедные гадали, когда от него умрут, а богатые — как от него защититься и где достать вакцину доктора Вейгеля, выдающегося бактериолога, ставший фигурой не менее известной, чем Гитлер.

Обычно в случае эпидемии корабль закрывают на карантин, но вчера в живых остался последний член экипажа — я, капитан Иван Полозков. Все остальные уже умерли. Если кто-то найдет нас, прошу выполнить две просьбы: первое — доставить саквояж в Москву и передать лично товарищу Берия, вторая — похороните нас по-человечески, у меня уже нет на это сил. И передайте командованию, я умер за Родину. Служу Советскому Союзу! Капитан Иван Полозков.

Он открыл шкаф, вынул из стерилизатора две гигроскопические маски, протянул одну Рамберу и посоветовал ее надеть. Журналист спросил, предохраняет ли маска хоть от чего-нибудь, и Тарру ответил: нет, зато действует на других успокоительно.

— Говорят, когда в Солезино появился первый заболевший юстирским потом, герцог отдал приказ, и его кавальери уничтожили все суда в портах, включая рыбацкие лодки.
— И тем самым он обрек сотни своих подданных на бессмысленную гибель.
— И спас тысячи в соседних странах. И умер сам, хотя мог попытаться сбежать от мора на собственном корабле.
— Думаешь, кто-нибудь об этом припомнит через сто лет? Что сильный мира сего поступил как правитель, а не как обычный человек?

Не надо никакой паники. Надо просто работать. Особенно сейчас, на селе. Приятно смотреть по телевизору: люди на тракторе работают, никто не говорит про вирусы. Там трактор вылечит всех! Поле всех лечит!

Эпидемиология туберкулеза : волна эпидемии прокатилась по Европе в 1780 году, во время промышленной революции, и достигла своего пика к началу ХІХ века. К 60-м годам ХХ века контроль над туберкулезом привел к изменениям демографического характера. Восемьдесят процентов больных туберкулезом были пожилым людьми, и случаи заболевания сократились до 30 тысяч в год.

Когда-нибудь животные удивятся, куда же исчезли эти странные двуногие звери, а потом напьются из реки, посмотрят на облака и забудут напрочь, что когда-то вообще думали о нас. Жизнь пойдёт своим чередом. И нет смысла даже оставлять какие-то записи, потому что их никогда никто не прочтёт.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ