Цитаты про колдовство

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про колдовство. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

В отличие от Белых дам, Алые не подчинялись никаким правилам и законам. Их колдовство не требовало равновесия. Оно могло быть диким, непредсказуемым… И некоторые из моего рода даже считали его опасным.

Чрезвычайно редкая комбинация Марса, Сатурна, Юпитера и сошедшего с орбиты российского спутника неизбежно примудлачивала каждого, кто имел неосторожность появиться на свет в день рождения Порри Гаттера.

 Равно как два ума не могут мыслить одинаково, так

При виде Дона Педро лица их омрачились, и некоторые из них, видимо, были испуганы, ибо, всего лишь за несколько недель перед тем он велел повесить двух человек из их племени за колдовство на рыночной площади Севильи…

Всю дорогу Андреас нёс её на руках. Пешком. Ночью.
«Он точно колдун?» — засомневалась Лара.

— Хочу увидеть того, кто мне предназначен.
Ведьма молчала. Я отдала ей деньги и драгоценности, что принесла с собой. Предсказательница сгребла дары под подол платья и протянула мне мутное зеркало в горелой деревянной раме. Я взглянула в него: зеркало сделалось серым, потом заполнилось малиновым дымом, а после я увидела в нём собственное отражение.

Надо сказать, что новорожденный колдун — это землетрясение, поселившееся в детской комнате. Любой каприз малыша буквально переворачивает дом вверх дном (кстати, случалось на улице Вязов и такое). Пустышки взрываются как петарды, пеленки разлетаются стаей испуганных перепелок, бутылочки сами собой наполняются молоком из соседских холодильников… Словом, только мама-колдунья может противостоять тому тайфуно-урагано-цунами, которое устраивает ее чудесный отпрыск. А уж когда начинают резаться зубки, тут и папочке приходится брать отпуск и сидеть с волшебненочком — чего доброго, подожжет занавеску или доведет до слез соседскую горгулью.

Вмешиваться в дела ведьм – опасно. Забудьте о мести. Забудьте обо всем, что успели узнать о мире теней и колдовства. С этими женщинами вам не совладать, ни за что и никогда. Смерть – самая милосердная кара, которую они могут подарить вам, и даже ее еще придется заслужить.

Я странствовал долгие месяцы и всё размышлял — достойны ли чародеи выворачивать живую материю наизнанку, красть магию, обманывать природу? Магию надо оправдывать.
Мне, наконец, стало ясно, что не так в этом мире. Слишком много колдунов.

Колдовство, касаясь человека, всегда оставляет след. Большинство людей прежде всего замечают запах: не зловоние гниения и разложения, скорее приторную сладость в ноздрях, острый привкус на языке. Очень немногие чувствуют дрожь в воздухе. Незримый ореол на коже мертвеца. Словно само колдовство все еще рядом, наблюдает и выжидает.
Как живое.

Колдовство не шиномонтаж, гарантии не дает, это тонкие материи, которые можно порвать одним неосторожным словом. Так что помимо зелья найди в себе силы понимать его, не замыкаясь в беспросветном эгоизме, не выдумывая лишних обид от скуки, не диктуя диких списков обязанностей настоящего мужчины, ища во всем возможность укрепить отношения, а не повод испытать их на прочность, чтобы доказать себя, любимой, что ты нужна и востребована.

Я такая злющая, ведьма всемогущая, то никто мне не указ. Если мне захочется, сказка ваша кончится, прямо здесь и сейчас! Вы убеждены сейчас, что оберегают вас Ваша дружба и любовь! Я же так не думаю, скоро правоту мою жизнь докажет вам вновь!

Средь разрушенных грез, в те, что верил, глупец, я когда-то сам,
Заколдованный ведьмой, мой разум в тумане стоял.
Пластилиновой куклой в руке подчинялась моя судьба,
Голос твой в голове мне покоя никак не давал.
В отражение свое я смотрел, но себя там не узнавал
Незнакомый мне облик своих глаз с меня не спускал.
От удара руки задрожали осколки живых зеркал;
Рассыпался на части наш мир, и его не собрать.

Колдовство – это пламя, что палит лицо тому, кто его раздувает.

— Не знал, что он балуется колдовством.
— Прилично говорить, что он занимается алхимией, астрологией и математикой.

Ненависть сильна, но она все равно не сильнее любви. Намуна уже стерла его память, но у нее нет власти над его чувствами. Твоя любовь сильнее ее колдовства, если тебе удастся вновь разжечь в нем любовь, которая вас объединяет, то его сердце узнает тебя.

Колдовству, как известно, стоит только начаться, а там уже его ничем не остановишь.

Ты башку себе продуй
Да потщательней колдуй.
Наш стрелец, как оказалось,
Не такой уж обалдуй!..

— Когда ты сам станешь королем, вот тогда ты и поймешь, что такие решения приходится принимать. Королевству грозят темные силы.
— Я знаю, что колдовство — это зло, отец, также, как и несправедливый суд. Да, я буду королем, я еще не знаю каким, но я знаю в каком Камелоте я хочу жить — в нем наказание будет соответствовать преступлению.

— Помни, что спасло королеву — магия, колдовство.
— Но колдовство и похитило ее у меня.
— Зло не в колдовстве, а в сердцах людей.

Её обвиняли в колдовстве на том неоспоримом основании, что она была очень стара, очень безобразна и очень бедна.

— «Смешай цвета, чтоб засиял свет белый. И сможешь возрасти в размерах». Загадка какая-то…
— Тут говорится о том, как вырасти.
— Ага. Такое нынче каждый колдун предлагает! «Возрасти в размерах, стань настоящим богатырём»… И всё за один сеанс!

Оттого ли бледен,
Оттого ль знобит,
Не иначе снова,
Клялся на крови,
Или вдруг коснулся запредельного…
Хайо, хайо, хайо…

Колдовство — древний прототип и предтеча политического влияния. Оно считалось, однако, не столь почтенным занятием и чаще всего каралось пытками и смертью. Блаженный Августин рассказывает, что однажды некий бедный селянин был обвинен в колдовстве и отдан в руки палачей, дабы те вынудили у него признание. После нескольких простеньких пыток сей простодушный признал свою вину и тут же наивно вопросил мучителей, как быть, если ты колдун, но сам даже не подозреваешь об этом.

Все настоящие ведьмы только так и колдуют, из сердца… Кольцо-то да палочка волшебная, чай, для дураков делались. Где им, дуракам, сотни лет сердце развивать да доброту в себе копить – взяли палку, кольцо нацепили да пошли дрова ломать…

— Хе, ты еще не охотился на вампиров, правда?
— Вампиры, ведьмы, чернокнижники — по мне, все они одинаковы.
— Нет-нет, вовсе нет. Вампир — это тебе не колдун, с чернокнижником и бабулька справится.

Нет такого заклинания, на счастье. Для этого есть наркотики.

Магию можно использовать во имя добра.

От этой паутинной микстурки
Ты попадёшь в служение тьме.
А если когда-либо влияние ослабится,
Я могу всё кардинально изменить.

Ты будешь словно в тумане, твоё сознание затянет тучами,
Я сделаю знак и у тебя вскружит голову.
Ты проснёшься в кромешной ночи,
Тоскуя по мне, когда я буду скрыта от твоих глаз.

 У нас стоят ограничения: не колдовать, не проклина

— Да ну, чушь! Что она может знать о колдовстве? Начиталась интернета, вот и всё.
— Ну не скажи. Иногда самые серьёзные проблемы устраивают подобные дилетанты, потому что они понятия не имеют, во что они лезут.
— Ну да, как в анекдоте: студент медицинского вуза на экзамене по латыни случайно вызвал дьявола…
— Очень смешно. Я серьёзно, Феликс. Если Марина испытывает действительно сильные чувства, такие, как любовь к мужу или ненависть к сопернице… в общем, это может усилить магию.
— Ну-ну. Удивительно, почему ни одна офисная барышня до сих пор себе не наколдовала новенькие туфельки.
— Ха-ха-ха. Не смешно!
— Да, чувства недостаточно сильны!

Нет другого места на земле, где суеверия и колдовство так тесно входили бы в обыденную жизнь, как здесь, в горной Шотландии.

Все бабы, хоть немного, но колдуньи!

Яйцо ворона, кровь курицы, еще немного крови, глазные яблоки крокодила, яйца тритона… Наверное, теперь он стал трансексуалом!

Коко была Алой дамой и потому, в отличие от меня и других Белых дам, черпала свою магию не из земли. Нет, ее колдовство шло изнутри.
От крови.

Околдован путник мой,
Будет мне служить одной.
Он забыл, зачем пришёл,
Счастье здесь своё нашёл…

Колдовство — это соус, которым дураки поливают своё поражение, чтобы скрыть вкус собственной оплошности.

— Это колдовство…
— Это медицина!

— Кстати, ты же ведьма, в конце концов. Сделай что-нибудь. Измените себе внешность или там… сотвори невидимость и летающую карету. Или награди всех преследователей поносом, чтобы им было не до вас!
— Отрадно знать, что ты столь высокого мнения обо мне. Проклятие поноса мой самый коронный фокус.

Как правило… околдованного человека, у которого утащили душу, может поймать шум ручья или реки и унести его к смерти.

Человек, посвятивший себя магии, должен быть не добр и не зол, как не добр и не зол наш Мир. И при этом чуток, переменчив и пластичен, как сама жизнь. То есть в идеале колдун должен быть всяким — одновременно.

Будем колдовать, и не будем горевать.

Я наложу на тебя заклинание,
Ты будешь делать то, что я захочу,
Смешать это в маленькой чашке,
Сказать несколько слов и ты потеряешь самоконтроль.

Мы можем заниматься нашим мелким колдовством на окраине мироздания, следя, чтобы питающий нас ручеек не был чересчур заметен. Но если мы превратим его в потоп, он первым делом смоет нас самих.

 Так что впредь колдуй сурьезней,
С чувством, так

– Не пойму я, зачем работать, если все, что мы делаем своими руками, можно просто наколдовать?!
– Все так, – ответил Тонда, – только такая жизнь может и опостылеть. Без работы, брат, жизнь не жизнь! Так долго не протянешь!

— Ты не настоящий Санта. Если бы ты был настоящий, ты бы умел колдовать.
— Хочешь, поколдую? Давай посмотрим, как ты исчезнешь.

— Почему ты всё молчишь? Что тебя печалит?
— Слухи о никяхе расползлись повсюду. На рынках, базарах — везде высказывают недовольство.
— Что же говорят?
— Что я тебя приворожила. Что я ведьма! Не смейся, я серьёзно. Я не понимаю, почему они так невзлюбили меня. Что я им всем сделала?
— Пусть никто тебя не любит, я люблю, и этого достаточно. Оставь людей, пусть болтают. Ведь ворожейка счастлива и привороженный доволен.

Колдуны хороши, только когда не могут причинить тебе вреда, и лучше всего у них это получается делать, лежа в гробу.

— Я знаю Гвен, она моя служанка, а не ведьма.
— Ты когда-нибудь видела, как она колдует? Поверь, они не оставляют ни единого следа, а в их глазах нет ни тени зла.
— Я знаю, как она работает: пальцы стерты в кровь, ногти сломаны. Если бы она была колдуньей, зачем ей это делать? Зачем каждое утро склоняться над холодным каменным полом, если она может все устроить мановением руки, как тщеславный король!..

— Бабушка всю жизнь прожила в бедности, чтобы её не уличили в колдовстве, а оно вон как было! Все вокруг и так прекрасно знали, что она ведьма.
— У твоей бабки была слишком типичная внешность.

… Я верю в то, что каждый искренний творец немножечко умеет колдовать. Если подробно описать то, о чем мечтаешь, это рано или поздно сбудется наяву.

— Кстати говоря, ведьмы — страшные и злые бабки. Ты не такая. Предпочитаю называть тебя колдуньей.
— Как черта ни назови, святым он не станет.

Существует ли такая вещь, как «собственная воля», когда ты становишься добычей обмана и колдовства, которые сменяют реальность у тебя на глазах, преобразовывая мертвый город в пестрый праздник?

Магия никогда не привлекала ее. По правде говоря, многие ведьмы могли за всю жизнь ни разу не сотворить серьезное, очевидное колдовство (они лишь плели запутки и ловушки снов и проклятий, что за колдовство не считается, будучи скорее народным творчеством, и все остальное ведовство заключалось в занятиях медициной, здравом смысле и способности выглядеть сурово в остроконечной шляпе). Но коли ты назвался ведьмой и надел остроконечную шляпу, то ты все равно что стал полицейским. Люди видят не вас, а вашу униформу. И когда по улице несется безумец с топором, вы не имеете права отойти в сторону, бормоча: «Да я только пропавших собак ищу и уличное движение регулирую…». Вы ведьма, у вас есть шляпа и вы занимаетесь своим делом. Основной закон ведовства гласит: вы все решаете сами.

Песнь Финрода, творящая чары личин, впечаталась в разум особым образом: им легко и привычно было думать о себе как об орках…
— А теперь спать, — голос Финрода тоже сделался низким и хриплым.
— Не так, — поправил его Берен. — Спать, лошачьи дети!

Мы нарушаем равновесие. Мы получаем то, что хотим, но это оборачивается против нас с утроенной силой.

Я девчонка-чародейка,
И наложу на тебя заклинание.
(наложу заклинание…)
Я девчонка-чародейка,
И наложу на тебя заклинание.
(наложу заклинание…)

Ведьма колдует, только когда это действительно необходимо. Работать с магией тяжело, и не просто удержать её в узде. Мы действуем иначе. Ведьма замечает всё, что происходит вокруг. Ведьма думает головой. Ведьма верит в себя.

  — Вы колдун! Если бы золото было так просто добыв

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ