Цитаты про королев

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про королев. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Говорили, что Анна Болейн смеялась во время корона

Ход королевы… пусть исчезнут пешки,
Обдуманно, с азартом, но без спешки.
Ход королевы… ход не из простых,
Судьба фигур всегда в руках живых.

С королевой, как со шлюхой, а на шлюху — корону. Не ошибешься.

Что толку от слова «непомерный», если оно неприменимо к королевской свадьбе.

Я — его королева, но он отнюдь не мой король.

Для короля или королевы очень важно не показать внешнему миру своей уязвимости. Любой признак слабости, болезни или даже естественного старения следует скрывать под маской неуязвимости. Если маска соскользнет, то вместе с ней может рухнуть и династия.

Вы чудовище. Вы когда-нибудь задумывались, к чему ведут ваши грандиозные планы? У нее будет корона на голове и сломанная судьба. А Джейн Грей? Она никогда не хотела это короны — теперь ей, быть может, придется отдать за нее жизнь!

Зою не назовешь доброй, и с ней нелегко. Но она уже королева.

Чтобы править, она должна навсегда скрыть свои личные желания за публичным лицом монархии.

Так или иначе, это твоя семья, и другой у тебя нет. Кучка фермеров и несколько правонарушителей. А потому оставайся прекрасной, любящей девушкой, которую мы все знаем, и принц падет к твоим ногам, наплевав на классовые различия.
Мы тебя любим. Пиши мне. Я скучаю по звуку твоего голоса. Когда ты рядом, то жизнь начинает казаться лучше, жаль только, что я поняла это лишь после твоего отъезда.
А теперь до свидания, принцесса Эмберли. И когда получишь корону, постарайся не забывать о нас, маленьких людях.

Вот почему, оказывается, вы вообразили себя королевой: потому что вас назначили палачом.

Каждый ребенок знает: королева – это такая добрая, красивая, умная и благородная тетенька. Проходит время, и мы понимаем: королева может не быть доброй, умной или красивой. Но вот чего все же не отнять у любой королевы – это благородства…

Именем блистающего Восточного Моря, да славится Королева Люси Отважная.
Именем великого Западного Леса, да славится Король Эдмунд Справедливый.
Именем лучезарного Южного Солнца, да славится Королева Сьюзан Великодушная.
Именем ясного Северного Неба, да славится Король Питер Великолепный.

Равная мне во всем. Она будет носить мою корону, сидеть на троне рядом с моим. Никогда в стороне, никогда не предназначенная лишь для размножения, утех и воспитания детей. Моя королева.

Моё сердце принадлежит другой, я полюбил королеву.

Многие считали, что Анна Болейн околдовала короля. Она была женщиной с сильной волей и убеждениями. Простой народ ненавидел ее, да и многие дворяне тоже. Она изгнала Екатерину Арагонскую, угрожала отправить на эшафот родную дочь Генриха Марию. Многие приближенные короля впали в немилость, а иные лишились головы по ее прихоти.

Младший брат любовью чистой королеву полюбил,
И однажды ей в лесу, в лесу тенистом своё сердце подарил.
Ну, а старший выбрал чудо, одиночество небес,
И все знали, что он никогда не будет покорителем невест.

— Ты лишился королевы.
— Второй раз за один день.

— Я — королева, а не мясник.
— Все правители — либо мясники, либо мясо.

Для королевы ты лишь прихоть, а королева для тебя — одна мечта, не больше.

Королева умерла, а мир содрогнулся… И лишь враги кровавые торжествовали, пока весь народ оплакивал великую Султаншу…

— Рошфор все знает о нас с королевой.
— Если его отношение к королеве — это измена, то как назвать твое?
— Любовь.
— Король оценит разницу.

Ни одна женщина не может стать королевой Англии только потому, что достойна любви. Это как в картах — ты должна все правильно рассчитать, если хочешь выиграть партию.

— Но это очень важно!
— Ваше Величество хочет, конечно, сказать «неважно»…
— Ну да, именно это я и хотела сказать.

Каждая царица должна быть готова к бою. Каждая девушка должна быть готова к войне.

У королевы нет сил,
Трудно пойти вновь на риск
И она разбивает часы,
Чтобы продлить себе жизнь.

Я королева. Любимая народом. И если вы хотите выйти замуж за моего сына и жить в моем доме, то будете делать все, как я говорю. Вы будете послушными. Благовоспитанными. И молчаливыми.

… я бы и внимания не обратил, не касайся та история возлюбленной сестры Генриха Восьмого. Ее чаще называли королевой Франции. Своевольная принцесса, она учинила международный скандал, когда обвенчалась с Чарльзом Саффолком. Но ее смерти никто и не заметил — а ведь ей было всего тридцать семь.

— Ну вот. Какая нехорошая леди… а вы, между прочим, мне едва не понравились! Я уже хотел назвать вас Королевой Бала!!
Я резко остановилась и повернулась к шуту, которому вдруг пришла в голову не слишком удачная мысль бодро шлепнуться на пол, поджав под себя ноги и скрестив их по-турецки.
— Кем?
— Королевой! Что, передумали? — хитро прищурился он, но мне уже было не до шуток. Неторопливо вернувшись, я присела, чтобы наши глаза оказались на одном уровне, и, позволив платью белоснежным цветком распластаться по красивому паркету, тихо сказала:
— Не стоит меня так принижать, господин шут. И не нужно присваивать мне недостойных званий. У Тим-Тима неприлично отвисла челюсть.
— Что?!!
— Каждая женщина в душе своей — королева, — так же тихо сказала я. — Поэтому, называя леди королевой всего одной ночи, вы, господин шут, рискуете ее смертельно оскорбить. Надеюсь, вы понимаете, почему?
Он ошарашено моргнул и не нашелся, что возразить. Только и спросил растеряно:
— Ну… прямо-таки и смертельно?
Я хищно улыбнулась, на мгновение вернувшись в недобрый образ Фантома, и вкрадчиво спросила:
— Разве вы не знаете, господин шут, что женщины по природе своей гораздо более опасные существа, чем мужчины? И разве никогда не замечали, что порой от хлесткой пощечины вас спасает только белая перчатка?
Под моим тяжелым взглядом он странно вздрогнул, отполз назад и уставился, как кролик на удава. Даже побледнел слегка под гримом, хотя, может, мне и почудилось.
— П-почему перчатка? И почему именно белая?
— Чтобы не запачкаться, — серьезно ответила я.

— А без этого, какие у мальчика шансы?
— Минимальные. Яд прошёл гематоэнцефалический барьер.
— «Минимальные» — это, видимо, британский вариант фразы «хрен-два у него есть какой-то шанс».
— Я австралиец.
— У вас королева на банкнотах. Вы — британцы.

 — Я императрица. А ты никому неизвестная придворна

Мне кажется, что королева, которая никому не доверяет столь же глупа, как и королева, доверяющая всем и каждому. Каждый новый человек, которого я беру к себе на службу, — это риск, но как я могу завоевать Семь Королевств без риска?

Королевам так нужны кумиры,
Рейтинги чтоб повысить.

Короли и императоры — всего лишь люди, всего лишь смертные… Какими бы богатствами они ни обладали, они не избавят их от смерти. Они — лишь земля и прах и в землю должны отойти, и вся их слава, при ближайшем рассмотрении, окажется совершенно ничтожной.

Кто хоть день провел в Нарнии, тот навсегда король или королева. Пусть ваша мудрость хранит нас, пока звезды не упадут с небес.

Эх, была бы она королевой, она сейчас же приказала бы всех казнить… и легла бы спать.

Какое это счастье — быть пристрастным!

Истинному королю — нужна лишь одна королева.

Императрица, которая выносит боль с достоинством и держит лицо, – это императрица, заслуживающая почтения подданных. Мои придворные дамы будут шептаться меж собой, что я отказалась от лекарства. Значит, я не боюсь боли. Но, ад побери, как же больно!

— Когда я буду королевой, обещаю поступать, как велит мне моя совесть.
— Ты никогда не будешь королевой.

Екатерина Арагонская оставалась всеобщей любимицей: жизнь ее была сломана, но образ смиренной страдалицы запомнился.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ