Цитаты про либерализм

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про либерализм. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 У либералов есть одна особенность — печалиться, ко

— Никакого повода для похорон российского либерализма я не вижу! [реплика Сергея Борисовича Станкевича]
— Да нет никакого повода хоронить, потому что невозможно найти покойника!

«Высший либерализм» и «высший либерал», то есть либерал без всякой цели, возможны только в одной России.

С одной стороны, нам говорят, что у нас «сильное государство, которое стоит на страже интересов народа», а во всех бедах виноваты западники и либералы. С другой — эти самые либералы занимают ключевые государственные посты и все делается по-либеральному: социальные гарантии сокращаются, государство регулярно «капитализирует» банки на многие миллиарды и закрывает глаза на баснословную роскошь олигархов, которые спокойно ведут бизнес через офшоры и держат активы за рубежом, получая при этом крупные государственные подряды.

Поворот Грустилова дал либерализму новое направление, которое можно назвать центробежно-центростремительно-неисповедимо-завиральным.

Лучше быть недовольным мудрецом, чем довольным дураком; лучше быть недовольным Сократом, чем довольной свиньёй; потому что если дурак или свинья знают только свою сторону предмета, то мудрецу ведомы все его стороны. И поэтому лучше ошибаться вместе с Сократом, чем быть правым вместе со всеми.

Кричать «Свободу узницам!», напялив балаклавы.
Это современное искусство — плеваться калом.
Антиклерикальная либеральная движуха –
Мы пилим гранты, тянем лыбу от уха до уха.

«Голосуй за Путина!» — кричать под флагами,
Петь на Селигере, все двери открывать ногами,
На «Бюджетные» творить «Шедевры» для народа –
Тупые, пьяные, свиньи сожрут что угодно.

«Долой Путина!» — кричать в экстазе на Болотной,
Долбиться в дёсна с терпилами айподными.
Нас покажут на «Дожде», про нас напишет «Афиша»…
Но наши люди нас и так нормально слышат!

… они первые были бы страшно несчастливы, если бы Россия как-нибудь вдруг перестроилась, хотя бы даже на их лад, и как-нибудь вдруг стала безмерно богата и счастлива. Некого было бы им тогда ненавидеть, не на кого плевать, не над чем издеваться! Тут одна только животная, бесконечная ненависть к России, в организм въевшаяся…

Такие соратники — это дитя вашего легкомыслия, от которого надо избавляться и чем быстрее ты это сделаешь, тем лучше, потому что с такой клиентурой никакая артель в принципе работать не будет, а в данном случае я неслучайно называю, извините за тавтологию, это всё артелью, потому что это в чистом виде она и есть — либеральная артель «Напрасный труд».

Мой либерал дошёл до того, что отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьёт свою мать. Каждый несчастный и неудачный русский факт возбуждает в нём смех и чуть не восторг. Он ненавидит народные обычаи, русскую историю, всё. Если есть для него оправдание, так разве в том, что он не понимает, что делает, и свою ненависть к России принимает за самый плодотворный либерализм.

Молодость это горячка, безумие, напасть. Её побуждения обычно бывают благородны, в нравственном смысле даже возвышенны, но чаще всего ведут к великой глупости, а то и к большой вине. Вы, вероятно, знаете, что я считался либералом, революционером, конспиратором, словом, одним из самых упорных врагов монархизма, и в особенности самодержавия. Таков я и был в действительности.

Чем легкомысленнее — тем либеральнее. Такое уж правило. Легкомыслие иногда осложняется учёностью, талантом, остроумием. Блеском — слишком часто. Но если в зерне лежит легкомыслие, то все эти таланты склоняются к либерализму. Что такое легкомыслие? Человек без тяжести на спине. Без страдания. Без вкуса к религии и к государству.

— Вы не боитесь, что либералы объявят вам войну? Обвинят в «белом супрематизме» и дискриминации меньшинств? А там и до обвинений в неофашизме недалеко.
— Они не либералы, это название они украли и присвоили. Либерализм — это свобода для всех. А они — социалисты: дать все преимущества лузерам за счет уравниловки для талантливых и трудолюбивых.
Я уже не в том возрасте, когда боятся гонений. К 70 годам надо бояться только за будущее детей и внуков, за то, что останется после тебя. А идет к тому, что в конце XXI века от нашей великой цивилизации останутся одни руины.
Снижается образовательный уровень. Происходит этническая замена народов европейской цивилизации. Говорить об этом неполиткорректно. Это правда! Но она нехорошая! Говорить эту правду — расизм, национализм, ксенофобия и неофашизм. Вы понимаете?! Не осуждать, не бороться — но даже упомянуть явление «либералы» считают якобы фашизмом!
Происходит культурная замена. Но полагается говорить, что многообразие — это хорошо. Официально запрещено публиковать данные о преступности мигрантов. И считается, что это правильно и хорошо. Мигрантам позволено поносить хозяев — но хозяевам запрещается плохо отзываться о мигрантах, иначе это фашизм.

Игры либералов с силовиками рано или поздно заканчиваются по одной формуле: у кого кулак больше — яйца крепче. А то, что либералы думают, что можно защитить себя словом от оружия — это заблуждение. Нет, милые мои, язык на ринге не спасает.

Цивилизованный мир – это мир активного либерализма. Это – либеральное ментальное пространство, которое принципиально стоит на платформе отрицания высшего смысла жизни и считает, что главным измерением его должен быть гедонизм.

 Большею частью масса не знает, что ей делать с либ

Свобода всегда находится на расстоянии одного поколения от исчезновения. Мы не передаём её по крови нашим детям. За неё нужно бороться, защищать и передавать, чтобы они поступали так же, иначе однажды мы проведем в закате наших лет, рассказывая нашим детям и детям наших детей, как это было в Соединенных Штатах, где люди были свободны.

Больше всего в современном российском либеральном сознании бросается в глаза органическая неспособность воспринимать мнение, сколько-нибудь отличающееся от собственного. Подчеркну: не «оттор­жение», не «враждебность», не «нетерпимость», — а именно неспособ­ность самого восприятия как такового.

Либерализм — это не социализм и никогда им не будет… Социализм стремится искоренить богатство, либерализм — бедность. Социализм уничтожает личную заинтересованность, либерализм ее охраняет, примерив с правами общества. Социализм губит предпринимательство, либерализм лишь освобождает его от гнета привилегий… Социализм ставит во главу углу регламент, либерализм — человека. Социализм критикует капитал, либерализм — монополии.

— Почему большие данные угрожают либерализму?
— Либерализм строится на допущении, что только у вас есть доступ к вашему внутреннему миру, вашим чувствам, мыслям и решениям, и никто извне не может вас по-настоящему понять. Вот почему ваши чувства — важнейший авторитет в вашей жизни, а также в политике и экономике: избиратель знает лучше всего, клиент всегда прав. И хотя нейронаука показывает, что свободной воли не существует, на практике все это имело смысл, потому что никто не мог понять и манипулировать нашими внутренними ощущениями. Но теперь слияние биотехнологий и информационных технологий в области нейронауки и способность собирать колоссальные объемы данных о каждом человеке и эффективно их обрабатывать означают, что мы приблизились к точке, где внешняя система сможет понимать ваши ощущения лучше, чем вы сами. И намеки на это мы уже видим в недавней эпидемии фейковых новостей.
Фейковые новости были всегда, но теперь стало возможно подстраивать эти сообщения под каждого конкретного человека, потому что можно узнать предубеждения этого конкретного человека. Чем больше людей верят в свободу воли, что их чувства отражают какой-то мистический духовный потенциал, тем проще ими манипулировать, потому что им и в голову не придет, что их чувства производятся и манипулируются некой внешней системой.

— Дмитрий Сергеевич, вы как представитель либеральной интеллигенции…
— Деточка, ну какой же я либеральный интеллигент? У меня профессия есть и я Родину люблю!

Благодарите бога, что вами занимается Штирлиц: он у нас славится либерализмом и логикой…

… русский либерализм не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на самую сущность наших вещей, на самые вещи, а не на один только порядок, не на русские порядки, а на самую Россию. Мой либерал дошёл до того, что отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьёт свою мать. Каждый несчастный и неудачный русский факт возбуждает в нём смех и чуть не восторг. Он ненавидит народные обычаи, русскую историю, всё. Если есть для него оправдание, так разве в том, что он не понимает, что делает, и свою ненависть к России принимает за самый плодотворный либерализм . Эту ненависть к России, ещё не так давно, иные либералы наши принимали чуть не за истинную любовь к отечеству и хвалились тем, что видят лучше других, в чём она должна состоять; но теперь уже стали откровеннее и даже слова «любовь к отечеству» стали стыдиться, даже понятие изгнали и устранили, как вредное и ничтожное.

Давайте посмотрим на нынешний мир. Макрон, ислам и Европа. С другой стороны — Эрдоган по отношению к Европе. Это такая проблема, от которой они будут харкать кровью ближайшие лет двадцать и не смогут её решить. Потому что то, что они сделали в предыдущие двадцать лет, вывело их к этой проблеме. Это пресловутая толерантность. Считать равным чужого я не могу, я должен его терпеть! Чтобы компенсировать это терпение, у меня, оказывается, есть право над ним шутить, так чтобы его и оскорблять. Это же связанные механизмы. Вот они долго нам рассказывали, что «свобода твоя заканчивается там, где начинается свобода другого…» И так устроено самое прогрессивное общество… Враньё! Когда они рисуют эти карикатуры на пророка, они говорят, это — «наша свобода». Но вы ведь оскорбляете чувства других людей своим действием! Как же ваши либеральные ценности?

— Я хочу знать, кто дал вам право проповедовать моим детям ваши политические взгляды! Нашей дочери снятся кошмары, что президент хочет ее убить! То, что вы, два либерала, тут всем управляете, не значит, что вы можете промывать мозги моим детям!
— Вообще-то, у нас сейчас проблемы посерьезнее, мистер…
— Уайт. Моя фамилия Уайт. Боб Уайт. Вы, наверное, и не слышали о нашей фамилии? Конечно, всем наплевать на Уайтов! У всех есть проблемы, но хоть кто нибудь спросил, как Уайтам живется?
— Мистер Уайт, мы руководим школой как профессионалы и уверяем вас, что не позволяем эмоциям влиять на решение.
— Ну конечно! Знаете сколько времени я добивался встречи с администрацией? «А кто хочет поговорить с директором? А, какие-то там Уайты! Да какое нам дело до каких-то Уайтов?»

Напрасный труд — нет, их не вразумишь, —
Чем либеральней, тем они пошлее,
Цивилизация — для них фетиш,
Но недоступна им ее идея.
Как перед ней ни гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В ее глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, а холопы.

Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить.

Странная вещь — русский либерал. Это единственный человек в мире, который ненавидит и бьёт свою мать, свою землю. И малейшая её ошибка — он начинает хохотать, потирать потные ручонки, дико радуется по этому поводу, забывая, что это его мать. Если спросить наших либералов: вам что, действительно хочется, чтобы тут всё пошло прахом? Боюсь, что мы получим ответ: мы Родину любим, но пусть тут хоть всё сгорит, лишь бы торжествовала либеральная идея.

Диктатура либералов, тирания либералов,
Озверели комиссары либеральных идеалов, –
Что-то в зверстве либералов есть от беломор-каналов,
Что-то в зверстве либералов есть от пыточных подвалов.

Диктатура либералов, тирания либералов,
Либеральное гестапо: кто не с ними – тот нигде!..
Что-то в зверстве либералов есть от лагерных амбалов,
Крокодилов креативных, эффективных в той среде.

Диктатура либералов, тирания либералов,
Их кричалки, обещалки растерзательных расправ, –
Что-то в зверстве либералов есть от пыточных подвалов,
Где с Россией разберутся, шкуру заживо содрав.

Какая разница для мёртвых, сирот и бездомных, во имя чего творятся произвол и разрушения — во имя тоталитаризма или во имя священной демократии и либерализма?

Но кто сейчас думает о приличиях? Власти Запада в истерике, потому что не управляют своими обществами, с одной стороны, и потому что до них только сейчас доходит простая истина — их нынешняя либеральная демократия уходит в прошлое. Когда-то в СССР говорили о коммунизме как о будущем всего человечества и весьма болезненно реагировали на любые доказательства того, что это не так. Сегодня Западу становится очевидным, что либеральная демократия также не является будущим человечества. Оно (будущее) не определено, и есть множество вариантов того, как оно будет строиться.

Как ни избалованы были глуповцы двумя последними градоначальниками, но либерализм столь беспредельный заставил их призадуматься: нет ли тут подвоха? Поэтому некоторое время они осматривались, разузнавали, говорили шепотом и вообще «опасно ходили». Казалось несколько странным, что градоначальник не только отказывается от вмешательства в обывательские дела, но даже утверждает, что в этом-то невмешательстве и заключается вся сущность администрации.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ