Цитаты про марксизм

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про марксизм. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

У нас нет враждебных отношений между начальником и подчиненным. У нас нет конфликтов между тем, кто думает или кого заставляют думать, будто он подвергается эксплуатации, и тем, кто играет роль эксплуататора. Если бы мы позволили увлечь себя в ловушку примитивных марксистских концепций классовой борьбы, с Сингапуром было бы покончено.

Кoнeчнo, случай России тяжелее не столько из-за строгости приговоров, сколько из-за того, что государство, вместо того, чтобы самоустраняться согласно великолепной идеологии Маркса, всё больше укрепляется — через бюрократию, милитаризм, полицию и т. д.

Там есть один марксист, утверждающий, так сказать, что экономический базис человека целиком и полностью определяет его идеологическую надстройку. А ему возражает психоаналитик, утверждая, что идеологическая надстройка — это целиком и полностью продукт базиса, который составляют инстинкты.

 Диалектика учит: каждое поражение — ступенька к по

Кто такой коммунист? Это тот, кто читает Маркса и Ленина. А кто такой антикоммунист? Это тот, кто понимает Маркса и Ленина.

Для человека же появление противоречия – это сигнал для включения «мышления», а не истерики. Это и надо воспитывать с детства, с первых шагов движения человека в науке. В этом – единственный ключ к преобразованию «дидактики» на основе диалектического материализма, на основе диалектики как логики и теории познания материализма. В противном случае все разговоры о таком «преобразовании» останутся невинным пожеланием, пустой фразой. Ибо «ядром» диалектики, без коего никакой диалектики нет, является как раз «противоречие» – «мотор», «движущая пружина» развивающегося мышления.

В. Л. Комаров стал потом ученым-ботаником, сделал после Октябрьской революции то что называется «карьеру» и позднее, в течение 12 лет, был президентом Академии Наук. Это был не только убежденный марксист (?) , но и поклонник Сталина, которому он где мог и когда мог курил фимиам похвал.

Чтобы понять, что собой представляет идеология или течение– мне надо посмотреть, кто финансировал и к чему это привело. В 1995 году известный историк и экономист Энтони Саттон публикует книгу “The Federal Reserve Conspiracy”, в которой фактически доказывает, кто реально финансировал работы Маркса и Энгельса. Источников финансирования у Маркса было четыре, и все они восходят к властным элитам Германии и США. Финансисты — Жан Лаффит, Клинтон Рузвельт, и еще несколько представителей германских элит. Кстати, именно в те годы и разворачивалась первая промышленная революция. Маркс и Энгельс были нужны исключительно в геополитических целях и во внутренней борьбе властных элит. Как результат – один из геополитических противников запада РИ – раздавлена и растоптана. Чуть смогла восстановиться в форме СССР, но всего на жалкие 70 лет, после которых сами же коммунисты и сдали свою же страну, и РФ стала колонией. Западные стратеги планируют на века вперед. Поэтому марксизм работает и работает отлично

Маркс по сути первый идеолог и технолог цветных революций и марксизм есть первая теория глобализации. Как там у Маркса? – «у пролетариата нет отечества». Стирание национальных суверенитетов с расчищением поля лишь для одного государства гегемона. Это прошло успешно по всему миру за последние полтора века.

Марксизм — это наука и, как и всякая наука, он с течением времени изменяется. В любой науке есть основные положения, которые с течением времени не устаревают, и есть положения, которые обновляются, дополняются; а есть теории, которые с течением времени отвергаются. Частная собственность и механизмы функционирования рынка — актуальны как сто лет назад, так и сейчас. Кризисы перепроизводства как были, так и остались. Империалистические войны как ответ на затяжные кризисы капитализма — тоже на месте. Несмотря на всё то, что произошло за эти сто лет, не изменилось главное. Не изменился экономический базис, который основан на присвоении результатов труда узкой группой лиц. И именно это практически единственная основа, на которой и базируются все стратегические положения марксизма.

Маркс ошибся не потому, что он был не прав в теории, но именно потому, что он был прав. В чём заключается эта ошибка и почему он пришел к тому, что на сегодняшний день всеми признается ложным? Совсем не потому, что на Западе не дошло до революции, хотя сохранился описанный Марксом капитализм. Маркс ошибся и не потому, что описанного им капитализма вообще не существовало (как это часто и охотно повторяли в XIX веке). Маркс ошибся именно потому, что, во-первых, капитализм в его время был как раз таким, как он его описывал, и, во-вторых, поскольку этот капитализм сам сумел разрешить открытые Марксом и описанные им экономические недостатки или «противоречия». Причем сделал он это в том направлении, которое было указано самим Марксом, только не «революционным» или «диктаторским», но мирным и демократичным образом.

Теоретически для марксистов вполне установлено, — и опытом всех европейских революций и революционных движений вполне подтверждено, — что мелкий собственник, мелкий хозяйчик (социальный тип, во многих европейских странах имеющий очень широкое, массовое представительство), испытывая при капитализме постоянно угнетение и очень часто невероятно резкое и быстрое ухудшение жизни и разорение, легко переходит к крайней революционности, но не способен проявить выдержки, организованности, дисциплины, стойкости. «Взбесившийся» от ужасов капитализма мелкий буржуа, это — социальное явление, свойственное, как и анархизм, всем капиталистическим странам. Неустойчивость такой революционности, бесплодность ее, свойство быстро превращаться в покорность, апатию, фантастику, даже в «бешеное» увлечение тем или иным буржуазным «модным» течением, — все это общеизвестно. Но теоретическое, абстрактное, признание этих истин нисколько еще не избавляет революционные партии от старых ошибок, которые выступают всегда по неожиданному поводу, в немножко новой форме, в невиданном раньше облачении или окружении, в оригинальной — более или менее оригинальной — обстановке.

Таинство жизни и смерти и мучений — в том числе религиозное… это нечто, над чем марксизм не желает задуматься. Но эти вопросы всегда были и всегда будут важнейшими для человека.

Принцип экономии мышления, если его действительно положить «в основу теории познания», не может вести ни к чему иному, кроме субъективного идеализма. «Экономнее» всего «мыслить», что существую только я и мои ощущения, – это неоспоримо, раз мы вносим в гносеологию столь нелепое понятие.
«Экономнее» ли «мыслить» атом неделимым или состоящим из положительных и отрицательных электронов? «Экономнее» ли мыслить русскую буржуазную революцию проводимой либералами или проводимой против либералов? Достаточно поставить вопрос, чтобы видеть нелепость, субъективизм применения здесь категории «экономии мышления».

В России крепкие напитки пьют залпом в отличие от Европы, где обычно их пьют прихлебывая. Марксизм тоже Россия выпила залпом, пока Европа его пригубляла. Через семьдесят лет мы отрезвели — и тут же залпом выпили демократию. Почему в России пьют залпом? Величайшая загадка. Одни говорят, что россияне спешат к итоговому состоянию после выпивки. Другие говорят, что наша жизнь столь ненадежна, что человек пьет залпом, боясь, что у него отнимут выпивку, пока он будет прихлебывать. Вероятно, разрешив эту загадку, мы облегченно вздохнем и начнем пить прихлебывая. А Европа, заметив это, сильно встревожится и станет пить залпом.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ