Цитаты про материнство

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про материнство. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

Быть мамой — одна из самых сложных задач на свете. От мамы требуется временами действовать вопреки своей природе. Нужно быть жёсткой, когда хочется уступить. Бывают моменты, когда хочется опустить руки и сказать, что больше нет сил. Но мама не может так потупить.

Матери-одиночки – очень непростые в общении люди. И это тоже правда. В своей книжке мне хотелось показать весь путь: как из нежной, милой и хрупкой девочки получается упрямая и очень жесткая женщина, готовая ради своего ребенка на всё. И как легко она ломается, будто тонкая веточка. Это происходит не за один день. Нежность, хрупкость и любящее сердце очень быстро забываются, и люди видят в этих «сильных женщинах» только упрямство, только тревожность, только напряжение и гипертрофированную самостоятельность. Но их истинная суть никуда не девается с годами. Всё это внутри. И любовь, и нежность, и желание окружать мужчину заботой и теплом, варить ему супы и печь пироги, быть за ним, как за каменной стеной – всё там, глубоко в сердце. Даже когда кажется, что одинокая женщина уже никогда не будет доверять людям. Даже когда ни окружающие, ни она сама не верят в то, что в ее жизни что-то может измениться, любовь по-прежнему правит миром. В любом возрасте. Прорастает из-под боли, из-под недоверия и страха, из-под слез и сомнений. Растёт и крепнет. Но только тогда, когда её заботливо выращивают. Когда мужчина готов разглядеть за упрямством и жесткостью настоящее – хрупкость, нежность, женственность. Если он увидит это, если покажет это своей женщине, если убедит ее в том, что ему можно доверять, она сделает его очень счастливым. Для этого нужно только одно — самому верить в то, что любовь всё-таки существует и что ты этого достоин.

— Я так устала от того, что у меня все время отнимают дочь…
— Ну не драматизируйте. Пользуйтесь этим временем, чтобы отдохнуть немного.
— Давид тоже так сказал. Вы, мужчины, не можете понять простую вещь: я хочу отдыхать не ОТ моего ребенка, а ВМЕСТЕ с моим ребенком. Лучший отдых для меня – когда нас с Айей просто никто не трогает.

Любите своих детей! Мать, обожающе глядящая на своего ребенка, фиксирует его в космосе, как бы вытаптывая для него теплую полянку. В глазах любого человека изо всех сил написано, как его любили в детстве. Все это – только отраженье глаз глядящих на них в детстве мам.

Мама всегда говорила, что люди слишком сильно переживают по поводу своих детей. Некоторая доля страданий с детском возрасте полезна, утверждала она. Страдание активизирует иммунную систему тела и души, и именно поэтому мама игнорировала нас, когда мы плакали. Она считала, что, если чересчур много прыгать вокруг ребенка, когда тот расстроен, он будет еще больше капризничать, поскольку такое повышенное внимание послужит позитивным подкреплением негативного поведения.

 Если мне суждено стать матерью, я любой ценой пост

Драгоценней этой малышки ничего нет на свете. Она важнее всего остального. Я ни о чем не могу думать — только о ее здоровье и благополучии. Когда она плачет — это как нож прямо в сердце. Не могу вынести даже мысли о том, что она плачет. Я хочу наблюдать, как она растет, а не быть где-то вдали.

Дети всегда понимают, когда их мать сходит с ума, просто не говорят об этом вслух.

Еще очень важно для мальчика — научиться преодолеть страх, но при этом не пристраститься к риску. Обе эти крайности в жизни опасны, а для бизнеса губительны. Разумной храбрости, как всему на свете, можно научить.
Чтобы победить боязнь, надо двигаться крохотными шажками, одерживать маленькие победы одну за другой.

Только теперь я понимаю, что на самом деле важно. С рождением дочки я обрела уверенность в себе, о которой раньше и не подозревала. Теперь, стоя на сцене или в кадре, я вообще не нервничаю. Ведь если с моей дочкой все хорошо, то остальное неважно.

Ни одна женщина не может сказать, что она по-настоящему готова стать матерью до тех пор, пока она ею не станет.

— Для меня мои дети — это смысл моей жизни.
— Мне кажется неправильно делать смыслом своей жизни чужую жизнь. Это его жизнь и он сам должен найти в ней смысл, а ты попробуй найти в своей.

Когда до отчаяния сознаю, что я плохая мать, — начинаю впопыхах наверстывать упущенное, подлизываться и угождать. Но в этой профессии потери не наверстаешь.

Миллионы западных женщин ныне разделяют враждебность феминисток по отношению к браку и материнству. Миллионы приняли феминистскую теорию и не собираются ни выходить замуж, ни рожать детей. Следование маркузианскому «принципу удовольствия» и прочим идеалам сексуальной революции означает полное пренебрежение браком. Как показывают уровень разводов и уровень рождаемости, даже заключенные браки ныне менее стабильны и менее «плодородны», нежели прежде. В вымирающих европейских нациях, даже в тех странах, где сильны католические традиции, почти все женщины пользуются противозачаточными средствами. Контрацепция, стерилизация, аборт, эвтаназия — вот те четыре всадника, предвестники «апокалипсиса культуры», против которых выступит Господь в канун Страшного суда. Пилюли и презервативы стали серпом и молотом культурной революции.

Многие женщины почему-то думают, что родить ребенка и стать матерью — одно и то же. С тем же успехом можно было бы сказать, что одно и то же — иметь рояль и быть пианистом.

Все хотят, что бы я избавилась от ребенка, как от больного груза…То есть нет никакой разницы между гнилым зубом и моим ребенком?! Разве это не грех?… Я долго думала, и вдруг услышала голос. Он звал меня: «Мама!» Я вздрогнула, оглянулась, и никого не было. Он меня снова позвал: «Мама! Я говорю оттуда, мама! Я уже родился, внутри тебя, уже радуюсь жизни, вижу печаль в твоих глазах, чувствую, как тебе тяжело, но все равно мир прекрасен! Мама, я хочу жить, хочу появиться на свет, хочу смеяться и играть, и если ты меня убьешь, я уйду в небытие! Мама, не убивай меня! Мама, не убивай… не убивай меня, мама! Не убивай!» И тогда я решила, что дам жизнь этому ребенку, отнесусь с благоговением к божественному дару, пусть ребенок появится на свет, пусть сбудутся все его желания! Теперь вы мне скажите, правильно я поступила или нет?

Есть матери, которых просто нельзя любить, потому что они не хотят, чтобы их любили.

Ей всегда хотелось малыша, неважно кого, дочку или сына — главное, чтобы рядом было милое родное существо, о котором можно было бы заботиться, которое улыбалось бы ей, нуждалось бы в ней, радовало бы своими успехами и искренне, всей душой, любило бы её.

«Запах мамы»… Все забывает человек, только не это… Потому что это запах спокойствия, прибежища в беде. Запах, в котором растворяется оскорбительная горечь всего, что пережито мною в этот первый день самостоятельной жизни…

– Как низости? В какой низости? Это то, что она подслушивает за дочерью, так это ее право, а не низость… Когда я сама буду матерью и у меня будет такая же дочь, как я, то я непременно буду за нею подслушивать.
– Неужели, Lise? Это нехорошо.
– Ах, боже мой, какая тут низость? Если б обыкновенный светский разговор какой-нибудь и я бы подслушивала, то это низость, а тут родная дочь заперлась с молодым человеком…

Других детей мне в пример ты обычно ставишь –
Они успешнее, и умней, и краше.
О них ты очень много, наверно, знаешь.
А я – нелепость, как будто вообще не ваша.

Ты знаешь, мама, зачем родила ребёнка?
Чтоб он собой заткнул душевную рану?
А он – ребёнок. Просто малыш – и только.
Не вундеркинд, не Бог, не звезда с экрана.

Знаете, около семнадцати разных агентств готовы ворваться сюда, если узнают о насилии над ребенком. Но кто придет на помощь, когда появляется мать-одиночка?

«Как я понимаю, сие означает, что ты еще не познала радостей материнства?» — спрашиваю я ее.
«Я должна родить в июле, — отвечает она. — Еще вопросы есть?»
«Да, — говорю я. — Когда ты отказалась от мысли, что приносить детей в этот говённый мир аморально?»
«Когда встретила мужчину, который не говно», — отвечает она и бросает трубку.

И сказал царь: рассеките живое дитя надвое и отдайте половину одной и половину другой. И отвечала та женщина, которой сын был живой, царю, ибо взволновалась вся внутренность ее от жалости к сыну своему: о, господин мой! отдайте ей этого ребенка живого и не умерщвляйте его. А другая говорила: пусть же не будет ни мне, ни тебе, рубите. И отвечал царь и сказал: отдайте этой живое дитя, и не умерщвляйте его: она — его мать.

Так странно, что мой женский организм родил мужчину.

Нравственное состояние детей почти на всю их жизнь зависит большей частью от нравственного влияния матери.

Все-таки важное предназначение женщины – материнство. Я пока мало что сделала в этом смысле. А природа требует.

Я поэт Тела, и я поэт Души,
Радости рая во мне, мучения ада во мне,
Радости я прививаю себе и умножаю в себе, а мучениям я даю новый язык.
Я поэт женщины и мужчины равно,
И я говорю, что быть женщиной — такая же великая участь, как быть мужчиной,
И я говорю, что нет более великого в мире, чем быть матерью мужчин.

Материнство — самое большое счастье в мире, это самый бесценный дар Бога!

Вот так всю жизнь в постоянном страхе и живём — сначала боишься забеременеть, потом рожать, потом до гроба страх за дитя.

Я помню, что когда-то и сама была такой же. Я помню свое пренебрежение условностями и этот постоянный вызов. Но материнство все меняет. Материнство делает из нас трусих. Трусих, обманщиц и… кое-кого похуже…

Что я хотела бы знать до того как у меня появились дети:
1. Если кусок хлеба засунуть в видеомагнитофон, его никогда не вынуть целым.
2. Мешки для мусора нельзя использовать в качестве парашютов.
3. «Недоступный!» — для детей относительное понятие.
4. Приступ гнева — как магнит: когда он случается у вашего малыша окружающие не могут отвести глаз.
5. Части конструктора не перевариваются в ЖКТ.
6. Снег можно есть.
7. Дети чувствуют, когда на них не обращают внимания.
8. Капуста, даже в сырной панировке, остается капустой.
9. Уютнее всего поплакать на плече у мамы.
10. Хорошей матерью, как мечтаешь, не станешь никогда.

Мне хочется защищаться, когда люди думают, что я странная и слишком мечтательна. Они думают, что я — это особый вид эльфа. Другая сторона меня — это мать-одиночка, которая должна бороться, сражаться.

Материнская любовь — прежде всего дар. Но дарует она, чтобы довести ребенка до той черты, после которой он в этом даре нуждаться не будет. Мы кормим детей, чтобы они со временем сами научились есть; мы учим их, чтобы они выучились, чему нужно. Эта любовь работает против себя самой. Цель наша — стать ненужными. «Я больше им не нужна» — награда для матери, признание хорошо выполненного дела.

— Сударыня, неужели вы примете безродную невестку?!
— Я приму тех женщин, которых приведут мои сыновья, заодно окончательно пойму, кем же они выросли.

Переступив порог материнства, я вдруг стала общественной собственностью, одушевленным эквивалентом публичного парка. Это жеманное выражение «Ты теперь ешь за двоих, дорогая» отлично передает то, что даже твой ужин больше не твое дело. Действительно, когда земля свободных овладела методами принуждения, выражение «Ты теперь ешь за нас» подразумевает, что двести с чем-то миллионов сующих повсюду свой нос начнут возражать, если тебе захочется съесть пончик с вареньем, а не полноценный обед из экологически чистых продуктов и овощей, включающий все пять основных пищевых групп. Право командовать беременными женщинами наверняка включат в Конституцию.

Ребёнок — словно пердёж. Не раздражает только свой собственный.

Ужасно, когда приличная женщина, родив ребёнка, начинает болтать о каждой минуте его жизни. Это самое несексуальное, что только есть в мире!

Я думаю, женщина добрее мужчины по своей природе. У нас есть неистребимый инстинкт материнства, который подразумевает в первую очередь защиту. Нужно защищать ребенка — своего или чужого, не важно.

Я еще не вполне уверена, что готова стать матерью. Я пошла к подруге, у нее трое детей, и задала вопрос. Послушай, сказала я ей, допустим, я рискну завести ребенка. Что, если он начнет винить меня во всех своих бедах, когда вырастет? Моя подруга долго смеялась, но все-таки ответила: почему если?

… Нельзя вступать в борьбу против возбужденных материнских чувств. На их стороне моралисты всего мира.

Самая большая ценность в жизни — материнство и оно при этом — великая жертва. Если материнство — воплощённая Жертва, тогда удел дочери — олицетворять Вину, которую никогда нельзя искупить.

Ах, правда, я и забыл… Мы с вами получили разное воспитание. Если меня не подводит память, вы в детстве, бегали босиком, ели суп из капусты и слушали сказки о привидениях. В таких условиях несложно расти под материнским присмотром. В Париже, при дворе, у матери нет времени даже на собственного ребенка.

Об отношении Церкви к женщине можно судить по тому, как высоко ставит Церковь Божью Матерь, прославляя Ее больше, чем всех святых и даже больше самих ангелов как «честнейшую херувим и славнейшую без сравнения серафим». Пресвятая Богородица является Матерью Христа и Матерью Церкви в Ее лице Церковь прославляет материнство, являющееся неотъемлемым достоянием и преимуществом женщины.

Дети рождаются и вырастают. Очень быстро. Слишком быстро. То, от чего раньше рыдала, вспоминается со смехом и грустью. Грустью оттого, что счастливое время, когда прорезывание очередного зуба или колики были настоящей трагедией, прошло. Как быстро все забывается… Слишком быстро. И уже не помнишь тех мелочей, которым умилялась. Не помнишь первого слова, которое сказал ребенок. Или второго. Или первого предложения. Зато наступает время, когда ты говоришь: «Я мама», – и считаешь это главным своим достижением. Что на самом деле очень верно и правильно.

 Ни один мужчина, даже самый лучший, не в состоянии

Не важно, сколько вам лет и чего вы добились: вам все равно нужна мама.

Становясь матерью, ты перестаешь быть картиной и становишься рамкой.

Листвичка почувствовала, что сейчас расплачется. У неё никогда не будет любви, которая сейчас подрывает сердце её сестры, и ей не суждено познать счастье подруги и матери. Раньше она никогда не сомневалась, что поступила правильно, посвятив себя Звёздному племени, но теперь обет вечного одиночества казался ей непосильным бременем.

Когда мама отпускает сына, с ней происходят таинственные вещи. Она «получает» обратно мужчину, который разделяет ее принципы, знает ее недостатки, принимает ее слабости заботится так, как ни один другой человек. Он — ее сын, а она — мать.

И это прекрасно как сама жизнь.

До того, как у меня появился ребенок, я думала, что знаю о себе все. Границы моего сердца были исследованы и как же было прекрасно понять, что это не предел. Моя любовь может быть безграничной.

Если я плакала, она плакала в два раза больше. Если я расстраивалась, её сердце разрывалось на куски. Вот что значит быть матерью.

Материнское чувство, несмотря на то, что оно свято и благородно, — это единственное чувство, которое допускает преувеличение, единственное чувство, которое не опошляется даже тогда, когда граничит с безумием. Но как это ни странно, в жизни часто случается, что это преувеличенное материнское чувство, если ему не сопутствует совершенная чистота сердца и идеальная честность, уклоняется в сторону и превращается в достойную сожаления манию, которая, как и любая другая страсть, вышедшая из берегов, может привести к большим ошибкам и бедствиям.

Материнство — самая трудная из работ, приносящая радость.

Графиня начала покровительствовать всех горничных и прижимать к сердцу засаленных детей кучера, — период, после которого девушке или тот час надобно идти замуж, или начать нюхать табак, любить кошек и стриженых собачонок и не принадлежать ни к мужескому, ни к женскому полу.

Мама и ребенок дошкольного возраста – это особенная система, целый мир, обращаться с которым нужно очень осторожно. Он очень хрупок и разрушать его нельзя. Последствия могут быть длинною в жизнь. И это тоже истинная правда. Это не означает, что ребенок должен быть приклеен к маме намертво. Но чем больше времени мама и маленький ребенок проводят вместе, чем спокойнее и счастливее это время, тем более здоровая психика будет у ребенка. А когда малыш начинает взрослеть, дистанция между ним и матерью постепенно должна увеличиваться. Это должны понимать воскресные папы, которые после развода пытаются оторвать ребенка от матери и перетянуть на свою сторону, подольше оставить у себя. Ребенок не игрушка. Не нужно тянуть. Уж тем более не нужно угрожать, шантажировать, удерживать ребенка силой, настраивать против матери. Дайте покой маме, помогите ей воспитать вашего малыша здоровым и счастливым. И тогда ребенок сам с огромным удовольствием будет стремиться к вам. Вы останетесь его отцом, даже если с его матерью вы в разводе.

Материнство очень сильно изменило меня. Я поняла, что теперь не могу себе позволить заниматься самоуничтожением.

Материнство — мироощущение, а не биологическая связь.

Товарищ Спиридонов, тут и Кутузова, и Ленина, и геройскую звезду дают за то, чтоб побольше набить народу. Сколько наколотили и наших, и ихних. Какую же звезду — наверное, кило на два — надо вашей дочке дать, что она в такой каторге жизнь новую принесла.

Не оставляйте матерей одних,
Они от одиночества стареют.
Среди забот, влюбленности и книг
Не забывайте с ними быть добрее.
Им нежность ваша – целый мир.

Причина, по которой мало кто из женщин становится великим музыкантом, политиком или изобретателем, не столько в предрассудках или отсутствии возможностей. Сами посудите, ну зачем женщине писать симфонию, когда она может сотворить уникальную коллекцию клеток, которая в один прекрасный момент спросит, нельзя ли одолжить ее машину?

Мне вдруг будто открылось, в чём на самом деле заключён смысл жизни. Не в благоволении короля или борьбе за лучшее место при дворе. Ни даже в том, чтобы ещё немножко поднять престиж нашего семейства. Всё это пустяки. Я хочу, чтобы она была счастлива.

Я неожиданно вспомнила, как мама рассказывала мне про биологические часы, словно про бомбу замедленного действия.
— Не теряй время, добивайся того, что хочешь от жизни, — говорила она. – До поры до времени все будет отлично, а потом вдруг…
Я ее понимала: ба-бах! Все мои амбиции испарятся, и мои мысли займет одно-единственное желание: иметь детей.

На самом деле я была совершенно счастлива — она открыла глаза утром и посмотрела на меня так пристально, что сразу стало ясно — она меня узнает, знает — я её мать.

Любовность и материнство почти исключают друг друга. Настоящее материнство — мужественно.

После рождения Нерона астролог сказал, что младенец станет царем, но убьет свою мать. Агриппина воскликнула:
— Пусть убьет меня, лишь бы царствовал!

Если отношения между матерью и ребенком не складываются, то не складывается и вся жизнь ребенка, ведь это его первое знакомство с миром, его первый опыт. Все последующее станет продолжением этого опыта. И если первый шаг неудачен, то вся жизнь становится неудачной…

Как любая мать, я задавалась вопросом: «Как же я могу любить еще одного ребенка так же сильно, раз первый уже занимает все мое сердце?». Когда Джек родился, я просто поняла, что мое сердце стало больше.

Женщины слабы, но матери сильны.

Быть матерью — это значит найти в себе силы, о которых вы не подозревали, и побороть страхи, о которых вы не имели понятия.

Знаешь, что такое любовь матери к своему ребенку? Рита описывает это так: это когда часть твоего тела и души разгуливает где-то сама по себе, и тебе всё время её не хватает. Если ты не знаешь, что с ребенком, начинается фантомная боль – душа болит, не находя своего кусочка. Это нормальные человеческие чувства, Гор. Когда-нибудь ты тоже всё это ощутишь. Отцы воспринимают ситуацию иначе, но тоже тревожатся за своих детей. У тебя будут свои сыновья или дочери, и ты тоже всё это испытаешь на себе.

Любая женщина, родившая ребенка, знает какую-то тайну, которая никогда не будет доступна ни одному мужчине.

Когда у тебя рождается ребенок, ты должна привыкнуть к тому, что с этого дня твое сердце бьется в другой груди.

Женщины — это половина общества, которая рождает другую половину общества. В основе именно они формируют Умму. О если бы каждая жена превратила свой дом в логово, из которого выходили бы львы.

… она в то время
Несла трехмесячное бремя, —
А каждый ведает, что в эти времена
И даже самая степенная жена
Имеет прихоти то эти, то другие,
И боже упаси, какие!

… Алекс, я не борец. Что из того, что я сделала в своей жизни, действительно необходимо было сделать? Я всегда выбирала лёгкие пути. Мы всегда выбирали лёгкие пути. До сих пор со мной никогда не случалось ничего непоправимого. Несколько месяцев назад моей самой большой проблемой был сдвоенный урок математики или прыщик на носу.
А теперь у меня будет ребенок. Ребенок. И этот ребенок будет со мной в понедельник, во вторник, среду, четверг, пятницу, субботу и воскресенье. У меня не будет ни выходных, ни летних каникул. Я не смогу взять отгул, притвориться больной или попросить маму написать записку. Теперь я сама стану мамой. Вот бы самой себе написать записку.
Мне страшно, Алекс.

Но люди не принимают те же слабости в матери. Мы не принимаем их ни структурно, ни духовно. Потому что в основе нашей иудео-христианской культуры — Мария — мать Иисуса. Она идеальная! Она девственница, которая рожает ребенка, стойко поддерживает его и обнимает его мёртвое тело после его гибели. А отца там вообще нет. Бог на небесах. Бог — отец, и его не видно. Ты должна быть идеальной. Чарли может быть уродом — это не важно. К тебе всегда будут применять более высокий стандарт.

Он старался не дышать, не отсвечивать; он чувствовал, как в носу предательски щиплет, боялся моргнуть, стряхнув постыдную слезу, – и слеза побредет по щеке медленно, как напоказ… Мама была маленькой и жалкой. Он помнил ее другой. Веселой, шумной, неутомимой; мама была убежищем, а стала перекрестком на семи ветрах.

Сомнительно, чтобы во всей вселенной было что-нибудь отраднее тех чувств, которые пробуждаются в сердце матери при виде крошечного башмачка ее ребенка.

Глядя на Лилу, я понимала, какой матерью она станет. То, что сейчас представляется ей невыносимым, станет для нее источником радости. Наверное, надо сказать ей, что в мире нет ничего лучше простых вещей.

Женщина всегда остается женщиной. И ей порой до крика, до битья головой об стенку хочется любви, нежности, тепла. И хочется иметь самое близкое и родное существо – ребенка.

От матери ничего не скроешь. Материнское сердце чувствительнее любого радара. От него трудно что-либо утаить!

Когда затихает шум вокруг только что родившей женщины, когда маму оставляют наедине с тем, кто целых девять месяцев жил под её сердцем, происходит настоящее таинство встречи. Встречаются те, кто уже давно знаком, кто слушал и слышал друг друга ежесекундно, кто улавливал малейшее движение настроения и внимал каждому удару сердца. Так знать друг друга могут в этом мире только двое: мама и её ребенок.

Без солнца не цветут цветы, без любви нет счастья, без женщин нет любви, без матери нет ни поэта, ни героя.

Она была ужасной матерью! Я не рассказывал, как она чуть не сменяла меня на трёх свиней? На трёх! А я был красивым ребёнком, умел жонглировать. Я стоил минимум пять свиней. А что уж говорить про имечко? Фергус! Похоже не венерическую болезнь, ничего смешного.

Ребенок и не должен любить маму так же сильно, как мама любит его. Дети стыдятся материнской любви, и никуда от этого не деться. Когда мальчик вырастает и становится мужчиной, он должен думать о других женщинах.

Теплая радость материнства всегда лучше холодного прозекторского стола, а многодетная, сорок-с-чем-то-летняя и одинокая матери вовсе не дуры. Они заслуживают куда большего уважения, чем бездетные «гуляхи», а поздние дети краше ранних траурных венков.

Даже старая девушка бывает молодой матерью.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ