Цитаты про мрак

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про мрак. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Если вы не излучаете свет — вы обречены двигаться

В городе так много темноты. И не только вокруг, но и внутри нас. У каждого из нас есть немного мрака внутри. И этот мрак вечно голоден. Он хочет сожрать тебя изнутри, и чем больше ты ему позволяешь, тем более свирепым он становится.

Почему наши песни такие мрачные, а концерты — праздники? Потому что наши песни помогут тебе пройти через темные времена, а концерт — отпраздновать это на следующий день. Наши концерты дают понять, что ты не одинок. Так что давайте отпразднуем.

Я пришёл подумать в тишине. Спи, пока ещё спишь в постели. На рассвете мы идём к Денетору. Хотя что я говорю! Рассвета не будет. Наступил Великий Мрак!

Так мрак тонет во мраке: черное поглощается черным, чернотой, не имеющей ничего общего с миром дня и ночи, где чувствуешь себя в безопасности. Мрак не огражден от яркого света — свет для него просто не существует. В этом мраке пропадает само представление о свете.

Мечтаем об объятьях тьмы,
Чтобы забыться в этом мраке,
Но беспощаден свет луны:
В нем шрамы видим мы свои,
И сердце замирает в страхе.

Мрак, в который смотришь невооруженным глазом, и мрак, в который смотришь через бинокль, не одно и то же.

Тёмные лучи, пронизав будущее, осветили своим мрачным светом всю мою последующую жизнь, на мгновенье представшую передо мною.

Свет рождается во мраке.

Жизнь любит нагнетать мрак для того, чтобы потом ярче блеснуть своей светлой стороной.

Мрак — не просто отсутствие света, а нечто реальное, ощутимое. Он чувствовал, как мрак касается его кожи, оглаживает, проверяет, проникает в мозг, забирается в легкие, в глаза, рот…

Отравленный мир, зверье, голод — это лишь оболочка, фон, внешняя сторона мрака. Бороться с этим мы вроде бы уже научились. Настоящий мрак — он внутри, в головах. И избавиться от него гораздо труднее.

Мрак сильнее во сне. Именно тогда все темные желания лезут наружу.

Да, моя дорогая, любовь очень горька. Говорят, что она сильна, сильна, как смерть. Многие заблуждения в нашей жизни сильны. Что касается ее сладости, то нет ничего более быстролетного, более преходящего, чем сладость любви. Какое-нибудь мгновение, миг — и нет ее! Зато горечь остается навсегда, она может исчезнуть лишь на заре вечности, но пока длится время, она будет жалить и терзать тебя, превращая жизнь в беспросветный мрак.

Ему бы чуточку больше юмора, больше жизни — вот то, чего здесь недостаёт. Мрачные места нуждаются в свете, а не в серьёзности.

Не знаю, чем меня так заинтересовал этот пес. Возможно, абсолютным несоответствием праздничной и светлой атмосфере улицы: он упрямо тащил за собой какой-то иной, совершенно отличный от всего окружающего мир. Пес брел по своей собственной мрачной вселенной…

Это темнота, мрак, а во мраке – все кошмары, которые рождались в ночи с древнейших времен, когда мы, завернутые в шкуры, жались друг к другу в поисках тепла и защиты. А теперь… пора бояться темноты.

Смерти страшишься? Боишься кануть во мрак? Как на ладони твои дела. А за грехи твои — расплата.

Нередко случается, что человек, оказавшийся в объятиях мрака, узнает об этом последним, когда для других это давно очевидно.

Не бывает мрачных времён, бывают только мрачные люди.

Вечер — это таинственный час борьбы света с мраком, когда весь живой мир переходит из одного состояния в другое.

Есть люди, которым не нужна ночь – они и так живут во мраке.

И все-таки ты лучше не спорь: то, что чернее мрака, – это Сталин.

Если всесилен свет, как возник мрак?

В мире, исполненном мрака, каждый из нас тянется к свету. Будь то искра озарения, что подскажет, как вернуть однажды утраченное, луч маяка, разгоняющий мрачные тени, или же тусклые фонари, освещающие картинки из давнего прошлого. Каждый из нас, бредущих в ночи, тянется к свету, будь то даже лишь слабый проблеск надежды.

Знаешь, я весьма мерзкая личность,
Потому что среди всего того мрака, что
Мы зовем жизнью я своим эгоизмом
Привязал тебя к себе сверхпрочным канатом.

Закрылась.
Грохот закрывающейся двери эхом разошелся по высоким сводам, доселе наполненного солнечным светом, замка.
В полумраке постепенно сгущался туман, огибая препятствия, он тянулся к постаменту с пульсирующим энергией сердцем, обжигая его ледяным прикосновением.
Сердцебиение замедлилось, мир вокруг застыл на мгновение, сокровище посреди зала задрожало, движимое изнутри странной силой, несущей разрушение и дисбаланс.
Громкий стон сорвался с розоватых губ девушки, испытавшей невыносимую боль в области груди.
Она закрылась.
Но слишком поздно.

Нет ни рая, ни ада, о сердце моё!
из мрака возврата, о сердце мое!
И не надо надеяться, о моё сердце!
И бояться не надо, о сердце моё!

Только здесь и сейчас,
оглянувшись на все, что свершила,
понимаю — слепцу
исступленная страсть подобна,
и не страшен ей мрак кромешный!

Мрак надвигается со скоростью света.

— Я облюю тебя.
— По-моему, эти штуковины надежны.
— Не лей бальзам на раны. Одна трещинка, и через тринадцать секунд вскипает кровь. А вдруг на Солнце вспышка? Нас в кресле живьём зажарит. А если случайно подхватишь андорианский лишай? Что ты начнешь говорить, когда из глаз потечет кровь? Космос – это риск и болезнь во мраке и тишине.
— Нерадостные новости: Звёздный Флот действует именно в космосе.
— У меня жена отобрала всё на этой проклятой планете после развода. Кости вот оставила.
— Джим Кирк.
— МакКой, Леонард МакКой.

— Я думаю, все потому, что мраку нельзя служить наполовину. Мрак сам же и наказывает своих слуг, отнимая, с кровью вырывая у них самое дорогое. Возьми любого из нас. Все мы или несчастны, без эйдоса, с зияющей раной в груди, которая никогда не зарастет, или надутые самовлюбленные болваны (завтра ты, Мефодий, их увидишь), или вообще натуральные уроды, как Лигул. Убежденных же сторонников мрака реально мало, хотя есть, конечно…
— А зачем же тогда служат остальные? — удивился Мефодий.
— Ну, милый мой, ты и скажешь тоже!… Попасть на сторону мрака очень просто: всего один раз неосторожно оступился на склоне и… бесконечно скатываешься вниз. Хотя порой весело скатываешься, со вкусом, с этим не поспоришь…

… Полумрак, двойное освещение — из темени и света, потому что темень тоже свет — только серый. И черное пламя горит иногда жарче светлого.

Если я гореть не буду,
Если ты гореть не будешь,
Если мы гореть не будем,
Кто тогда рассеет мрак?
(Так кто же здесь рассеет тьму?)

Что ж, мрачность с чувством юмора… Я не очень суицидальный или унылый человек.

Существует достаточно света для тех, кто хочет видеть, и достаточно мрака для тех, кто не хочет.

Смерть никого не жалеет. Она темная, в ней можно увидеть только мрак, совершенное одиночество… но ведь от жизни это не сильно отличается.

Все испытания очень важны. Они меняют человека всё больше и больше. Чем чернее мрак в твоей жизни, тем лучше ты потом различаешь свет. Понимаешь, что это свет, и умеешь ценить его.

And you’re kissing,
To cut through the gloom.

Я бегу в пустыне злобной, черным ужасом объят.
Ночь висит, как свод надгробный. Тени мрачные стоят.
Я гляжу им робко в лица и не знаю — кто мне враг…
О, блесни, блесни, зарница, и разбей зловещий мрак!

Человеческий дух, с незапамятных времен отыскивающий источники, которые могли содействовать в отгадке тайн бытия, пользуется любым светом, способным разогнать окутывающий их мрак.

Его глаза, сияющие во мраке, пронзают ночь и жалят твою душу.

Жизнь человека подобна шоссе, которое проходит по тоннелю в горах – оно бесконечное число раз пронизывает мрак и вырывается на свет.

This bed has become my chapel of stone
A garden of darkness to where I’m thrown
So take my life, I don’t need it anymore

Вы нечисты. И вам не отмыться от грязи. Вас никогда не осветит солнце. Вы — грязные сломанные игрушки.

 За каждой темной и мрачной душонкой живет другая,

Гнет темноты по-разному действует на души людей. Человек перед лицом ночи познает свое несовершенство. Он видит мрак и чувствует себя немощным. Под черным небом он подобен слепцу. Наедине с ночью человек приходит в уныние, преклоняет колена, падает наземь, повергается ниц, забивается в нору или жаждет обрести крылья. Почти всегда он готов бежать от присутствия безликого Неведомого. Для него оно непостижимо. Он дрожит, он сгибает спину, – недоумевает, но порой его влечет туда.

Так они и жили. Смеясь над мрачными моментами. Чем те мрачнее, тем больше нужно смеяться. С вызовом, неповиновением, истерией – как только возможно.

Добро и зло – два лика луны. За ее светом таится мрак. Обратная сторона чего бы то ни было.

Каково это — ощущать мрак внутри себя?

Я без колебания набрасываю на вас мрачную тень человеческого существования. Однако не пугайтесь! Присмотритесь к этому мраку и возьмите из него то, что вам может послужить на пользу. То, что я называю мраком, конечно, мрак в этическом смысле. Я — этически рождённый на свет человек. И человек, этически воспитавшийся. Мои этические убеждения, может быть, и сильно отличаются от тех, каких придерживается нынешняя молодёжь. Но каковы бы они ни были, это я сам.

С мансарды спускаюсь,
по ступенькам тихонько схожу
и в сгустившемся мраке
ощущаю всем существом
эту осень и эту ночь…

Твой свет озаряет даже самый кромешный мрак.

Даже самые мрачные вещи могут внезапно стать яркими!

It’s dark
It’s dark where the roses grow
There’s something that you should know
Before you see the light
It’s dark
It’s dark where the roses grow
There’s places I have to go
Before I see the light

«Какие помыслы гурьбой
Со свода бледного сползают,
Чем дух мятежный твой питают
В твоей груди, давно пустой?»

— Ненасытимый разум мой
Давно лишь мрак благословляет;
Он, как Овидий, не стенает,
Утратив рай латинский свой!

Ты, свод торжественный и строгий,
Разорванный, как брег морской,
Где, словно траурные дроги,

Влачится туч зловещий строй,
И ты, зарница, отблеск ада, –
Одни душе пустой отрада!

… Мир — мрачное место. Тут я с Конрадом согласен.
— Может быть твой мир, Ари, но не мой.

Сяо Синчэнь, вот именно поэтому я и ненавижу тебя. Больше всего мне противны люди, подобные тебе, хвастающие своей праведностью, добродетелью и чистотой; глупые, наивные дураки; болваны, считающие, что одни лишь их добрые дела делают этот мир лучше! Тебя от меня тошнит? Замечательно. Честно говоря, мне на это плевать. Однако, ты и впрямь думаешь, что вправе считать меня отвратительным?

Даже горящая свеча не прольёт свет на твою душу.

Пустота страшнее и разрушительнее смерти. Пустую человеческую душу не наполнишь жизнью, она просто бесцельно блуждает во мраке. А такое существование бессмысленно.

 Сколько мрака может вынести ребенок, прежде чем эт

Ты напрашиваешься на поцелуи,
Чтобы развеять мрак в своей жизни.

Осиянные светом плачут хотя бы над пребывающими во мраке.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ