Цитаты про национальную идею

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про национальную идею. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Победить русских очень трудно, но и самим русским

Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью!…

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

Мы любим все — и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё — и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений…

Если погибнет идея, на которой они были основаны, рухнут и они.

Наша старинная русская традиция как раз и строилась вокруг того, что не имела ничего своего, кроме языка, на котором происходило осмысление этого “ничего”. Чем-то похожим занимались евреи, но они назвали свою пустоту Богом и сумели выгодно продать ее народам поглупее. А мы?
Мы пытались продать человечеству отсутствие Бога. С метафизической точки зрения такое гораздо круче, и поначалу даже неплохо получилось – поэтому наши народы когда-то и считались мистическими соперниками. Но если на Боге можно поставить национальный штамп, то как поставить его на том, чего нет? Вот отсюда и древний цивилизационный кризис моих предков, проблемы с самоидентификацией и заниженная самооценка, постоянно приводившая к засилью церковно-бюрократического мракобесия и анальной тирании.

Национальная идея у нас есть и она очень сформулирована точно, ясно и кратко. Её сформулировал в двенадцатом веке Александр Невский: «Не в силе Бог, а в правде!». Национальная идея российской нации состоит в построении справедливого мира. Это то, что российская нация делала и в Императорской России и в Советской России и на самом деле и сейчас делает. Это не значит, что мы всегда во всём правы, нет. Это не значит, что у нас нет недостатков, но это суть нашей нации!

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,
С раскосыми и жадными очами!

До сих пор ни знание, ни сообразительность, ни предприимчивость, ни достоинство не являются прерогативой национальной идеи. Национальной идеей являются сила, наглость и хамство.

— Что такое «алга»?
— «Алга» по-татарски значит «вперёд».
— А как по-татарски будет «назад»?
— В татарском языке нет слова «назад». Если что, мы разворачиваемся и — «алга!».

Я сказал, что не нуждаюсь ни в каких национальных идеях. Понимаете? Мне не нужна ни эстетическая, ни моральная основа для того, чтобы любить свою мать или помнить отца…

Нет цветка прекраснее, чем роза. Но насколько беднее были бы наши горы, если бы их покрывали только розы. Хороши все цветы…Однако горе, если один из цветков вдруг оборачивается хмелем, оплетает соседнее растение и начинает душить его. Тогда тот цветок, который душат, должен обрести силу душителя, чтоб разорвать путы, освободиться. Так и мы. Нельзя нам больше терпеть.

Византийская Империя была Империей без нации. Русская Империя со времен «начальной летописи» строилась по национальному признаку. Однако, в отличие от национальных государств остального мира, русская национальная идея всегда перерастала племенные рамки и становилась сверхнациональной идеей.

Национальная идея — это допинг. Как табак для курильщика. Как водка для алкоголика. Как опиум для наркомана. В умеренно тяжёлых случаях. В тяжёлых — как героин. Смерть гарантированная, быстрая и мучительная. Но к ней тянет. И никаких сил нет от неё отказаться. Не потому, что с ней хорошо — без неё плохо.

Это вы послушайте! Постсоветские правители, чувствуя, так сказать, близкий кирдык, кинули всенародный клич: поищем национальную идею! Объявили конкурс, собирали ученых, политологов, писателей – родите нам, дорогие, национальную идею! Чуть ли не с мелкоскопом шарили по идеологическим сусекам: где, где наша национальная идея?! Глупцы, они не понимали, что национальная идея – не клад за семью печатями, не формула, не вакцина, которую можно привить больному населению в одночасье! Национальная идея, ежели она есть, живет в каждом человеке государства, от дворника до банкира. А ежели ее нет, но ее пытаются отыскать – значит, такое государство уже обречено!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вот — срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет — не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!

О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

…. самая большая опасность – это не глобализация, не экономический кризис, не массовые эпидемии, и даже не война. Самое опасное – это превращение народа в толпу мамедов, джонов или иванов, что родства не помнят и знать не хотят. Потому что родства не помнящему, быть таки биту, драну и сзади пользовану…

Правила Коммунального Общежития для стран с Населением Менее Пятнадцати Миллионов… Отличия от Правил для Стран с Населением Более Пятнадцати Миллионов совершенно не носят принципиального характера…

Национальная идея, она не в том — «Кто в цари крайний?», и вовсе не в светлом и незабвенном образе Вовки из Тридевятого царства: «Печка, покорми меня!». Национальная идея, она, знаете, как говаривали в старину, она в глазах друзей, она в сердцах близких.

Кстати, о национальной идее. Казаки ее давным-давно придумали. Знаете какая? А вот: чтобы нашему роду не было переводу! И все. Больше ничего не надо.

Национальная идея… ха. Какая национальная идея у белых мышей в клетке? Кого пустят на опыты, кого на корм удаву, а кого оставят на размножение…
Волшебных палочек нет. Кончились.

Термин «национальная идея» не имеет чёткого научного содержания. Можно согласиться, что это — когда-то популярная идея, представление о желаемом образе жизни в стране, владеющее её населением. Такое объединительное представление понятие может оказаться и полезным, но никогда не должно быть искусственно сочинено в верхах власти или внедрено насильственно.
Когда дискуссия о «национальной идее» довольно поспешно возникла в послекоммунистической России, я пытался охладить её возражением, что, после всех пережитых нами изнурительных потерь, нам на долгое время достаточно задачи Сбережения гибнущего народа.

Ни одна идея не стоит жизни.

Будущее нации — в руках матерей.

Идей не бывает ни русских, ни белорусских. Когда уже что-то нужно называть «русской идеей» или какой-нибудь еще, то это явно не идея. Если бы это была идея, ее не надо было бы никак называть.

Безобидный на деле враг — это идеальное решение для национальной идеи, вот только не ошиблись ли они с оценкой моей силы?

По поводу того, что миром рулят интересы. Я с этим согласен наполовину. Потому что мир — это люди. Если вы хотите сказать, что люди — абсолютно рациональные существа, это будет большим преувеличением. Часто конкретными людьми, и даже сообществами людей, вдруг овладевает идея, которая не имеет отношения к конкретным интересам. Что касается интересов, несомненно то, как их люди формулируют и осознают, играет ключевую роль в том, как реализуется мировая политика. Американцы точно осознают свои интересы. А мы осознаём? Надеюсь, что да. Но вот прошло 30 лет с момента распада СССР. Посмотрите, через какие трактовки собственных интересов мы прошли: 1. У нас нет интересов (вспомним Козырева). 2. Наши интересы полностью совпадают с интересами Америки и их союзников. 3. Сохранение суверенитета — неоднозначный интерес. Демократия — важнее. Даже важнее сохранения жизни России. 4. Собственная экономика — не является интересом. Поэтому уничтожить огромное количество отраслей — нормально. 5. Сепаратистские войны на территории России — разная трактовка. И к сожалению нашей задачей остается хотя бы осознание этих национальных интересов среди тех людей, которые принимают решение.

Если национальная жизнь станет настолько совершенной, что будет управлять сама собой, больше не будет необходимости в представительстве. Тогда возникает состояние просвещенной анархии. В этом случае каждый является своим правителем и управляет собой таким образом, чтобы никогда не беспокоить ближнего. Следовательно, в идеальном государстве нет политической власти, потому что нет государства.

Но вот что значит быть «русским»?
Ездить на немецком автомобиле, смотреть азиатское порно, расплачиваться американскими деньгами, верить в еврейского бога, цитировать французких дискурсмонгеров, гордо дистанцироваться от «воров во власти» — и все время стараться что-то украсть, хотя бы в цифровом виде. Словом, сердце мира и универсальный синтез всех культур.

Вы никогда не думали о том, что идея сожрала, растлила и изуродовала лучших? Вам открылось, вы увидели её кровавое лицо, а мы смотрели, любили другое — трогательное, поэтическое… Какое мучительное освобождение… Пытка… Плечом к плечу, нас сплотили, сбили — мы не могли разлепиться. Монолит, блок! Боже мой! Ты там не в силах вырваться, как бабочка в цементе… Ты не можешь себя оторвать. Кто ты? Ты только монолит, без «я», со всеми. Когда я это осознала? В пятьдесят лет… В сумасшедшем доме… Это безумная история, советский детектив…

Самая главная национальная идея России — это любить свою многострадальную Родину, которая выдерживала столько, сколько не выдерживал ни один народ на свете. Может быть, мы не самый приятный народ в общении, но в том, что мы храним себя, своих детей и свою Родину, есть большая наша заслуга — тех, кто жили до нас, тех, кто живёт сейчас, и тех, кто будет жить после. Если артист Серебряков не хочет принимать в этом участие, барабан ему в руки и пускай живёт в Канаде. А мы будем жить здесь, какие мы ни есть, мы будем любить свою Родину.

Тут вопрос вот в чем: быть России великой державой или нет. А страна у нас такая, что если у нее величие отобрать, то и России не останется. Прах один. Мы — не государство, мы идея.

Ах, этот проклятый язык! Он никогда не приносил никому добра… по крайней мере, никому из британских поданных. Правда, надо же и французам изъясняться между собой на каком-то языке.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ