Цитаты про неизвестное

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про неизвестное. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Время – субстанция неопределимая, ее нельзя потрог

Но таков непреложный закон жизни: люди панически боятся неизвестного.

Где еще, как не здесь, найдет применение своим способностям человек, отличающийся тем, что знает понемножку обо всем на свете? И где, как не здесь, легче всего найти область неизведанного, куда не ступала нога человека?

Сколько таинственного в мире! Мы не знаем и песчинки среди целого песчаного берега неизведанного!

Я многому научился на кладбище. Я умею блёкнуть и ходить по снам. Знаю, как открывается упырья дверь и как называются созвездия. Но там, снаружи, целый мир: море, острова, кораблекрушения и поросята. То есть всё, чего я не знаю.

— Ты не представляешь, на что подписываешься.
— Я врач, как-нибудь справляюсь.
— Не справишься. Ты так думаешь, потому что никогда не пробовал.

Я стою перед дорогой, которая приведет
В неизвестное –
Или неизвестное только для меня.
Я хочу идти, но скован страхом –
Страхом выбора, исход которого не ясен.

Близким и родным не говорим о том, что мало знакомо и в чем не уверены, а малознакомым не распространяемся о родном и близком.

Так же тонко и осторожно, как за воображением, следил он за сердцем. Здесь, часто оступаясь, он должен был сознаваться, что сфера сердечных отравлений была еще terra incognita.

То, что ты хорошо знаешь, страшит гораздо меньше, чем неизвестное.

– А что, если б мы выбросили все наше барахло – дом, книги, плиту, ковры, пыль, – начисто забыли о прошлом и устремились бы в неизвестное?

Известное — всегда спутник неизвестного. Столица Париж — всего лишь город по соседству с Понтуазом.

Не стоит страшиться того, о чем вы ничего не знаете. Вы словно дети — боитесь темноты.

Неизвестность есть убежище надежды.

Капитан — экипажу. Те из вас, кто давно на службе, уже встречались с инопланетянами. Вы знаете, что главная опасность — это мы сами, наш иррациональный страх перед неизвестным. Но неизвестного не бывает — есть лишь то, что мы пока ещё не поняли. Чаще всего разум, способный создать цивилизацию, способен также понять дружелюбные жесты. Форма жизни, способная путешествовать в космосе, сможет понять и наши мотивы.

… есть известные известные — вещи, о которых мы знаем, что знаем их. Есть также известные неизвестные — вещи, о которых мы знаем, что не знаем. Но еще есть неизвестные неизвестные — это вещи, о которых мы не знаем, что не знаем их.

Людям почти невозможно верить в незнакомое и непривычное — у них перед глазами есть знакомое и привычное.

Разум любит неизвестное. Он любит образы, чьи значения неизвестны, поскольку значение самого разума неизвестно.

Человек всегда боялся необъяснимого.

Только известное безопасно. Только известное терпимо. Неизвестность является… уязвимостью.

Страх перед неизвестным — это одно; совсем другое, когда он принимает осязаемую форму. Ощущение страха вообще можно победить выдержкой или какой-нибудь уловкой. Но если видишь, что тебе грозит, тут плохо помогают и навыки, и психологические ощущения.

Все неизвестное представляется величественным.

Убийство, безумие, и другие потаённые ужасы — кровоточащие несомненные факты, которые ждут вас в глубинах неизвестного. И никакие петли времени, никакие изменения планов не могут отменить вашу встречу с ним. Однажды ночью, в слепой панике, вы будете рисковать очутиться в мире тёмной реальности. И той ночью у вас будет настоящее свидание с… НЕИЗВЕСТНЫМ.

Легенды об оборотнях, скорее всего, и появились из-за серийных убийц. И о вампирах тоже. Люди, которые преследуют и убивают других людей, и есть серийные убийцы. Тогда еще не было психологии, вот и пришлось придумать безумных монстров, чтобы все объяснить.

I stand before, a road that will lead,
Into the unknown –
At least unknown to me.
I want to go, but I’m paralyzed with fear.
Fear of a choice, where the outcome isn’t clear.

В непонятном вам присуще видеть монстров.

Каждый шаг к неизвестному — новая тайна.

Что может быть опаснее похода по неизвестным и жутким землям? Разве что поход по неизвестным жутким землям ночью, в самый пик активности разной неприятной живности и неживности.

На свете много есть того,
Про что не знают ничего
Ни взрослые, ни дети!
И это вовсе не секрет,
Когда секрета вовсе нет,
Скучают все на свете!
А почему? Да потому, что
Ужасно интересно
Всё то, что неизвестно!
Ужасно неизвестно
Всё то, что интересно!

— Я давно не вижу ту женщину. Много лет назад перестал её видеть.
— Она тоже манила тебя за собой?
— Да. Я остался на месте. Потом мне снились гарпии и рыси, другие женщины, зубастые рыбы. Чего только не снилось, но она больше не появлялась.
— Почему ты не пошёл за ней?
— Тяжело сказать. Мне было страшно. Ты хоть знаешь, куда она зовёт тебя?
Я покачал головой. Зару указал концом лука в глубину джунглей.
— Туда. Что там — неизвестно. Кто уходил в те заросли, больше не возвращался.

 ... Ужас перед неизвестным. Горе тому, кто не суме

— Тебе не страшно тут жить одному?
— А чего мне бояться, если я тут один?
— Ну, привидений.
— Бояться надо живых, а не приведений.

Когда дорога представляет собой загадку, попробуй шагать наобум. Несись по ветру.

Человек должен верить, что непонятное можно понять.

Большинство честных женщин — это зарытые клады, которые целы только потому, что их никто еще не искал.

— Эта ненавистная война.
— Да, пожалуй. И все же, я не знаю… в этом тоже есть определенное волнение. За углом каждую секунду поджидает неизведанное. В данном случае мы оба сталкиваемся с этим.
— Нет, в мирное время мы тоже сталкиваемся с неизведанным.
— Вы весьма прозаичны, не так ли?
— Да. Вы весьма романтичны, не так ли?

… И до смерти, и после неё не знаешь, что тебя ждёт.

Готовьтесь к неизвестному, изучая то, как ваши предшественники справлялись с непредвиденным непредсказуемым.

Мы боимся, но еще сильнее боимся что-то неведомое нами.

Мир полон печали, ибо многое неведомо нам. Да, нам неведомы многие прекрасные вещи — такие как правда. Печаль из-за нашего неведения очень реальна. Слезы реальны. Что такое слеза? Есть такие крошечные железы — слезные, которые выделяют слезы в случае возникновения печали. И в тот день, когда приходит печаль, мы спрашиваем: «Та печаль, что заставляет меня плакать, та печаль, что разрывает мне сердце, пройдет ли она?». Ответ — конечно же, да. Однажды печаль пройдет.

Идущие впереди слегка освещают неведомое.

Неизведанного-то — гораздо больше, чем изведанного… А в объяснениях нуждаются все. Слишком важных вещей это всё касается. Жизни и смерти иногда. Вот и придумывают [люди] себе и близким потихоньку правдоподобные объяснения на все более или менее важные случаи жизни. И начинают в них верить.

Изменения — это не «хорошо» и не «плохо». Это просто означает «что-то иное».

Не надо бояться неведомого, ибо каждый способен обрести то, чего хочет, получить то, в чём нуждается.

Мир полон того, о чем лучше не знать.

В этих местах технологии подчиняются удаче.

(В этих краях удача всё ещё важнее технологий).

Вера в неизвестное подобна вере мужу — иногда другого не остается.

Любопытство и тяга к таинственному в людях сильней благоразумия и страха.

Вам не приходилось, господин Глебски, замечать, насколько неизвестное интереснее познанного? Неизвестное будоражит мысль, заставляет кровь быстрее бежать по жилам, рождает удивительные фантазии, обещает, манит. Неизвестное подобно мерцающему огоньку в чёрной бездне ночи. Но, ставши познанным, оно становится плоским, серым и неразличимо сливается с серым фоном будней.

Всё неизвестное принимается за великое.

Не стыдно бояться того, что никто не может объяснить.

Натоптанная тропинка высокая и чуть оступился с неё, попал по пояс в снег.

Когда боишься того, что ты можешь увидеть за дверью, биться о стену, наверное, безопаснее.

Есть еще неизведанное.
Так много чудес ещё осталось внутри. Так много чудес ещё осталось вовне. Объект незрим, пока его не видят, и до той поры это чудо не расцвело.
Видеть – значит ждать. Ждать – значит остаться. Остаться — значить жить. Жить – значит видеть.
Тьму можно увидеть. Свет можно увидеть. Оба видны, но что из этого восхищает нас сильнее — Тьма или Свет? Мы растем на свету и расцветаем во тьме.
Столько чудес. Так много чудес.

Нет ничего страшнее неизвестности, ничто так не настораживает, как необъяснимое.

Люди грядущего поколения будут знать многое, неизвестное нам, и многое останется неизвестным для тех, кто будет жить, когда изгладится всякая память о нас. Мир не стоит ломаного гроша, если в нем когда-нибудь не останется ничего непонятного.

Меня всегда поражала эта история с картинами. Они висят себе годами, а потом, без всякой причины, без причины, повторяю, хлоп, и они летят на пол. Они висят себе на гвозде, никто к ним не прикасается, но вдруг, в какой-то момент — хлоп, и они падают как камни. В полной тишине, полной неподвижности, ни одна муха не пролетает, а они хлоп. Без всякой причины. Почему именно в этот момент? Неизвестно. Хлоп. Что такое происходит с гвоздём, когда он решает, что не может больше? Неужели и у него, бедняги, есть душа? Неужели он принимает решения? Они долго это обсуждали с картиной, они не решались на это, они говорили об этом все вечера напролёт, и так — в течение многих лет, потом определились с датой, с часом, минутой, секундой, и вот, пожалуйста — хлоп. Или они знали обо всём заранее, с самого начала, эти двое, все уже запланировали, — смотри, я ослаблю верёвку через семь лет, и у меня это получится, хорошо, тогда договорились на 13 мая, хорошо, около шести, давай без четверти шесть, о’кей, ну тогда спокойной ночи, — спокойной. Через семь лет, 13 мая, без четверти шесть: хлоп. Ничего не понятно. Это из тех вещей, о которых лучше не думать, иначе сойдёшь с ума. Когда падает картина. Когда ты просыпаешься однажды утром и понимаешь, что больше не любишь её. Когда открываешь газету и читаешь, что началась война. Когда видишь поезд и думаешь: я должен уехать отсюда. Когда смотришься в зеркало и понимаешь, что состарился…

Сидящий перед ним смуглый черноволосый парень с белыми звериными клыками оседлал, казалось, саму грань миров, мира людей и мира Леса, его глаза были открыты в оба эти мира сразу. Те, кого пугало и отталкивало все чужое, видели в нем только звериную половину и боялись его, забывая, что вторая половина в нем — человеческая. Он не человек и не волк, он — оба сразу, и даже Скородуму нелегко было взять это в толк. И все же он благословлял судьбу за эту встречу, открытое окно за грань миров. Не каждому выпадает встретить такое, а понять — еще меньшим.

Только представь — мир на столько больше тебя. Только представь, что, проснувшись однажды утром, можешь обнаружить часть себя, о существовании которой даже не подозревал.

Самое главное, — говорил Остап, прогуливаясь по просторному номеру гостиницы «Карлсбад», — это внести смятение в лагерь противника. Враг должен потерять душевное равновесие. Сделать это не так трудно. В конце концов люди больше всего пугаются непонятного.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ