Цитаты про нормальность

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про нормальность. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Достаточное количество пищи — тебя держит. Излишек

Нужно совершать действия, которые делал каждый день, и тогда снова научишься жить нормальной жизнью.

Смерть обыденности.

— Желать нормальности — нормально.
— Слова истинной королевы круга. Белые, худые привилегированные люди очерчивают этакий круг, внутри которого все нормальны. А всех вне круга следует бить, ломать и менять, чтобы затащить их внутрь круга. А если не выйдет, их нужно запереть или хуже — пожалеть.

Это нормально — не разбираться в себе.

Мне не дано жить нормальной жизнью, тогда приходится придумать свою, ненормальную.

Каждый нормальный человек на самом деле нормален лишь отчасти.

Десять заповедей — это не десять заповедей того, как стать святым. Десять заповедей — это просто техническая характеристика нормальности.

Иногда лучшее, на что стоит надеяться, — это быть нормальным.

Нормальность ставит меня в тупик.

Не знаю… Если найду что-нибудь получше, то, наверное, уйду. Здесь ловить нечего. Если, конечно, ты на самом деле не желаешь стать нормальным.

Со мной всё нормально, Кейт. У меня как раз мой нормальный уровень ненормальности.

И я понял, чего мне тут так сильно не хватало: нормальных людей. Безумная бабка по фамилии Белая, ее дебильная прислуга, убийцы в черном, даже Феликс, появившийся как чертик из коробочки, — все это были не люди, а персонажи театра абсурда. Такие же странные, как скребущее щупальцами по берегу чудовище или спешивший на рандеву с ним скоростной танк, только в человеческом облике.
А вот женщина, пьющая чай, была настоящей. Обычной. Самые обычные и банальные вещи — они-то как раз и есть настоящие. И даже эта мысль настоящая — потому что банальная донельзя.

Чем более нормальным пытаюсь я быть, тем больше мои родители уверены, что я прикидываюсь. Они считают, что это ненормально — быть нормальным. Потому что нормы больше нет.

Вы страдаете гипертрофированным отвращением к возможности быть ограбленным, обобранным, обманутым и униженным. Нищета вас угнетает. Коррупция возмущает. Невежество ужасает. Насилие оскорбляет. Жадность отвращает. Гонения подавляют. Трущобы удручают. Преступления терзают. Словом, нормальная жизнь вызывает у вас депрессивное состояние. И я ничуть не удивлюсь, если выяснится, что вы страдаете маниакально-депрессивным психозом.


Борьба притворной нормальности с безумием.

— Быть нормальным — не так плохо.
— Быть такими, как мы, в сто раз круче!

— У нас хоть когда-нибудь будет всё нормально? Ну, типо, по-нормальному нормально?
— Ну, у меня всё ненормально уже очень давно, но я собираюсь найти способ стать счастливой.

Normal is not the norm
It’s just a uniform.

Я очень надеюсь, что никогда не буду нормальным, доктор Кац, одни только сволочи завсегда нормальные.

Вот оно что. По-настоящему, от всего сердца нормальные люди ругают лишь тех, кого считают своими. Куда больше радости им доставляет нормальная сестра с кучей проблем, чем ненормальная, которая живет себе и не парится. Нормальный мир, даже если он трещит по швам, для них понятней, а значит, и правильней.

Ты странная. И идиотка. Но, предполагаю, могло быть и хуже. Ты могла бы быть нормальной.

Нормальным просьба не беспокоить.

Нормальных в жизни больше, чем других?!

Нормальность тоже переоценивают.

— Был ненормальным и остался…
— Нормальный… Ненормальный… Кому судить?

Мы взрослеем, теряя так много и ничего не приобретая.
В «нормальной» жизни потеряв себя или что-то в себе, мы никогда уже не вернемся в мир подлинных чувств, а будем лгать, изворачиваться, подстраиваться.
Человек, страдающий шизофренией, на всю жизнь остается ребенком, поэтому он и не может жить в «нормальном»обществе, где столько табу.
И кто болен в итоге?

Есть люди, которых моя внутренняя нормальность притягивает. Таких людей очень мало, но они существуют. Каждый такой человек и я — точно две планеты, что плывут в мрачном космосе навстречу друг другу, влекомые какой-то очень природной силой, сближаются и также естественно разлетаются, каждый по своей орбите. Эти люди приходят ко мне, вступают со мной в отношения — лишь для того, чтобы в один прекрасный день исчезнуть из моей жизни навсегда. Они становятся моими лучшими друзьями, любовницами, а то и женами. Некоторые даже умудряются стать моими антиподами… Но как бы не складывалось, приходит день — и они покидают меня. Кто — разочаровавшись, кто — отчаявшись, кто — ни слова не говоря (точно кран без воды — хоть сверни, не нацедишь ни капли), — все они исчезают.

Мне кажется, что я схожу с ума
И становлюсь нормальным.

Когда ты вынужден пытаться быть нормальным, это доказывает, что ты ненормален.


Это нормально, что ненормальные – лицемеры?

Так уж устроено большинство людей – им хочется быть «нормальными», а нормально – это значит, как у всех.

Скажу тебе как ученый, Диана: никакой «нормальности» в природе не существует. – Его тон уже не был мягким. – Нормальность – это сказочка, которой люди успокаивают себя, сталкиваясь с неопровержимыми свидетельствами того, что почти все вокруг «ненормальное».

— Я понимаю, что люди должны влюбляться до рождения детей, но, видимо, нормальность не для нас!

Я сделала вывод: для меня ценность человеческого существования определяется его индивидуальным отклонением от нормы.

Дурдом. Натуральный Дурдом. Именно то, чего мне всегда не хватало для полного счастья — компании психов, на фоне которых я могу показаться почти нормальным.

В детстве мы все считаем, что наши семьи абсолютно нормальны, но с годами многие иллюзии разрушаются.

— Они все такие нормальные, Шон. Это меня в них и пугает.

— Я не буду тут стоять весь день и смотреть, как ты корчишь из себя нормального человека!
— Я нормальный!
— Это не так. И когда ты это поймешь, на тебя снизойдет величие.

Все, что считается нормальным, безусловно, всегда на поверку оказывается глубоко извращенным.

Нормальность не нормальна.

— Кто бы мог подумать, что я буду вести дела с подонками цыганами и католиками. Но вы нормальные.
— Я нормальный до поры до времени. А потом нет.

Тебя не учат «быть лучше». Потому что быть «лучше» или «хуже» — моветон. Никаких крайностей. Миллионы «не будь как все». Середина придерживается стандартов, поэтому: 90-60-90. Двадцать восемь слишком много, шестнадцать слишком мало. Середина измерила всё: сантиметры, дюймы, караты, лошадиные силы, нули, граммы. Всё приведено к общему знаменателю, выйти за рамки – подвергнуть себя гонениям.
Поддаться на провокацию весов.
Трахнуть себя линейкой.
Баланс создан, а великий уравнитель всегда рад сбросить со скалы всех, кто ниже 170, дешевле 40 000, толще, уродливее, тупее. Стереотипы навязчивее любой сомнительной компании.

Я совершенно нормален. А ненормален тот, кто не понимает моей живописи, тот, кто не любит Веласкеса, тот, кому не интересно, который час на моих растёкшихся циферблатах — они ведь показывают точное время.

Иногда труднее быть заурядным, чем необыкновенным.

— Я не очень хорошо представляю себе, что делают нормальные люди.
— Это несложно, — заверил ее я. — Ты научила меня быть странным. Может быть, я мог бы научить тебя быть нормальной. Во всяком случае, настолько нормальной, насколько нормален я.

There is no such thing in life as normal…

Я шёл и думал — мир охвачен безумием. Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда.

Скорбь — это нормально.

— Между нами только одно отличие, Дональд. Ты хочешь стать нормальным. Ты этого жаждешь. Именно это разделило нас.

Он ненормальный… был бы нормальный, я бы прошла мимо.

В аномальной ситуации именно аномальная реакция становится нормальной.

С каких это пор вы такие эксперты в том, что правильно и нормально? Скажи-ка, Мэриан: это правильно и нормально, что твоя дочь залетает от каждого встречного и поперечного и подкидывает своих детей тебе? Или что Карен и её никчемный муж не желают искать работу и выгребли всё до копейки из ваших с Дэнни пенсионных сбережений? Всё это хорошо и нормально лишь потому, что мужчины спят с женщинами! А женщины — спят с мужчинами! Но Дженни, которая благородная и добрая, и которая мухи не обидит, она ненормальная и плохая лишь потому, что хочет жениться на любимой женщине.

Занятный эффект: стоит провести час в психушке, и вот уже нормальный внешний мир кажется каким-то странным.

Столько людей, и так мало нормальных.

Нормальный человек – это выдумка.

Покажите мне психически здорового человека, и я вам его вылечу.

— Все нормальные люди летают на юг, а ты на север.
— Да, я ненормальный. С нормальным тебе было бы скучно.

Люблю иногда пройтись, для разнообразия. Как будто я нормальный.

«Нормальность» – это очень скучно. Невыносимо скучно. Чертовски скучно. Хоть удавись.

  — Ни следа высших технологий. Все совершенно норм

Когда перекошен весь мир, легче признать ненормальным того, кто держится прямо.

Иногда единственным средством, позволяющим зажить прежней нормальной жизнью, является забвение.

Как утомляет симулировать нормальность…

Нормальный мужчина не будет писать стихи, рисовать картины, петь песни о вас – это все делают истеричные мужчины, но мы‐то ищем нормального. Наверное, вы догадывались, но я вам скажу точно, потому что проведены сотни исследований и ученые пришли к выводу: все творческие люди ненормальны. Все. Именно поэтому мы часто читаем в журналах заголовки типа: «Известный певец Микрофонов разбил гитару об голову полицейского», или: «Актер Папанин вступил в интимную связь с табуреткой». Поэтому, если вам действительно нужен нормальный мужчина, забудьте об актерах, писателях, режиссерах, фотографах, вообще обо всех забудьте, кроме бизнесменов и рабочих с завода.

Нормальность — это асфальтированная дорога: по ней удобно идти, но цветы на ней не растут.

Взгляни в безумца — иногда
Он чуть ли не пророк,
А слишком умных глос толпы
Безумцами нарёк.
Нормальными считают тех,
Кто ладит с большинством,
Бунтарь же под замком сидит
И на цепи притом.

Мир без психопатов? Он был бы ненормален.

Абсолютная нормальность — это уже само по себе отклонение в психике.

Никто не знает, что есть люди, прикладывающие колоссальные усилия, чтобы быть нормальными.

(Никто не понимает, что некоторые люди тратят огромную энергию лишь в пределах нормы.)

Как проигнорировать закон, знают те, кто умеет его обходить.

Нормальные в двенадцать с пляжа уходят — остальные приходят.

— Воровать еду грубо.
— Ты никогда не доедаешь. Разве твои родители на рассказывали тебе, как полезно есть овощи?
— Нет, — мягко ответил Виктор, — они велели мне раскрыть свою психику и понять свой истинный потенциал. Про овощи речи не было.
— Ты иногда такой чудак.
— Только иногда? — спросил Виктор. — Надо лучше стараться… Нормальность переоценивают.

Нормальность — это не норма,
Это всего лишь прикрытие.

— Долго ещё я буду такой?
— Какой?
— Я не хочу всё знать прежде, чем оно случится… Хочу быть нормальной, как раньше.
— Ты не переживай. К тому же, как знать, кто нормальный?
— Ты.
— Открыть тебе тайну? Нормальные, вроде меня, мечтают стать необычными, как ты.

Почему взрослые всегда так негативно относятся к поведению своих детей, если оно не соответствует их представлению о нормальности? Что, в сущности, являет собой нормальность? Что для хищника норма, то для жертвы хаос, – думал порой Майкл, лёжа в своей постели, когда на него находили минуты размышлений.

— Ну почему мы никогда не знакомимся с нормальными людьми?
— Я нормальная!
— Ты сиганула с крыши и заколола мужика ударом в спину.
— Совершенно нормальным образом!

— И что же, большинство людей тогда ненормальные?
— Все люди нормальны, так как нормы у всех разные.

Им кажется, что они нормальные, поскольку все они поступают одинаково.

И вообще, что за «нормальный»? «Нормальная девушка», «нормальный совет»… Что ты считаешь «нормальным»? Ты сам ненормальный!

Не бойтесь! Теперь можно быть нормальными людьми! Думать можно! Трудно, непривычно… но можно! Надо только начать!

Жить для себя и ради себя — это нормально.

Как ужасна участь обыденного, совершенно нормального человека: его жизнь разрешается словарем понятливых слов, обиходом чрезвычайно ясных поступков; те поступки влекут его в даль безбережную, как судёнышко, оснащённое и словами, и жестами, выразимыми – вполне; если же суденышко то невзначай налетит на подводную скалу житейской невнятности, то судёнышко, налетев на скалу, разбивается, и мгновенно тонет простодушный пловец… Господа, при малейшем житейском толчке обыденные люди лишаются разумения; нет, безумцы не ведают стольких опасностей повреждения мозга: их мозги, верно, сотканы из легчайшего эфирного вещества. Для простодушного мозга непроницаемо вовсе то, что эти мозги проницают: простодушному мозгу остается разбиться; и он – разбивается.

— А где я могу найти кого-нибудь нормального?
— Нигде, — ответил Кот, — нормальных не бывает. Ведь все такие разные и непохожие. И это, по-моему, нормально.

Преимущество ненормальности в том, что она делает нас сильней.

Мне нравится, когда у мужчин были многочисленные связи, это доказывает, что они без странностей.

Выходить за рамки того, что большинство считает нормальным, может быть мучительно и одиноко.

Нормальный умирает от несварения желудка. Ненормальный от безумия.
Я говорю о ненормальности, но не о такой, как поняли бы это уездные барышни: человек, хихикая, идет по улице, грозит пальцем извозчику.
Разве может быть что-нибудь хуже нормального?

И кстати, нет такого понятия «странно». Каждый нормален по-своему.

Нормальность в этом мире неуместна.


Мои родители такие нормальные, что это угнетает.

Иногда быть обыкновенным не так уж и плохо.

— Стань таким как все, Карл. Я умоляю…
— Как все? Не летать на ядрах? Не охотиться на мамонтов? Не переписываться с Шекспиром?

— Так безопаснее… быть как все.
— Вам хочется избежать опасности?
— Мне хочется, чтобы меня любили.

Послушай, если поразмыслить, быть ненормальной не так уж страшно. Я могу, в крайнем случае, сесть напротив тебя, если замечу, что разговариваешь сама с собой. Получится, что ты разговариваешь со мной.

Стандартные женщины ищут нестандартных мужиков, чтобы вернуть их обществу стандартными.

— Со мной всё будет нормально?
— Какое там нормально? Ты же живёшь со мной!

Уже очень давно я пытаюсь присоединиться к нормальному большинству. Но я не уверен, что у меня получается.

В ненормальном мире любой нормальный человек ненормален уже тем, что он нормален.

– Значит, я права? В нем есть что-то не вполне нормальное?
– Моя дорогая юная леди, кто из нас вполне нормален?

Я был недостаточно нормальным даже для ненормальных.

Ненормальность часто служит основой самых лучших отношений — да практически всегда, если подумать.

— Мне кажется, что во всем есть душа, некая тайна, которая большинству из нас не видна. Но видна она или нет, именно она является сердцем этого мира, тем, что заставляет биться его пульс. Пока согласны?
— Тогда скажите мне вот что: почему вам так хочется быть своей среди людей, которые пугаются этого или, по крайней мере, чувствуют себя от этого неуютно?
— Может, чтобы чувствовать себя нормальной, — ответила я.
— Свет клином не сошелся на этой самой нормальности, — засмеялся он.
— Думаете?
— Черт! Да я просто знаю.

Нет в жизни такой вещи, как нормальность…

Все мы, возможно, сумасшедшие, и единственное наше преимущество в том, что, по крайней мере, мы это знаем, тогда как другие считают себя нормальными.

 Нормальных людей в нашем мире не существует. Кажды

Никогда не был таким спокойным. Все нормальные люди так делают, Сэм. Они влюбляются, развлекают друг друга, потом съезжаются, воспитывают детей, ссорятся из-за денег, стареют и толстеют вместе, и это — нормально.

… гомосексуалисты и одинокие женщины, которым за тридцать, во многом похожи: и те, и другие постоянно расстраивают своих родителей, и общество смотрит на них, как на ненормальных.

— Давайте учитесь, найдите подружек, заведите детей. Как нормальные люди.
— Сэр, мы не хотим учиться. Не хотим, как нормальные. Мы хотим это.

Нормально — это среднее между тем, что ты хочешь и что ты можешь получить.

Не существует ничего нормального. Это дурацкое слово, которое всем вредит.

Ненормальное всегда становится нормой. Главное, дать ему немножко времени.

Если у тебя в жизни все ненормально, то это уже нормально.

Ненормально быть нормальным. Все зашибись какие нормальные, покуда ближе не познакомишься.

Быть «нормальным» – идеал для неудачника, для всех тех, кому еще не удалось подняться до уровня общих требований. Но для тех, чьи способности намного выше среднего, кому нетрудно было достичь успеха, выполнив свою долю мирской работы, – для таких людей рамки нормы означают прокрустово ложе, невыносимую скуку, адскую беспросветность и безысходность. В результате многие становятся невротиками из-за того, что они просто нормальны, в то время как другие страдают неврозами оттого, что не могут стать нормальными.

Нормальные люди? Это те, что все вечера проводят перед телевизором, на выходных нажираются в умат и в понедельник с больной головой идут на работу?

Нормальность — это не есть добродетель, это скорее отсутствие мужества.

Еще один маленький шажок в сторону от нормальной жизни.

Все семьи нормальные, пока их хорошенько не узнаешь.

Вы, мистер Балаган, редкое отклонение от ненормального.

Монстры стали мучениками нормальности, то есть их убивают ради нормальных людей. Я понимаю монстров. Чего я не понимаю в свои 53 года, так это, что такое нормальный. Я думаю, что это крайне разрушительный стандарт, потому что если «нормальный» означает «безупречный», то это невозможно.

— Ваша цена неприемлема.
— Ваша просьба за пределами стандартной нормальности.

Мы разговариваем уже почти час, а ты так и не заметил, что со мной что-то не так. Я уже никогда не стану, как ты: нормальным человеком. Самым обычным нормальным человеком.

Быть неудачником нормально.
Все зависит от того, насколько хорошо это делать.

— Пожалуй, мне не показалось, что ты странный.
— Ну, если бы ты меня знала, наверняка бы подумала «Какой странный тип».
— Странный? Ну и что. Не вижу в этом ничего дурного. По-моему, всё нормальное скучно.

Нормальность — это не то, к чему надо стремиться. Это то, от чего надо бежать.

Нормально быть безрассудным. Нормально быть импульсивным. Нормально терять самоконтроль, плыть по течению и не сопротивляться страсти.

В наше время единственные настоящие оригиналы — люди, которые ведут себя нормально.

— Дай слово, что мы найдем нормальные пары.
— Мы и сами-то не нормальные.

— Для них я — странная.
— Уверяю вас, я гораздо страннее. Странность — это нормально.

Только мелкие люди кажутся совершенно нормальными.

А зачем быть нормальным? И что значит «нормальным»? Я не знаю, что это значит.

Нормальность — это то, что ты сам творишь.

Норма как некий усредненный показатель реакций, нужных для успешного существования в обществе (успешного не в плане достижения богатства и славы, а в смысле «невылетания за борт»), – словно центральная станция метро, на которой надо периодически бывать, чтобы не выпадать из жизни.

Я человек не странный. То есть, мне действительно так кажется. Конечно, до «среднестатистического человека» мне тоже далеко. Но я не странный, это точно. С какой стороны ни глянь — абсолютно нормальный человек. Очень простой и прямой. Как стрела. Сам себя воспринимаю как некую неизбежность — и уживаюсь с нею совершенно естественно. Неизбежность эта настолько очевидна, что мне даже не важно, как меня видят другие. Что мне до того? Как им лучше меня воспринимать — их проблема, не моя. Кому-то кажусь глупее, чем на самом деле, кому-то я кажусь умнее. Мне же самому от этого — ни жарко, ни холодно. Ведь образец для сравнения — какой я на самом деле — тоже всего лишь фантазия, отблеск моего же представления о себе. В их глазах я действительно могу быть как полным тупицей, так и гением. Ну и что? Не вижу в том ничего ужасного. На свете не бывает ошибочных мнений. Бывают мнения, которые не совпадают с нашими, вот и все.

 Мир  вовсе не безумен, хотя и не приспособлен для

Признаться, когда узнаешь человека получше, непременно углядишь в нем какую-то странность. Нормальные люди иногда такое выкинут, что и не придумаешь, а ненормальные часто ведут себя очень разумно.

Кто хочет быть нормальным? Нормальность-это то, что миллионы людей делают каждый день. Быть ненормальным для меня намного веселее.

Ум, способность самостоятельно мыслить, формируется и совершенствуется только в ходе индивидуального освоения умственной культуры эпохи. Он, собственно, и есть не что иное, как эта самая умственная культура, превращенная в личную собственность, в личное достояние, в принцип деятельности личности. В составе «ума» нет ничего, кроме этого. Это – индивидуализированное духовное богатство общества, – если выразиться высокопарным философским языком.
А это, говоря попросту, означает, что ум («талант», «способность» и т. д.) представляет собой естественный статус человека – норму, а не исключение. Нормальный результат развития нормального в биологическом отношении мозга в нормальных же – человеческих – условиях.
С другой же стороны, «глупый» человек – человек с непоправимым недостатком «способности суждения» – это прежде всего изуродованный человек, человек с искалеченным мозгом. И эта «искалеченность» органа мышления есть всегда последствие «ненормальных», «неестественных» (с точки зрения подлинных критериев человеческой культуры) условий – результат грубо-насильственных «педагогических» воздействий на этот нежный (особенно в раннем возрасте) орган.

— Значит, не выйдет даже притвориться нормальными, да?
— Нормальными? Только не в нашем балагане.

Но когда мой сын спросит меня, что значит быть нормальным, мне кажется, у меня хватит мозгов сказать ему эту очень простую вещь, что ничто из сотворённого умом не имеет смысла, если сквозь это творение на тебя не смотрит лицо любящего тебя существа, понимаете?

Наверняка эта нормальность была несколько натянутой. Только Валентина по собственному опыту знала, что нормальность всегда в чем-то притворна, и люди беспрерывно играют роли, которые, по их мнению, они обязаны играть.

Он вспоминает одну картину, в которой психиатр уверяет своего клиента, героя картины, в том, что если человек задаётся вопросом, нормален ли он, то он наверняка нормален. Настоящие шизики всегда твёрдо уверены в своей нормальности. Поэтому он, скорее всего, нормален, раз способен подвергать этот факт сомнению.

Мать твою, да я настолько нормален, что могу открыть грёбаную психиатрическую клинику.

Самые безумные — это разумеется, те, кто считает себя самыми нормальными.

Вопреки слухам, он не был ни гением, ни шизофреником. Его необычность заключалась именно в его нормальности.

Мне неплохо удавалось притворяться нормальным. Встретив меня на улице, вы бы ни за что не догадались, как сильно́ во мне желание убить вас.

По мне, так ты лучше переживай себе потихоньку, чем веселиться от каких-то невеселых вещей. Это будет более нормально.

Нормальная девушка взяла бы и тут же позвонила. За пару минут выяснилось бы, стоит о нем думать или нет. Это называется «взглянуть правде в глаза». Но это как раз не входит в планы Амели.

— Ну же, Эми, что делают нормальные ребята?
— Они смотрят телек, играют в футбол, пропадают в пабах.
— Это я могу. Я этого не делаю, но я могу.

 Я застряла там, где мне нет места, и в ближайшее в

Просто веди себя нормально… если для тебя это вообще возможно.

Но это не её вина, что её сложность сковывает меня по рукам и ногам и рождает во мне желание соответствовать норме, как укрытию. Норма — как средство спасения, как бегство от себя. Норма — как убежище для тех, кто не осмеливается быть собой.

Нормально — быть другим. Каждая личность — разная личность. И однажды ты должен познать свое отличие. Познать то, что ты не такой, как другие. Это значит быть нормальным.

Знаешь, в чем проблема, Геральт? Тебе кажется, будто ты иной. Ты носишься со своей «инностью», с тем, что принимаешь за ненормальность. Ты со своей «ненормальностью» нагло навязываешься всем, не понимая, что для большинства трезво мыслящих людей ты самый нормальнейший в мире человек, и дайте боги, чтобы все были такими нормальными.

Искусство быть сумасшедшим — это никогда не совершать такой глупости, как быть нормальным.

Бояться — это нормально.

Она не считала себя нормальной. Но и не считала нормальность необходимым условием выживания. Все, скорее, наоборот. Необходимым условием своего выживания она считала собственное сумасшествие. И боялась нормальности как огня. Не очень длинный, но все же существующий перечень страхов Джо завершала нормальность. Главенствовала в нем вероятность прожить жизнь, так и не встретив настоящую любовь. Где-то посередине курсировала еще пара довольно пугающих пунктов.

Ты говоришь «нормальный человек», Анита. Будто не знаешь, что нормальных нет. Есть только жертвы и хищники.

Я люблю странных людей. Как, вы знаете, танцуют на улицах, в супермаркетах. Я странная, потому что какой нормальный пишет песни о гробах? Я странный человек и я в ладах с этим. Быть нормальным скучно.

Я всегда поражался тому, как общество делит вещи на нормальные и ненормальные. Потому что некоторые вещи, которые являются фактом нашей повседневности, кажутся мне странными.

Мы с тобой ненормально нормальные люди,
Мы с тобой не изменимся, мы — это мы.

Нормальным мы привыкли называть человека, чей диагноз совпадает с диагнозом большинства.

Что было нормально вчера, сегодня уже ненормально.

Нет, я нормальный. Но 94% психов называют себя нормальными. Так что стоит задаться вопросом, что такое нормальность.

… мне вдруг показалось, что нормальных людей вообще не существует. Может, они и существуют, но определение «нормальность» или «я  — не сумасшедший» — это все-таки больше самооценка, краткая и невероятно хвастливая автобиография, но никак не описание работы полностью функциональной системы.

Привычка и нормальное, увы, стремление рассудка к обезличке.

— Нормальность — это когда у людей все дома.
— Что норма?
— Что дом?
— Кто все?
— Ох, мне бы сейчас чаю выпить нормального.

— Все нормально?
— Мы в другом полушарии от слова «нормально».

– С вами когда-нибудь бывало такое, чтобы вы получили все, что хотели, а потом оказалось, что на самом деле вы хотели совсем не того?
– Не-а, – ответила старуха и потерла глаза. – У меня никогда не было всего, что я хотела.
– Я думал, что мне все это нужно. Думал, что хочу нормальной жизни. Не знаю, может быть, я сошел с ума. Может быть. Но если нет ничего другого, тогда я не хочу быть нормальным.

Не от того ли в нашей стране число разводов едва ли не превосходит число браков, что люди думают, в первую очередь, не о своем счастье, а о том, чтобы не выбиться из толпы?

— Почему ты улыбаешься?
— Я просто рад, что Вы осознали то, в чём мы все были уверены: в Вас нет ничего нормального. Вот и слава Богу.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ