Цитаты про нигилизм

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про нигилизм. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

People cling to things to make to make their lives seem real,
Crawling like bugs at some fool leader’s heels.
Boasting of freedom when they’re tied down with chains
It’s time to giving it up, here comes the death rain.

Люди хватаются за вещи, чтобы придать жизни ложную явь,
Словно насекомые они ползают по пятам лидера-дурака.
Кичатся свободой, будучи связанными цепями,
Надвигается дождь смертей, значит, время сдаваться.


Нигилизм – это поза, а не доктрина.

Ты — узник своих идеалов,
Просто узник своих материалистических идеалов.
Ты — узник своих ничтожных идеалов.

Чувствую себя так оцепенело, чувствую себя так равнодушно,
Только лишь почувствовал, как кто-то ударил меня по голове.
Будто кто-то знал, что именно нужно делать,
Отравлю людей, поймаю несколько бегущих.

Чувствую себя таким опустошённым, чувствую таким старым,
Просто жду холодной смерти…
Извожу гнет моей жизни,
Не особо зная, не беспокоясь, зачем?

Он в душе очень обрадовался предложению своего приятеля, но почел обязанностию скрыть своё чувство. Недаром же он был нигилист!

Народ полагает, что, когда гром гремит, это Илья пророк в колеснице по небу разъезжает. Что ж? Мне согласиться с ним?

Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это всё романтизм, чепуха, гниль, художество. Пойдем лучше смотреть жука.

Молодые люди обрадовались. И в самом деле, прежде они просто были болваны, а теперь они вдруг стали нигилисты.

Русский нигилизм вовсе не простое неверие, он есть вера в неверие, религия отрицания.

Газетные заголовки, политические теории, модные идеи значили для него ровно столько же, сколько словоизлияния инструкций, напечатанных на обертке мыла или зубной пасты.

Бытует дешевое представление о нигилизме как о простом перечёркивании правил, но мой отец думал по-другому. Он думал, что семья – это самое важное. Испытав на себе то, как мир рушится вокруг, он оставил такие основные идеи, как главные ценности или уверенность в том, что «человек должен быть особенным». Семья и друзья – вот какие ценности он пытался защищать по мере своих сил. Он думал, что он не обязан нести ответственность перед государством и всем обществом. Его любимой фразой было: «Не делай себе во вред».

Well you want me to kiss your ass
Well bend over, buddy, here comes my foot.

Нигилизм есть отчаяние человека о неспособности делать дело, к какому он вовсе не призван.

Я уже не видел эти руины, по фигу эти груды кирпичей. И не важно, сколько им лет: сто или тысяча. Да хоть десять тысяч. Ну хоть убей меня, не нахожу в них ничего величественного, замечательного, вдохновляющего. Камни есть камни. Даже сохранившиеся фрески и барельефы… Ну и что? Сейчас пэтэушник из ремеслухи сделает такие же в два счета.
Ах, я должен восхищаться стариной? Но почему, скажите мне, моральному… или эстетическому уроду, почему я должен восхищаться старыми кирпичами, уже ни на что не годными, а не своим ноутбуком, в котором действительно все чудеса вселенной!

Потому что плевать я хотел, что там говорят люди и как часто и как уверенно они это повторяют: никто, никто и никогда не убедит меня в том, что жизнь — это главный приз, величайший дар. Потому что вот вам правда: жизнь — это катастрофа. Сама суть нашего существования, когда мы мечемся туда-сюда, пытаясь себя прокормить, обрести друзей и сделать что-то там еще по списку — есть катастрофа. Забудьте вы все эти глупости в духе «Нашего городка», которые только и слышишь отовсюду: про то, какое это чудо — новорожденный младенчик, про то, сколько радости сокрыто в одном-единственном цветке, про то, как неисповедимы пути, и т. д и т. п. Как по мне — и я упорно буду твердить это, пока не умру, пока не рухну в грязь своей неблагодарной нигилистичной рожей, пока не ослабею настолько, что не смогу и ни слова выговорить: уж лучше не рождаться вовсе, чем появиться на свет в этой сточной канаве. В этой выгребной яме больничных кроватей, гробов и разбитых сердец. Ни выйти на свободу, ни подать апелляцию, ни ”начать все заново”, как любила говаривать Ксандра, путь вперед только один — к старости и утратам, и только один выход — смерть.

Нигилизм как психологическое состояние должен будет наступить, во-первых, после поисков во всем совершающемся «смысла», которого в нем нет: ищущий в конце концов падает духом. Нигилизм является тогда осознанием долгого расточения сил, мукой «тщетности», неуверенностью, отсутствием возможности как-нибудь отдохнуть, на чем-нибудь еще успокоиться — стыдом перед самим собою, как будто самого себя слишком долго обманывал…

— Ты сказал «нигилизм»?
— Да, а что? Прочитал на коробке чая!

Если ни во что не веришь, если ни в чем не видишь смысла и не можешь утверждать никакую ценность, все дозволено и ничто не имеет значения. Нет доводов «за», нет доводов «против», убийцу невозможно ни осудить, ни оправдать. Что сжигать людей в газовых печах, что посвящать свою жизнь уходу за прокаженными — разницы никакой. Добродетель и злой умысел становятся делом случая или каприза. И вот приходишь к решению вообще не действовать, а это означает, что ты, во всяком случае, миришься с убийством, которое совершено другим. Тебе же остается разве что сокрушаться о несовершенстве человеческой природы. А почему бы еще не подменить действие трагическим дилетантизмом? В таком случае человеческая жизнь оказывается ставкой в игре. Можно, наконец, замыслить действие не совсем бесцельное. И тогда, за неимением высшей ценности, направляющей действие, оно будет ориентировано на непосредственный результат. Если нет ни истинного, ни ложного, ни хорошего, ни дурного, правилом становится максимальная эффективность самого действия, то есть сила. И тогда надо разделять людей не на праведников и грешников, а на господ и рабов. Так что, с какой стороны ни смотреть, дух отрицания и нигилизма отводит убийству почетное место.

— Наверно, мы нигилистические, а может, даже самоубийственные мысли, рождающиеся в голове Бога. Наш мир всего лишь дурной каприз Бога, день, когда он был не в настроении.
Макс Брод: Но тогда, значит, где-то вне этой, ведомой нам, ипостаси мира, может существовать надежда?
— О да, сколько угодно, бесконечно много надежды, но только не для нас.

Feeling so numb, and I’m feeling so dead
And just felt like someone is hit my head
Like someone knew just what to do
Poison the masses and catch the running few.

Feeling so empty, and I’m feel so old
Just waiting to feel the death like cold
Eating away at my life ties
Not really knowing, and not caring, why?

You’re a prisoner of your ideals
Just a prisoner of your materialistic ideals.
You’re a prisoner of your worthless ideals.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ