Цитаты про обучение

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про обучение. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

— Может, мне перейти на домашнее обучение?
— Даже и не думай.
— Все знаменитости учились на дому.
— Леонардо да Винчи, Микеланджело, Линкольн, Бибер.
— Что-то я не видел, чтобы ты расписывал Сикстинскую капеллу, Бибер.

 Почему соловей поёт, а воробей чирикает? Потому чт

Тот, кто мало знает, малому может и учить.

— Ну как, прекраснейший из учащихся? Потряс ли ты своими ответами учителей своих и товарищей своих?
— Потряс…

Спать девочку укладывали, когда стемнеет. Поднимали с петухами. Из полезного, что после в замужестве пригодится, учили вышивать по шёлку и гадать по сарацинскому пшену.

Мир не самое дружелюбное место, но именно в нём он [сын] должен научиться жить.

Учиться — значит меняться.

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат.

Беззаботный, но в то же время серьезный, подход всегда даст лучшие результаты, чем мрачная решимость.

Проблема не в детях. И не в их оценках. Проблема в том, чего вы от них ожидаете. Вы ставите планку вот здесь [поднимает ладонь до уровня груди]! Почему? Поставьте здесь [поднимает руку выше, до уровня головы], они её достигнут!

— Глупец. Так ничему и не научился.
— Я не учусь. Это хроническое.

Не надо видеть в каждой неудаче конец света. Получили урок, усвоили его — и двигайтесь дальше. Не сидите на неудаче, как на пепелище. Начинайте снова мыслить крупно. Заполните сознание мыслями, которые способны поднять вам настроение, планами на будущее, прошлыми успехами, всем хорошим, что говорили и говорят о вас ваши друзья, — всем, что может внести позитив в ваш внутренний диалог.

Обучение научным дисциплинам предполагает, следовательно, предварительное наслаждение свободой, которую оно ограничивает, точно так же как впряжение взрослого животного в плуг или телегу является произвольно направленным применением тех сил, которые молодое животное приобрело и развило в период, когда оно жило и свободно гуляло на пастбище.

Большая ученость хуже болезни.

Книги — друзья, книги — учителя.

Libri amici, libri magistri.

 Нет для учителя большей радости, чем видеть ученик

Еще до приезда в «Браун», я опасалась, что на меня будут косо смотреть. Понимаете, люди не хотят позволить тебе жить обычной жизнью. Они словно говорят: выбирай! – Или ты знаменитость, или обычный человек. Ты звезда, ты можешь получить от жизни все, что хочешь, все двери открываются перед тобой. Ты не имеешь права претендовать на обычную жизнь и вести себя, как все.

Чиновники нам предписывают понимать образование как «платную услугу». Но качественное обучение без воспитания невозможно. А воспитания не бывает без идеологии.

Facebook — шикарный опыт, мне просто повезло. Но я жалею, что я не доучился в колледже, где тебе дают больше, чем ты знаешь. Там ты просто получаешь удовольствие, открывая мир.

Материал должен быть усвоен учеником, но не до конца, в чем состоит необходимый извечный парадокс обучения.

Вместе с потрясающим чувством безграничной уверенности в том, что я все знаю о жизни, — ведь я убегал из дома — пришло понимание, что учиться все-таки нужно.

Нельзя чему-то научиться, не прилагая к этому никаких усилий.

В любое время уходите и создавайте свое дело — а в Гарвард вернуться никогда не поздно!

Учи, если надо, но если не запоминается, забей. Сосредоточься на своём коньке.

— Очень славный мальчик. Но все-таки учитывай, он немного недотепа!
— О да, — с удовольствием ответил маг. — Я вижу. Из таких получаются самые лучшие волшебники.

Всегда есть кто-то быстрее и сильнее тебя, – сказал однажды сир Родрик Джону и Роббу. – И лучше встретиться с ним в учебном бою, чем на поле битвы.

Конечно, любой урок доходчивее, когда стоишь на Краю, однако велика вероятность того, что страх переиначит то, что пытается внушить учитель. Переиначит. Исказит. Исковеркает. Превратит Истину в её полную противоположность.

— Я думаю, как все великие умы, которые пытались постичь небесную механику, а стало быть и божественную, что звезды дают нам удивительную картину устройства нашего общества. Они следуют неизменными стезями, уважают иерархию, которая слабого держит в орбите более сильного, не подавляя его. Звезды учат нас…
— Смирению?
— Нет, не смирению, а следованию законам равновесия, скромности и умеренности, без которых произошли бы жуткие конфликты, влекущие чудовищные бедствия.

– Я стараюсь, учусь, а если чего-то не знаю, притворяюсь, что я в курсе.
– Даже притворяясь, можно многому научиться.

Может, это просто время года, а может и время жизни, я не знаю кто я, но я живу, чтобы учиться.

— Не расстраивайся ты, Катерина.
— Я и не расстраиваюсь.
— Не расстраиваюсь… Два балла, надо же, два балла!
— Я всё равно поступлю.
— А кто спорит? В институты до каких лет принимают? До тридцати пяти? У тебя ещё уйма попыток.

Школьников учат, что и как, но не учат, где и для чего искать информацию.

В школе особым лоботрясом не был. Не лучший ученик, но и не худший. Всегда вовремя соображал, что главное, что нет, потому и на экзаменах выкручивался неплохо.

Научись ходить прежде, чем сядешь в седло, и поезди верхом прежде, чем научишься летать.

Преподаватели знают, что вопрос правильной постановки цели выходит за рамки учебной программы и что умение это делать свидетельствует о новом, достойном внимания поведения личности как о результате всего процесса обучения.

Даже в самой жалкой ситуации можно чему-то научиться.

Колледж — это антракт между школой и оставшейся жизнью. Четыре года занятий сексом, совершения глупых ошибок и получения опыта.

Наставнику легче командовать, чем учить.

… Учился хорошо. В круглых отличниках не ходил, но ему это и не надо было; он рано приметил в отличниках почти рабское преклонение перед высшим баллом, постоянную напряжённость и выструненность ради оценки. Велят стараться — они и стараются до потери сознания. В круглых пятёрках, считал он, несвобода, чрезмерная исполнительность, стеснённое дыхание.

Скучные уроки годны лишь на то, чтобы внушить ненависть и к тем, кто их преподает, и ко всему преподаваемому.

Будь я писателем, я вел бы журнал смертей разных людей: читая его, люди учились бы не только умирать, но и жить.

Он всё делал сам. И сам научился рассматривать любую цепочку жизненных событий от начала до конца, потому что ему уже в раннем возрасте было важно исчерпать вопрос.

Я знаю, что научить ничему нельзя. Можно стать примером, и тогда те, кому надо, научатся сами, подражая.

Если тебе что-то дорого, ты обязан передать это дальше, чтобы ребенок по достоинству оценил твою жемчужину.

То, чему можно научить ребенка в возрасте от 4 до 6 лет, больше нельзя научить никогда.

 Об однокашниках не положено думать плохо. Это боль

Университет развивает все способности, в том числе — глупость.

Божья жена сочла её ребёнком, но дети растут и учатся.

Учиться — значит узнавать то, что вы уже знаете. Делать — значит показывать, что вы знаете это. Обучать — значит напоминать другим, что они знают это так же хорошо, как и вы. Все вы ученики и учителя.

Корпуса университета находились в старинной части города. Сочетание воды и камня порождает здесь особую, величественную атмосферу. В подобной обстановке трудно быть лентяем, но мне это удавалось.

Её всегда ужасно раздражали вопросы про учёбу. И не потому, что она училась плохо. Как раз совсем неплохо. Просто в этом вопросе была какая-то дежурность. Тане казалось, его задают от незнания, что ещё можно спросить у подростка, и ответ на него забывают через пять минут. Она обещала себе, что когда её совсем достанут, она тоже будет спрашивать у взрослых: «Работать успеваете?» — «Да!» — «Продолжайте в том же боевом духе!».

Надо изучать предметы, которые тебе никогда не понадобятся, только потому, что кто-то счёл, что алгебра, тригонометрия, кодекс Хаммурапи — важны.

В Испании, в Испании, в Испании
В почете высшее образование,
И все родители хотят
Узреть своих любимых чад
В ученом звании.
У нас в Испании, у нас в Испании.

Что же это был за человек, лейтенант Шмидт Петр Петрович? Русский интеллигент, умница, храбрый офицер. Профессиональный моряк. Артистическая натура! Он пел, превосходно играл на виолончели, рисовал. А как он говорил?! Но главный его талант — это дар ощущать чужое страдание более остро, чем свое. Именно этот дар рождает бунтарей и поэтов.

— Пункт первый. «Прелюдия», — вдохновенно сказала Ася, меряя комнату шагами.
— А что, обязательно это при людях делать?
— Прелюдия — это не при людях, это самое важное перед самым главным.
— А-а, — понятливо кивнул ничего не понявший Хордин.

Само понятие логики, по большому счёту, не слишком-то логично. И если в задачке грузовик следует из пункта «А» в пункт «Б» за шесть часов, то в жизни водитель остановится на дороге, чтобы посмотреть в небо и покурить, поймёт, что ему до смерти надоело возить всякую хрень из «А» в «Б», увезёт товар в соседнюю область и продаст по дешёвке, бросит грузовик на обочине, а сам рванёт домой, на Украину, к маме и сестре.

Требовалось вставить пропущенное слово: «заяц беляк и заяц….». «Серак», – написал Вася в тетради по окружающему миру и посмотрел в окно.
– Вась, подумай, может, не серак? – едва сдерживаясь от негодования и возмущения, уговаривала мама.
– Очень даже серак! – проговорил проходящий по коридору папа. – Все животные – сераки, особенно весной, когда это серако, пролежавшее всю зиму, пахнет. В парк не зайти!

Учеба — это тренировка и развитие интеллекта и других сторон личности, а не заполнение полок в библиотеке или механическая отработка программ действий.

Пусть неудача будет вашим учителем, а не гробовщиком.

Мы здесь для того, чтобы вы сумели ответить на вызовы новой эпохи.


Выучиться, не значит знать.

Эйнар Харнес никогда не ставил себе цель спасти мир. Только маленькую его часть. А еще точнее, свою часть. Он изучал юриспруденцию. Только маленькую ее часть. А еще точнее, только ту, которая требовалась для сдачи экзамена.

Научиться можно только тому, что любишь.

… научить чему-нибудь можно лишь при условии, что личность ученика — священна.

Экзамены, сэр, – это чистейшая чепуха, от начала до конца. Если ты джентльмен, так тебя учить нечему, тебе достаточно того, что ты знаешь. А если ты не джентльмен, то знания тебе только во вред.

— Полагаю, университет играл важную роль в вашей интеллектуальной жизни?
— Да, играл. Именно там мы обычно покупали сандвичи.

У одного купца было два сына. Старший был любимец отца, и отец всё своё наследство хотел отдать ему. Мать жалела меньшого сына и просила мужа не объявлять до времени сыновьям, как их разделят: она хотела как-нибудь сравнять двух сыновей. Купец её послушал и не объявлял своего решения.
Один раз мать сидела у окна и плакала; к окну подошёл странник и спросил, о чём она плачет? Она сказала:
— Как мне не плакать: оба сына мне равны, а отец хочет одному сыну всё отдать, а другому ничего. Я просила мужа не объявлять своего решения сыновьям, пока я не придумаю, как помочь меньшому. Но денег у меня своих нет, и я не знаю, как помочь горю.
Странник сказал:
— Твоему горю легко помочь; поди объяви сыновьям, что старшему достанется всё богатство, а меньшому ничего; и у них будет поровну.
Меньшой сын, как узнал, что у него ничего не будет, ушёл в чужие страны и выучился мастерствам и наукам, а старший жил при отце и ничему не учился, потому что знал, что будет богат.
Когда отец умер, старший ничего не умел делать, прожил всё своё имение, а младший выучился наживать на чужой стороне и стал богат.

— Кажется, кто-то надел туфли для танцев…
— Что? Нет-нет, я… я… я не умею…
— Идите сюда!
— Я лучше посижу…
— Идите-идите, у вас всё получится! Положите одну руку сюда, а другую сверху.
— Хорошо…
— Мы станцуем простой бокс-степ, ладно?
— Бокс… Ой, я наступил вам на ногу! Плохо получается… Мне надо учиться!..
— Ничего! Знаете, что мы сделаем? Будем качаться вперёд, назад…
— Качаться…
— Под музыку. Как в восьмом классе. Просто слушайте музыку.

«Учиться» истории означает уметь искать и находить факторы и силы, обусловившие те или другие события, которые мы потом должны были признать историческими событиями.

Итак, господа, я вам завидую. Впереди у вас целый учебный год. Отличный шанс привести пустую голову в полупустое состояние.

– Ястребок совсем не злой и не страшный. Просто он не любит, когда его отрывают от дела и задают дурацкие вопросы.
– Если он не любит, когда ему задают вопросы, как же он сможет кого-нибудь чему-нибудь научить?

Я мечтала забить на все занятия, лечь и спокойно умереть. И в то же время не хотелось с первых дней нарушать данное себе обещание прилежно учиться.

Мой отец всегда говорил: учись всему, что можешь и когда можешь, потому что ты никогда не знаешь, что и в какой ситуации тебе может пригодиться.

— Я хочу сказать, что тебе не стоит подходить к дружбе, как к научной задаче.
— Что ты имеешь в виду?
— Ну, помнишь, как ты учился плавать через интернет?
— Но я же научился плавать!
— На полу.
— Но я освоил технику. Мне просто не интересно делать это в воде.

В колледже девушка четыре года учится тому, как вести себя в хорошем обществе, а всю остальную жизнь пытается найти это общество.

— Читал «Красную шапочку» Шарля Перро?
— Что? Ах… Да…
— Меленькую девочку называют красной шапочкой за ее шапку… Она идет в лес, чтобы повидать свою бабушку, но ее съедает волк, который уже успел закусить ее бабушкой.
— Это — конец?
— Оригинальный текст отличается от того, о чем пишут в детских книжках. Это жестокая история… Как думаешь?
— Что?
— Я думаю, что это — жестокая история, но… разве она ничему не учит?

Конечно, университетское образование — это прекрасно. Главное, не забывай — нельзя научить тому, что действительно стоит знать.

Долг по кредиту на обучение просто ужасен. Кредит на обучение — это как кредит для малого бизнеса. Только бизнес — это ты, а ты, возможно, не такой уж и хороший бизнес.

Когда я встречаю выпускника, который говорит мне: «Вот, смотрите, кем я стал, а ведь был у вас троечником», то всегда отвечаю: «Могу представить, кем бы вы стали, если бы сразу взялись за ум».

Учиться — всё равно плыть против течения: остановился — тебя отнесло назад.

Нужно каждую свободную минуту использовать для учебы.

Человек, обучающийся чему-либо, вечером полагается на то, что наступит утро, а утром – на то, что настанет вечер, и при этом каждый раз рассчитывает прилежно позаниматься. Ну а за один миг разве можно распознать в себе нерадение? Неужели это слишком трудно – то, что задумал, исполнить теперь же?

По утверждению мудрецов, учиться надо смолоду, на старости же лет наслаждаться знаниями.

Что умеете хорошего, то не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь.

Умные люди умны ещё до того, как начинают учиться.

Учиться — значит становится умнее. А в школе все держится на зубрежке — надо запоминать всякую ерунду, вроде численности поголовья овец в Австралии. Тут сколько ни зубри, ума всё равно не наберешься.

Леча больного, доктор только помогает природе; точно так же и наставник должен только помогать воспитаннику бороться с трудностями постижения того или другого предмета; не учить, а только помогать учиться.

Ничему нельзя научить — можно только самому научиться.

До того, как стать сценаристом, я была психологом, читала лекции, учила студентов. Любимый вопрос студентов, который они мне задавали на лекциях, был: «Скажите как психолог, что делать, если тебя бросят?» Даже на экзамене студент возьмет зачетку и: «Ой, а можно вопрос? Что делать, если тебя бросят?» Как будто все только и ждут, когда их бросят… Я так привыкла к этому вопросу, что отвечала, даже если меня не спрашивали: «Если вас бросили, разлюбили, предали, идите учиться».

По испанской пословице, плавать всего быстрее учится утопающий.

Если вы знаете название птицы на всех языках мира, о самой этой птице вы все равно ничего не знаете… Лучше внимательно рассмотрите ее, понаблюдайте, как она себя ведет. Вот что действительно важно. Я очень рано понял разницу между «знать название чего-либо» и »знать что-либо».

Лучший способ чему-то научиться — учиться на примере кого-то.

— Давайте учитесь, найдите подружек, заведите детей. Как нормальные люди.
— Сэр, мы не хотим учиться. Не хотим, как нормальные. Мы хотим это.

Тот, кто открывает школу, закрывает тюрьму.

Представление о «врожденности», о «природном» происхождении способности (или «неспособности») мыслить, – это лишь занавес, скрывающий от умственно-ленивого педагога те действительные (очень сложные и индивидуально варьирующиеся) обстоятельства и условия, которые фактически пробуждают и формируют «ум», способность «самостоятельно мыслить». Этим представлением обычно оправдывают лишь свое собственное непонимание этих условий, ленивое нежелание вникать в них и брать на себя нелегкий труд по их организации. Свалил на «природу» свою собственную лень – и совесть спокойна, и ученый вид соблюден.

Теоретически такая позиция малограмотна, а нравственно – гнусна, ибо предельно антидемократична. С марксистско-ленинским пониманием проблемы «мышления» она так же не вяжется, как и с коммунистическим отношением к человеку. От природы все равны – в том смысле, что девяносто девять процентов людей рождается к жизни в этом мире с биологически-нормальным мозгом, в принципе могущим – чуть легче или чуть труднее – усвоить все «способности», развитые их предшественниками. И грехи общества, распределявшего до сих пор свои «дары» не столь справедливо и демократично, как «природа», нам не к лицу сваливать на эту природу. Надо открывать каждому человеку доступ к условиям человеческого развития. В том числе к условиям развития способности «самостоятельно мыслить» – к одному из главных компонентов человеческой культуры. Это и обязана делать школа. Ум – это не «естественный» дар. Это – дар общества человеку. Дар, который он, кстати, оплачивает потом сторицей – самое «выгодное» с точки зрения развитого общества «капиталовложение».

Хотите поумнеть – больше читайте, лучше учитесь, тренируйте память – это единственная проверенная технология, которая делает человека умнее.

Сначала-то мне в шутку это дело было — на што она, грамота-то, крестьянину?… Ну он меня увещевает: «На то, говорит, тебе, дураку, и воля дана, чтобы ты учился… Будешь, говорит, грамоте знать — узнаешь, как жить надо и где правду искать…»

Будем учиться друг у друга! Я — гонять собак, ты — чистить зубы!

В некоторых регионах мира учащиеся ходят в школу каждый день. Это их обычная жизнь. Но кое-где люди голодают ради учёбы. Она как драгоценный подарок, как бриллиант.
Давайте возьмём в руки книги и карандаши, потому что они являются самым мощным оружием.

— Да, я записала его на дополнительный по китайскому.
— На дополнительный… Дополнить немножечко там… Он же все остальные предметы как орешки щёлкает у нас! Китайский? У него же по русскому кол!!

Знаний новых нет без предыдущих, последних опирают, ведь, на первых.

Жить — это тоже искусство. А любому искусству нужно учиться.

Интересно, можно ли учиться до бесконечности, или человек способен усвоить только то, что ему положено?

— Это как-то унизительно, Сато-кун, что ты меня учишь.
— Мисаки-чан выгнали из школы, а меня-то из колледжа. Так что сразу видно, кто больше в этом понимает.

Один раз обжечься всякий может, потому что учится на ошибках. Второй раз — это уже не ошибка, но глупость и неумение собой управлять.

 Недоученный доктор опасен для жизни. Недоученный м

Мне, наверное, стоило бы идти на занятия… но меня это попросту не волнует.

Всякая система обучения, в рамках которой ученик не может не только превзойти своего учителя, но даже сравняться с ним, самоубийственна для традиции.

Проблема взаимоотношений учителя и ученика, не в первый раз осознал он, заключается в том, что они всегда остаются неизменными, когда все вокруг меняется.

— Эл, подожди! Ты что, не сдала что ли?
— Сдала.
— А чего хмурая такая?
— Да лучше бы я провалилась и дело с концом!
— Ну, они из тебя звезду делают.
— А меня кто-нибудь спросил я хочу быть звездой или нет?

Они всего лишь котятки, только большие. Нельзя сразу стать опытным воином, сначала приходится совершать ошибки, это естественно. Какие они молодцы, правда? Я и не заметила, как они подкрались! Из них вырастут настоящие воины!

Что ж, пришло то время, когда мы подросли и пошли в школу,
Там были упрямые учителя,
Которые издевались над детьми, как только умели,
Выставляя на посмешище
За любое наше действие,
Обличая все недостатки,
Которые, впрочем, тщательно скрывались детьми.

Но в городке все знали, что
Когда они под вечер возвращались домой,
Толстые жёны-психопатки пилили их,
На всём протяжении их жизни.

Учиться хорошей, спокойной, интеллигентной речи надо долго и внимательно – прислушиваясь, запоминая, замечая, читая и изучая. Но хоть и трудно – это надо, надо. Наша речь – важнейшая часть не только нашего поведения, но и нашей личности, наших души, ума, нашей способности не поддаваться влияниям среды, если она «затягивает».

С тех пор как мир возник во мгле,
Ещё никто на всей земле
Не предавался сожаленью
О том, что отдал жизнь ученью.
Победы всех земных племён
На всех наречьях всех времён
Познанья путь хвалой венчали
И на скрижалях начертали:
«Познанье — сердца яркий свет,
Защита от житейских бед».

— Вы все время мешаете планомерным занятиям. Чем со мной пререкаться, Серафима Ильинична, вы молчали бы лучше и слушали музыку. (Дует.) Вообще, я просил бы в минуты творчества относительной тишины. (Чи­тает.) «Гаммы. Гамма есть пуповина музыки. Одолевши сию пуповину, вы рождаетесь как музыкант». Ну, сейчас я уже окончательно выучусь. «Для того чтобы правильно вы­учить гамму, я, всемирно известный художник звука Теодор Гуго Шульц, предлагаю вам самый дешевый способ. Купите самый дешевый ро… (перевертывает страницу) …яль». Как рояль?
— ?
— Как рояль?
— Подождите. Постойте. Не может быть. «Предлагаю вам самый дешевый способ. Купите самый де­шевый ро… (пробует, не слиплись ли страницы, перевер­тывает) …яль». Это как же? Позвольте. Зачем же рояль? (Читает.) «В примечаниях сказано, как играется гамма. Проиграйте ее на рояле и скопируйте на трубе». Это что же такое, товарищи, делается? Это что же такое? Это кончено, зна­чит. Значит, кончено. Значит… Ой, мерзавец какой! Главное дело, художник звука. Не художник ты, Теодор, а подлец. Сво­лочь ты… со своей пуповиной. (Разрывает самоучитель.) Маша! Машенька! Серафима Ильинична! Ведь рояль-то мне не на что покупать. Что он сделал со мной? Я смотрел на него как на якорь спасения. Я сквозь эту трубу различал свое будущее.

Какова бы ни была успеваемость вашего малыша, подпитывайте его уверенность в себе. Лишь она поможет ему чувствовать себя компетентным в других сферах жизни, особенно тех, которые нельзя оценить в баллах.

Люди — они войдут в любую попавшуюся на пути дверь. Они нажмут на все кнопки, какие только увидят. Они будут высоко тянуться и низко наклоняться, лишь бы достичь своих целей. И хватать все, что им нравится, обеими руками. Но они не умеют летать и никогда не научатся.

Надо сказать, в нашей стране есть молодые люди, которым не хочется работать, так что пусть себе учатся.

Мы преподаватели. Мы только и делаем, что отвечаем на дурацкие вопросы.

Учить — значит показывать: «Это возможно». Учиться — значит сделать это возможным для себя.

 Просто птенцу научиться летать, а поросенку это не

Процесс обучения в Университете осуществлялся древним как мир способом: помещаешь большое количество молодых людей как можно ближе к огромному количеству книг и надеешься, что каким-то невероятным путем хотя бы что-то из последних перетечет в первых. В то время как указанные молодые люди предпочитают «помещаться» как можно ближе к тавернам и всякого рода забегаловкам — по той же самой причине и с той же самой целью.

Гипотезы — это колыбельные, которыми учитель убаюкивает учеников.

Для успеха здесь не обязательно быть очень умными. Я знаю много умных людей которые не столь успешны. Но я знаю много людей, которые очень, очень страстно учатся. И очень упорны. Часть успеха в жизни приносят страсть и упорство, достаточно остаться на курсе, продолжать работать, и не останавливаться. Не сдаваться. Это действительно важное качество, которое я вижу у студентов, с которыми я работаю, и которые успешны.

Я богословьем овладел,
Над философией корпел,
Юриспруденцию долбил
И медицину изучил.
Однако я при этом всем
Был и остался дураком.

Если учитель хороший, то ты учишься так же. Многие думают, что это лучший путь. Но есть то, что ты сможешь изменить только сам. Концентрация работы. Количество материала, которое ты сможешь изучить за один раз. В одиночестве работать можно более эффективно, и тогда ты станешь сильнее.

Ни искусство, ни мудрость не могут быть достигнуты, если им не учиться.

Ваша основная и практически единственная задача в этой больнице — отнимать у меня время. Те же, кто умудрится сделать это с пользой для себя, получат зачет.

Сначала научи ребенка слушаться, а потом сможешь научить, чему захочешь.

Вообще я очень необразованный, но читаю много.

В России, видите ли, учиться или нет, — дело самого студента. А выгоду с него получить – нормальная привилегия вуза. Государство реальным качеством образования не интересуется. Вузы для него существуют в электронно-бумажном виде. При проверках требуются десятки тысяч страниц документации относительно организации занятий. Сидели ли реально студенты в аудиториях на этих занятиях, как у них реально принимали экзамены – никого не волнует.

Сытое брюхо к учению глухо.

Satur venter non studet libenter.

Не ищите какого-то особого учителя. В мире нет человека, который не знает ничего, и нет человека, который знает всё. Каждый знает что-то такое, чего не знаете вы. И это не зависит от социального статуса и профессии. Учитесь у всех.

Неукоснительная последовательность в обучении хуже смертной казни.

Порядок больше всего помогает ясному усвоению.

 Экзамен — это диалог с самим собой. Все вокруг не

Есть четыре типа сидящих перед мудрецами [т. е. учеников]: «губка», «воронка», «фильтр» и «сито». Губка поглощает все; в воронку с одной стороны входит, с другой — выходит; фильтр пропускает вино и задерживает осадок; через сито просыпаются отруби, но мука в нем остается.

Величайшие люди в истории редко бывали лучшими учениками, а лучшие ученики редко становились великими людьми.

Учитесь у всех — не подражайте никому.

Я почувствовал прилив гордости. Вот оно. То, ради чего я хотел стать учителем. Ради осознания того, что в твоих силах сделать мир хотя бы чуть-чуть лучше.

Верно, что способность (умение) мыслить невозможно «вдолбить» в череп в виде суммы «правил», рецептов и – как любят теперь выражаться – «алгоритмов». Человек все же остается человеком, хотя кое-кто и хотел бы превратить его в «машину». В виде «алгоритмов» в череп можно «вложить» лишь механический, то есть очень глупый «ум» – ум счетчика-вычислителя, но не ум математика.

Не прекращай учиться. Мы, люди, никогда не прекращаем расти, мы всегда в постоянном развитии.

В те годы мне легко давались языки, отчего я до сих пор толком ни одного не знаю.

Если хочешь учиться, будь готов считаться дураком и тупицей.

По новому стандарту школьного образования необязательными станут такие предметы, как математика и литература. И это понятно, русский человек не обязан сам чего-то считать и чего-то читать. Непонятно только, почему обязательным станет предмет «Место России в мире». Ведь называть это место как-то непедагогично.

Пойми, что в неудаче и провале нет ничего постыдного. Постыдно лишь ничему не научиться на этих неудачах и провалах, прекратить попытки и выйти из игры. Учись на собственных ошибках и неудачах – и всегда оставайся на коне!

Кевин, меня поражает твоя стабильная неспособность усваивать материал.

Учитесь на том, что трудно и не дается, а не на том, что легко и само собой выходит!

Мы учимся всю жизнь, не считая десятка лет, проведенных в школе.

– Все детство он мечтал быть гитаристом. И что потом?
– Он узнал, что сначала надо научиться играть на гитаре.

Минут за десять до окончания занятия Мортира остановил спарринги, обласкал моих сокурсников беременными медузами, порадовал их сообщением, что столетний паралитик справится с этим стадом обезьян, не сильно напрягаясь, и рассказал, что постарается, чтобы к концу года лентяи и лоботрясы сумели отбиться хотя бы от пары варрейских крыс. Или, на худой конец, удрать от них. Но второй вариант – это для умных, а он тут таких пока не наблюдает.
В общем, парой добрых слов поднял моральный дух учеников на небывалую высоту, да.

Развивай мозги и расширяй кругозор. Сила в знании. Ключ в образовании.

Школа? Нах*й школу, пацаны, а я иду домой.

Учить детей — дело необходимое, следует понять, что весьма полезно и нам учиться у детей.

Один ученый сказал:
— В моих знаниях есть пробелы, потому что я стеснялся задавать вопросы людям, стоявшим ниже меня. Поэтому я хочу, чтобы мои ученики не считали для себя зазорным обращаться по всем неясным вопросам и к тем, кто стоит ниже их. Тогда их знания будут более полными и совершенными.

Арифметика казалась неправдоподобной. Приходится рассчитывать яблоки и груши, раздаваемые мальчикам. Мне ж всегда давали, и я всегда давал без счета. На Кавказе фруктов сколько угодно.

У меня есть особый талант — не актерский, не музыкальный, не к танцам или еще к чему-то столь же изящному. Я всегда умела учиться. Могла выучить все что угодно — быстро и без особых усилий. Как будто школа была специальным механизмом, а я — идеально подходящей шестеренкой.

Одной из первых неожиданностей, поразивших меня, можно сказать, еще на пороге моей жизни за океаном, было открытие, что я ни на что не годен. Я мог сослаться на свой аттестат и сказать: «Вот доказательства моей учености — я удостоен высшей награды в колледже». Но на что он мог мне пригодиться? Те отвлеченные науки, которым меня учили, не имели никакого применения в реальной жизни. Моя логика была просто болтовней попугая. Моя классическая ученость лишь загромождала мою память. И я был так же плохо подготовлен к жизненной борьбе, к труду на благо своему ближнему и самому себе, как если бы изучал китайские иероглифы.
А вы, бездарные учителя, пичкавшие меня синтаксисом и стихосложением, — вы, конечно, назвали бы меня неблагодарным, если бы я высказал вам все возмущение и презрение, которое охватило меня, когда я оглянулся назад и убедился, что десять лет жизни, проведенных под вашей опекой, пропали для меня даром, что я глубоко заблуждался, считая себя образованным человеком, а на самом деле ровно ничего не знаю.

Образование — период, во время которого Вы обучаетесь кем-то, которого Вы не знаете, о чем-то, что Вы не хотите знать.

Мудрости — учебники не нужны!

Кто много ошибался, мало учился.

Учитесь, учитесь и еще раз учитесь.
Это не означает, что нужно поступать в университет или даже ходить в школу, посещать курсы MBA. Нужно взять себе за закон: прочитайте и тут же сделайте – всё, вот и вся учёба.
Практика, повторенная 100 раз, сделает из Вас человека, который разбирается кое в чем идеально.
Книги, фильмы, Интернет при рациональном использовании сделают из Вас гения в реальной жизни без помощи университета.

Чем больше сразу учишься, тем меньше после мучишься.

Олицетворяй то, чему ты учишь, и учи только тому, что ты олицетворяешь.

Однажды встретил сытый голодного и спрашивает:
— Брат, что с тобой случилось?
— Я не ел целую неделю, — ответил человек.
— Расскажи, как ты дошёл до этого?
— Я был таким глупым, что хотел разбогатеть игрой в карты, но всё проиграл, — грустно сказал он.
Сытый был образованным человеком и стал объяснять голодному о зле азартных игр. Бедняга покорно слушал его слова, грустно кивая головой, надеясь, что его ожидания не будут напрасными.
— Думаю, ты понял, что вёл себя неправильно, — сказал сытый через час наставлений.
Потом ему пришла на ум чья-то мудрая мысль о том, что лучшая помощь — дать человеку удочку и научить ловить рыбу, чем ежедневно кормить его. Так он и сделал — пошёл и купил самую дорогую удочку и начал учить беднягу ловить рыбу. К вечеру они так и ничего не поймали, и бедняк умер от голода.
Образованный человек был так воодушевлён открытием, что помогать другим так приятно, что он стал созывать всех бедняков к тому водоёму, чтобы читать им проповеди и учить ловить рыбу. Но мало кто шёл к нему в обучение, ибо большинство знали, что ожидать от него хотя бы корки хлеба всё равно, что ловить рыбу в том пруду, в котором её никогда не было.

Один правитель, славившийся своими победами, имел столь великое могущество, что прожил много лет без войн. Но пришло не тихое время, и царь этот понял, что стал забывать ратное дело. Обратился он к старому мудрецу за советом. Тот предложил ему найти самого опытного и умного воина, который обучит его всем премудростям ратного искусства.
— Время показало, что я самый опытный и самый умный воин своей страны, иначе бы не находился у власти такой великой империи, — гордо бросил царь.
— В таком случае найди самого глупого и пусть тот тебя научит, — предложил мудрец.
— Что ты такое говоришь, мудрейший? Да чему меня может научить никчёмный глупец? — рассмеялся повелитель.
— Прежде, чем задавать такой вопрос, задайся о другом. Кто умнее: самый глупый человек или самый умный муравей?
— Что за вопрос? Конечно человек. Уж каков бы он ни был глупец, всё одно умнее насекомого, — недвусмысленно ответил владыка.
— Хорошо, тогда скажи, а может ли тебя чему-то научить муравей? — дополнил свой вопрос старец.
— Конечно может. Трудолюбию, упорству, строительству, слаженности, дисциплине, стратегии защиты, нападения, отваги, преданности, самопожертвованию ради спасения своей королевы. Много чему может, — со знанием дела парировал в ответ царь.
— Муравей?! Тебя?! Человека?! Царя?! Научить?! — удивился мудрец. — Стало быть букашка, которую ты не видишь, не приглядевшись, способна научить, а человек нет? Выходит твой муравей умнее человека?
— Учит не муравей, — продолжил мудрец, — это ты учишься. Познание лежит в его поиске. Также глупец научит тебя своими поступками, как избежать сложностей и не повторить его ошибок. Учение есть во всём. Важно уметь учиться, а не ставить преграды перед своим познанием из-за собственных амбиций.

Лицемер – это человек, который учит ближнего тем вещам, до которых сам не дорос.

– Меня любили страстно, безумно. И очень жаль. Это невероятно мешало мне в жизни. Я бы не прочь иметь иногда немножко свободного времени.
– Чтобы кой-чему поучиться?
– Нет, чтобы забыть все, чему меня учили. Это гораздо важнее.

Всю свою жизнь прилежно учись. Каждый день становись более искусным, чем ты был за день до этого, а на следующий день – более искусным, чем сегодня. Совершенствование не имеет конца.

Лучший способ обучения — быть помощником профессионала. Чуть хуже — пробовать самому без надзора знающего. Теория пригодится только как гипотеза, которую нужно проверить на практике.

Я всегда говорю ребятам, что учеба пригодится. Никогда не знаешь где, но пригодится.

Диплом учебного заведения: документ, удостоверяющий, что у тебя был шанс чему-нибудь научиться.

Если у вас есть еще и хороший учитель — это очень помогает. Найдите знатока, специалиста в избранном вами деле — и подружитесь с ним. Спрашивайте у этого человека совета. Если у вас возникают вопросы, обращайтесь за ответами к нему. Если вы не можете найти учителя, с которым можно было бы говорить вживую, найдите учителя в книгах, в учебных пособиях. Найдите кого-то, кто вызывает у вас уважение, кто достиг чего-то, к чему стремитесь и вы. Например, если вас интересует архитектура, изучайте жизнь и деятельность великих архитекторов настоящего и прошлого. Очень важно для начала выстроить для себя прочный фундамент. Многие из тех, кто добился успеха, не смогут уделять время новичку. Поэтому усвойте как можно больше теоретических и практических знаний самостоятельно.

Чему и как учить войска.
1) Войска должно учить в мирное время только тому, что им придется делать в военное; всякое отступление от этой нормы вредно,
2) Учить солдат боевому делу должно в такой последовательности, чтобы они из самого хода обучения видели цель всякого отдела образования.
3) Учить преимущественно примером.

Учителя слишком много трудятся и слишком мало получают. В самом деле, это непростое и утомительное занятие — снижать до самого дна уровень человеческих способностей.

Цель обучения ребенка состоит в том, чтобы сделать его способным развиваться дальше без помощи учителя.

Учителю следует сердиться на невежество ученика лишь изредка, да и то — поучая, ибо наука по природе своей должна переходить от одного к другому и усваивается не сразу.

Во времена решительных перемен — будущее за теми, кто учится.

Человек устает от обыденности, но все-таки хочет видеть знакомые буквы бытия. И только так мы идем вперед.

Да, я учился на своих ошибках и, уверен, могу повторить их с блеском.

— Давай, рыцарь, преподай мне урок!
— Главное ты так и не усвоил — спиной поворачивайся только к трупам.
— Ты и есть труп! Только еще не знаешь об этом! Сдохни, Боуэн! Тебе с твоими убеждениями не место в этом мире!
— Это и твои убеждения!
— Они никогда не были моими!
— Ты произнес клятву от всего сердца!
— Выдавил слова из себя, потому что не смог проглотить! Потому что ты хотел их услышать!
— Лжец! Я же всему научил тебя!
— Ты научил меня драться — и все! Я взял то, что мне было нужно.

Моему сыну шестнадцать и он недавно пошел второй раз в девятый класс. Вот просто игнорирует математику, по два часа сидит над примером, воткнет ручку и сидит. Я говорю: «Какой ответ?» Он: «Допустим, восемь». Говорю: «Ты тогда, допустим, штукатур. Возможно неплохой. Но вероятнее всего солдат».

Учиться — это не значит утратить свою гордость.

Пользуйтесь плодами мудрости чужой — коль свои еще не созрели!

Тот, кто, обращаясь к старому, способен открывать новое, достоин быть учителем.

Учатся у тех, кого любят.

Чтобы обманывать людей, можно пользоваться и малым умом, но чтобы учить — иной раз не хватит и большого.

Подлинно разумное обучение изменяет и наш ум и наши нравы.

Вся гордость учителя в учениках, в росте посеянных им семян.

Везение с генами — это как рояль «Steinway», доставшийся по наследству. Хорошо, конечно, но играть-то на нём всё равно нужно учиться.

Ты можешь послать сына в колледж, но ты не можешь научить его думать.

Знаете, чего у нас не было в детстве? Сексуального образования. Я недавно задумался: мы поколение, где оно играет важную вещь, но на это положили болт. А потом все такие: «А почему у нас так много педофилов и зоофилов?» Потому что кот не убежит, с кем ещё решать этот вопрос?

Я терпеть не могу начало учебного года. Слишком много мелодрам, и все на полной громкости.

Всякое настоящее образование добывается только путем самообразования.

По закону, колледж — это сообщество людей, желающих получить высшее образование. Это же мы! Ну, если не вдаваться в значение слова «высшее».

 Единственный разумный способ обучать людей — это п

А об учебе разговариваете? — Нет, говорю, не разговариваем. Только по необходимости, когда ЛАБАЕМ. Она обрадовалась такая, говорит: «Я знаю, что такое ЛАБАТЬ, это когда на гитаре играют!» Я говорю: нет, это когда лабораторную работу делают.

— Два хищника. Уверена, что третий в бункере?
— Да. Если они не научились открывать двери…

— Это план всего дворца.
— Что здесь написано?
— Я не знаю. Похоже на русский…
— Хм… Это список русских городов и где во дворце находятся их артефакты.
— С каких пор ты говоришь по-русски?
— Я учился в нескольких лучших университетах Европы!
— Тебя исключали из нескольких университетов.
— Зато я впитал все те разнообразные знания, которые мне были предложены.

Обучение посредством разговоров не только пустая трата времени, но и редкая глупость.

В учении нет более удобного способа, чем личные встречи с учителем.

Детям очень легко учиться, ведь у них молодой ум, а с возрастом учиться становится сложно. Разумеется, детям легко учиться, ведь в детстве всё новое и удивительное! В детстве: горы взрываются, и из них льётся лава! Или есть планета с кольцом. Или в Африке есть лошадь с очень длинной шеей. Всё кругом удивительно! Для взрослых нет ничего нового. Только мелкие вариации дерьма, которое ты и так уже знаешь.

Что с тобой такое? Ты прогуливаешь уроки, не делаешь домашку. Ты что — настоящий живой человек?

Если хочешь что-то узнать – найди того, кто это уже знает, и задай ему правильный вопрос. Если хочешь чему-то научиться – найди себе учителя и учись сколько влезет.

— А ты что, предлагаешь научить меня чему-нибудь?
— Учить? Я? Избави боги. Чтобы учить нужно терпение, которым я не обладаю. Но я могу позволить тебе поучиться у меня.

Тот знает достаточно, кто знает, как научиться.

Тебе надо научиться прощать.

Желающий учить того, кто высокого мнения о своём уме, попусту тратит время.

… и давящее одиночество, одиночество столь ужасное, что только учение облегчало его

В первые годы жизни ребенка мы учим его ходить и разговаривать, а потом требуем от него сидеть и молчать. С этим что-то не так.


... боль — слишком хороший стимул для учебы.

Забавно, что мы, ученые, которым не нужен бог, стоим к нему ближе, чем кто-либо ещё.

Вас интересует сумма накопленного опыта? Однажды учитель дзен собрал своих учеников, чтоб поделиться с ними суммой накопленного опыта. Открыл рот, и в это время на ветку села птичка и запела. Учитель посмотрел на птичку и заслушался, и все сидели и слушали. Птичка кончила петь и улетела. Учитель сказал: урок окончен. Вот это и была сумма накопленного опыта. Больше, чем птичка, которая спела, рассказать нельзя.

Родители выбрали для сына лучшего учителя. Утром дед повел внука в школу. Когда дед и внук вошли во двор, их окружили дети.
— Какой смешной старик, — засмеялся один мальчик.
— Эй, маленький толстяк, — скорчил рожицу другой.
Дети кричали и скакали вокруг деда и внука. Тут учитель позвонил в колокольчик, объявляя начало урока, и дети убежали.
Дедушка решительно взял внука за руку и вышел на улицу.
— Ура, я не пойду в школу, — обрадовался мальчик.
— Пойдешь, но не в эту, — сердито ответил дед. — Я сам найду тебе школу.
Дед отвел внука в свой дом, поручил его заботам бабушки, а сам пошел искать лучшего учителя.
Увидев какую-нибудь школу, дед заходил во двор и ждал, когда учитель отпустит детей на перерыв. В некоторых школах дети не обращали на старика внимания, в других — дразнили его. Дед молча поворачивался и уходил. Наконец он вошел в крохотный дворик маленькой школы и устало
прислонился к ограде. Зазвенел звонок, и дети высыпали во двор.
— Дедушка, вам плохо, принести воды? — послышался голосок.
— У нас во дворе есть скамейка, садитесь, пожалуйста, — предложил один мальчик.
— Хотите, я позову учителя? — спросил другой ребенок.
Вскоре во двор вышел молодой учитель.
Дед поздоровался и сказал:
— Наконец я нашел лучшую школу для моего внука.
— Вы ошибаетесь, дедушка, наша школа не лучшая. Она маленькая и тесная.
Старик не стал спорить. Он обо всем договорился с учителем и ушел.
Вечером мама мальчика спросили деда:
— Отец, Вы неграмотны. Почему вы думаете, что нашли лучшего учителя?
— По ученикам узнают учителей, — ответил дед.

Ребята не слушают тебя — они видят тебя. Видят насквозь.
И если они видят, что ты пытаешься быть лучше, чем есть, и что твои претензии больше твоего профессионализма — тебе крышка.
Ребята видят, что ты реально делаешь, какова твоя цель. Если эта цель — научить, они простят тебе даже хамство. Если же ты не умеешь учить, тебя не примут всерьёз.

Учился он на тройки, утверждая, что лучше закончить институт с красным лицом и синим дипломом, чем наоборот.

Колледж – это, своего рода, защитный пузырь. Ты попадаешь в него и на четыре года забываешь, что за стенами бушует реальный мир, пока тебя волнуют лишь вовремя сданные доклады, экзамены и пивные чемпионаты. Вместо газет ты читаешь учебники. Вместо новостей смотришь шоу Леттермана.

— Она девушка — однажды выйдет замуж, что же ей нужно изучать?
— Все. Языки, ремесла, искусство — все, что пожелает.
— Мужчины нашего замка попадают со смеху, если я найму ей учителя.
— Мужчины нашего замка, видимо, предпочитают глупых женщин, потому что сами глупцы!

Учись слушать, если не умеешь говорить.

Audire disce, si nescis loqui.

— А вы где-нибудь учились?
— Я учился в школе жизни, правда отличником так и не стал.

— Я работаю до пяти, а потом репетирую одного идиота.
— По какому предмету? По идиотизму?

Всегда полезно учиться у лучших.

Компьютер для учебы… мешает учебе.

— Чему она тебя научила?
— Ну… первое, что я усвоил — что ученик из меня хреновый.

В нас никогда не воспитывали самостоятельность. Постоянные призывы: будь послушен, защищай государство. — На этом ты не постоишь никакой фирмы. Но вдруг эти проблемы встали перед нами. Мы вдруг должны были стать самостоятельными. Я никогда не учился тому, как надо заполнять формуляры, налоговые декларации.

Я много чего в жизни делала, но всегда сомневалась в себе, всегда чувствовала, что мои поступки существуют словно отдельно от меня… мне казалось, что в школе намного лучше, чем дома. Это было единственное место, где я чувствовала себя в безопасности, и я всегда ходила в школу с радостью… Но больше всего мне нравилось нравиться учительнице. Мне вообще нравилось нравиться всем.

Я никогда не мог признать никакого учителя и руководителя занятий. В этом отношении я автодидакт. Во мне не было ничего педагогического. Я понимал жизнь не как воспитание, а как борьбу за свободу.

Неученье – смерть живых.

Спокойные руки — спокойная лошадь.

Один мудрец сказал:
— Учение придает еще больше ума умному, но глупцу оно идет во вред. Точно так же солнце помогает видеть здоровым глазам и причиняет страдания глазам больным.

Мой отец следовал примеру своего отца. Он часто говорил, что никакие деньги в мире не смогут дать человеку образование, если только он сам не захочет сесть за книги и прилежно учиться.

… Великое искусство — научить тому, что для тебя уже давно элементарно и записано на подкорке. Без криков и понуканий, без нарочитых демонстративных исправлений и обид.

Университет — учреждение, предназначенное для того, чтобы дети поднялись на более высокую ступень в обществе, чем их родители.

Нервничает мальчик, ну все понятно. Я тоже, когда первый раз шел сдавать, нервничал. Я правда шел не экзамен сдавать, — а компаньона.

Не пытайтесь научить осла читать. Вы только зря потратите время, а осёл устанет.

Не знаньям надобно учиться,
А знать, что в жизни пригодится!

Конечно, грамматика не надобна. Прежде нежели ее учить станешь, так вить ее купить еще надобно. Заплатишь за нее гривен восемь, а выучишь ли, нет ли — Бог знает.

Старого пса новым трюкам не обучишь.

Сначала всё сложно. Нужно изучить то, что сделано до тебя, много тренироваться. Однажды придёт время отпустить руки — и станет просто.

— Кузко, я хочу, чтобы ты доучился и стал императором. И я хочу тебе помочь…
— Классно!
— … но с липовым заданием ты получишь липовый диплом и станешь липовым императором.
— А значит…
— Сделай его сам! Это не сложно!

 Искусство обучения есть искусство будить в юных ду

Счастью можно научиться лишь у счастливых.

Мир таков: не можешь учиться — не сможешь и заработать!

Если мы будем учить сегодня так, как мы учили вчера, мы украдём у детей завтра.

… учиться под руководством опытных преподавателей быстрее. Если некому тебя вести, то и дело упираешься в тупик и теряешь даром массу времени.

Профессор: человек, случайно попавший в университет и не сумевший из него выйти.

За эти шесть месяцев я приобрел значительно больший жизненный опыт, чем за последние шесть лет моей жизни.

— Не всё то, чему учат, — правда.

Каждому известно, как мучительно переносит любой живой ребенок эту грубо-насильственную операцию над его мозгом – «зазубривание» и «вдалбливание». На изобретение этих поэтически-выразительных терминов взрослых могли вдохновить только очень неприятные воспоминания детства. Ребенок не случайно, не из каприза, переживает «вдалбливание» как насилие. Дело в том, что природа устроила наш мозг так хорошо и умно, что он не нуждается в «повторениях», в специальном «заучивании», если имеет дело с чем-то непосредственно для него «понятным», «интересным» и «нужным». Вдалбливать поэтому приходится только то, что человеку непонятно, неинтересно и не нужно, – то, что не находит никакого отзвука и эквивалента в его непосредственном жизненном опыте и никак из него не «вытекает».

Кто же любит учиться, а потом еще и доказывать, что усвоил все потребные знания.

Вам надо было читать лекции по социальной философии, Аннабель, — сказал Бэнни, и она засмеялась и сказала, что университет посещают только для того, чтобы учиться называть длинными именами самые обыкновенные вещи.

В некотором роде учителя — те же творцы, но, как не каждая женщина (и не в каждом случае) может родить здорового, сильного, в потенциале — умного ребёнка, так и не каждый учитель способен создать из сырого материала вверенного ему юного создания то, что превзойдёт его самого. Некоторые и не хотят, чтобы ученики были умнее — вполне понятное желание. Нехорошее. Эгоистичное. Вредное. Вполне человеческое. Зачем я буду делиться тем, что добывал потом и кровью, только для того, чтобы юный нахал через несколько лет стал умнее меня? Ни за что! Такие вот учителя плодят «рабов» недалёкого ума…

Учитесь, чтобы понять, что является настоящим.

Чужие песни трудно разучивать на гитаре, я стал сочинять свои.

Если вы управляете своим физическим телом, то пятнадцать-двадцать процентов вашей жизни и судьбы окажутся в ваших руках.
Если управляете разумом, то до шестидесяти процентов жизни и судьбы будут в ваших руках.
Если освоите жизненные энергии — сто процентов жизни и судьбы будут в ваших руках.

 Открывается мир озарением, а постигается – обучени

Понятно теперь, отчего ты зовёшь себя просто Учеником и другого имени не желаешь, — сказала большуха. — Ты совершенен годами, но всё ещё учишься праведному и доброму, когда оно встречается в жизни. И будешь учиться до смертного часа.

Ничто не теряется, ничто не проходит бесследно. Если вы странствовали по безбрежным просторам и решались любить всякие глупости, вы сможете научиться чему-то даже от самых примитивных штуковин, подобранных на жизненном пути и отложенных в сторону.

Который год мне снится, повторяясь
Почти без изменений, этот сон.
Как будто я, уже с войны вернувшись,
Опять учиться должен в институте
И полон вновь школярскою тревогой,
Как зазубрить лежалые науки.
И страшно мне и горько осрамиться
В той юности моей второй иль третьей.
И я, проснувшись, рад чистосердечно, –
Что в яви нету мне такой мороки,
Но всякий раз потом бывает грустно.

Мне никогда не приходило в голову, что харизма — это основной фактор, обеспечивающий усвоение нового материала. Сначала студенты видят харизму преподавателя, потом усваивают материал, который он преподает. У меня был недуг, которым поражены многие интеллектуалы, — посредственность.

Легко в учении — тяжело в походе, тяжело в учении — легко в походе.

Хоть и нет настоящей угрозы жизни… Но, «Я», во время опасных сражений… И «Я», когда открываю книгу, чтобы учиться… Одна и та же личность, но в то же время… совершенно разные люди.

Те, кто больше всего учат, меньше всего знают.

Наукой свет стоит, ученьем люди живут.

Каждой женщине нужно соткать такой ковёр. Он называется «Ковёр проб и ошибок». Как я тебе говорила, чем больше ошибок и кривых узлов, тем лучше.

— Человек вправе сам решать, что ему нужно, а не получать указания сверху.
— Тут ты абсолютно прав. Вот понимаешь, вот вопрос: а что вы можете решить? Вот какие задачи вы можете решать, если вы неучи? Если вы несформированные личности с вашей нравственной отсталостью?

Если вы думаете, что для того, чтобы ученик мог чему-то научиться, нужен хороший учитель, то ошибаетесь. Если ученик – идиот, то ему никогда не понять ничьих наставлений. Как ему в голову ни вдалбливай, извилин у него не прибавится.

Отдай плюшку! Во-первых, сладкое портит фигуру! Во-вторых, иди спать! В третьих, аа… делай уроки! А что ещё, что-то ещё надо. Да! Вспомнила! Э-э… Вымой руки!

Когда учишь кого-то чему-нибудь, кое-что новое открываешь и для себя.

Когда человек начинает учиться, он никогда не имеет четкого представления о препятствиях. Его цель расплывчата, его намерение неустойчиво. Он ожидает вознаграждения, которого никогда не получит, потому что еще не подозревает о предстоящих испытаниях. Постепенно он начинает учиться — сначала понемногу, потом все успешней. И вскоре он приходит в смятение. То, что он узнает, никогда не совпадает с тем, что он себе рисовал, и его охватывает страх. Учение оказывается всегда не тем, чего от него ожидают.

Мне думалось, что может быть, всякая школа, какая бы она не была, — это печь для моей переплавки, и разжигается она моим собственным огнем: руководители только раздувают этот огонь или гасят его.

Для учебы нет возраста.

Есть многое, чему стоит поучиться, несмотря на приступы упрямства из-за мелочей.

Если учителя просвещают своих многочисленных учеников, преподнося им всем один и тот же урок и требуя от них одинакового поведения, хотя способности их вовсе не одинаковы, то нет ничего удивительного, что среди огромной толпы детей найдется всего два или три ребенка, которые извлекают настоящую пользу из подобного преподавания.

Науки юношей питают.

Ну-ка скажи, где правду в учебниках отыскать? Лженауку «травят стаду», находит тоска…

Кто не обучился в юности, того старость бывает скучна.

— Сейчас мы тебя проучим, — осклабился Боб Фартинг.
— А я люблю учиться, — сказал Никт.

Жизнь – постоянная работа над собой, над своими и чужими ошибками. И очень хорошо, если есть возможность поделиться своим опытом с детьми, помочь им быть жизнеспособными, подсказать, что не надо бояться трудностей и неудач. Необходимо научить детей тому, что настоящего успеха можно добиться в любом деле, но только честным трудом и порядочными поступками.

— Фукс, вы неуч, просто жуть,
Хоть садись за парту.
Стоп. Идея! Разложу
По снастям все карты.
— Не игра, а чудеса.
— Действуйте.
— Простите. Я забыл, где паруса,
Я забыл, где паруса.
— Даму треф ищите.

Моя учительница любила говорить, что выдавать Силу следует так, как будто ты — прости! — пукаешь в бальном зале: нежно, экономно и под контролем. И так, чтобы посторонние не догадались, что это твоя работа.

Не осилив и двух страниц книжки по теории поля, понял — агрономом мне не быть.

Скажи мне — и я забуду. Научи меня — и я запомню. Увлеки меня — и я научусь.

С детства приучать ребёнка к чистоплотности, с привлечением авторитетов. Например, говорить ему, что святой Антоний — бяка, он никогда не мыл руки, а Понтий Пилат наоборот.

Невежда в страхе жизнь провел:
Боялся он учиться слову.
И был он ну точь-в-точь осел:
Влачил свой век от рева к реву.

 О тот, кто учит других, послушай:
Быть может, сто

Не стыдно не знать, стыдно не учиться.

Природа так обо всем позаботилась, что повсюду ты находишь, чему учиться.

Ученье везде найдёт применение.

Держитесь поближе к талантливым людям. Со мною рядом лишь придурки, я многому у них учусь.

Ну, в школе по мне не скучают, — ответила девушка. — Видите ли, они говорят, что я необщительна. Будто бы я плохо схожусь с людьми. Странно. Потому что на самом деле я очень общительна. Все зависит от того, что понимать под общением. По-моему, общаться с людьми — значит болтать вот как мы с вами. — Она подбросила на ладони несколько каштанов, которые нашла под деревом в саду. — Или разговаривать о том, как удивительно устроен мир. Я люблю бывать с людьми. Но собрать их в кучу и не давать никому слова сказать — какое же это общение? Урок по телевизору, урок баскетбола, бейсбола или бега, потом урок истории — что-то переписываем, или урок рисования, что-то перерисовываем, потом опять спорт. Знаете, мы в школе никогда не задаем вопросов. По крайней мере большинство. Сидим и молчим, а нас бомбардируют ответами — трах, трах, трах, — а потом еще сидим часа четыре и смотрим учебный фильм. Где же тут общение? Сотня воронок, и в них по желобам льют воду только для того, чтобы она вылилась с другого конца. Да еще уверяют, будто бы это вино. К концу дня мы так устаем, что только и можем либо завалиться спать, либо пойти в парк развлечений — задевать гуляющих или бить стекла в специальном павильоне для битья стекол, или большим стальным мячом сшибать автомашины в тире для крушений. Или сесть в автомобиль и мчаться по улицам — есть, знаете, такая игра: кто ближе всех проскочит мимо фонарного столба или мимо другой машины. Да, они, должно быть, правы, я, наверно, такая и есть, как они говорят. У меня нет друзей. И это будто бы доказывает, что я ненормальная. Но все мои сверстники либо кричат и прыгают как сумасшедшие, либо колотят друг друга. Вы заметили, как теперь люди беспощадны друг к другу?

Я никогда не встречал человека настолько глупого, что я не мог у него чему-то научиться.

Изучай все не из тщеславия, а ради практической пользы.

Перси, ты ушел из лагеря, ты нарушил мой приказ, а значит ты — мой лучший ученик. Можно обучиться всему на свете, но главное — уметь следовать интуиции, а это не так просто.

Учиться истине никогда не поздно. В преклонном возрасте похвалы достойна не седина, а характер.

Запоминать — значит учиться. Нет позора в том, чтоб учиться у достойного соперника.

Ты не там ищешь, мастер меча. Время учителей для вас прошло. Отныне единственным, и самым лучшим, вашим учителем станет ваш враг. Учитесь у него. Не просто убивайте его, но забирайте его душу. Забирайте его лучшие приемы, которые он использовал перед смертью. Забирайте его трусость, помогающую ему прожить лишние мгновения, его храбрость, прибавляющую ему силы перед смертью. Когда живой умирает, будь он человек или орк, он ничего не скроет от вас. Он использует лучшее, что имеет, чтобы выжить. Забирайте это лучшее по праву победителя и идите дальше, к следующему врагу. Это путь воина, единственный из всех возможных. Как далеко вы пройдете по этому пути, зависит только от вас.

Самый нереалистичный аспект вселенной Гарри Поттера в том, что ему действительно понадобились все знания, которые он выучил в школе.

Те, кто говорит «А Эдисон тоже плохо учился», плохи не только в учёбе, но и во всём остальном.

Отрицать больницы и школы легче, чем лечить и учить.

 Есть вещи, которые поймёшь, только когда будешь ст

Учиться надо, но не с внешности начинать, а с внутренней сущности. Ощути себя наследником древнего рода, продолжателем дел славных предков, частицей великого народа славянского, внуком Божьим! Возгордись этим и тут же смирись. Смирись с тем, что ты не волен ни в своих поступках, ни в поведении, ни в речах, ни во внешнем виде. Смирись с тем, что всегда и во всем, даже в мелочах, даже в самое краткое время, когда тебя никто не видит, ты должен быть достоин своего места в жизни, как бы трудно это ни было. В любых бедах: болезнях, поражениях, скудости, отчаянии – сумей соблюсти достоинство. Тогда спина сама выпрямится, и голова поднимется, и о руках думать не нужно будет, и каждый увидевший тебя все поймет без слов. Это трудно, очень трудно, иногда невыносимо, но если в народе нет таких людей, то жалок удел такого народа.

Мы учимся, увы, для школы, а не для жизни.

… самый быстрый способ чему-то научиться — это постоянно ставить для себя определенную планку и постоянно преодолевать её.

В древности люди учились для того, чтобы совершенствовать себя. Ныне учатся для того, чтобы удивить других.

Надо учиться самой отвечать за свою жизнь и совершенно правильно учить этому детей.

Для матери это было трудное время. Нелегко отправлять своих детей в интернат. Но иначе было нельзя: она разводилась с отцом, потом вернулась в университет – ей надо было продолжать жить! Я не… Я не держу зла. Мне, наверное, не хватало внимания, но, думаю, это сделало меня сильнее. Что бы ни приходилось переживать в жизни, надо относиться к этому как к процессу обучения. Именно так я воспринимаю всё это!

Я всегда до мозга костей ненавидел обучение. С первого класса. Казалось, что вещи, которые нам преподают — хлам, предназначенный для того, чтобы в будущем сделать из нас рабов системы, бездумно служащих на благо страны. А самое гадкое то, что большинство это понимает и добровольно на все подписывается, то ли выбора не имея, то ли храбрости, не знаю. Другая часть: те, кто не понимает этого — у них слабоумие, и им нужна помощь.

Не стоит стыдиться обучения. Каждому из нас приходилось учиться держать перо.

Это уравнение вы никогда не будете использовать, когда вырастете, но если вы думаете, что его можно не запоминать, то ошибаетесь.

Два человека бесплодно трудились и без пользы старались: тот, кто копил богатство и не пользовался им, и тот, кто учился наукам, но не применял их.

Учитесь, учитесь, учитесь ежечасно, ежедневно… Следите за ходом нашей науки, кто не следит постоянно за ее достижениями, тот, конечно, быстро катится назад — от науки к ремеслу.

Учиться на своих ошибках тяжело, но будет гораздо хуже, если они вас ничему не научат.

Я слышу и забываю. Я вижу и запоминаю. Я делаю и понимаю.

Особенно любви к книгам. Их я любила нежно и преданно. Я бы даже сказала – маниакально. Если уж честно, то и экзамен в институт я провалила, потому что вместо того, чтобы зубрить темы, я… Так, об этом тс‑с-с‑с. Узнают мама и тетя Тома, голову мне открутят и посадят неразумное чадо на голодный книжный паек.

 Чтоб всем доказать, что учить
ты достоин,
Когда

— Но позвольте! Если глубоко рассмотреть, то я лично ни в чем не виноват. Меня так учили.
— Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?

Тот, кто склонен противоречить и много болтать, не способен изучить то, что нужно.

Мы все учились понемногу
Чему-нибудь и как-нибудь,
Так воспитаньем, слава Богу,
У нас немудрено блеснуть.

Пусть лучше слабые звенья сломаются сейчас, чем в бою. Если у нас учителя будут страшнее, чем враги, то наши шансы на победу увеличатся.

Цинизм, свойственный студентам в первые три года учебы, как ни странно, порстепенно превращается в ностальгию, из которой к июню рождается сожаление. О потраченном впустую времени. Об упущенных возможностях. О беззаботности, которая отныне станет для всех недоступной.

Ты можешь хоть на минуту забыть об учебе!? Тут молодость уходит!

— Скип, я полагаю, пришло время тебе вернуться домой из колледжа. Семь лет — это уже… перебор.
— Мне три экзамена до окончания!
— Ты и в прошлом году так говорил.
— Так не врал же..

Учение – это движение из одного мгновения в другое.

Некоторые учителя считают, что проводят нестандартные занятия, когда выводят класс на улицу. Ну а я зайду дальше: мы убьемся мескалином в пустыне!

Необходимо учиться постигать суть всех вещей, но в наше время найдется не много людей, понявших это.

Блин, ну как домой вернулся! Цивилизованный Запад давит на русских варваров экономическим рычагом. Цивилизованный, как же! Меньше ста лет, как этих цивилизованных начали учить носить нижнее белье, мыться и отличать закуску от десерта. Учили две королевы – датская и французская и одна императрица – германская. Все три – дочери Ярослава Мудрого. Цивилизация, мать их…Будем справедливы: мавры европейцев тоже учили, другими методами, но примерно тому же самому. Однако дальше Испании эта наука не пошла.

Моя мама в детстве всегда настаивала на том, чтобы я училась, как-то развивалась, читала книжки. Она говорила: «Да-да, с хорошеньким личиком тебе откроют двери модельного бизнеса, но что ты будешь делать, когда наконец окажешься внутри и откроешь рот?»

Кто ничему в жизни не учится — тот не живёт, а мучится.

Век живи — век учись! И ты наконец достигнешь того, что, подобно мудрецу, будешь иметь право сказать, что ничего не знаешь.

 Самое прекрасное зрелище на свете — дети в форме,

Быстрее и лучше всего учишься, когда учишь других.

Надоело, что все целуют мне жопу, потому что я капитан команды. Понимаешь? Тренер, студенты, даже учителя. В прошлом году, когда мы выиграли чемпионат, я получил «три» по биологии как раз после игры. И мистер Ферлонг поменял её на «пять». Он сказал, что я заслужил её сильными руками. Знаешь, это очень разозлило меня. Я очень старался за эту «тройку»! Это была моя «тройка»! Я заслужил её. Я просто хочу, чтобы у меня были заслуженные оценки.

Во всяком хорошо поставленном учебном заведении можно стать дисциплинированным человеком и приобрести навык, который пригодится в будущем, когда человек вне стен учебного заведения станет образовывать сам себя.

Не снабжайте детей готовыми формулами, формулы — пустота, обогатите их образами и картинами, на которых видны связующие нити. Не отягощайте детей мёртвым грузом фактов, обучите их приёмам и способам, которые помогут им достигать.

Учителя только открывают двери, дальше Вы идете сами.

Учение — это лишь открытие того, что ты уже давно знаешь.
Совершение поступков — это демонстрация того, что ты действительно знаешь это.
Обучение — это напоминание другим, что они знают всё так же хорошо, как и ты.
Все мы учащиеся — исполнители, учителя, обучающиеся.

Твоя единственная обязанность в любое жизневремя — быть верным самому себе. Быть верным по отношению к кому бы или чему бы то ни было — не только невозможно, но и отличительный признак лжемесии…

Самые простые вопросы — самые сложные на самом деле. Где ты родился? Где твой дом? Что ты делаешь? Куда ты идёшь? Думай об этом изредка и понаблюдай за тем, как твои ответы будут изменяться…

Ты лучше всего учишься тому, чему тебе больше всего нужно научиться самому.

Российская школа — это один сплошной урок безответственности. Длина его — от 8 до 11 лет. В советской школе дети еще чего-то боялись. В постсоветской царит абсолютная безнаказанность. Практически нет такого поступка, за которым следовало бы исключение из школы. Даже не знаю, что бы это могло быть: ограбление школьной кассы? Вряд ли…

Образованию нет конца. Дело не в том, что вы прочитали книгу, сдали экзамен и закончили учебу точка вся жизнь, с момента рождения и до самой смерти, — это процесс обучения.

— И почему с тобой мучаются? Потому что считают-то тебя нормальным! А ты — УО. Умственно отсталый!
— Неправда! Я умственно умный!

— Я была лучшей ученицей!
— Это не семинар. Это жизнь.

Учиться трудно, но еще трудней переучиваться.

На вопрос, как ученикам преуспеть, он ответил: «Догонять тех, кто впереди, и не ждать тех, кто позади». Воспитание называл он лучшим припасом к старости.

— Я продолжу работать здесь на полставки и учиться, раз даже сенатор едет отдыхать и проводить лекции.
— Учебные заведения дистанцирует от окружающего мира, Джейн.
— Не уверена, что мне нужен этот мир…
— Будешь до конца жизни Сократа читать? Так знай Сократ в жизни ничего не написал, всё его ученики. Но это к делу не относится, если тебе что-то не нравится, меняй, вот зачем ты здесь, практикант.

Если теперь чуть ли не каждый имеет университетское образование, этот диплом уже больше не помогает пробиться наверх. Чтобы получить работу своей мечты, понадобится диплом элитного университета. Сфера образования захвачена гонкой вооружений, что прежде использовалось только поставщиками оружия.

  — Ты справишься?
— Без сомнения. Завтра мне нужн

— О чём ты думал?! Я спрашиваю: о чём ты думал, когда так бесцельно бродил по лесу? До Рождества меньше недели! И, между прочим, когда ты будешь учиться летать? Как будто у меня других дел нет! Это моё первое Рождество. Я буду в красной шубе — большой Санта Клаус! И мне нужна помощь, Бадди! Если в сани запрячь семь оленей, они не полетят, а если сани не полетят, то и Рождества не будет. Не будет Рождества! Вбей это себе в свой маленький олений котелок! Подумай: ты живёшь рядом с обычными оленями, они не умеют летать… Что скажет папа? Что? Нет, Бадди, ты можешь летать. Можешь, поверь. Поверь Нику. Ты можешь летать, Бадди, — тебе не хватает сообразительности. Тебе нужен старт с разбега, вот и всё! Всего лишь прыжок с разбега. Смотри: шаг — шажок — шаг — шажок — прыжок. Делаешь шаг — и прыжок. Как в «Лебедином озере». Шаг — шаг…
— Ставлю двадцать долларов, что он ударился головой и впал в детство.

Нельзя научить, можно только научиться. Нельзя мотивировать, можно только мотивироваться.

Нынче учить никого не надо. Все учёные. Надо показывать.

Док любил гонки, но тренируя тебя он был счастливей, чем когда сам ездил. И гордился он больше не своими победами на трассе, а твоими.

— Приятно, что ты занят домашней работой. Уметь завязывать узлы должны все, кто разводит лам.
— Эй, не шпионь! Шпионить гадко!
— Будет нечестно, если ты всё подглядишь у Чаки. Подглядки гадки.
— Но мистер Молигвако меня выгонит!
— Да, я слышал об этом. Совсем обнаглел, задания задаёт! Да кто он такой, учитель?!
— Наконец, хоть кто-то меня понял!… — [Внезапное прозрение] — О, ха-ха, не знал, что ты шутник.

Совершай ошибки. В такие моменты ты и учишься.

Изучай, познавай, не пугаясь преград:
Познающему — трудное станет легко;
Доказательства сделай кольчугой своей,
Аргументы, как щит, подними высоко!
Мягким словом осилишь невежду — врага:
Дождь долбил полегонечку каменный склон.
Речь премудрых должна быть метка, недолга:
Стал «Сахбоном» отец лаконизма Сахбон.
В сто ман весом — ты разве не видел — броню
Острый камешек боя пронзает насквозь.
Ты познанием разум острей отточи,
Так Лукману напутствовать сына пришлось…

Самое действенное обучение — когда играешь против соперника, который может победить тебя.

Я всегда была заметной ученицей — в том смысле, что вечно на «заметке».

Не бойся, что не знаешь — бойся, что не учишься.

Совершу-ка я сегодня героический поступок — сделаю-ка я уроки!

Сколько любовных историй начиналось с разбора латинского стиха или задачи по физике, когда прядь волос ученицы слегка касалась щеки преподавателя!

Людям ничего не дается от рождения. Мы должны всему учиться сами.

Что может быть честнее и благороднее, как научить других тому, что сам наилучшим образом знаешь?

На следующее утро мне пришлось проснуться рано — незаслуженно и беспричинно. Наступил вторник, надо было тащиться на идиотские занятия. Видимо, те, кто составлял расписание, просто кончали от мысли, что каждый долбаный вторник заставят студентов подниматься ни свет ни заря.
В этих вонючих колледжах окончательно свихнулись, если думают, что полусонные студенты в состоянии воспринимать информацию в восемь утра.

Отметки никогда не измерят истинную глубину твоего ума. Они покажут лишь, насколько хорошо ты перевариваешь то, чем пичкают тебя учителя.

На учебное дело в России может быть установлен совершенно особый взгляд, ему возможно дать национальную основу, в корне расходящуюся с той, на которой оно зиждется в остальной Европе, ибо Россия развивалась во всех отношениях иначе, и ей выпало на долю особое предназначение в этом мире.

Начинать творческий путь было трудновато, так как не всегда удавалось прибывать в гармонии со своей эпохой. Когда мы с Бельмондо пришли учиться на актерский в Парижскую консерваторию, то мало соответствовали тому времени и своим внешним видом, и манерой игры. Поэтому долго пришлось бороться за то, чтобы приняли нас и наши взгляды.

Что переварили учителя, тем питаются ученики.

Во многих рождается отвращение к учению оттого, что выговоры в устах иных учителей походят на явную ненависть.

Мы отправимся грызть гранит науки. Хотелось бы пожелать всем нам не сломать зубы и пройти этот путь до конца!

Так что учиться нужно у всех, у кого только можно, даже житейским вещам: класть кирпичную стену или готовить блюда из гороха или брюквы. Но открывать сердце свое — одному из тысячи.

Вы так многому друг у друга можете научиться: она научит тебя есть вилкой и читать романтические стихи, а ты ее — угонять машины и принимать амфетамины…

Мы хотели наслаждаться синим небом, а нас заставляли глядеть на черную доску. Мы задумывались над смыслом жизни, а нас неволили — думай над равнобедренными треугольниками. Нам нравилось слушать Владимира Высоцкого, а нас заставляли заучивать ветхозаветное: «Мой дядя самых честных правил…» Нас превозносили за послушание и наказывали за непокорность. Тебе, друг Вася, это нравилось, а мне нет! Я из тех, кто ненавидит ошейник с веревочкой…

На свете ни единому уму,
имевшему учительскую прыть,
глаза не удалось открыть тому,
кто сам не собирался их открыть.

Никто не может познать то, что он ещё не приготовлен познать, как бы близко ни находился предмет от его глаз. Химик может безопасно сообщить плотнику свои самые драгоценные открытия, которые он ни за что на свете не поведает другому химику. Плотник от них не поумнеет и не разбогатеет.
Наш глаз устроен так, что он не заметит предметов, стоящих перед ним, пока ум ещё не приготовлен к их восприятию. Но когда мы их увидим, нам покажется сном всё то время, в которое мы их не видали. То же правило тесно связано и с обучением всякого рода. Человек поучает фактами, никак не иначе. Если он имеет дар сообщать, пускай поучает, только не словами. Наставление ничтожно до того часа, когда ученик дорастет до вас и будет в состоянии усвоить себе ваши начала. Тогда-то совершается истинное сообщение, и уже никакие жалкие случайности, никакое дурное товарищество не лишат вполне вашего ученика умственных и нравственных благодеяний, полученных от вас. В этом состоит воспитание. Прочие же уроки входят в одно ухо и выходят в другое.

Ребёнок начинает говорить еще задолго до того, как произнесет первое слово.

Образование – замечательное дело, надо лишь хоть иногда вспоминать о том, что ничему, что стоит знать, научить невозможно.

Ничто так не вгоняет в сон, как алгебра с геометрией.

Ты всегда чему-то учишься. Каждый фильм — это новый опыт, новая страна, другие правила, другие люди и другие технические сложности. В этом и заключается одна из главных радостей съемки кино. Никогда не бывает скучно, потому что ты ничего не знаешь. Всю жизнь ты остаешься учеником.

Никогда и ни при каких обстоятельствах я не бросал ученья. В этом не было большой заслуги, — просто у меня хватало ума понимать, как мало я знаю.

Я учу старших детей, а старшие учат младших. Правда меня никто не учил, так что всё это без толку.

Ну вот! великая беда,
Что выпьет лишнее мужчина!
Ученье — вот чума, учёность — вот причина,
Что нынче пуще, чем когда,
Безумных развелось людей, и дел, и мнений.

Трудных предметов нет, но есть бездна вещей, которых мы просто не знаем, и еще больше таких, которые знаем дурно, бессвязно, отрывочно, даже ложно. И эти – то ложные сведения еще больше нас останавливают и сбивают, чем те, которых мы совсем не знаем.

Обучение — это превращение знания о поступке в поступок, основанный на знании. Другими словами, обучение — это изменение.

Многие молодые люди уверены, что для блестящей карьеры необходимо хорошее образование. В самом деле, начальная зарплата у людей с университетским дипломом обычно выше, чем у тех, кто его не имеет. Однако замечу: если вычесть стоимость образования и время, затраченное на его получение, выходит, что у студента дела обстоят не лучше (если не хуже), чем у тех, кто не тратил силы на долгое обучение. Ну и где компенсация — за труды, время жизни и потраченные деньги?

Из этого и состоит моя жизнь: постоянный творческий хаос, который я создаю намеренно, чтобы учиться новому по-настоящему — на горьком опыте, а не в уютном Гарварде.

Папа у Васи силен в математике,
Учится папа за Васю весь год,
Где это видано, где это слыхано,
Папа решает, а Вася сдает?

Я еще ничего не могу, зато я умею учиться.

Согласно Платону, мы ничему не учимся. Наша душа прожила столько жизней, что мы знаем все. Учителя могут только напомнить нам о том, что мы знаем и так.
Наши несчастья. Эти подавления рационального разума — источник вдохновения. Муза. Наш ангел хранитель. Страдания выводят нас из рационального самоконтроля и позволяют божественному течь сквозь нас.

Очень важно научиться хоть что-то делать руками.

Не всем суждено пронести свою мечту через жизнь, и не каждая мечта выдержит столкновение с реальностью. Стать, как отец – не просто, ой, не просто. Для начала надо «Вознестись главою непокорной хотя бы выше нужника, хотя б на метр над уборной, на средний уровень пока». Овладеть ремеслом, набить множество шишек и стать – нет, пока не равным отцу или наставнику, это уж у кого как, – а просто добиться, чтобы коллеги начали твоё мнение просто слышать. Это первый этап.
Потом будут и второй, и третий, и сто двадцать пятый… И пока ты растёшь, становишься специалистом, а потом и мастером, только мечта и благородное упрямство не дадут тебе утонуть в море рутины, опустить руки, перестать учиться. И тогда, спустя немало лет доведётся тебе услышать за спиной: «Смотри, он не хуже своего батьки, нет, не хуже!»

Торопливость в учёбе вредна.

Именно сложности учат тебя лучше всего остального.

 Уроки затормаживают развитие и разрушают способнос

Никто не безгрешен. И я не святой. Я до сих пор учусь вести себя правильно.

— Кать. Ты что, кончала?
— Ну… Бывает иногда… Ну хотя, чаще симулирую…
— Да ***… Институт какой заканчивала?

Сдается мне, знания — они вроде штурманской рубки. Как приду в библиотеку, всегда про это думаю. Дело учителей по порядку растолковать ученикам всё, что есть в рубке. Учителя — проводники по штурманской рубке, вот и всё. Ничего нового они тут не выдумывают. Не они всё это сработали, не они создали. В рубке есть карты, компас, всё, что надо, а учительское дело всё новичкам показать, чтоб не заблудились.

Большинство людей ничему не учатся на своём пути. А если им и удаётся во что-то въехать, они имеют обыкновение забывать выученное, когда это оказывается выгоднее. Большинство, даже получив второй шанс, благополучно похеривают его. Это — один из основополагающих законов мироздания, и ничего ты тут не поделаешь. Люди, я это сам заметил, умудряются почти ни во что не врубиться и с третьего раза, уже потратив понапрасну огромное количество времени, денег, энергии, большую часть молодости, да и всего остального — сами можете перечислить. И все-таки они чему-то учатся, что в конце концов просто замечательно.

По сути, учёба — это поиск своего места в жизни. Поэтому у разных людей могут быть разные причины учиться, но не может быть причин отвергать учёбу вообще.

Непонимание – полезная часть процесса обучения. Когда студентам попадается задача, над которой приходится долго и безуспешно биться, то они часто приходят к выводу, будто не годятся для изучения данной науки. Отличникам в этом смысле тяжело, потому что учеба дается им без усилий, и они даже не подозревают, что ощущение непонимания и тупика – стандартная и необходимая часть процесса получения знаний. Учеба – это преодоление непонимания. Задать правильный вопрос – значит на 80% добиться успеха. К тому времени, как вы определите главную трудность, вы уже наверняка сами будите знать ответ.

– Ты знаешь, что она [Лидия] начинает обучение в МТИ с третьего курса? Как это вообще возможно?
– Она гений.
– Настоящий вопрос – как ты поступил в Калифорнийский университет в Дэвисе?
– Как ты поступил в Джорджа Вашингтона?
– Не знаю. Твой отец. Большая шишка из ФБР позвонила в маленькую программу подготовки ФБР.

Мозг, если что и умеет, то — учиться. Он для этого создан — для того, чтобы обучаться, и он знает, как это делать. Хорошо бы, чтобы он нам это сообщил.

— С обеих сторон вражеские отряды, боеприпасов нет.
— Выход из окружения невозможен, рекомендуется активировать механизм самоуничтожения.
— Отклоняется! Мне нужно исправлять мои школьные оценки!

«Дай человеку рыбу, и ты накормишь его на целый день. Научи его ловить рыбу — и ты накормишь его на всю жизнь». Так вот я выращиваю рыбаков!

Как учить детей честному труду, если вся их вселенная возникла в результате вспышки ослепительного воровства? И честному труду — на кого? На того, кто успел украсть до приказа быть честным?

Золотая медаль — сильный стресс для ребёнка. Я сразу сказала детям о том, что учиться нужно так, как получается.

По-настоящему образованным может считаться лишь тот, кто стоит на голову выше всех окружающих. Женщина, заслуживающая это название, должна быть хорошо обучена музыке, пению, живописи, танцам и иностранным языкам. И кроме того, она должна обладать каким-то особенным своеобразием внешности, манер, походки, интонации и языка — иначе это название все-таки будет заслуженным только наполовину.

На первой странице его учебника английской грамматики красовалась аккуратно выведенная надпись: «е… л я герундии».

 Тот, кто пренебрегает обучением в юности, потерян

Нужно будет уметь учить всякие новые темы быстро. И ещё понимать учёбу, как процесс, который не заканчивается, когда тебе двадцать три года и ты уходишь из университета, а как процесс который проходит, который продолжается прямо до самого последнего дня твоей жизни. То есть, пока живёшь, всегда будут новые вещи, которые нужно будет продолжать учить. И даже каждая тема будет каждые пять лет или каждый год немало меняться. Это одна важная вещь. То есть, учиться и учиться.

Иногда Вы выигрываете, иногда — учитесь на ошибках. Победители не боятся проигрывать. Неудача — это часть дороги к успеху.

Только после тщательной огранки алмаз становится драгоценностью.

Каждый человек обязан заботиться о своем интеллектуальном развитии. Это его обязанность перед обществом, в котором он живет, и перед самим собой.

Быть умным и хорошо учиться — две разные вещи.

И научитесь великому искусству — забывать. Двигайтесь дальше и не задумывайтесь ни на секунду обо всем плохом, что с вами когда-то случалось. Не впадайте в идеализм и в мечтания о том, чтобы в прошлом что-то прошло иначе, чтобы вы жили в сказке, где все и всегда кончается хорошо. Не ждите идеальных условий, чтобы снова приступить к действию. Будьте реалистом. Идеальных условий не будет. Просто примите решение все сделать лучше, чем прежде, — и двигайтесь вперед, забыв прошлое. Рассматривайте каждую неудачу как шаг на пути к окончательной победе. Помните: настойчивость плюс учеба на ошибках равняются успеху.

Я почувствовал необходимость в основательном учении, в образовании, дабы быть на свете полезным человеком.

Студент, начинающий заниматься наукой, похож на котёнка, ещё не научившегося пить молоко. Его надо ткнуть мордой в блюдечко, и тогда он примется лакать.

Без ученика занятие начнётся, а без учителя вряд ли.

Когда человек перестает учиться, он вступает в стадию старения.

Нет толку от учения, если учишься не ради своей пользы. Не гонись за успехом. Совершенствуйся, совершенствуйся, и тогда успех придет к тебе сам.

Мы пришли в этот мир, дабы перетерпеть то, что необходимо для развития нашего духа. Трудности учат, боль учит, а счастье и покой – нет.

При правильном подходе любая тема [дипломной работы] интересна.

Обучая — учись.

 Лучше чему-нибудь научиться, публично признавшись

Когда вы пытаетесь усвоить новый материал, вам необходимо выучить его. Учите его прилежно, сосредотачивая на нем свое внимание. Затем сделайте перерыв или хотя бы ненадолго переключите внимание на что-то иное. Во время этой кажущейся релаксации мозг находится в «рассеянном» состоянии, что позволяет ему продолжать работать в фоновом режиме, чтобы помочь вам увидеть проблему в целом. Как если бы это был нейронный цемент, которому дали высохнуть. Если вы этого не сделаете, если вместо этого вы будете пытаться вызубрить материал, то основа, на которой строятся ваши знания, будет выглядеть примерно так: беспорядочная куча отрывочной информации — неустойчивое основание.

Вот вы, дорогой мой Витюша, поплавали три года в чистеньком, прозрачном бассейне с подогретой водичкой, это на определённом этапе очень хорошо и полезно, не спорю, но сейчас бассейна перед вами нет, а есть море, с волнами и всякими там рифами и акулами. Хотите вы или нет, но я вас буду в это море сталкивать — в спину, неожиданно, с самого высокого утёса.

Великих мужей рождают не матери, а Плутархи.

Он по необходимости сидел в классе прямо, слушал, что говорили учителя, потому что другого ничего делать было нельзя, и с трудом, с потом, со вздохами выучивал задаваемые ему уроки. Всё это вообще считал он за наказание, ниспосланное небом за наши грехи.

Восточная медицина, в отличие от западной, не придает большого значения дипломам. Сколько ею ни занимайся, остаешься вечным учеником.

Люди всю жизнь учатся. Учатся в школе, учатся в университете, учатся на работе, учатся в жизни, они учатся ЖИТЬ. Но почему-то вся их жизнь уходит на учёбу, а до практики время не доходит… Зачем учиться жить, если умрёшь, не успев научиться? Я, наверное, глупенькая. Я ведь игрушка. Но я всё же не могу понять всего этого.

Зарубежные специалисты признают, что эстетическое воспитание в японской школе поставлено шире и основательнее, чем в других странах мира. Уже второклассник пользуется красками тридцати шести цветов и знает названия каждого из них. В погожий день директор школы вправе отменить все занятия, чтобы детвора отправилась на воздух рисовать с натуры или слушать объяснения учителя о том, как распознавать красоту в природе.

Каждый, кто перестает учиться, стареет, — не важно, в 20 или 80 лет, — а любой другой, кто продолжает учиться, остается молодым. Самое главное в жизни – это сохранить мозг молодым.

— Похоже на травму от тупого предмета.
— О спасибо, доктор! Не возражаешь, если выскажусь я? Чтобы оправдать годы обучения в медицинском.
— У неё такие пышные… волосы!
— И немаленький пенис…
— Вот и оправдались годы в медицинском.

Ей хотелось малого: любить, есть досыта и находиться в тепле, и она спрашивала себя, почему так трудно любить и не умирать от голода или холода? Намного важнее найти ответ на этот вопрос, думала она, чем знать все то, чему ее ровесниц учат в школе: что земля круглая, что она вертится и как правильно пишется: Chrzeszczy chrzaszcz wtrzcinie*.

Матиуш учился бы еще охотней и лучше, если бы мог получать ответы на разные вопросы, которые приходили ему в голову.

Всегда надо учиться новому, если есть возможность.

При необходимости можно научиться чему угодно.

Все имеющиеся в обращении матерные слова мама выучила в тот день, когда грузчики несли на восьмой этаж пианино. Мама сидела и «ждала» инструмент, очень надеясь, что грузчики его не донесут.

Если девочкам-подросткам давать слишком много воли, они забывает про учебу, а на уме одни женихи. Если говорить «Сначала выучись и получи образование, мальчики потом». Иногда потом – не бывает. Нужно найти серединку, чтобы и учились, и проживали девчачью жизнь, и заводили романы.

Ребенок должен многому научиться, прежде чем он сможет притворяться.

— Что-то ты сильно к нему придираешься. Он продемонстрировал мужество, это тоже хорошо.
— Только если оно сопровождается мозгами.
— Ой, да не будь ты таким угрюмым, Кэп! Он выступил против Локи и всё ещё здесь. Это тянет на золотую звёздочку.
— Разве молодой капитан принимал «нет» в качестве ответа? Любой из нас в молодости…
— Нет, все мы совершали ошибки. Но я пытаюсь помочь ему избегать их!
— На ошибках учатся. Мы учились.

Почему самое трудное на свете дело — убедить свободного в том, что он свободен и что он вполне способен сам себе это доказать, стоит лишь потратить немного времени на тренировку?

Есть три полезных навыка, которым учит школа. Это умение писать, читать и считать. Все остальное подавляет в ребенке гения.

Кратет, когда видел невежественного ученика, бил его педагога.

— Пап, мне всего пятнадцать! Зачем мне сейчас учиться водить?
— Водить машину — мужское занятие! Мой отец учил меня ездить на угнанной машине, его отец учил его на угнанной машине, а прадедушку сбила угнанная машина.
— Это должно меня убить?
— Питти, вождение — самая приятная штука на свете! Ну, и выпивка. Выпивка и машины. Но только не одновременно! Не смей пить за рулём, понял?

О да! Летние каникулы наступили!

Не хочу учиться, хочу жениться!

В кругу занимательных букв и чисел любой человечек легко забывает,
Что время, конечно, великий учитель, но, кончив учебу, ученый как раз умирает.

Мы думали, что всё это обучение делает нас умными.
Но единственная его цель была сделать нас глупыми.

Нельзя выучить человека танцевать по-настоящему, это он только сам может.

Только тот, кто делает, чему-то научится.

Самый лучший способ научиться — это смотреть на то, как работает мастер.

Молодые люди приходят в колледжи со своими идеями, задумками, с энтузиазмом, а выходят скучными, заплесневелыми консерваторами, усвоившими лишь пару-тройку стандартных ходов, да профессиональный жаргон.


Человек сам учится, когда учит других.

Кто учится без книги, тот воду черпает решетом

Надо учиться в школе, но еще гораздо больше надо учиться по выходе из школы, и это второе учение по своим последствиям, по своему влиянию на человека и на общество неизмеримо важнее первого.

— Почему когда я поступал мне никто не сказал, что на филологическом нужно так много читать?
— Это было написано на дверях приёмной комиссии. Ты просто не прочитал…

Чему бы ты ни учился, ты учишься для себя.

Университет — это потрясающее место. Ты вроде бы безработный алкоголик, но родители так гордятся тобой!

Тех, кто, жизнь прожив, от жизни не научится уму,
Никакой учитель в мире не научит ничему.

Чтобы ни от кого не зависеть, приходится быстро обучаться.

Эффект обучения в раннем возрасте подобен гравировке по камню.

— Если ты ненавидишь учёбу, зачем было поступать в институт?
— А, это запретный вопрос. Если ты его задаёшь, то всё, конец. Я о том,… что все ведь такие, верно?

Жди нужного момента и нападай. Если промахнёшься — отступи и снова жди.
Конечно, говорить легче, чем делать.

Хорошо, что в школе не было уроков игры на гитаре, — размышляет Джимми. — Самообучение было первой и наиболее важной частью моего образования. Уверен, что мы с Джеффом Беком получали наслаждение от настоящей музыки потому, что нас к этому не принуждали.

Мы должны сами верить в то, чему учим наших детей.

Лишь тот, кто помнит, как начинал с нуля, будучи учеником, становится хорошим учителем. Храни в себе ученика, становясь учителем.

Лекции, на которых мухи мрут, лучше всего читать в столовых.

 Кто любит учиться, тот никогда не проводит время в

Знаешь, большая часть того, чему тебя учили — неправда. Так должно быть. В некоторых случаях, если узнаешь всю правду за раз, ты не можешь понять ее.

Кто не проникнут горестным порывом, тех не просвещаю, непотрясённых не учу, не повторяю тем, кто не способен отыскать по одному углу три остальных.

(Давай наставления только тому, кто ищет знаний, обнаружив своё невежество. Оказывай помощь только тому, кто не умеет внятно высказать свои заветные думы. Обучай только того, кто способен, узнав про один угол квадрата, представить себе остальные три.)

Не будем забывать, что одним из главнейших даров учителя ученикам является обретаемая детьми возможность изумить родителей.

Конечно, живёшь только однажды, делаешь все ошибки, которые должен сделать, учишься, чего не нужно делать, и это лучшее, чему можно научиться.

Просто продолжай искать себя и находить. Каждый день поближе узнавать свою истинную природу — настоящего Чайку Флетчера. Он — твой учитель. Нужно только понять его и тренироваться, чтобы им быть.

Годы, годы учения ненавистной математике – поезд вышел из точки А в точку Б, в бассейн вливается и из него же выливается вода, бесконечные велосипедисты, колхозники доставляли мне массу страданий.

Мало у кого так много ума, чтобы учить многих, хотя бы малой его толике.

Безграмотными в 21 веке будут не те, кто не умеет читать и писать, а те, кто не умеет учиться, разучиваться и переучиваться.

— Понимаете, я хочу стать человеком.
— А сейчас ты кто? Чайник что ли?
— Я не чайник. Я Элик, по паспорту — Электроник.
— Какой ещё паспорт?
— Технический. Я машина нового поколения.

Well, when we grew up and went to school,
There were certain teachers,
Who would hurt the children in any way they could,
By pouring their derision,
Upon anything we did,
Exposing every weakness,
However carefully hidden by the kids.

But in (but in) the town it was well known,
When they got home at night,
Their fat and psychopathic wives would thrash them,
Within inches of their lives.

Я сталкивался с таким, что тебе и не снилось… и все ещё жив. И это не благодаря суперскорости. Просто я понял, что нужно продолжать учиться, тренироваться, становиться хитрее. И пока ты это не поймешь, даже с благими намерениями ты будешь приносить больше вреда, чем пользы.

Быстрее всего учишься в трех случаях — до 7 лет, на тренингах, и когда жизнь загнала тебя в угол.

Абитуриента нельзя лишать ответственности за выбор профессии. Если человеку будет навязано что-то ненужное от старших, в конечном счете он перейдет на свой путь. А трещина в отношениях с родителями останется навсегда.

Я могу ответить на ваши вопросы, но не буду этого делать, потому что вы не поймете ответа. Представьте себе, что у меня есть чайник, а вы хотите пить. Я готов налить вам чая, но для этого вам необходима чашка. Если я налью чай вам в ладони, вы их обожжете. Если я налью чай на пол, я испорчу циновки. Вам необходима чашка. Эту чашку вы создадите в процессе обучения.


Кто к учению глух, хуже вора — сам у себя крадёт.

«От сессии до сессии…» — известная пословица,
Кто-то не парится, а кто-то борется.

Центральная задача образования – воспитать желание и способность учиться; образовательная система должна производить не обученных, а обучающихся людей. Истинно гуманное общество есть общество обучающееся, в котором учащимися являются одновременно и деды, и отцы, и дети. Во времена крутых перемен будущее принадлежит тем, кто способен учиться. Именно такие люди обычно оказываются способными выжить в мире, которого больше нет.

Ни у рыбы голоса, ни добрых дел у безграмотных не ищи.

В восьмидесятые — эпоху, когда все делали деньги, — учеба в университете свидетельствовала о том, что человеку недоставало определенного радикализма.

Мистер Мэллори, каждый учитель мечтает хотя бы раз в жизни встретить такого ученика, как вы. Я просто хотел, чтобы вы это знали.

Я всегда делаю то, чего не умею, чтобы этому научиться.

То, что отличает человека учившегося от самоучки, измеряется не знаниями, а иной степенью жизнеспособности и самосознания.

Вам нужны ментальные модели. И весь разнообразный опыт своей жизни вы должны будете закрепить на решетке этих ментальных моделей. Вы увидите, что некоторые просто учат все наизусть. Ну что ж, эти люди провалят свою учебу и ничего не добьются в жизни.

Я плохо представляю, что происходит с людьми: они учатся не путем понимания. Они учатся каким-то другим способом — путем механического запоминания или как-то иначе. Их знания так хрупки!

Расскажи мне — и я забуду,
Покажи мне — и, может быть, я запомню,
Но вовлеки меня, и я пойму.

(Когда вы слышите что-то, вы это забудете. Когда вы видите что-то, вы это запомните. Но до тех пор, пока вы не сделаете что-нибудь, вы этого не поймёте.)

В детстве я был лучшим в классе, и не потому что я любил учиться, а потому что понимал — для того, чтобы выбраться отсюда, нужно хорошо учиться…

Пока учишься чему-то новому, стареть не так мучительно.

Алмаз полирует только алмаз.

Самый простой школьник теперь знаком с истинами, за которые Архимед пожертвовал бы своей жизнью.

Будучи строгим и упорным учителем, бабушка не утруждала себя рукоприкладством, предпочитая вдумчиво подбирать наказания. Чем хуже мне запоминались глаголы и арифметика, тем чище становились полы и лучше прополот огород. Природная лень во мне боролась с природной же ленью, и в результате, при некотором содействии врожденной любознательности, я освоила и сложение, и вычитание, и деление, и умножение, в совокупности дававшие мне значительное преимущество перед остальными деревенскими лоботрясами, с которыми я водила дружбу.

Если это трудно запомнить, то это будет трудно забыть.

Значит, когда захочет человек учиться, то можно обойтись и без розги.

Не успел я выпрыгнуть из одной помойки под названием «школа», как чебурахнулся в другую, под названием «университет». Вот так всю жизнь и живем. Скачем из одной клоаки в другую.

Получается, не с первого раза, так с десятого.

Они могут запретить девочкам ходить в школу, но не могут запретить получать знания.

Прежде чем появиться на свет и прожить всего шесть дней, радуясь солнцу, личинка цикады проводит шесть лет под землёй. Ваш сын Уилфред все шесть лет в школе тоже находится в состоянии личинки, и мы до сих пор ждём, когда же он наконец вылупится из кокона.

В тот момент, когда вы перестаете учиться, думаю, вы умираете.

Учёба — это 95 % выброшенного времени и 5 % чего-то по-настоящему важного.

… Атеизм – сложная штука. В отличие от веры – это работа. Поскольку вы становитесь атеистом под воздействием естественнонаучных знаний, под воздействием образования, той работы, которую вы проделываете внутри себя. А вера – это готовые клише, она гораздо проще, и ее выбирают многие именно в силу этой простоты. Но не думаю, что верующих на самом деле много. Весь этот фанатизм изображают, как правило, такие не вполне состоявшиеся артистки, которых перестают брать в эпизоды, и тогда они уходят в монастыри и по телевизору поднимают громкий вой о вере и православии.

Обучение в вузе — меня не заинтересовало. Материал трудно усваивается, а запомнить все и сразу — нереально. Пока ты топаешь до метро, пока трешься мордой об потные спины толстяков в вагоне, пока плывешь по реке из собственного пота в сторону университета — тебя сдавливает и угнетает тот факт, что скоро дрянная сессия, а твои знания до невероятности ничтожны. Все это стало многопудовым бременем для меня.

«Кол!» Это при том, что он знает русский. Ему — восемь, мы всё это время мы с ним общаемся. Я говорю: «Данил!» Он говорит: «Что?» Это минимум «два» уже.

Удивительная вещь — экзамен. Одних он удивляет вопросами, других ответами.

Вот тебе урок, предводитель, – будь внимателен к своим котам, слушай их сердцем, а не только ушами.

Ничто так не стимулирует процесс обучения и рост профессиональных навыков как реальная угроза сдохнуть.

Когда я вбил себе в голову эту галиматью, я установил, что она вытеснила оттуда решительно всё, а как только я начал повторять забытое, она улетучилась в свою очередь; когда же я принялся снова её заучивать, от меня стали ускользать другие разделы системы. Короче говоря, можно было прийти в отчаяние.

Фехтовальщик должен познать свою руку и возможности своих слабых и сильных положений, к примеру, оценка устойчивости в зависимости от центра тяжести, минимальность перемещений при максимальной эффективности атаки или парирования. Подстраивая под себя природу, человек привел ее к ряду экологических катастроф, а значит, чтобы такого итога можно было избежать, надо было познать природу и интегрироваться в нее.

Когда человек приходит в Университет, у него должно сформироваться ощущение, что абсолютно за все, что он делает, он отвечает сам. Если родители продолжают с ним нянчиться, это не идет ему на пользу. Душевное тепло, совет в трудную минуту, общение, совместное проведение свободного времени — вот что требуется от родителей.

Для христианина нет оконченного курса; он вечно ученик и до самого гроба ученик.

— Ты в каком классе?
— В четвёртом!
— А должен?
— В армии!

Будешь плохо учиться в музыкальной школе, все равно будешь в нее ходить! И закончишь ее! Как я! Меня трижды забирали из музыкальной школы. Ну послушайте, я стояла и курила вместо сольфеджио…

— А они хотя бы выплатят тебе какую-то компенсацию?
— Не знаю, положена ли компенсация, когда выкидываешь людей из окна, ма! Нужно было заранее думать, давай погуглим!
— Парочку тысяч хотя бы. Ты пахал три года. Не считая еще пяти лет в академии. Шести, учитывая, что ты на второй год оставался.

Я считаю, что нет безнадёжных учеников. Есть учителя, которые не могут найти подход.

Каждый изучает то, к чему имеет естественную склонность.

Каждый раз, когда вы сталкиваетесь с чем-то, к чему душа у вас не лежит, в вашем мозгу, условно говоря, активируются области, ответственные за болевые ощущения. Таким образом, вполне естественно, что ваше сознание пытается прекратить подобную отрицательную стимуляцию, переключая ваше внимание на что-то другое. Но вот в чем хитрость. Ученые выяснили, что этот подсознательный дискомфорт исчезает по истечение некоторого времени с того момента, как человек начинает работать над нелюбимым делом.

— А я ведь чуть не поступил в юридический колледж..
— Тихо! Я что-то слышу…
— Да… Как проходит моя жизнь.

Ты никого и никогда не научишь своим примером, потому что ничей пример не способен научить по-настоящему. Каждый всегда учится в одиночку.

Я, кaк Черчилль, люблю учиться, но терпеть не могу, когдa меня учaт.

Я никогда не позволял, чтобы мои школьные занятия мешали моему образованию.

Беда людей в том, что они умных мыслей не помнят, а собственные — беднее классических. А бывает еще, что людям кажется, что они поняли.

  — Между прочим, Владимир Алексеевич, как зам. дек

Жизнь в колледже была стерильной. Здесь никогда не говорили, что ожидает нас в реальном мире. Они пичкали нас теорией, которая была совершенно бесполезна на улицах. Университетское образование могло лишь сделать личность непригодной для настоящей жизни. Книги только ослабляли нас. Когда человек оказывался в гуще жизни, ему требовались совсем другие знания, в отличие от тех, которыми были напичканы университетские библиотеки.

Человек, который слишком стар, чтобы учиться, по всей вероятности, всегда был слишком стар, чтобы учиться.

Почему вас учат всяким занудным вещам, которые требуют простого зазубривания? Зачем запоминать простыни исторических текстов, семейные древа или же этикет общества заклинателей? Вам нужно получать знания, которые можно применить на практике!

Если называть ребёнка безнадёжным, он потеряет всякое желание к учёбе. Они должны поверить в свои силы.

Никогда не говорите людям, как что делать. Скажите им, что нужно сделать, и они поразят вас своей изобретательностью.

Пока живёшь — поучайся. Не жди, чтоб старость принесла с собой мудрость.

Дурака учить, что мёртвого лечить.

Никто не заставит тебя учиться.
Учиться ты будешь тогда, когда захочешь этого.

Я бы всем, кто заочно учится, ордена давала. Это ж какую силу воли надо иметь! Никто над ней не стоит, а она занимается и занимается.

Ошибки совершают все, — сказал мне тогда Ас. — И каждый за свою жизнь хотя бы раз ошибался. Ты пока еще учишься, сестра. И учишься хорошо. Но ты не должна забывать, что мастер — это не тот человек, который совсем не умеет ошибаться. Мастер — это тот, кто умеет вовремя остановиться и исправить последствия своих ошибок.

Тот, у кого нет ученика, не заслуживает, чтобы его звали мастером.

Завтра надеется, что мы научились чему-то у вчера.

Сначала никто не умеет ходить.

При филологической подготовке в вузах студенты вновь берутся за изучение «образов» русской и мировой литературы, как это делали в школе, однако с тем отличием, что теперь им надобно снимать эти образы со страниц многих десятков литературных произведений. Читать все, что указано в программах по курсам, нет времени, хоть оно и не всегда, как это бывало во все времена, тратится разумно, — и вот в общежитии, в коридоре учебного здания возникает фигура сказителя, студента, который почему-либо прочел «Записки охотника», «Обломова» или «Утраченные иллюзии» и вкратце передает их содержание товарищам. И от них на экзамене порой можно получить довольно верные — в общих чертах — сведения об этих романах.

 Я всегда сам был своим учителем. И должен признать

Лучше изучить лишнее, чем ничего не изучить.

«Тебе нравится учиться?» — спросила она. Я передернул плечами. Конечно же, нет. На самом деле, я ненавидел учиться.
— Но для того, чтоб убить время, сойдет. Или, скорее, как способ сбежать от реальности.
— Обычно учеба и представляет собой реальность.

Быть талантливым во многих вещах и быстро учиться — это не чудо. Это сосредоточенность.

Потому что он… учился! Потому что здесь он двигался вверх, причем семимильными шагами, развивался, готовил базу для своего будущего рывка. А на это было не жалко ни времени, ни сил, да и будущие финансовые проблемы, которые потом, чуть погодя, придется решать, надрывая жилы, на фоне этого меркли и отходили на второй план.
Суметь понять раньше, в сопливом студенческом возрасте… что говорили ему умные люди. Например, дядька. Умнейший человек, которому в жизни немало досталось, но которого ничто не смогло сломить. Более того, он, потеряв в Афгане руку и став инвалидом, сумел не только не запить и не опуститься окончательно, ругая бездушных чиновников, воров, бандитов, идиота Горбачева и пьяницу Ельцина и виня их, а также еще кучу народа, которым от его обвинений не было ни тепло, ни холодно, во всем, что случилось с ним и страной, а наоборот, сумел удержаться, собраться и вырваться вверх. Так что к моменту их с Андреем разговора дядька являлся главной опорой всей их дружной семьи. Разговор тот, кстати, состоялся, когда Андрей еще учился в десятом классе. Дядька тогда посадил его перед собой и сказал: «Андрюха, ты умный, одаренный и деятельный парень. И сейчас начинаются десять лет, которые определят, как ты будешь жить: считая каждую копейку и вздрагивая от любого шевеления „наверху“, потому что любое шевеление там будет больно бить тебя по карману и шее, а затем бессильно ругая кого ни попадя — олигархов, евреев, власть, народ-алкоголик и так далее, или по своему желанию, самому выбирая, чем заняться и кому помочь, потому что, во-первых, помогать людям надо и, во-вторых, у тебя будут для этого возможности. Вот эти следующие десять лет, которые ты можешь начать отсчитывать сегодня, все и решат. Но… в эти же десять лет вокруг тебя окажутся и самые сладкие соблазны — пьянки, клубы, дискотеки, вечеринки, беззаботные друзья, податливые девочки… Нет, совсем от всего этого отказываться глупо, да и невозможно, в твоем возрасте многие думают не той головой, которая сверху, да и гормоны бушуют — дай бог. Так что просто помни — если ты выжмешь из этих десяти лет максимум возможного, то через какое-то время, конечно более этих десяти лет, но не слишком-то… Абрамович будет ждать у тебя в приемной, Джоли будет согревать постель и Примакова ты наймешь личным консультантом. А каждый потерянный для развития день будет отодвигать тебя к другому полюсу, на котором находится должность менеджера по продажам в обувном магазине Ухрюпинска…» Жаль только, что понимать… не просто слова, а самую суть того, что дядька имел в виду, Андрей начал только курсу к третьему, когда осознал, что после окончания универа он упадет в пустоту. Нет умений нужных, есть только минимально необходимые навыки. Как в анекдоте: «— Скажите, господин ректор, а что вы говорите, когда встречаете своих выпускников?— Омлет, чизкейк и капучино, пожалуйста…»

Долог путь поучения, короток и успешен путь примеров.

(Долог путь наставлений, краток и убедителен путь примеров.)

Забудь, что прочел.
Учись читать заново.
Так сказал сэнсэй.

Талибы могли сжечь наши книги, взорвать школьные здания, но они не могли запретить нам думать.

Я употребляю глагол «мучить», пользуясь вашим собственным языком, вместо глагола «учить», считая их отныне синонимами.

Да, тот учен, кто выучен бедой!

А нам постыли диспуты и лекции,
Они вредны для духа и комплекции,
Мир так хорош и так широк,
И столько разных в нем дорог.
Мы ждем свидания. С тобой, Испания.

Я притворялся, что преподавал, а они притворялись, что учились. И дипломы прилагались к нашей театральной пьесе.

Итак, буду краток. Вы пришли сюда в поисках знаний, дабы улучшить свои навыки и овладеть новым ремеслом. И когда вы выпуститесь, ваши жизни будут посвящены защите простых людей. Но вот я смотрю на вас, и всё, что я вижу — впустую растрачиваемую энергию, которой нужно дать цель. Верное направление. Вы считаете, что и так всё знаете, но время, проведённое здесь, покажет вам, что на одних знаниях вы далеко не продвинетесь. Вам самим придётся определять, каким будет ваш первый шаг.

Есть вещи, которые не сделаешь, пока не выучишься, но есть и такие, которые надо сделать, чтобы выучиться.

Ошибки учеников — полное и безоговорочное поражение их Учителя.

 Если швея не попортит ткани, не научится шить плат

День учит день.

Dies diem docet

— Учение свет.
— А неученье — тень.

Повторение — мать учения.

Repetitio est mater studiorum.

Мастер дзен сидел на берегу реки, когда к нему подошел философ, поклонился и задал вопрос:
— Какова суть вашего учения?
Мастер посмотрел на него и не произнес ни единого слова. Философ подумал про себя: “Он очень стар, наверное, к тому же и глухой”, и крикнул:
— Похоже, вы не слышите меня! Я спрашиваю, какова суть вашего послания?
Мастер засмеялся. Философ подумал: “Что-то странное. Сначала он не ответил, теперь смеется! Может быть, он притворяется, что услышал меня? Но поскольку он не ответил на мой вопрос, значит, он ничего не услышал”.
И тогда ученый закричал еще громче:
— Я спрашиваю, какова суть вашего учения?
Мастер спокойно сказал:
— Сначала я ответил — безмолвие. Но вы не смогли этого понять, и мне пришлось спуститься немного ниже. Я сказал — смех, радость. Но вы не смогли понять даже этого. Поэтому мне приходится спуститься еще ниже.
И он написал пальцем на песке: “Медитация”, сказав:
— Это мое учение.
Ученый попросил:
— Не могли бы вы уточнить свою мысль, сделать ее более четкой?
Тогда Мастер написал на песке более крупными буквами: «Медитация».
Философ становился все более раздраженным и спросил:
— Вы что, шутите? Я прошу уточнить, детализировать свою мысль, а вы пишете то же самое, только более крупными буквами. Я профессор философии!
Мастер воскликнул:
— Почему же вы сразу об этом не сказали!
И он написал: “Не ум”.
Профессор стукнул себя по голове и ушел, даже не попрощавшись.

Человек живет только для того, чтобы учиться, а чему он учится — хорошему или плохому — зависит лишь от его природы и от его судьбы.

— Так научи меня всем этим наукам, о юный балда!
— Кто это балда?
— Конечно, ты, ибо ты не по годам мудр.
— Знаешь что, Хоттабыч, не называй меня больше балдой.
— Ценю твою скромность, о Волька.

Голодные быстро учатся.

Когда вы обучаете мужчину, вы обучаете Человека. Когда вы обучаете женщину, вы обучаете целое поколение.

Когда вы увидите, что ребенок начинает лучше думать о себе, вы заметите значительное улучшение в сфере его достижений. Но что еще важнее, вы увидите ребенка, которому жизнь нравится все больше и больше.

Наука идет фам фпрок, но это пофот не для задирания носа, а для трута. Отшень польшого.

Брюзжу, что в книге много опечаток. Надо было хуже учиться…

Ухудшение знаний – не единственная проблема. Школьники теряют по сравнению с советским временем креативные качества, навыки самостоятельного мышления. Свыше 70% желающих получить университетское образование не обладают элементарными навыками самостоятельного анализа информации. Все, что могут, – скачать чужие тексты из Интернета. Психологи констатируют резкое ухудшение мотивации к учебе, способности к работе в группе. Старшеклассникам все более чужда взаимопомощь. Падает и общекультурное развитие. Новые поколения по существу изолированы от настоящей литературы, искусства.

Сказать «не научившись подчиняться, не научишься плавать» — это все равно, что сказать: «не научившись тонуть, не научишься плавать».

Как крикнет старый петух, так выучится и молодой.

 Не стыдись учиться в зрелом возрасте: лучше научит

Научная карьера.

В учёбе Мерин
Был весьма умерен,
Имел он робкую,
Ленивую натуру,
Но, думая о будущей карьере,
Решил он поступить
В аспирантуру.
И он прошёл,
Сдавая наудачу,
Десятки жеребцов
Собою заслоня:
Его родная тётя Кляча
Была женой профессора Коня.
Она не допустила,
Чтобы Мерин
Был для науки
Навсегда потерян…
И вот учёный Мерин –
Кандидат,
Специалист по племенному делу.
Он помнит сотни,
Тысячи цитат
И даже их использует умело.
Теорию он знает
До конца,
И только практика
Его слегка тревожит…
Из мерина не выйдет жеребца,
И вряд ли здесь протекция поможет.

– Господин Райан. Прежде, чем вы продолжите, Тед и я хотим поблагодарить вас за всё, чему мы здесь научились.
– А чему вы здесь научились?..
– Ну, это… Мы поняли, что у нашего мира великая история.
– Да, и в нём были великие лидеры, а именно, Чингисхан, Жанна Дарк и Метод Сократа. Мир просто переполнен историей…
– Я думаю, что вы здесь научились тому, что Цезарь – это чувак, придумавший соус для салата… Вы сдали экзамены хуже всех в классе… И теперь, если только вы не сдадите устный экзамен на пять с плюсом, я буду вынужден выкинуть вас из школы…

День закончился. Хань Фей-цы устал; глаза резало от длительного чтения. Раз десять уже он настраивал цвета экрана, пытаясь найти что-нибудь поспокойнее. Ничего не помогало. В последний раз столь интенсивно он работал во время учебы, но ведь тогда он был молод. И тогда он всегда достигал каких-то результатов. Я лучше усваивал знания, быстрее. Достижения были для меня наградой. Теперь же я старый и медлительный, занимаюсь совершенно новыми для себя областями, и вполне возможно, что все эти проблемы вообще не имеют решения. Потому-то никакая награда и не побуждает меня работать. Остается одна лишь усталость, затекшая шея и опухшие, покрасневшие глаза.

Больше я ничего не смогу сделать для тебя. Всё, что я смог — научил тебя убивать.

В каком порядке следует образовывать солдата. Так, все занятия с солдатом, по распределению времени соответственно важности предметов обучения, должны быть поставлены в следующем порядке:
1) все, относящееся к воспитанию солдата; 2) стрельба; 3) фехтование; 4) гимнастика; 5) строй

Все ошибаются. Но умный человек ошибку свою запомнит, научится на ней и более постарается не допускать. Дурак же упорствовать станет…

Или учись, или уходи.

Aut disce, aut discede.

Однажды преподаватель сказал мне, когда я не смог выучить стихотворение наизусть: «Ты пустой». С тех пор я хочу наполнить себя. Не стихами, а информацией. В 13 лет я начал составлять толстые тетради, заполненные изображениями, научной информацией и собственными размышлениями. Я вырезал из газет фотографии обнаженных актрис и приклеивал их вперемежку с математическими формулами. Чтобы придать себе желания вновь открыть тетрадь.

Не для школы, для жизни учимся.

Если вы считаете, что C++ труден, попытайтесь выучить английский.

Учитесь у всех. Уважайте всех. Но не подражайте никому. Идите своим путем.

В школе нельзя всему научиться — нужно научиться учиться.

Чему бы жизнь нас не учила, а грабли — лучший наш учитель!

— Джордж, — сказал он. — Дело касается моего сына.
— Молодого Артаксеркса Шнелля?
— Именно так. Он сейчас второкурсник университета Тэйта, и с ним там не всё в порядке.
Я прищурился:
— Он связался с дурной компанией? Залез в долги? Попался на удочку потрёпанной официантке из пивного бара?
— Хуже, Джордж! Гораздо хуже! — с трудом выговорил Антиох Шнелль. — Он мне сам никогда этого не говорил — духу не хватило: но ко мне пришло возмущённое письмо от его однокурсника, написанное строго конфиденциально. Старый мой друг, Джордж, мой сын — а, ладно! Назову вещи своими именами. Джордж, он изучает вычислительную математику!
— Изучает вычис… — Я был не в силах этого повторить. Старый Антиох Шнелль безнадёжно и горестно кивнул:
— И ещё политологию. Он ходит на занятия, и его видели с книгой.
— О Боже! — только и смог я произнести.
— Я не могу поверить такому про моего сына, Джордж. Если бы об этом услышала его мать, её бы это убило. Она очень чувствительна, Джордж, и у неё слабое сердце. Я заклинаю тебя старой дружбой, съезди в университет Тэйта и выясни, в чем дело. Если его заманили стипендией — приведи его в чувство как-нибудь — не для меня, а ради его бедной матушки и его самого.

 Учение — одно из приятнейших занятий на свете. Пра

Самые серьёзные вещи гораздо проще и быстрее изучаются самым несерьёзным образом.

— У Вас постоянно низкие оценки. Для этого есть серьезные причины?
— Страх. В детстве я был сильным учеником. Но родители надеялись, что я выведу нас из нищеты, и я начал бояться. А эта сумасшедшая гонка здесь — если ты не первый, то уже никому не нужен… Я стал бояться еще больше. Страх — худшая вещь для учебы. Я накупил амулетов, стал молиться… Не просто молиться, а просить Бога — дай то, дай это. Получив 16 переломов, я смог два месяца размышлять. И я понял. Сэр, я не стал Господа просить дать мне эту работу. Просто помолился и поблагодарил его за подаренную жизнь. И даже, если… Если сегодня вы откажете мне, я не стану сожалеть, потому что я верю, что когда-нибудь совершу что-то достойное.

Нельзя учить высшей математике того, кто не усвоил арифметику.

Не всякий возраст подходит для школьной учебы.

Non omnis aetas apta est schola studere.

Вы только вдумайтесь: оказывается, тупых, неспособных к обучению людей не бывает. Если человек плохо усваивает знания, это означает, что его внутренний ритм требует иного изложения материала. 

Книга – «домашнее орудие» учебы.

Учитесь столько, сколько вам угодно, но Аллах не даст вам пользы от этого знания до тех пор, пока вы не станете воплощать его в делах!

— Росс даже не потрудился сюда прийти, значит, он не в счёт. Он всё проспал.
— Он не спит, он читает лекцию.
— Значит, его студенты спят.

Сколько времени я потратил и всё ещё трачу на учение, а пришёл лишь к тому выводу, что ничему нельзя научиться.

Школьное и высшее образование люди должны получать там, где они потом будут жить. В общем, у Гарварда нам стоит позаимствовать трудолюбие и ответственность. И сделать это можно, туда не выезжая. Было бы желание.

На любое усвоение знаний мне требуется время несколько большее, нежели кажется моим преподавателям. Не с первого и не с пятого раза проникнусь, но когда насильно вбитые знания улягутся на своё место, очень может быть, что я даже смогу применить их по назначению. Если не похороню на том чердаке, куда сваливаю весь хлам, равно приобретённый потом и кровью и полученный даром…

Несдобровать тем мальчикам, которые отрываются от своих занятий и смотрят на мух. С этого начинаются все несчастья: за одной мухой идёт другая, потом третья, четвёртая, пятая… Потом эти мальчишки начинают пялить глаза на пауков, кошек и всех прочих животных, и, конечно, забывают готовить уроки. А тот, кто не готовит уроков, не может быть благонравным мальчиком, а неблагонравному мальчику не бывать благонадёжным человеком. А неблагонадёжные люди, рано или поздно, попадают в тюрьму. Итак, Вишенка, если ты не хочешь окончить свои дни в тюрьме… Эх, не смотри больше на мух и иногда, всё таки, надевай очки

Неопытные специалисты должны устраиваться в любую приличную фирму, куда их берут, после чего основная их задача — молча обучаться тому, что они еще не умеют делать.

Учитесь так, словно вы постоянно ощущаете нехватку своих знаний, и так, словно вы постоянно боитесь растерять свои знания.

 Чтобы переварить знания, надо поглощать их с аппет

Когда человек не знает, что учится, а просто решает текущие проблемы, обучение проходит быстрее и эффективнее.

С момента поступления в школу человек становится несчастным: у него возникает ощущение петли вокруг шеи. И хлеб, и жизнь лишаются вкуса. Добывать хлеб становится более важным занятием, чем его есть. Все подсчитано, и на всем проставлена цена.

К успеваемости тоже претензий быть не могло. Наоборот, половина преподавателей готова была поставить зачеты-автоматы, чтобы эти троллевы эльфы не маячили у них перед носом и не задавали дурацких умных вопросов, на которые фиг найдешь ответы.

Всего трудней перенести,
Когда — рассудку вопреки! –
Разумных
Учат дураки:
— Перед лицом великих дней
Скромней себя вести!
Скромней!

Добиться прогресса в английском можно придерживаясь двух правил:
Первое — Говорить на английском не стесняясь. И второе – полюбить его.

В белорусских сельских школах из-за отсутствия учебников по анатомии, дырка в стене бани была одобрена министерством образования.

Если ты хочешь научиться строить дома — построй дом. Никого ни о чём не спрашивай — просто построй дом.

Старость — у человека в голове. Я пережил крушение вертолёта и операцию на спине. Мне вшили кардиостимулятор. Я перенёс удар и едва не покончил с собой. Но я говорю себе: я должен расти и учиться дальше. Это единственное противоядие от старости.

…Метод обучения должен отвечать требованиям соответствующей эпохи.

Я никогда не поступлю в Гарвард…
Зато я сэкономила тебе хренову тучу денег.

Слушать — это все. Слушать — вот в чем весь секрет. До работы, во время работы, с детьми, с мужем, с матерью, с отцом… Это все. Так ты учишься всему.

— Ты давай учись, пацан. Я не учился и Иксом стал.
— Ты стажер.

Учение без размышления бесполезно, но и размышление без учения опасно.

Молодые люди должны учиться вкладывать, а не откладывать.

 Я не хочу тратить свою жизнь на борьбу с чиновника

Тройка и четвёрка — оценки ничтожеств! Гении учатся или на двойки или на пятёрки! Среднего не дано!

Любую впервые наблюдаемую картинку мозг складывает из ранее известных ему фрагментов и представлений. И потому человек говорит: «осень жизни, как и осень года». Осенние листья — это способ растений выживать, приспосабливаясь.

Университет без гимназии, как пашня без семян.

Скажи мне – и я забуду, покажи мне – и я не смогу запомнить, привлеки меня к участию – и я пойму.

Умный любит учиться, а дурак — учить.

А если бы, вместо того чтобы пичкать человека лентами, его заставили с самого начала учиться, так сказать вручную, он привык бы учиться самостоятельно и продолжал бы учиться дальше.

Задавая домашнее задание, учителя метят в учеников, а попадают в родителей.

Вы не освоите математику, общаясь с людьми, которые в ней разбираются, — ее надо изучать. Чтобы освоить проблемы управления вниманием, критическое мышление, принципы работы технических средств и исходящие от них опасности, овладеть технической грамотностью, нам потребуются несколько лет тренировок.

— А ты вообще учился?
— Да…
— На очном?
— Очном.
— А если ты на очном учился, что ж ты мне, архитектор, такую ванную сбацал, а?
— Сергей Михалыч, дизайн такой…
— Дизаааайн?!

Учи народ, питай и грей, –
А после, смотришь, бунтарей
Ты воспитал себе в награду!

— Вы помните, о чём я вам говорила на занятиях?
— Да.
— Нет.
— Занятиях?
— Так вот, забудьте всё, о чём я вам говорила. Сейчас вы должны быть злыми.
— Блеск! Я всё равно ничего не запомнил.
— А я просто приходил, чтобы пообщаться.
— А я пожрать нахаляву. Кстати, ни у кого нет ничё с собой пожрать?

То, что хорошо изучено, учить скучно.

Есть учителя, которых ничему нельзя научить.

Я ничему не учу своих учеников, я лишь создаю условия, в которых они сами научатся.

 ... когда человек делает ошибки, он учится. Кто ни

Кто приходит учить, тот учится многому. Кто приходит учиться, не учится ничему.

Вечным законом да будет: учить и учиться всему через примеры, наставления и применение на деле.

Не учишься сам — не учи других.

Существует только один способ учиться и набираться мудрости — только через действие.

Обычно старшие говорят молодым: «Сиди, учись, развлекаться будешь потом». Интересно, «потом» – это когда именно? Призраком после смерти? Так не все ими становятся.

Мне легче написать двадцать пять сочинений, чем разобраться, что такое логарифм.

Нынешний школьный аттестат удостоверяет только, что его обладателю хватило способности выдержать столько-то лет школьного обучения.

Регресс тоже бывает полезен, от отчаяния можно преодолеть любые препятствия.

Научите моего сына, если можете, понимать, какое это чудо — книги. Но также предоставляйте ему досуг, во время которого он может созерцать вечную мистерию, творимую небом и птицами, пчелами, солнцем и цветами на зелёных склонах. Объясните ему также, что лучше потерпеть неудачу, чем потерять честь и унизиться до обмана.

Не стоит пытаться выучить что-либо, повторяя это целый день. Потому что это все равно как пытаться нарастить мышцы, занимаясь в зале один день. В этом случае просто не остается времени для роста мышц.

Я, конечно, посещаю много занятий, на которые мне плевать, но зато есть другие, ради которых я готова умереть.

Работа, подготовительная школа, работа, подготовительная школа… И так будет продолжаться день за днем? До чего же тяжело быть работающим студентом.

Полное внимание к каждому мгновению есть моя страсть и мое удовольствие. Внимание не стоит денег; твоя единственная инвестиция – обучение.

Я хочу жить, чтобы учиться, а не учиться, чтобы жить.

 Щекотка и учеба очень похожи. Когда ты сам себя ще

Единственное, что мешает мне учиться, — это полученное мной образование.

Ноу Йоу всегда слушал внимательно. Так внимательно, что совершенно выбивал учителей из колеи: у них неизменно возникало подозрение, будто он хочет их на чем-то подловить.

— Я всю ночь не спал. Лежал до рассвета с открытыми глазами.
— В Бельгии тебя тошнило, во Франции у тебя открылся понос, в Америке у тебя была аллергия, в Англии, значит, у тебя бессонница.
— Мальчик вегетативно не переносит чужбину.
— Этот мальчик вегетативно не переносит учёбу.

Школьная наука часто преподаётся в сухой и не интересной форме. Дети учатся механически запоминать, чтобы сдать экзамен, и не видят связи науки с окружающим миром.

Как ни уворачивайся от образования, что-то всё равно налипнет.

Писательству научить нельзя, ему можно только научиться.

Пока учишь других и сам набираешься знаний. Ведь бывает, что пока не скажешь вслух, не поймешь и не запомнишь. А если что-то непонятно самому, то и не разъяснишь кому-то другому.

Насильное обучение не может быть твердым, но то, что с радостью и весельем входит, крепко западает в души внимающим.

Мы учимся не для того, чтоб стать кем-то, мы учимся из страха, что не будем ничего из себя представлять. Мы учимся не потому, чтобы достичь чего-то, а для того, чтобы ничего не потерять. Мы учимся не для того, чтобы сдать экзамен, просто учёба всё, что мы можем сейчас.

Есть три необходимые привычки, которые при любых условиях сделают доступными любую вещь, какую только может вообразить человек: привычка к труду, привычка к здоровью, привычка к учению. Если вы обладаете этими привычками и вас любит женщина, у которой тоже есть эти привычки, вы будете счастливы ныне и всегда, она будет счастлива тоже.

На свете нет ничего важнее знаний.

От отчаяния теряю совесть и пытаюсь списать.

— Сколько платит вам лавочник за один предмет мебели? За один урок я буду платить вам вдвое больше.
— Да вы с ума сошли! Меня засмеют и перестанут уважать.
— Это лавочник вас переубедил?
— Не лавочник, а моя жена.
Губы тронула невольная усмешка.
— Вы… Вы не хотите брать меня в ученицы, потому что я женщина, но при этом мнение женщины является для вас решающим? — горько уточнила Лара.

Самоуверенность, усердие, удача.
1. Никогда не рисуй спустя рукава. Рисуй так будто твои чернила — это твоя кровь!
4. Что бы ни случилось, не отчаивайся и не плачь. Ты проиграл, но выиграл опыт для предстоящей победы.
5. Каким бы правилам ты бы ни следовал — не думай, что ты единственный, кто прав. Учись у других.

 Предупреждаю, не берите пример с нашего Винни. Мар

Урок первый: Всегда ожидай нападения.
Второй: Не жди, когда к тебе повернутся. Бей в спину, это ж преимущество.
Третий: Ни когда не нападай без оружия. Я против пистолетов. Он тебе не союзник, а враг. Ты о нем заботишься, а не он о тебе. Используй все, что под рукой.

Обучать ребенка с особыми нуждами в обычной школе столь же бессмысленно, как купать рыбу.

Молодой человек должен готовить себя к будущему. Вы должны заложить фундамент для достойной жизни. Время, отданное учебе, — это тот же вклад в будущее, что и деньги в банке.

Колледж — место активации множества психических проблем.

Беседовали два учителя. Один из них удивлялся:
— Почему твои ученики сами приходят к тебе за советом, а мои меня избегают и невнимательно слушают?
Второй поделился секретом:
— Не давай им готовые решения, а научись правильно формулировать вопросы. Тогда те, кто ищет ответы, сами к тебе придут. Ведь очень часто именно вопросы намного интереснее ответов.

Главная разница между чернью и знатью именно в этом — в обучении. Потому что без него никто не поднимется выше.

Учиться следует,
Отбросив стыд,
Задавая вопросы.
Это и становится
Основой мастерства.

Я так гордилась Бартом. Я помогала ему тренироваться. Но потом это случилось, слава ударила ему в голову. Вот бы хоть раз наука ударила ему в голову.

— Он умный парень, но у него есть проблемы с концентрацией внимания.
— В смысле?
— В ответе на последний вопрос семестрового экзамена он рассказал подробную историю обрезания.
— Ну, наверное, этот обычай имел важное историческое значение…
— Я – учитель экономики.

Уча других, мы учимся сами.

Процесс обучения идёт вплоть до самой смерти.

Учения похожи на лекарства, где один вид лекарства не может вылечить все болезни, где на каждую болезнь есть отдельное лекарство, где лекарство для одной болезни может даже навредить при другой болезни, и где лекарства требуется применять в определённых дозах в зависимости от степени тяжести болезни.

— Я категорически не согласен! Мы очень мало знаем о них, и совершенно не занимаемся нашим прямым делом!
— Каким?!
— Воспитанием, Светлана Михайловна.

Изучаю, пока не понимаю, а как понял, перестаю изучать.

Хороший вопрос: как учить — знаниям или пониманию? Вся моя педагогическая практика на физтехе показывает, что учить надо пониманию. В нашем институте начали это физики, потом это распространилось по другим факультетам. У нас не было билетов, на экзамен можно было приходить с любыми пособиями и записями, конспектами, но нельзя было советоваться с товарищем. Человек обычно приходил с вопросом, который он сам приготовил и рассказывал, что он понимает в этом предмете. Было нелегко научить и студентов, и преподавателей, но это была наша цель. Потому что знания очень легко получить — из интернета, из разных источников, их слишком много, и они слишком подвижны, а понимание — это то, что остается. Это хорошо выразил Вацлав Гавел, президент Чехии, диссидент: «Чем больше я знаю, тем меньше я понимаю». Он очень афористически выразил этот разрыв между уровнем знания и уровнем понимания. Основная задача настоящего образования — научить пониманию.

Хотел предупредить… и… надоумил.

Учись, не стыдясь, — учи, не скупясь.

Вы учитесь не для того, чтобы узнать, запомнить, выучить или сдать — а для того, чтобы научиться делать что-то нужное.

В ответ на каждую иллюзию, обретаемую в колледже, жизнь уже готовит свой суровый урок.

Из нашего класса на поляну иногда забегал Тишкин, суетливый, с моргающими глазами мальчишка, любивший на уроках поднимать руку. Знает, не знает — всё равно тянет. Вызовут — молчит.
— Что ж ты руку поднимал? — спрашивают Тишкина.
Он шлепал своими глазёнками:
— Я помнил, а пока вставал, забыл.

Плохо, если в роли учителей выступают продукты эпохи, составляющей предмет обучения.

Учиться – это не тяжелый скучный труд, а радость познания, и то самое волнующее предвкушение нового, которое открывается в новой интересной книге или лекции хорошего преподавателя.

Учиться и, когда придет время, прикладывать усвоенное к делу – разве это не прекрасно! Беседовать с другом, приехавшим издалека, – разве это не радостно! Не быть по достоинству оцененным светом и не таить обиду – разве это не возвышенно!

У одного высокого китайского чиновника был единственный сын. Рос он неглупым мальчиком, но был неусидчивым, и чему бы его ни пытались научить, он ни в чём не проявлял усердия, поэтому его знания были поверхностны. Мальчик рисовал и даже играл на флейте, но безыскусно; изучал законы, но даже простые писцы знали больше него.
Отец, обеспокоенный таким положением, чтобы сделать дух сына твёрдым, как и полагается настоящему мужу, отдал его в ученики известному мастеру боевых искусств. Однако юноше вскоре надоело повторять однообразные движения ударов. И он обратился к мастеру:
– Учитель! Сколько можно повторять одни и те же движения? Не пора ли мне изучать настоящее боевое искусство, коим так славится ваша школа?
Мастер ничего не ответил, но позволил мальчику повторять движения за старшими учениками, и вскоре юноша уже знал множество приёмов.
Однажды мастер подозвал юношу и предал ему свиток с письмом.
– Отнеси это письмо своему отцу.
Юноша взял письмо и пошёл в соседний город, где жил его отец. Дорога в город огибала большой луг, посередине которого какой-то старик тренировал удар рукой. И пока юноша обходил по дороге луг, старик без устали отрабатывал один и тот же удар.
– Эй, старик! – крикнул юноша. – Будет тебе молотить воздух! Ты всё равно не сможешь побить даже ребёнка!
Старик крикнул в ответ, что пусть он сначала попробует его победить, а потом смеётся. Юноша принял вызов.
Десять раз он пробовал напасть на старика и десять раз старик сбивал его с ног одним и тем же ударом руки. Ударом, который он до этого без устали отрабатывал. После десятого раза юноша уже не мог продолжать бой.
– Я бы мог убить тебя с первого же удара! – сказал старик. – Но ты ещё молод и глуп. Ступай своей дорогой.
Пристыженный, юноша добрался до дома отца и передал ему письмо. Развернув свиток, отец вернул его сыну:
– Это тебе.
Каллиграфическим почерком учителя на нём было начертано: «Один удар, доведённый до совершенства, лучше, чем сто недоученных».

Быть самым маленьким в классе — это значит: вытирать доску, приносить мел, убирать маты в спортивном зале, складывать баскетбольные мячи в ряд на слишком высокую полку и, что всего хуже, на классных фотографиях сидеть одному в первом ряду по-турецки. Нет пределов унижению, когда учишься в школе.

– У меня же ещё завтра целый день впереди, – протестующе сказал он. – Я успею всё сделать.
– Неприятные дела лучше делать сразу, – уголки губ Виктории тронула лёгкая улыбка.

В Незримом Университете происходило много всякого разного, и, к общему величайшему сожалению, частью происходящего был учебный процесс.

Вообще, никто особо не любит брать первый курс… Как выражается мой папенька: «И тут каждый суслик начинает из себя агронома корчить».

Читайте все подряд книги, а не только любимые жанры, чтобы не было склероза. Память развивается, когда мозг выполняет нестандартные операции, не то, что ему привычно.

 Если вы считаете, что обучение стоит дорого, попро

В жизни всё, рано или поздно, пригодиться может, если можешь чему-то научиться — научись. Выпадет случай, а умение-то — тут как тут.

Конечно же, стоит лишь начать работу над диссертацией, и весь ваш лучезарный оптимизм как рукой снимет.

Скучное! Учеба — дело трудное и скучное. Преподавание — дело скучное и трудное. И Вы учите меня скучать, скучать и скучать до конца дней моих.

Слова, дружище, это — как листья на дереве, и, чтобы понять, почему лист таков, а не иной, нужно знать, как растет дерево, — нужно учиться! Книга, дружище, — как хороший сад. где все есть: и приятное и полезное…

— Верьте в свои силы, — твержу я своим ученикам на уроках, — ибо без силы человек не способен мечтать, а не мечтая он не способен верить в исполнение своих надежд. И только то, что воображается, готово к исполнению. Устраивайте свой внутренний мир как вселенную. Верьте в учителя своего, если он трудолюбив и ясен, ибо только он покажет вам истинный путь. Верьте в учеников своих, ибо только в них вы воплотитесь в своей новой жизни и только им дано спасти из реки забвения ваши ноты, ваши труды.

Побольше грамотных, поменьше дураков.

Жизнь состоит из учебы — непрерывной учебы. Можно все время сталкиваться с одной и той же ситуацией, но каждый раз с иными познаниями. Учеба углубляется и сохраняет нас живыми.

Знание не приносят на блюдечке. Иначе это перестало бы быть знанием.

Вы очень серьёзная молодая женщина… Это не комплимент. Похоже, что вы очень спешите куда-то. И так ваше путешествие принесёт очень мало радости. Не торопитесь. Колледж — не обязательно сосредоточенность на чём-то, а расширение опыта.

Кто не будет ловить на лету, должен готовиться к синякам.

Сколько книг нужно прочесть, чтобы доказать, что умеешь читать?

Невозможно хорошо преподать то, во что ты не веришь.

Многие отмечали быстроту, с которой Муад’Диб усвоил уроки Арракиса и познал его неизбежности. Мы, Бене Гессерит, разумеется, знаем, в чем основы этой быстроты. Другим же можем сказать, что Муад’Диб быстро учился потому, что прежде всего его научили тому, как надо учиться. Но самым первым уроком стало усвоение веры в то, что он может учиться, и это – основа всего. Просто поразительно, как много людей не верят в то, что могут учиться и научиться, и насколько больше людей считают, что учиться очень трудно. Муад’Диб же знал, что каждый опыт несет свой урок.

Учить себя самого – благородное дело, но еще более благородное – учить других; кстати, последнее куда легче.

Осознавание настоящего представляет собой способность видеть кофейную чашку и слышать пение птиц по-своему, а не так, как научили. С большой долей вероятности можно предположить, что у взрослых и детей зрение и слух устроены по-разному и что в первые годы жизни в них больше эстетического и меньше интеллектуального. Маленький мальчик с радостью смотрит на птиц и слушает их. Потом появляется «добрый отец» и считает, что он должен «поделиться» опытом и помочь сыну «развиться». Он говорит: «Это сойка, а это воробей». С того момента, как мальчик задумается, где здесь сойка, а где воробей, он перестает видеть птиц и слышать их

— Мы идём на родительское собрание, вернёмся к ужину.
— А что будет на ужин?
— Смотря что скажут учителя. Если вы хорошо учились, то ждите пиццу, если учились плохо, то… яд.
— А если один учился плохо, а другой — хорошо? Пиццу с ядом?
— Нет, две покупки я делать не собираюсь!

Что быстро выучивается, то быстро забывается.

— Знания — это что-то вроде магии?
— Знания могут открыть перед тобой любую дверь.

Надо много учиться, чтобы знать хоть немного.

— Прости, что всё время придиралась к тебе.
— Если бы вы не придирались, я бы ничему не научился.

Знания людей всегда соразмерны их желанию учиться.

Учатся ходить постепенно, а сразу можно только без ног остаться.

Самые лучшие педагоги вдохновляют своих учеников. Это вдохновение берётся из страсти учителя к преподаваемому им предмету. В большинстве случаев этот человек посвятил изучению своего предмета всю жизнь и теперь делится со слушателями своим заразительным энтузиазмом. По-моему, этот энтузиазм есть у многих, но они не могут стать учителями, потому что не прошли через фабрику учителей. Зато есть учителя, прошедшие эту фабрику, но у них нет этой искры вдохновлять людей. Именно вдохновлённый ученик продолжает изучать предмет сам. В этом и отличие между лидерами и теми, кто плывёт по течению, учась ради оценок.

Ученик, который учится без желания — это птица без крыльев.

В обычной школе день разделен на уроки и перемены. Есть домашние задания, экзамены, контрольные и т. д. Такое образование было введено во времена промышленной революции, когда понадобились рабочие для станков и конвейеров. Целью системы было подготовить крестьян, простых людей, к индустриальным профессиям. Поэтому режим обучения и учебные программы были адаптированы к нуждам промышленности. Однако детям такой подход, безусловно, ненавистен — ведь он противоречит человеческой природе, не развивая человека, а разрушая его.

Есть и пить без шума великого, при старых молчать, премудрых слушать, старшим покоряться, с равными и младшими любовь иметь, без лукавства беседуя, а побольше разуметь; не свиреповать словом, не хулить в беседе, не смеяться много, стыдиться старших, с нелепыми женщинами не беседовать, глаза держать книзу, а душу ввысь, избегать суеты; не уклоняться учить увлекающихся властью, ни во что ставить всеобщий почет.

Я научился мысленно считать секунды, экономить силы и при необходимости ускоряться. Вот что делает с человеком страх!

Когда человек начинает заниматься Учением, происходит будто сгущение теней. У каждого выявляются сильнее его плохие качества. Также, когда вспахивают землю, появляются сорняки. Происходит переоценка. Потому надо знать свой путь и обрести терпение.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ