Цитаты про охоту

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про охоту. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

Лот. Стрельба — ваше главное занятие?
Фрау Краузе. Господин Кааль стреляет для собственного удовольствия.
Фрау Шпиллер. Словом, охотится за дичью и женщинами, как говаривал его превосходительство министр фон Шадендорф.

— Не слишком ли ты самоуверен?
— Отнюдь! Но если победишь, останешься без работы!
— Я не остановлюсь, пока не истреблю последнего из вас!
— Я и есть последний!
— Пытаешься спасти свою подлую шкуру отговорками?
— Ты не заметил, что заработок твой изрядно сократился?
— Только вчера укокошил одного!
— Так это ты убил Отмеченную Шрамами? Мы с ней были последними. Что ж, можешь гордиться, воин. Сколько золота дали за старушку?
— Не твое дело!
— Вряд ли очень много. А меня ты убьешь ради развлечения? Что же ты будешь делать, когда не останется драконов, а, рыцарь?

  — Вы любите охотиться, Ларита?
— На лицемеров, с

Гор нехорошо прищурился.
— Ты опасаешься, что он может начать на тебя охоту?
— Он уже начал, брат, — прошептала я. — Просто пока охотники еще далеко, пока они только ищут следы, шлют вперед собак и искусно прячутся за камышами. Но ланям лучше покинуть ставшее опасным болото пораньше. И лучше, чтобы охотники так и не поняли, что вместо лани там на самом деле притаилась золотая антилопа.

Охотник всегда должен быть немного голоден, потому что голод как ничто другое обостряет чувства.

До тех пор, пока лев не расскажет свою версию, рассказ об охоте всегда будет прославлять охотника.

Если я не найду еду, я не выживу. К сожалению, единственный источник еды думает, что еда — это я.

— Ты нашёл тело?
— Нет. И в следующий раз пусть твои шафки не путаются у меня под ногами.
— У тебя был шанс, Дефстроук. А ведь ты не единственный наёмник в этом городе. И ночь только начинается.

Если запастись терпением, если умеешь ждать, рано или поздно повезет и тебе. Лучшие хищники – самые терпеливые.

Погодите. Я кое-что… слышал. Будто кто-то специально не хочет привлекать внимание. Тяжелое дыхание. Тяжелое и сердитое. Так не дышат, когда прячутся. Так дышат, когда охотятся.

Нет лучше охоты, чем охота на человека. Кто узнал охоту на вооруженных людей и полюбил ее, больше не захочет познать ничего другого.

Позорно использовать своё потомство в качестве оружия! Ужасно, да, но я восхищаюсь их изобретательностью. Хорошие охотники не всегда бывают хорошими родителями.

Это не любовь,
Это Дикая Охота на тебя,
Стынет красный сок,
Где-то вдалеке призывный клич трубят,
Это — марш бросок,
Подпороговые чувства правят бал,
Это не любовь,
Ты ведь ночью не Святую Деву звал!…

Когда всходит луна, и охотник начинает свою охоту, его лезвие жаждет крови.

В обычный день в Охотничьем клубе собирались те, кому хочется убить не зверей, а время. Охотой на эту редкую птицу были заняты все, прибывавшие сюда с утра до ужина. В основном при помощи сигар, изрядной выпивки и раскатывания русской пирамиды. Против такого оружия ни один бы зверь не возражал. Впрочем, и время тоже. День в клубе пролетал так незаметно, что назавтра непременно хотелось вернуться. И так всю вечность. Как во сне.

Медведь на мгновение потерял его из виду, и этого мгновения хватило, чтобы Серега успел вынуть из чехла нож. А зверь уже снова шёл на него, прорываясь сквозь мягкий белый снег, обильно пачкая его кровью, но не проявляя ровно никаких признаков слабости. Духарев отступал, сжимая в руке нож, но сама мысль о том, что эдакую махину можно остановить двадцатисантиметровым ножиком, казалась столь же забавной, как попытка детской лопаткой остановить самосвал.

К счастью, длительное изучение охотничьих наук способствовало развитию таких качеств, как изобретательность и готовность помочь товарищу. Что верно, то верно: люди-охотники, обладая, как и их предки-обезьяны, врождёнными самоуверенностью и духом соперничества, были всё же вынуждены утихомирить свою воинственность и выдвинуть на первое место потребность в сотрудничестве друг с другом. В этом была их единственная надежда выиграть битву с давно уже приспособившимися ко всему, вооружёнными острыми когтями профессиональными убийцами (например, с огромными кошками), коими изобиловал плотоядный мир. Эволюция человеческого сотрудничества происходила одновременно с развитием интеллекта и исследовательских способностей, и эта комбинация качеств оказалась просто убийственной по своей эффективности.

Что такое охота, если не стремление одной души найти другую душу и полностью подчинить своей власти через смерть?

Отправляясь на охоту, всегда помни, что кто-нибудь может начать охоту на тебя.

Пока добыча не убегает, она не добыча.

Мудрый охотник порой отпускает добычу,
но лишь когда у него достаточно сил поймать новую.

— Вы охотились на уток?
— Ну да, мы разок выбросились на охоту.
— Застрелил утку?
— Я стрелял, это так…
— Застрелил несчастное божье создание?
— Да с чего ты взял? Ну вряд ли. Может слегка зацепил, только проверять не стал.

— Пора, Волк!
— Моя очередь! Моё!
— Повеселись на славу.

— А где Винс?
— Он не охотится. Он любит всех тварей — больших, маленьких… Обычно с картошкой.

Пыталась задержать охотников за рабами зарослями, водопадами, обвалом камней — не получалось. Сильные, злые, они наступали на пятки моим голотелым. Чтобы подарить индейцам время, рассыпала в реке, на пути преследователей, блестящие крошки. Но едва те увидели золото, про индейцев забыли. Осушили русло, пустили воду новой дорогой. Перебирая камни, забрались вверх по реке в горы.

— Ты кто будешь-то? Китаец? Кореец?
— Моя гольд.
— Охотник?
— Моя всё время на охота ходи. Другой работы нету.
— А живешь где?
— Моя дома нету. Сопка живи. Балаган делай — спи. Как дома живи.
— А сегодня, видать, ничего не добыл?
— Сегодня изюбря стреляй. Рана мала, олень убегай. Моя догоняй. Люди след видал. Моя тихонько ходи, думай, какой люди далеко сопках ходи? Хорошо посмотри. Капитан есть, солдаты есть. Тогда моя прямо приходи.
— Какой же ты охотник, коль изюбря смазал?
— А твоя всегда попадай?
— Мы люди военные, нам мазать не положено.
— Твоя — великий охотник! Все зверь постреляй — нам кушать нечего.

Охотник часто сталкивается с неожиданностями и опасностями. В критические минуты ему приходится пользоваться всем, что попадает под руку, лишь бы не упустить добычу.

У вепря есть клыки, у медведя — когти, но опаснее гусиного серого пера ничего нет.

— Охота мало чем отличается от прогулки по лесу.
— Сходство есть, только охота всегда кончается кровью.

Если ты чувствуешь, что охота идет слишком легко, что след зверя сам попадается тебе под ноги, то знай: тот, кого ты наметил себе в жертву, уже смотрит тебе в затылок.

Принято думать, неизвестно почему, будто охота как-то связана с проявлением мужского начала в человеке. Я знаю, что у нас есть довольно много хороших, опытных охотников, понимающих свое дело, но кроме них — и таких большинство, — на охоту ездят тучные джентльмены, пропитанные виски и вооруженные огнестрельным оружием большой убойной силы. Они стреляют по всему, что движется или вот-вот двинется, и их успехи в убиении друг друга служат прекрасной гарантией против перенаселенности нашей страны. Если бы несчастные случаи ограничивались попаданиями в себе подобных, это еще было бы полбеды, но истреблению подвергаются коровы, свиньи, фермеры, собаки, дорожные указатели, и поэтому осень становится опасным временем года для путешественников.

Охота стала обязательным атрибутом власти. Идеальный способ для того, чтобы решать вопросы и обо всем договариваться, пока тебя никто не видит. Чиновничий эскапизм.

Так вот, когда он отправлялся на охоту, то всегда говорил: плохой охотник преследует, а хороший — ждёт.

Иногда мне кажется, что ты как сом, предпочитающий жить на дне, затянутым многослойным илом. А почему бы и нет? Там спокойно, надежно и безопасно. Можно спрятаться от всех и отгородиться безмолвием, граничащим с тихим безумием.
Но, как оказалось, сомы не так просты и безвольны. Однажды по каналу Discovery показали один сюжет. О том, как эти огромные рыбины, мирно спящие на дне и хранящие свою силу от посторонних глаз, в какой-то момент, движимые неизвестным чувством, поднимались наверх, плывя к берегу. И там, на мелководье, начинали выверенную охоту на непрошеных птиц, словно всю жизнь так и делали. Возвращая себе утраченный титул великолепного хищника, по праву принадлежащий им. Защищая свой дом, свою территорию. Показывая и доказывая, кто был и остается хозяином речных вод.
Ты не сом, мой друг. Ты мудрый опытный охотник. За жизнью, её богатствами и дарами. Ты заслуженный пользователь её благ и прав. Смелый, сильный и ловкий. Просто сейчас не подходящий момент. Не время плыть к берегу. Тебе хорошо там, среди донных камней, без всей этой поверхностной мишуры, вызывающей волнение водной глади.
Но твой час обязательно настанет. Рано или поздно ты почувствуешь внутренний зов и двинешься ему навстречу.
Ты хозяин этой реки. Запомни и прими это. Так было всегда и так будет.

Самое опасное в охоте за сокровищами начинается когда их находишь.

Самое интересное в процессе совращения — не финал, а охота на жертву.

— Рекс только что поел, так что он не будет охотиться некоторое время.
— Просто кормили? Полагаю, ты говоришь об Эдди? Вы могли бы проявить немного больше уважения, этот человек спас нам жизнь, отдав свою.
— Тогда его проблемы уже закончились. Я хочу сказать, что хищники не охотятся, когда они не голодны.
— Нет, это делают только люди.
— О, ты разбиваешь наши сердца! Садитесь, давайте начнем этот передвижной праздник!

Говорят, что даже при охоте на кролика лев не сдерживает всю свою силу.

— Что ж вы, мать вашу, зверя проспали?
— А по сопатке?

Палатка. Винтовка. Ружье.
Сохатый. Куница. Лисица.
Природа. Я знаю ее — .
Она меня ждет и боится.

Трепать языком не люблю.
Всю жизнь — начеку и на взводе.
Найду. Догоню. Застрелю.
И морду повешу при входе!.

Соперников жалких моих,
Клеймлю я презреньем во взоре.
Я знаю получше других,
Как фауна рыщет по флоре!

Охота – это не спорт. В спорте оба участника игры знают о своем участии.

Существо без страха… Можно ли назвать подобное добычей?

— Папа, мы же не убьем эту симпатичную белку?
— Это не белка, а наш завтрак.

Охотник никогда не откажется от охоты.
Никогда.

— Мне сообщили, что пережившая охоту на ведьм, сопротивляется нашему владычеству. Однако, её неизбежное воссоединение с адом делает её такой печальной душой. Если ты и есть то жалкое существо, то я освобожу тебя от мучений.
— Прошу прощения. Я забыла упомянуть ещё одну причину, по которой я охочусь на ваш род. Вы слишком уродливы, чтобы не положить конец вашим страданиям.
— Ха-ха-ха. Противостоять нам тёмными искусствами? Невзирая на возраст, ведьмы никогда не учатся…
— Отвали, пернатый!


Охотники стали результатом людского страха.

— Сколько раз промазал?
— Все до одного. Не люблю стрелять в живность.
— А ты думаешь, твой стейк на ужин умер по-другому?
— Да, от скуки.

Завоют псы, а эхо им в ответ:
Как бы и в небе ловят зверя след.

Опасность придает охоте только большую прелесть!

— Меня удивляет, что моя несложная выдумка могла обмануть такого опытного охотника, — продолжал Холмс. — Для вас она не должна быть новинкой. Разве вам не приходилось привязывать под деревом козленка и, притаившись в ветвях с карабином, ждать, пока тигр не придет на приманку? Этот пустой дом — мое дерево, а вы — мой тигр. Думаю, что иногда вам случалось иметь в резерве других стрелков на случай, если бы вдруг явилось несколько тигров, или же на тот маловероятный случай, если бы вы промахнулись. Эти господа, — он показал на нас, — мои запасные стрелки. Мое сравнение точно, не так ли?

Прямо комедия! Он убивает без разбора — и домашнюю тварь и диких животных.

Как это не печально, но после стольких лет охоты на нечисть понимаешь, что это — не миссия спасения, а зачистка.

Я реально не понимаю, в чём кайф охоты. Друг говорит: «Недавно купил себе новое ружьё за 200 тысяч, пойду на тетерева». Мне кажется, это как-то сильно жирно для тетерева. Если у тебя есть ружьё за 200 косарей, надо идти, как минимум, на Баскова. Если у тебя есть 200 тысяч, зачем вообще убивать тетерева? Можно нанять киллера, который убьёт тетерева. Причём он не просто убьёт тетерева, а сделает всё так как-будто это самоубийство. И тетерева потом найдут в дешёвом гостиничном номере, вокруг упаковки от таблеток и записка с текстом: «Варвара, меня всё это доконало, больше нет сил платить кредит за наше дупло».

Есть несколько способов охоты. Одни охотятся за приданным, другие подкарауливают аукционы, третьи улавливают души, четвертые продают своих клиентов, связав их по рукам и ногам.

Подвиньтесь, граф. С охоты я. Охотник. Что я могу ещё сказать?!

Некоторые существа так слабы, так беспомощны, так бездарны и так раздражающи, что охота на них не приносит удовольствия.

Ход наугад, лот вперехват, без солнца в небесах.
Из тьмы во тьму, по одному, как Беринг — на парусах.
Путь будет прост лишь при свете звезд для опытных пловцов:
С норда на вест, где Западный Крест, и курс на Близнецов.
Свет этих вех ясен для всех, а браконьерам вдвойне
В пору, когда секачи ведут стаю среди камней.
В небо торос, брызги до звезд, черных китов плеск,
Котик ревет — сумерки рвет, кроет ледовый треск.
Мчит ураган, и снежный буран воет русской пургой –
Георгий Святой с одной стороны и Павел Святой — с другой!
Так в шквалах плывет охотничий флот вдали от берегов,
Где браконьеры из года в год идут на опасный лов.

Музыка охотника состоит всего лишь из двух нот: натягивания тетивы и свиста спущенной стрелы.

— Здесь сила исходит из Джунглей, от Острова. Ты должен узнать землю. Надо знать, где стоишь. Чтобы спасти друзей, нужно познать джунгли. Иди. Вернёшься ко мне, когда преуспеешь в джунглях.
— Что это значит? Что мне делать?
— Слушай инстинкты… Воин охотится. Так издавна заведено. Общество научило проигрывать, не природа. Доверяй инстинктам.

Браконьер, стреляющий кроликов, может испортить большую охоту.

Охота — это прообраз войны: на охоте также есть свои военные хитрости, засады и ловушки, дабы можно было без риска для себя одолеть противника. На охоте мы терпим и дикий холод, и палящий зной, презираем и сон и негу, укрепляем свои силы, упражняем наше тело, чтобы оно сделалось более гибким, — одним словом, это занятие вреда никому не причиняет, а удовольствие доставляет многим.

Вегетарианство, провозглашенное еще в самые древние времена, долго лежало под спудом, но в наше время оно с каждым годом и часом захватывает все больше и больше людей, и скоро наступит время, когда одновременно кончатся: охота, вивисекция и, главное, убийство для удовлетворения вкуса.

В этот лес завороженный,
По пушинкам серебра,
Я с винтовкой заряженной
На охоту шел вчера.
По дорожке чистой, гладкой
Я прошел, не наследил…
Кто ж катался здесь украдкой?
Кто здесь падал и ходил?
Подойду, взгляну поближе:
Хрупкий снег изломан весь.
Здесь вот когти, дальше — лыжи…
Кто-то странный бегал здесь.
Кабы твердо знал я тайну
Заколдованным речам,
Я узнал бы хоть случайно,
Кто здесь бродит по ночам.
Из-за елки бы высокой
Подсмотрел я на кругу:
Кто глубокий след далекий
Оставляет на снегу?..

1914 г.

Я не говорю, что мне не жалко убитого льва, просто бесит, когда видишь фотографии с огромными толстыми американскими туристами на фоне убитого жирафа. И они одеты в камуфляжную форму, будто жирафы могут стрелять в ответ.

Если вы — Наполеон, то должен вас предупредить, что сезон охоты на Наполеонов уже открыт! Со вчерашнего дня. Причём будут снимать шкуру. У вас натуральная?

Люди называют эти места охотничьими угодьями, однако, не всем известно, кто здесь на самом деле охотник, а кто добыча.

Послание на пороге… Когда я подумал об этом, меня пробрала дрожь. Мистер Кроули получил от меня целую серию посланий: я пытался напугать его, чтобы он утратил бдительность. Выманить, дать понять, что на него объявлена охота. Тот же самый случай с этими телами. Первое говорило: «Вот и я». Второе, найденное на месте другого преступления, подтверждало: «Я — часть того, что здесь случилось». А третье, оставленное там, где я наверняка должен был его найти, заявляло: «Я знаю, кто ты».

В охоте на ведьм дело вовсе не в ведьмах. В такой охоте главное — найти козла отпущения.

— Я не хочу стрелять в оленя.
— Глупости, Робин-младший. Охота на оленя — это благородное занятие.
— Но они такие милашки.
— То же самое ты говорила о кроликах. Но помнишь, какие вкусные они были?

Если хочешь поймать дичь, лучше не спеши. Молчи и жди, ей наверняка станет любопытно, и она высунет нос.

Что-то, вернее кто-то, сейчас находится здесь. Я никогда не видел этот… образ раньше. Мужчина, скрывающийся за маской. Он пришёл сюда с явным намерением. И что ещё больше тревожит, он всем видом даёт понять, что это охота. Судя по его ударам он не один из тех, кто пришёл в это место против воли. Возможно ли, что за этим есть нечто большее, что я мог бы осознать?

… первая охота, первое убийство. Такое не проходит бесследно, тем более, когда ты осознаёшь, что вскоре крови на твоих руках станет гораздо больше.

Идет охота на волков, идет охота!
На серых хищников — матерых и щенков.
Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.
Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Они используют все силы, чтобы нас остановить. Так или иначе, всё скоро переменится. Я выслеживал своих же людей и отправлял их на тот свет, применяя необходимую силу. Теперь они хотят мести. Пусть приходят — они повторят незавидную судьбу Аякса, как Элиас. Правда, его младший — Логан — он не такой, как прочие. Боссу он нужен живым: говорит, ради «Призрака» можно положить сотню бойцов. Хех, теперь даже мне есть чем заняться.

И невиданных зверей, дичи всякой нету ей,
Понаехало за ей егерей,
Так что значит не секрет — Лукоморья больше нет,
И все, о чем писал поэт — это бред.

Ты уймись, уймись, тоска, душу мне не рань,
Раз уж это — присказка, значит, дело дрянь.

— Охота представляла бы немного удовольствия, — возразил первый говоривший, — если бы охотник боялся дичи, за которой охотился!
Д’Арно улыбнулся: Тарзан боится?
— Я не вполне разумею, что вы хотите сказать словом страх, — заявил Тарзан. — Как и львы, страх тоже различен у различных людей. Но для меня единственное удовольствие охоты заключается в сознании, что дичь моя настолько же опасна для меня, насколько я сам опасен для нее. Если бы я отправился на охоту за львами с двумя скорострельными ружьями, с носильщиком, и двадцатью загонщиками, мне думалось бы, что у льва слишком мало шансов, и мое удовольствие в охоте уменьшилось бы пропорционально увеличению моей безопасности.
— В таком случае остается предположить, что мосье Тарзан предпочел бы отправиться на охоту за львами нагишом и вооруженный одним лишь ножом? — рассмеялся говоривший раньше, добродушно, но с легким оттенком сарказма в тоне.
— И с веревкой, — добавил Тарзан.
Как раз в эту минуту глухое рычание льва донеслось из далеких джунглей, словно бросая вызов смельчаку, который решился бы выйти с ним на бой?
— Вот вам удобный случай, мосье Тарзан, — посмеялся француз.
— Я не голоден, — просто ответил Тарзан.
Все рассмеялись, за исключением д’Арно. Он один знал, насколько логична и серьезна эта причина в устах обезьяны-человека.

— Ты что, не любишь охоту?
— Что это за спорт, когда у одной стороны собаки и арбалеты, а у другой — ничего?

Охота — это спорт! Особенно — когда патроны закончились, а медведь ещё жив.

Энергия, что закипает во время охоты… Опасная награда, идущая рука об руку со смертью, не так ли?

— Хе, ты еще не охотился на вампиров, правда?
— Вампиры, ведьмы, чернокнижники — по мне, все они одинаковы.
— Нет-нет, вовсе нет. Вампир — это тебе не колдун, с чернокнижником и бабулька справится.

Она знает, что на охоте, как и в жизни, главное – уметь ждать.

А иногда отец мне говорил,
что видит про утиную охоту
сны с продолженьем: лодка и двустволка.
И озеро, где каждый островок
ему знаком. Он говорил: не видел
я озера такого наяву
прозрачного, какая там охота! –
представь себе… А впрочем, что ты знаешь
про наши про охотничьи дела!
Скучая, я вставал из-за стола
и шёл читать какого-нибудь Кафку,
жалеть себя и сочинять стихи
под Бродского, о том, что человек,
конечно, одиночество в квадрате,
нет, в кубе. Или нехотя звонил
замужней дуре, любящей стихи
под Бродского, а заодно меня –
какой-то экзотической любовью.

Человек-обезьяна не находил никакой прелести в том, чтобы убивать только ради самого процесса самых безобидных и беззащитных божьих созданий.
В самом деле, Тарзан никогда не убивал ради удовольствия и не находил удовольствия в убийстве. Он любил только радость честного боя — экстаз победы. Любил и охоту для добывания пищи, при которой он состязался с другими в ловкости и умении. Но выйти из города, где пищи вдоволь, с тем чтобы убить хорошенькую газель с нежными глазами, — это по жестокости хуже предумышленного и хладнокровного убийства человека. Тарзан не стал бы этого делать, а потому он охотился один, чтобы не было свидетелей его уловок.

[Магазин «TumbleWeed’s» («Перекати поле»)]
Уэйн Грей: — Вам такое оружие знакомо?
Гарри Блок: — Не все преподаватели «мокрые курицы».
Айра Кейн: — Трещотки. В универмаге — летающий ящер. Займёмся делом?
Айра Кейн: — Лови девушку, а я подстрелю эту птичку.
Уэйн Грей: — Великолепно! Отличный выстрел!
Айра Кейн: — Ты что любишь — ножку или крыло?
Гарри Блок: — Я — грудку. [чудовище шевелится и все ещё раз в него стреляют] Он сдох?

— Ноутбук Рамоса был сильно повреждён, но Росс всё же нашёл там кое-что интересное.
— Рорк?
— Он перемещается дважды в сутки. Пока мы точно знаем, где он — плавучий комбинат в Мексиканском заливе, занятый Федерацией. Они называют его «Фрипорт». Росс всё нашёл. Теперь он нужен нам живым. Для охоты вам предоставят пару восстановленных «птичек». Я со «Спектра» буду всё координировать.
— Это будет адская охота.
— Крупная дичь. Вы знаете, что делать.

Охота увлекательнее расстрела.

Ты победила… Майев. Но охотника не может жить без охоты. И ты… ничто… без меня.

— Словно охота.
— Охота… в нашей профессии главное не стать дичью.

— С этой добычей я расправлюсь в два счёта!
— А если нет?
— Тем интереснее…

Хороший охотник не может бояться леса.

 ... охота захватывает не тогда, когда бьешь зверя,

Мы все, за неимением лучшего слова, монстрологи. Наша дичь разнится в зависимости от нашего возраста, пола, интересов и сил. Кто-то охотится на самые простые и глупые вещи — новейшее электронное устройство, продвижение по службе, первого красавца или красавицу школы. Другие падки на славу, власть, богатство. Некоторые, более благородные души ищут божественных откровений, знаний или же блага для всего человечества.

— Я полагаю, вы объявите охоту на это свирепое чудовище?
— Ну разумеется, меня осенила та же мысль, только… у меня есть идея получше.
— Какая?
— Я сделаю тебе превосходную деревянную ногу.
— А как же медведь?
— Будь уверен, Бидуэлл, лет через двадцать, старость расправится с медведем с большей жестокостью, чем это сделали бы мы.
— Возмездие согревает, сэр.

… на охоте, как и в жизни, главное — уметь ждать.

Закон охоты. Никогда не иди на шум. Иди туда, где тихо.

И по сути, кто такой охотник? Это чудовище, одолевшее другое чудовище, не более.

Нельзя поймать тигрёнка, не войдя в логово.

Помню, нам мастер Шрам говорил: «Псевдогигант не трогает мелких мутантов. Они ему ни к чему. Это аксиома…»
Ну-ну. Жрать захочешь, на все аксиомы положишь с прибором.

Солнце безжалостно изгоняет из города безликие тени, живущие своей, одним им известной жизнью, заставляет этих ночных охотников затаиться в щелях и подвалах, а ночью они вновь выйдут на охоту.

Даже охотясь на кролика, львица выложится на полную.

Лицо, одетое в кроличью маску. Самое тревожное зрелище. Этот новый враг таит в себе что-то человеческое. Некоторые осколки нормальной жизни. Она кажется охотник. В этом месте я встретил много различных существ, но это первое, обладающее естественным навыком охоты. В любом другом месте можно было бы его считать талантом. Но её умение отслеживать, ловить и убивать — это нечто другое. В ней есть что-то ещё, она, кажется, ищет что-то.

Тираннозавр не желает, чтобы его кормили. Предпочитает охотиться. Инстинкт не пропал за шестьдесят пять миллионов лет.

Чем сложней охота — тем слаще победа, не так ли?

Мой отец говорил: «Бог охотится за грешниками, как дьявол охотится за святыми».

Сколько себя не уговаривай, но в сердце мужчина всегда остается охотником. Он может строить города и возводить монументы во славу своего величия, но от своей природы ему не убежать. Лук и стрела, прекрасные в свое простоте. Разве может быть совпадением тот факт, что все народы изобрели его независимо друг от друга? Или это что-то другое? Что-то в нашей крови? Что-то первобытное, стремящееся наружу? Разумеется, самое сложное в охоте это быть ОХОТНИКОМ, а не ДОБЫЧЕЙ.

Рвусь из сил, и из всех сухожилий,
Но сегодня опять, как вчера,
Обложили меня, обложили,
Гонят весело на номера.
Из-за ели хлопочут двустволки,
Там охотники прячутся в тень.
На снегу кувыркаются волки,
Превратившись в живую мишень.

Самый лучший охотник — тот, который имеет личные счеты с жертвой.

Быть мертвым еще не значит быть бесполезным.

Иногда охотник сам становится добычей.

Не забывайте: позиция всегда бывает лишь у охотника и никогда – у дичи.

Гоблины глупы, но совсем не идиоты.

… когда бьешь зверя только ради охотничьей страсти и азарта, то это немногим отличается от настоящего убийства.

ночь. дико хочется выть…
лес весною объятый,
чую густой муравы
тонкие ароматы.

молишься небосводу
так, как велит обычай,
помни мою природу,
я уйду за добычей.

голод ускорит мой бег,
зверю открой ворота,
волю мне дай, человек,
я уйду на охоту…

Разумеется, самое сложное в охоте — это быть охотником, а не добычей.

Чтобы освободиться от Шталя — надо прекратить охоту за его призраком.

Смотри в оба — и добыча покажет свои слабые места.

Огромный человек-монстр с жутким оскалом на маске. Он охотник, что преследует нас. Его разрушительные ловушки скрыты в зелени. Необходимы бдительность и лёгкий шаг, чтобы избежать тисков этого улыбающегося убийцы. Я всё делал правильно, но много раз попадал в одну из них. Чувствуя, как тупые шипы перемалывают мои кости, я слышу приближающийся смех. Это бесконечная битва между тем, кто смотрит вверх и тем, кто смотрит вниз.

Был чудесный день, прозрачная даль поля, где по стерне нам предстояла охота на перепелок. Они прилетали на сжатое поле и питались зерном перед перелетом на юг. При этой классической охоте, стрелки идут по полю, а перед ними челноком бегает собака, вспугивая дичь, которую стреляют влет. Я шел позади академиков, которым еще предстояло получить Нобелевские премии. Вдруг все переменилось. Впереди появился заяц. Той бросился за ним. Следом побежали охотники, на ходу перезаряжая ружья с бекасинника на четвертый номер дроби, я же был замыкающим. Собака уже нагоняла зайца, когда он вдруг устремился к телефонному столбу, стоящему посреди поля. Тут заяц обратился в кошку и ловко забрался на самую вершину столба. По-видимому, кошка мышковала на поле, куда мыши были привлечены тем же зерном, что и перепелки.

— Хватай котика!
— А ведь Ренгар — опытный охотник.
— Но сейчас он — добыча.

Когда ты охотишься, не стоит поднимать много шума.

Сколько лет отнял он у всех этих животных, которых убил? Сколько лет жизни загубил в один только день, когда утром на одном и том же склоне горы подстрелил трех медведей, а вечером, в долине — двух карибу? У всех вместе — не меньше ста лет. Сто лет биения сердца за несколько минут захлестнувшей охотника страсти!

Считать себя охотником на крупную дичь и палить по воронам – какое хамство!

Ходила на охоту, ковала серебро,
Сажала тонкий месяц в хрустальное ведро.
Деревьям шубы шила, торила санный путь,
А после в лес спешила, чтоб в избушке отдохнуть.

Даже охотясь на слонов, иногда приходится давить блох.

Первое правило большой охоты: не подходи близко.

Сам я не охотник, вставать в четыре часа утра, идти в лес и стрелять из дробовика в какую-нибудь глазастую косулю, не причинившую никому вреда, безумие. Люди безумцы. Они и в самом деле опасны, уж поверьте.

Чем уток и зверей стрелять — стреляйте лучше сигареты!

Честь охотника в том, что он защищает и охраняет свою добычу, он охотится благородно и почитает создателя всех живых.

— Вы же охотник!
— Что ты орёшь? Что я тебе сделал? Охотник… Охота – это когда охота. А когда неохота, то кому это надо?

— Вся твоя жизнь вела к этому моменту.
— Это была хорошая погоня.
— Такова судьба всех, на ком наш знак.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ