Цитаты про опасность

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про опасность. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Без опасности не было бы и чудес, без кошмаров не

— Выпускники 1939 года, я горжусь вами, и я уверен в вашем будущем. Именно сейчас вы отправляетесь в самое рискованное свое путешествие. Путешествие под названием «жизнь».
Большинство из «путешественников» были уже определены в колледжи и, значит, как минимум года четыре им не грозили опасности трудовой жизни.

Не обязательно быть пророком, чтобы сознавать надвигающуюся опасность. Иногда сочетание опыта и заинтересованности вдруг позволяет одному человеку увидеть вещи под таким углом, под которым другие этого еще не видят.

И еще прикол: насколько бы ты не считала, что любишь кого-то, — все равно придется отступить назад, когда лужа его крови подтечет слишком близко.

Иногда знания бывают слишком опасны…

Если за тобой гонится слон, то взберёшься и на колючее дерево.

Иногда лучше сделать маленькое, но полезное, отказав в большом и опасном.

– В жизни много опасностей, – пожал плечами Максим. – Можно попасть в аварию, можно отравиться грибами. Но люди от этого не перестали ездить или есть грибы.

Чем многограннее природа человека, тем он интереснее, но в то же время опаснее.

— Вы готовы к приключениям?
— Да, сэр!
— Вы готовы к опасностям?
— Да, сэр!
— Вы готовы умереть?
— Можно повторить вопрос?

Жизнь опасна — в этом её прелесть. Только тот, кто готов к встрече с опасностью, растёт, поднимается выше.

Нет, мы не уходим. Но когда у нас есть что-то ценное — мы бежим. Мы бежим, и бежим так быстро, как можем. И не перестаем бежать, пока не убежим от угрозы.

Человек в опасности либо совсем ничего не соображает, либо сразу за двоих.

Знать, что ты в опасности — для меня это больно, как самому умереть.

— Думаешь, здесь опасно?
— Что-то пришло в эту библиотеку и убило все в ней, убило целый мир. Опасно?… Возможно.

 Лик опасности ослепляет, когда он повернут к вам т

Очень, очень небезопасно. Никогда не доверяйте своих планов бумаге.

Страшно смотреть в глаза опасности, если они так красивы.

Боязливый дрожит в ожидании опасности, трусливый — когда она настала, а храбрый — когда миновала.

Под воздействием сильного напряжения люди глупеют и дурачат самих себя.

Мне не грозит опасность, Скайлер, я сам опасность! Кто-то откроет дверь и схватит пулю. Думаешь, им буду я?! Нет. Это я постучу в дверь.

Все люди, жившие в этих домах, все эти жалкие канцелярские крысы ни на что не годны. У них нет мужества, нет гордости, они не умеют сильно желать. А без этого человек гроша ломаного не стоит.

Постарайтесь не подстрелить себя. Не перестреляйте друг друга. И самое главное: не заденьте меня.

Опасен не сильный, а мстительный.

Боги мстят человеку, который достиг чего-то своими силами, а не по воле случая. Поэтому Кино боялся строить планы, но однажды зародившийся план уничтожить уже не мог. В предчувствии нападения Кино постепенно покрывался толстой шкурой, чтобы защититься от мира. Его глаза и ум начали прощупывать темноту в поисках опасности ещё прежде, чем она появилась.

— Я не боюсь их.
— Но они боятся тебя, что делает их опасными.

Я — Авиатор… Я летал над морем, над собором, над пирамидами. Четыре раза я разбивался насмерть. Остальные разы — «пустяки». Питаюсь только воздухом и бензином… В общем, я счастливейший из одесситов…

Среди нас бродят опасные мужчины, и мы не всегда уверены, кто и какие тайны скрывает. Но как только наши худшие подозрения подтверждаются, мы начинаем действовать. Как только их замыслы становятся ясны, мы можем предпринять шаги, чтобы защитить себя, и тех, кого любим.
Да… опасные мужчины могут принести большую неприятность, но иногда больше всего вреда они наносят самим себе.

История нас учит: нет опаснее начальника, чем тот, под которым закачался его стул.

Истина может быть страшней огня и острей клинка. Зачастую она куда опасней самой изощренной лжи и, ко всему прочему, — никому не нужна.

– Это может быть опасно, – предупредила она.
– Мы на корабле, где полно озлобленных мужчин, – фыркнула Кресси и поглядела на остальных в поисках поддержки. – Тут и без дьявола опасно. Если будем бездействовать, мы обречены.

Ещё чего? Станет опасно — убегу. Хочешь умереть — делай это без меня.

Я чую в хижине запахло гарью, а выходы обозначены нечетко.

Воля — штука опасная, но со временем ты привыкаешь к её вкусу.

Куда же денешься, если вечно спереди опасность, а за спиной обман? Никуда не денешься. Никуда.

Какая банальная ошибка! Люди часто верили в то, что днем они в безопасности, полагая, что монстры появляются только с приходом ночи. Но безопасность, ровно, как и свет просто обман. Под этим светом мир уже давно поглощен тьмой.

— Никуда я не полечу! У меня боязнь полетов!
— Правда? А у меня боязнь пуль!

Добропорядочность без знаний слаба и бессмысленна, а знания без добропорядочности опасны.

— Я не тебе не доверяю.
— Тогда кому ты не доверяешь, мам, миру? Ты не доверяешь миру? Или Нью-Йорку, потому что это страшный город?
— А вы в Москве бывали?

Если закрывать глаза на опасность, она от этого не исчезнет.

Предводители должны идти первыми, когда угрожает опасность.

Уничтожив этого зеленокожего ублюдка, я вспомнил о тех, кто живёт на моей Земле. В моей вселенной Брейниак ни разу не появлялся. Я должен был их предупредить.
Но когда я вернулся домой, было уже поздно. Моя Земля была на волоске от гибели, но тут явилось самое невероятное подкрепление, которое я когда-либо видел — Лига Справедливости из нескольких вселенных в полном составе! Они путешествовали по вселенным, сражаясь с Брейниаком в каждой из них.
Они предложили мне присоединиться — и я не смог сказать «нет». Я видел, на что способен Брейниак. Никому, ни в какой из вселенных, не должна угрожать такая опасность.

В этот момент опасность нависла над самым дорогим мне человеком — надо мной самим.

Ваша сексуальность может завести вас в очень опасные места.

Потенциальная опасность служит только для обострения самоосознания и самоконтроля индивидуума. Возможно, это является логическим обоснованием всех рискованных видов спорта: вы намеренно повышаете планку напряжения и концентрации, чтобы очистить сознание от всего тривиального. Такие действия представляют собой модель жизни в уменьшенном масштабе, но с одной оговоркой: в отличие от вашей обыденной жизни, где ошибки, как правило, можно компенсировать или исправить путем компромиссных решений, эти ваши действия, пусть даже на краткий миг, балансируют на грани жизни и смерти.

 — Ты всегда что-то ищешь.
— Всегда есть, что иска

Три вещи в мире опасны: нож в руках ребенка, власть в руках глупца и лесть в устах подхалима.

Увидеть реальную ценность команды можно тогда, когда она сталкивается с опасностью.

Ты когда-нибудь видела, как мотылек кружит над пламенем? Это чистый инстинкт, желание, поглощающее тебя настолько, что его не побороть никакой логикой. Да и зачем? Это прекрасное явление, словно танец, танец на краю погибели. Опасность и боль — все становится неважно, все это теряет значение. А когда ты приблизишься настолько, что почувствуешь жар и жжение, ты осознаешь, что это и есть цель твоей жизни. И потому ты не свернул, потому ты бросаешь себя в пламя, прекратив всякое сопротивление и даешь ему поглотить себя.

Тот, кому грозит опасность, рано или поздно устает подозревать всех и вся, ему просто хочется довериться иногда первому встречному.

Нет ничего опаснее, чем человек, который лишился всего.

За любую помощь, оказанную мне, людям грозит смерть. Я не знаю, не убили ли кого-то из-за меня. Эта неизвестность — самое страшное…

Люди приспосабливаются ко всему, особенно к тому, что не представляет явной опасности.

Поспешные выводы опасны.

У реальных людей есть реальные дела, реальные потребности и реальные представления о том, как должны себя вести другие люди. Конечно, на свете есть хорошие мужчины. которые любят всем сердцем и не сдаются перед лицом опасности.

За правду людей убивают, а промолчавшие выживают. Естественный отбор.

Некоторых зверей лучше не будить.

В жизни вообще полным-полно чрезвычайно опасных вещей. Самые опасные — те, которых мы не понимаем. И те, которых вовсе не существует.

Но, разумеется, я ничего не сказала. Я сама виновата. И не надо втягивать сюда маму. К тому же я понимала, как ей сейчас тяжело. Я знала, как это опасно, когда теряешь надежду. Опасно тем, что в тебе открывается много такого, о чем ты и не подозревал. Даже не думал, что в тебе есть что-то подобное.

Что толку трогать ножкой омут, когда ныряешь с головой?


Любая опасность измеряется обратимостью процесса.

Хочешь жить — всегда будь готов вступить в схватку с врагом. Даже когда опасности нет и быть не может.

Тот, кто не ведает страха, не может быть храбрецом. Кому нужны смельчаки, не понимающие, с какой опасностью они столкнулись?

Оружие измены всегда опасно в первую очередь тому, у кого оно в руках.

— Что может быть опаснее голода, доктор?
— Неизвестность…

— Думаешь, на меня в первый раз наставили пушку?
— Нет, но этот раз может быть последним.

Мы львы или, во всяком случае, так нам нравиться думать. Но разницы нет, Кем. Наступи на хвост змее или льву, и в том и в другом случае умрёшь.

Я уверена, что даже без своей силы все еще опасна. Может, у меня сейчас нет плавников и даже голоса, но я дочь своей матери. Я самое смертоносное существо на сотню королевств.

В опаснейшем твоём искусстве, о поэт,
Меж средним и плохим больших различий нет.

Существует опасность не только физическая. Человек может рисковать и в мыслях, даже когда просто говорит по телефону. Рисковать собой, своей душой, судьбой — вот настоящая отрада.

Может быть, лучше отложить на завтра? Но поддайся этому соблазну, и тобою овладеет омерзительный страх, и ты никогда больше не заставишь себя пойти навстречу опасности.

Ценой свободы всегда была опасность.

Нет ничего опаснее удода, вообразившего, что у него священная миссия.

— У тебя шнурок развязался.
— Спасибо старик! Знаешь, это может быть опасно. У моего дяди вся семья погибла из-за развязанного шнурка. Рождественским утром они бежали вниз по лестнице, споткнулись, а потом маньяк порубал их на колбасу.

Я всегда придерживалась мнения, что худшая помеха в жизни — это не опасность, а скука.

 Вот в чём моя проблема, — сказала она себе. — Если

Идиоты осторожные, а все психи опасные.

В опасной ситуации наружу выходят те слова и поступки, на которые обычно недостаёт храбрости.

Меня с рождения окружали люди, страшившиеся козней какого-то скрытого врага. Мой дед подозревал евреев, иезуиты — масонов, мой революционный папаша — иезуитов, монархи всея Европы — карбонариев. Мои товарищи по школе, мадзинианцы, подозревали, что король — пешка в руках священников. Полиция всего мира подозревала баварских иллюминатов. И так далее. Нет счёта всем людям, кто опасается, что против них плетутся заговоры. Вот нам готовая форма. Можно заполнять её по усмотрению, кому чего, по заговору на каждый вкус.

— А там есть трудности?
— Ещё какие!
— А опасности?
— Сколько угодно!

— Почему ты говоришь: метафизические опасности? Бывают и метафизические реки, Орасио. И ты можешь броситься в какую-нибудь такую реку.
— Возможно, — сказал Оливейра, — это будет Дао.

Диких зверей можно не бояться, нужно бояться плохого друга. Ибо дикий зверь ранит только тело, а плохой друг ранит душу.

Только за проявленную в опасное время смелость мы будем щедро вознаграждены.

Если пилот верит в бессмертие, то жизнь пассажиров в опасности.

Покой скалы — сплошной обман; это река, и половодье смыло все мосты. Она в момент сорвет его с обломков свай и понесет вниз по течению, стоит только ноге на мгновение потерять опору. И сколь малую толику от него она принимает — пальцы на руках и ногах — в трещины и узкие морщины, расчертившие лицо скалы, драгоценные островки безопасности, уцепившись за которые он зависал в воздухе: на самой стремнине, которая с готовностью подхватит его и унесет далеко вниз, к точке покоя.

Мир чреват опасностью и таится она в самых, казалось бы, безобидных местах.

Возле князей — возле смерти.

Лишь на краю бездны, можно узнать кто есть кто.

Во всем есть черта, за которую перейти опасно; ибо, раз переступив, воротиться назад невозможно.

— Что ещё сказал тебе Старк?
— Что вы не правы. Но думаете, что правы, и потому опасны.

Большой огонь по ночам всегда производит впечатление раздражающее и веселящее; на этом основаны фейрверки; но там огни располагаются по изящным, правильным очертаниям и, при полной своей безопасности, производят впечатление игривое и легкое, как после бокала шампанского. Другое дело настоящий пожар: тут ужас и все же как бы некоторое чувство личной опасности, при известном веселящем впечатлении ночного огня, производят в зрителе (разумеется, не в самом погоревшем обывателе) некоторое сотрясение мозга и как бы вызов к его собственным разрушительным инстинктам, которые, увы! таятся во всякой душе, даже в душе самого смиренного и семейного титулярного советника… Это мрачное ощущение почти всегда упоительно.

Многие от страха умирают раньше, чем от настоящей опасности.

Тот враг опаснее, который притворяется твоим другом.

В опасных ситуациях люди склонны защищаться.

Жизнь без опасностей — удел скучных трусов!

Наибольшую опасность на дорогах представляет машина, которая едет быстрее, чем способен думать ее водитель.

Хватит прятать голову в песок при опасности! Твоя паника убьет тебя быстрее!

Мы никогда не сможем постичь этот мир. Мы знаем, что он опасен и наполнен тайнами; некоторые тайны приносят утешение и искупление, другие же лучше оставить глубоко захороненными, подальше от глаз.

С космической точки зрения, Земле угрожают не тартарары, а помойка.

Проснись! Да проснись же ты, мечтатель гребаный! Или проснешься, или погибнешь, как я.

Убеждать себя, что внешнего мира не существует — опасно.

— Здесь опасно, в воздухе радиация, не понимаете?
— Знаешь, сколько мне лет?
— Не знаю. Наверное, много.
— Восемьдесят два. Я всю жизнь прожила здесь. Именно здесь, в этом доме, в этой деревне. Мне плевать на опасность.
— У меня приказ. Давайте без глупостей.
— Глупости? Ты не первый солдат, пришедший сюда с оружием. Когда мне было двенадцать, началась революция. Сначала царские солдаты, потом большевики. Парни, как ты, приходили один за другим, говорили, чтобы мы уходили отсюда. Нет. Потом был Сталин и с ним голод, Голодомор, родители умерли, двое моих сестер. Тем, кто выжил приказали убираться. Нет. А тогда Отечественная война. Немецкие солдаты, русские солдаты — больше солдат — сильнее голод, больше смерти. Мои братья не вернулись с войны. А я жила здесь и по сей день живу. Так после всего, что я видела, я должна бежать от того, что я даже не могу увидеть? Нет.

Берегитесь закона. Он как дышло — куда повернул, туда и вышло. Можно игнорировать его десяток раз, но стоит однажды вступить с ним в схватку — и вы поймете, что вырваться не легче, чем из щупалец черного спрута.

… Если люди голодают и болеют, это для всех опасно. Даже с самой эгоистичной точки зрения: если люди болеют, они могут стать очагом эпидемии, и всем известно, что голодный человек не отвечает за свои действия и может сделать что-то опасное.

Неопределенность опасности является сущностью терроризма.

— Вы связываетесь с опасными людьми.
— Я просто случайно оказалась на их пути.
— И больше им на глаза не попадались?!
— Ну, я хотела помочь…
— Вы поможете, разве что тем, что я получу повышение, расследуя ваше убийство!

Море утешает, но море внушает и благоговение. Я знаю его, как старого друга, но оно капризно и полно неожиданностей.

Скука опасней для души, чем риск для тела.

Чем ближе к смерти, тем острее чувствуешь жизнь. Тем больше в тебе жизни.

Не все в мире так опасно, как это кажется на первый взгляд.

Наука идёт путём проб и ошибок. Не использовать опыт прошлого только из-за того, что это опасно, просто глупо.

Опасайся тех, кто прикидываются, что желают тебе добра.

Октябрь – один из самых опасных месяцев в году для игры на бирже. Остальные опасные месяцы: июль, январь, сентябрь, апрель, ноябрь, май, март, июнь, декабрь, август и февраль.

Искусство невозможно без пляски со смертью, писал он.

Защитный механизм человечества. Всё непонятное — потенциально опасно. Всё непонятное — страшно.

Но я знал, что каждый сантиметр, который я уступлю сейчас чувству страха, превратится в метры, если я действительно окажусь в опасности.

— Это не опасно. Он, слава Богу, с девушкой.
— Мерлин!?
— Гаюс, извини, но повода волноваться нет.
— Разве, что за девушку.

На крутых поворотах
Машину бросает в кювет.
Снова дух замирает,
Но прекрасней профессии нет!
В каждой роли смогу я сто жизней прожить,
Лишь кино может всё это мне подарить.

Каскадёры, каскадёры,
Мы у случая прекрасного в гостях.
Каскадёры, каскадёры,
Ведь опасности нам в общем-то пустяк,
Это наша судьба, мы не можем иначе…

— Я очень жалею, что не слушал, что мне говорила мама, когда я был маленький.
— И что же она говорила?
— Не знаю, я же не слушал.

— Успокойся, кошка, ты со мной!
— В этом вся проблема!


Этот мир намного опаснее, чем кажется.

Страх привлекает опасности. Страх лишает мудрости. И хотя мудрый не бессмертен, он не окажется там, где смерти дано править жизнью.

Только дилетанты думают, что гонки — это очень романтично; во время езды не должно быть ничего, кроме машины и гонщика, третьим может быть только опасность, вернее, всё прочее приносит опасность.

Достичь совершенства в своей работе, дойти до предела — большое счастье, но вместе с тем и опасность.

Они неслись [на мотоцикле] по погасшей земле, с непокрытой головой, не способные на аварию, слишком стремительные, слишком молодые, еще недостаточно смертные.

— Вы играете в очень опасную игру, сир.
— Когда мне было шесть лет, Эдвард призвал меня ко двору. Если бы моя мать забрала меня, я бы умер. Когда мне было четырнадцать, мой дядя убежал со мной в Бретань, и мы угодили прямо в зубы бури, которая обещала утопить нас. Когда мне было восемнадцать, Эдвард предложил мне мою нынешнюю жену в качестве приманки и послал за мной двух убийц. Когда мне было двадцать шесть, Ричард подкупил Ландойса, чтобы тот убил меня или послал меня сюда, на кровопролитие. Я не принимаю в счет убийц, которые пытались убить меня и потерпели неудачу. Так что ты сказал об опасности?

Я погибну, это точно! Пошел на опасное дело и связался с черепахой… Мы все погибнем из-за тебя!

Ты — человек, который побежит в горящее здание, не моргнув глазом. Но дело в том, что я думаю, ты и был бы причиной этого пожара.

Н-да, это не женщина. Это мечта самоубийцы-экстремала и прыщавого старшеклассника одновременно. Умная, красивая, опытная, успешная и опасная. Причем опасная в первую очередь.

— Я не нуждаюсь в деньгах.
Добавил, слегка улыбнувшись:
— У меня сегодня день добрых дел.
— Обет богам? — последнее казалось маловероятным, но каких только обещаний воину не доводилось слышать за свою жизнь. Когда человек оказывается в смертельной опасности, он начинает предлагать богам действительно странные вещи. И выжив, порой даже выполняет обещания.

Представь, в какую бурю попадёшь, если будешь игнорировать предупреждения.

«Опасность?» — подумала Коралина. Звучит потрясающе. И совсем не страшно. Страшно, но не совсем.

Мужчины здесь кричат, ругаются и молятся точно так же, как делали это на Второй мировой и на твоей войне, папа. Здесь все такое же — страх, скука, одиночество, всплеск адреналина, дружба, напряжение в ожидании следующей атаки, долгие ночи вдали от дома и семьи. Но в перерывах между атаками я думаю о Клаудии и Матте, о том, что они с тобой, в безопасности.

Магия опасна.

Иногда уместнее уклониться от опасности, а иногда лучше встретить ее лицом к лицу. Если решишься на это, иди смело. Помни, неважно, насколько силен твой противник, у тебя тоже есть силы.

 Нет ничего опаснее лжи —  корня всех в мире предат

— Володь, вот ты знаешь, кто опаснее всех?
— Конечно, твой брат. Кто же еще.
— Нет, какой человек самый опасный?
— Измайлов.
— Которому нечего терять.

Подходить слишком близко к влюбленным, когда они ссорятся, смертельно опасно.

Мама была права. Меня в этом мире подстерегают опасности. Но и я сама опасна.

(Моя мать была права. Мир небезопасен для такой, как я. Но может, и я небезопасна для мира).

Человек не может одновременно воспринимать несколько опасностей, они неразличимы в момент страха и только потом набрасываются на него по очереди.

Когда цивилизация делает в своем развитии неожиданный поворот, когда вместо ожидаемого прогресса мы вдруг обнаруживаем, что нам со всех сторон грозят опасности, как будто возвращающие нас к эпохе варварства, мы готовы винить в этом кого угодно, кроме самих себя.

Различие между храбрым и трусом в том, что первый, сознавая опасность, не чувствует страха, а второй чувствует страх, не сознавая опасности.

Для охранника тюрьма всегда опаснее, чем для заключенного.

Тихо воют волки где-то, обойдем их, ружей нету.

… Опасность — это та королевская мантия, которую правитель принимает на свои плечи, набравшись смелости решать судьбы других людей.

Опасность окрашивала весь мир своим галогенным светом, делая необычайно рельефным все вокруг, будь то каменные склоны, оранжевые и жёлтые лишайники или текстуры облаков на небе.

Никого не волнует неразорвавшаяся бомба. Только та, что взорвалась.

Цветку, который ты любишь, ничто не грозит…

— Возможно, ты в опасности.
— Кто мне угрожает? Якудза, исполины, миллион мамочек?
— Мэйз. Она злится на тебя, брат.
— Сегодня уже вторник? Гнев у Мэйз по умолчанию — он в ее демонической ДНК.

Тревожно не только отсутствие мысли, но и во многих случаях ее наличие.

 Если бы только люди узнали, что для них главная оп

Загремим под фанфары!

— Знаешь что, старик, я уже сыт по горло твоими замашками камикадзе.
— Какой нафиг камикадзе? Я — ниндзя!

— Всё-таки, это моё королевство. Если я не буду бороться за него, то кто же будет?
— Я буду!
— Это будет опасно.
— Опасно? Я смеюсь в лицо опасности!

— Что безопасного в средней школе?
— Ничего, это самая враждебная на свете среда.

… из чувства самосохранения: опасных людей лучше любить.

Самый опасный человек — это тот, кто боится собственной тени.

Часто памятники пытаются стать незаметными, слиться с обшарпанными стенами заводских корпусов, спрятаться в кустах, что, к слову, весьма характерно для ведомственных Ильичей. Им действительно есть чего опасаться, они давно в группе риска.

Cпешка еще никому не помогла. Даже убегать от опасности надо умеючи и трезво взвешивая все «за» и «против».

Укрытие порой находится прямо в центре бури [торнадо, глаз бури].

Действительная опасность никогда не устранялась словами и теориями.

В рекламе что важно? Зацепить. А что вызывает наибольший интерес? Опасность.

А завтра опять опасность,
Качается кран как былинка,
И как тут не закачаться,
Ведь груз полторы тыщи тонн.
А ночью то вира, то майна,
Как будто заела пластинка.
Такая вот братцы тайна,
Вы поняли речь о чём.

Профессор Кеттлберн, наш преподаватель по уходу за волшебными животными, вышел на пенсию в конце прошлого лета, чтобы успеть насладиться жизнью, пока не потерял все свои конечности.

Человек вообще начал разгуливать в темноте совсем недавно. Всего полсотни тысяч лет назад. А до этого, как только садилось солнце, все забирались в пещеры и носа не высовывали. В принципе наши биологические часы до сих пор настроены так, чтобы в самое опасное время мы спали.

Я пришел пожаловаться, но ты доказала, что виноват, оказывается, я сам. Я чувствую, что ты боишься того, что за этим последует. Тебя страшит мой следующий шаг. Что же, мне это нравится. Бойся меня всегда. В следующий раз, тебе не понадобится кинжал, что бы защитить себя. Потому что пока ты со мной, тебе нечего бояться. Я здесь, что бы защитить тебя от любой опасности, но… никто не сможет защитить тебя от меня. Никто.

Копаться в прошлом опасно.

Я собирался отдохнуть, посмотрев, как устроен Голливуд, но, похоже, люди здесь сталкиваются с опасностями даже чаще, чем мы.

Мужчиной, испокон веков звался тот, кто умел первым делать шаг вперёд, как навстречу опасности, так и навстречу своей любви.

Скрывающийся под маской друга манипулятор может представлять такую же опасность, как и открытый враг.

— Мам, вы очень любящие родители – и ты, и Гор. Вы склонны преувеличивать опасность. Папа тоже так считает.
— Папа так считает… — Вероника уронила голову на руки и тяжело выдохнула. Анита, испугавшись, обняла ее своими маленькими ручками. Айя тоже обняла их обеих. – Айя, твой папа не растил тебя, он не знает тебя, ему ничего не известно о жизни на Марсе. Почему же его мнение ты считаешь важным, а моё нет?
— Просто его мнение совпадает с моим.
— Вот как… Так просто! Во что ты хочешь верить, то и верно, да?

Опасность придает охоте только большую прелесть!

Она прекрасна, как обсидиан на только что выпавшем снегу… Она сверкает, как бриллиант при свечах. Она таит в себе огонь, как рубин или изумруд. Она манит обещанием опасности и тёмного забвения, в ней тот же вызов, что в войне или в горах, и мне кажется, она так же жестока как они.

И за все это время у меня не мелькнуло ни одной серьезной мысли о боге, — ничего, кроме избитых слов: «Господи, помилуй меня». Но как только опасность миновала, забылись и они.

Опасно или не опасно — зависит от субъективной оценки, которая может оказаться ошибочной. Например, опасность курения доказана, но страха ни у кого не вызывает. Привидения, души умерших, призраки объективно никому не угрожают, однако наводят ужас.

Лучше повернуться к опасностям лицом.

Рано или поздно наступает время, когда нормальная жизнь невозможна без правды. Ты должен быть тем, кто ты есть, несмотря на опасность.

Думаю, быть опасной сейчас не так уж и плохо. Ты выживаешь, если ты опасна.

Когда ты молод, ты развлекаешься по полной программе, а когда становишься старше, приходит страх. Страх переломать себе кости или разбить сердце. Ты десять раз подумаешь прежде, чем прыгнуть. Ведь не всегда внизу есть кто-то, кто тебя поймает, а в жизни нет страховочной сетки. В какой же момент исчезло безрассудство и появился страх?

Непонимание опасности не есть еще храбрость.

– Видимо, она поистине прекрасна, – сказал Фарамир. – Губительно прекрасна!
– Ну, насчет губительно – не знаю, – возразил Сэм. – Думаю, люди сами приносят в Лориэн свою беду – и, конечно, натыкаются на нее, на беду эту, раз уж она пришла туда вместе с ними. Владычицу, конечно, очень даже можно назвать опасной, хотя бы потому, что в ней столько силы, столько силы! Иной об эту силу разобьется, как корабль о скалу, иной утонет, как хоббит, если его бросить в реку. Но скалу и реку винить глупо.

Опасность, которую предвидишь, уже не опасность.

Нужно опасаться тех, кто подобен розе, поскольку даже розы имеют шипы.

Опаснее всего те злые люди, которые не совсем лишены доброты.

Иногда я думаю, что сегодня всех людей в нашей стране нужно учить искусству выживания. Искусству уходить от наблюдения, умению стрелять, пространственному мышлению, ориентации на местности, поведению в агрессивной среде. Мы все живем в агрессивной среде. Наши города давно стали опасными для жизни.

Каждому из нас довольно одного поцелуя, чтобы стать веселым, сильным. Ты представляешь себе, Аннибал, как мы несемся, пригнувшись к нашим быстрым скакунам, а сердце сладко замирает от боязни? О, этот страх в предчувствии опасности! Как он хорош на воле, когда у тебя сбоку хорошая шпага, когда кричишь «ура», давая шпоры своему коню, а он при каждом крике наддает и уже не скачет, а летит!

Мужество растет с опасностью: чем туже приходится, тем больше сил.

Не выходи из дома, камушек под ноги и ты труп.
Словно бутылка рома, город безумен и очень груб.
Не заводи машину, и не гони её.
Разве ты не мужчина, побереги себя и своё.

Не путайте оптимиста с окулистом. Окулист — это медицинский работник, специализирующийся на зрении. Но и те, и другие могут быть опасными.

Ложь тем опаснее, чем правдивее.

Есть опасности, от которых можно только бежать, и это не будет трусостью.

Если есть время, лучше дождаться атаки противника, — он в момент атаки волей-неволей раскроется. Агрессор всегда подвергает свою жизнь большей опасности, чем обороняющийся, — это закон.

— Быстрее, ты должен пойти со мной. Ты в большой опасности!
— Почему?
— Потому что, если ты не пойдешь, я тебя убью.

Опасный человек тот, с которым невозможно договориться.

Я простой римлянин, пытаюсь пробиться через прихоти богов, политиков, злодеев, хотя их часто не отличить друг от друга. Но ты, ты самое опасное животное — зверь, рожденный сердцем.

 Общая опасность способна объединить даже злейших в

Истеричный, напуганный до ужаса противник опасен своей непредсказуемостью.

Нет ничего опаснее, чем память, увековеченная на бумаге.

Самая опасная боль та, которую не чувствуешь.

Этот тупица ненавидит меня ещё со школы. Он дурак, а нет ничего опаснее, чем дурак со связями.

Из всех тварей, для земли наибольшую опасность представляет homo sapiens.

Нет ничего приятнее неспешной прогулки по чужой, неизведанной планете – если не боишься пристроившегося за спину хищника или пули из засады.

Неведомые беды на тайных тропах всегда оказываются гораздо опасней, чем открытые враги на горных дорогах.

— Если ты посмеешь прикоснуться к ней хоть одним из твоих мерзких пальцев, то я…
– То что ты тогда сделаешь? О-о-о! Так, значит, это и есть то, что вы называете любовью?
– Да! Ты взял нас в плен, ты можешь убить наши тела, но тебе никогда не покорить нашего духа и не вытравить из нас любви, которая сильнее всего!
– Любовь сильнее всего? Сильнее жажды жизни?
– Да!
– Глупцы!

Шиповник, дикая роза – вот на что похожи ее губы! Только сунься – и пара-тройка царапин тебе обеспечена. Или того хуже – глубокий порез.

Очнулся один в крови,
Ночью, ещё до рассвета,
Меня пытались убить,
Угрожали мне пистолетом.
Возможно, всё было не так,
Но это уже не важно,
У меня ещё есть коньяк,
И почти не грозит опасность.

— Я в жизни не принимал ЛСД. Я проиграл ботинки в покер. Никто никогда не пытался застрелить меня. Ты никогда не хотел совершить что-нибудь по-настоящему опасное?
— Я ел недожаренную свинину.

В спальне у нас вокруг кровати стояла такая низенькая стеночка, перегораживавшая комнату. На ней располагались горшки, а в горшках располагалась герань. Когда мы с Джойс впервые легли в постель и заработали, я заметил, что половицы начали прогибаться и дрожать.
Затем – плюх.
– О-о! – сказал я.
– Ну что еще? – спросила Джойс. – Не останавливайся! Не останавливайся!
– Бэби, мне на задницу горшок герани свалился.
– Не останавливайся! Продолжай!
– Ладно, ладно!
Я снова расшуровался, все шло сносно, и тут – Ох, ***ь!
– Что такое? Что такое?
– Еще один горшок с геранью, бэби, трахнул меня по копчику, скатился в жопу и упал.
– К черту герань! Дальше! Дальше!
– А, ну ладно…
Через все наше упражнение горшки все падали и падали. Как ***аться под бомбежкой.

Любовь — опасная штука.

Великая опасность прекрасна тем, что выявляет братство незнакомцев.

 Я не робкого десятка. Однако не считаться с угрожа

Мы, зоологи, обычно говорим: самый опасный зверь в зоопарке — Человек. В общем, это значит, что наш вид, превратившись в ненасытного хищника, глядит на мир, как на добычу.

Вера в отточенную технику – религия всех опасных профессий.

Получалось, что они сбежали от одной опасности и тут же угодили в другую. Майкл не мог поверить в такое невезение.

Населенных пунктов оставалось все меньше и меньше — их отселяли и сравнивали с землей. В тех, что оставались, резко поменялся состав населения. Уже бился в агонии распада Советский Союз, в национальных окраинах вспыхивали беспорядки, сопровождаемые массовым исходом русского населения. Беженцы хлынули в полупустые белорусские города.

Не важно, в какой опасной ситуации ты можешь оказаться, главное никогда не сдаваться.

Что сделалось смешным, не может быть опасным.

В жизни иногда приходится презреть опасность и действовать.

Автоматическая концентрация на объекте/субъекте — возможной причине гибели, как свойство всех сенсорных систем живого существа. Мозг постоянно ведет оценку вариантов отключения.

— Марлин, нет оснований бояться внешнего мира.
— Если не считать уличной преступности.
— И стихийных бедствий.
— Промышленных катастроф.
— Нападений барсуков.
— Вы, двое, закончили?
— Падающих космических обломков… Всё, закончили.

Ощущение полной безысходности предстоящего наказания давило на мозги сильнее любых опасностей.

И потом, Хаммерсмит, если вы заметили, я от опасности иногда ухожу, но никогда не убегаю.

О, друзья мои, как опасен и сладок сильный яд этого «А ты помнишь?»; как горек напиток из этого «А как-то раз…», когда вокруг тебя носятся старые, забытые голоса и спрашивают и ласкают: «Ты ли это?», и манят, и ласково шепчут: «Все было не так», и насмешничают, и плачут: «Все прошло… прошло…»

Дебилам нельзя доверять, но слабакам верить ещё опаснее.

Это опасный город, если его не знаешь. Впрочем, если его знаешь, тоже.

Безобидных гор не бывает. Горы — хищники. Иногда они спят, сытые, ублаженные… Подолгу, по многу лет. И людям мнится, будто они ручные. Все — и самые опытные, самые осторожные, осмотрительные — усыпляются, если горы подолгу спят.

Вот бабы! Им всё кажется, если какую-нибудь опасную напасть назвать уменьшительно-ласкательно, она станет менее опасной напастью.

Кто вмешивается в чужие дела, тот хватает за уши бешеную собаку.

Навстречу опасности. И, по возможности, избегая её.

Говорить правду всегда опасно.

Опасность либо есть, либо ее нет. Если опасность есть, то почему здесь нет ваших войск? Если ее нет, то зачем удирать?

Мама всегда учила: «Не бойся! Если ты попала в опасность, никогда не паникуй — сначала осмотрись и сделай глубокий вдох, а только потом действуй!»

Мы слишком малы по сравнению с морем и не должны об этом забывать. Море — это мир, который по-прежнему окутан тайнами. Мы должны любить море, не забывая о том, что оно таит множество опасностей, и, занимаясь подводным плаванием, не переоценивать свои возможности.

Сила и мозги. Опасное сочетание.

… Чем глубже и темнее дыра, тем опаснее проявлять любопытство к тому, что в ней прячется…

Уязвленная гордость гораздо опаснее, чем ущемленные интересы.

Разве нельзя использовать Неборез один только раз? В конце концов, шансы один против 128, а это значит, что в первый раз всё обойдётся. Но с каждым разом опасность будет расти. Но на первый-то раз всё обойдётся. Правильно?

По-настоящему опасные люди никогда не грозят. Никогда и никому. Они своего добиваются без угроз. Они им не нужны. А тех, кто много грозит, не боятся. Их бесконечные угрозы подвержены инфляции…

Опасность ничего для нее не значила, даже гибель казалась пустяком по сравнению с этим мучительным тревожным ожиданием. Сердце сильно билось, в груди как будто колола острая спица, и дух захватывало, как от холодной воды. Где взять сил, чтобы дожить до победы? О поражении Избрана даже не думала. Но изгнать из души тревогу не получалось — для безмятежной надежды на лучшее она была слишком умна, а для несокрушимой веры в свои силы — недостаточно сильна. Что за наказание сидеть и ждать, зная, что ничего не можешь сделать!

Я воин, Лале. Да, воины иногда погибают. Но умирают и обычные люди. От голода, тяжёлой работы, болезней. Каждый день. Это жизнь. Спрятаться от всех опасностей невозможно. И никто из нас не знает, сколько ему отмерено. Но я думаю, не так важно, сколько жить. Важно как. Долгая, пустая жизнь в вечной осторожности и страхе? Это ли не пытка? Нет, Лале, я не боюсь умереть. Потому что живу в полную силу. Мне очень повезло. У меня есть хорошие наставники, друзья. Моё призвание. И возможность его реализовать. Именно это я и делаю, защищая кого-то. А ещё есть ты. Только за одну тебя этому миру можно простить всё его несовершенство.

 В жизни всегда хватает опасностей! Только пугаться

— Отлично, теперь давайте выбираться отсюда! Если один из этих гигантских китов врежется в нас, корабль превратится в щепки! Какие будут указания, Нами-сан?
— Пока ничего не предпринимайте.
— Вы слышали, болваны, ничего не предпринимать! Быстро всем расслабиться и пялиться на китов!

Соперничество опасно и разрушительно для общества. Какое соперничество есть в вашем теле?! Представьте, что ваш мозг скажет: «Я самый важный орган», а ваша печень возразит: «Нет, я. И я хочу систему свободного предпринимательства». Ваше тело сгнило бы через месяц, если бы каждый орган стал думать только о себе.

Опасность? Я никогда об этом не беспокоюсь. Она есть, но ты об этом не думаешь. Вот и всё.

Но, кажется, в углу мы в безопасности. Пока я не совершаю роковую ошибку, кидая контрольный взгляд через плечо, чтобы убедиться, что никто на меня не смотрит. И в эту долю секунды происходит то, чего я надеялся избежать — я натыкаюсь на чей-то взгляд. И вижу, что в глазах загорается блеск узнавания, как чирканье спичкой. Я почти чувствую в воздухе запах фосфора. Все последующее, кажется, происходит в замедленном темпе. Сначала я слышу, что становится противоестественно тихо. А потом раздается низкий гул, при котором распространяются новости. Я слышу свое имя, шепотом передающееся по шумному поезду. Я вижу, как пассажиры толкают друг друга локтями. Вынимают сотовые телефоны, хватаются за сумки, собираются с силами, шаркают ногами. Все это происходит за считанные секунды, но это всегда мучительно, как и момент, когда первый удар уже нанесен, но еще не достиг цели. Парень с бородкой готовится выйти вперед, открыв рот, чтобы назвать мое имя. Я знаю, он не хочет причинить мне вред, но как только он обратится ко мне, весь поезд уставится на меня. Тридцать секунд до того как врата Ада распахнутся.

Our youth dangerously blooming.

Ножи подходили идеально для последнего удара по одной причине: испытать упоение опасностью, оказаться на самом острие гибели и выжить.

Не выходи из дома, двери закрой и не выходи.
С девою незнакомой, ты на свидание не ходи.
И не ищи причину, чтоб зарядить ружьё.
Разве ты не мужчина, побереги себя и своё.

— Разрешите доложить, Христофор Бонифатьич. По-моему, дело — табак!
— Совершенно справедливо. Закуривай, ребята!

Мужчины всегда обращаются с женщинами так: скрывают от них опасность, воображая, будто этим они могут избавить их от страданий.

— Больше я вам подчиняться не буду.
— Келби… это опасные слова.
— Значит, вы в опасности.

Самые храбрые те, кто ясно видит, что ждет их впереди — и славу, и опасности, и несмотря на это встречают их.

Шли по лесу два товарища, и выскочил на них медведь. Один бросился бежать, влез на дерево и спрятался, а другой остался на дороге. Делать было ему нечего — он упал наземь и притворился мертвым.
Медведь подошел к нему и стал нюхать: он и дышать перестал.
Медведь понюхал ему лицо, подумал, что мертвый, и отошел.
Когда медведь ушел, тот слез с дерева и смеется: «Ну что, — говорит, — медведь тебе на ухо говорил?»
«А он сказал мне, что — плохие люди те, которые в опасности от товарищей убегают».

Опасными вечно оказываются те, от кого этого меньше всего ждешь. Вон тот парень в углу бара — в очках и с книгой. Может, он вырубит меня одной левой? Ввяжешься с таким в драку, и хрен его знает, чем дело обернется. Глубоко бывает там, где и не чуял.

В Африке ты должен помнить следующее: слоны опасны, леопарды опасны, черная мамба опасней всех.

 И все-таки, бывают участи более несчастные, чем та

Никто не хочет говорить о своих страхах. Но именно страх делает людей по-настоящему опасными. И опасных людей очень много.

Самая опасная «западня» – это надежда, из-за которой девушка становится марионеткой в мужских руках.

Добро тоже таит в себе опасность, оно может причинить больше разрушений, чем простенькое зло.

Самая большая опасность подстерегает тебя во время твоей самой сильной атаки.

Где опасность и бред, там живые могилы,
Нас за верность и хлеб поднимают на вилы.

Он боялся, что сон служил предупреждением об опасности. Но Майкл пока не понимал, в чём и где именно грозит эта опасность. Возможно, что его родители были в беде. Какие безумные мысли. Если бы кто-то сумел подслушать мысли Майкла, то наверняка бы посчитал его сумасшедшим. Психологи кричали бы в голос, что это следствие переживаний смерти родителей, что так его подсознание справляется с болью и поэтому выдумывает во снах, что родители по-прежнему живы. Да, наверное, так бы и сказали все окружающие Майкла люди.

Если фирменный символ Нью-Йорка — яблоко, то его фирменный звук — вой сирен скорой помощи. Такое впечатление, что каждый день с утра до вечера со всеми происходят несчастные случаи и город должен об этом знать. А сколько ещё безвестных героев? Это жертвы падения в открытые люки или безответной любви к бывшему любовнику. Насколько опасно открытое сердце?

Опасности бывают разные: от людей и от напавших на человека сил природы. Бывают опасности стихийные, охватывающие людей скопом, и опасности личные. Пережитая опасность бодрит и закаляет человека и приучает к отважности одного и к осторожности другого. Есть опасности, на которые мы напрашиваемся, они у людей авантюры являются своего рода возбудительной романтикой, поднимающей их жизненные импульсы. Есть опасности непредвиденные, застающие человека врасплох. Всякая опасность есть канун нашей смерти, и она производит экзамен всему нашему органическому опыту.

– За следующую сотню лет мы много раз бежали, пока вы не похоронили меня на девять веков.
– Ты был опасен.
– Опасен?!
– Да.
– Клаус и Кол убивал всё, что движется, а слишком опасным посчитали меня?

Таков удел мужчин — первыми встречать опасность, грудью вставать на защиту слабых. Иметь много, но много и отдавать в нужный час. Ведь именно готовность следовать этому предназначению и делает мужчину мужчиной, а вовсе не болтающаяся между ног штуковина.

Лучше тигр на равнине, чем змея в высокой траве.

Эта миловидная дама под настроение метает кухонные ножи в цель со скоростью десять в минуту. При очень большом желании – даже два в секунду. И замечу, излишек стали в любом организме катастрофически мешает его правильному функционированию.

Я думаю, бежать — это трусость. Это значит избегать опасности. А опасности так редко встречаются в нашей жизни.

– Вы с нами не собираетесь съехать? — спросила Долорес у Клерфэ, находившегося в наряде лыжника.
– И не думаю. Для меня это слишком опасно.
Долорес разразилась смехом.
– Он прав, – сказал Гольманн. — То, чем ты не овладел в совершенстве, всегда опасно.
— А если овладел? – спросила Лилиан.
– Тогда еще опаснее, – ответил Клерфэ. — Потому что человек становится легкомысленным.


Тиран, познавший власть, опаснее вдвойне.

В ней нет ничего смертоносного, кроме жажды жизни. А любая жажда – вещь сама по себе опасная.

— … Побудь здесь. Если там не опасно, я свистну.
— А если опасно?
— Заору.

Боюсь незаряженных ружей. Ими разбивают головы.

— Я не хочу, чтобы тебе снова грозила опасность.
— Я стараюсь держаться на правильной стороне закона. По крайней мере, на невидимой.

Такой взгляд может напугать. Взгляд без мыслей всегда опасен.

Запомни этот урок, Хэнк Маккой! Не важно, с какой опасностью ты столкнешься, подумай дважды, прежде чем довериться случайному средству спасения!

Силой на силу отвечать — это не путь джедая. В этой войне опасность есть: потерять самих себя.

Этот город живёт по законам джунглей. Здесь даже крысам небезопасно. Те, кто клялся защищать нас, грызутся, чтобы урвать кусок побольше, лишённые последней капли достоинства. А те, кто обязан судить их, грызутся между собой за свою добычу. Но так было не всегда.

Заключая сделки, плохие парни всегда сохраняют чеки. Потому что это защитит их в момент опасности.

— Здесь небезопасно.
— Так же, как и везде.

Если любишь опасность, начни курить.

К опасностям мы очень быстро привыкаем, когда видим, что других они вообще не беспокоят.

Кто предупрежден об опасности, уже наполовину спасен.

Потенциальная опасность, как известно, необычайно притягательна.


То, что для нас важно, может пугать.

Опаснее всего — когда все идет слишком хорошо.

Открытый враг менее опасен, чем союзник, посвященный в ваши планы и предающий вас.

Если ты уж выбрал путь, двигайся по нему при всех обстоятельствах, ты можешь только выиграть, тебе не поджидает никакая опасность, может быть, в конце ты и сорвешься, но если бы после первых нескольких шагов ты повернулся и сбежал вниз по лестнице, то сорвался бы в самом начале, и не «может быть», а наверняка.

Опасность могла бы быть моим вторым именем. Но мое второе имя — Джон.

Он работает на президента. Это их работа – говорить, что то, чего они не понимают, опасно.

Самую большую опасность для себя представляешь ты сам.

Знание может быть опасным.

Враг, о котором не подозреваешь, опасен вдвойне.

Когда человек познал страх, он стремится уйти от опасности.

Я всегда предостерегаю своих подопечных не принимать радикальных решений в горячем запале. Их суждения перехлестывают всколыхнувшиеся эмоции. Если женщина не подвергается физической опасности, сейчас вовсе не время импульсивно бежать к адвокату или уходить из дому.

Единственно верный способ встречать опасность — это встречать её с презрением (разве что она закралась в твой разум). Однако встречай её у врат, а не на пороге.

Обязательно наступает время, когда нужно перестать убегать, а вместо этого развернуться и посмотреть в лицо опасности. Самое сложное — найти в себе мужество.

— Чтобы увеличить вероятность проникновения через парадную дверь и исключить прочие варианты, я предусмотрительно оставил парадную дверь незапертой.
— А если они не поймут, что дверь открыта?
— Я оставил на двери записку.
— Издеваешься?
— Нет. Нет, нет, нет. Да! Но нет. Но да.
— Ты что, нас разыгрываешь? Тебя разве поймешь… Это шуточки, Боб?
— Узнаем, когда вернемся. Если найдем на двери записку и дверь будет незаперта — значит он не врет.
— А если, ограбив дом и разломав вещи, воры сорвут записку и запрут дверь… мы ни черта не узнаем. Так и будем ломать голову.
— Конечно, я шучу. Только псих мог оставить дверь незапертой и приколоть на двери записку.
— Что в записке, Джим?
— Я написал «Заходи, дверь открыта».

У мирно спящего котенка когти все те же, что и у бодрствующего.

 Наша цивилизация в опасности, и спасти ее в наших

Не следует забывать, дорогой маркиз, что нечто смехотворное может быть и очень опасным.

Я не напуган. Я ничего не боюсь. Чем больше я страдаю, тем больше люблю. Опасность только увеличивала мою любовь. Опасность обостряла её, придавала ей вкус. Я буду твоим единственным любовником. Ты будешь жить более красивой жизнью, чем ты живешь теперь. Небеса заберут тебя, когда увидят. И там скажут, что только одно поможет ощутить полноту жизни. И это — любовь.

Хоть и нет настоящей угрозы жизни… Но, «Я», во время опасных сражений… И «Я», когда открываю книгу, чтобы учиться… Одна и та же личность, но в то же время… совершенно разные люди.

— Удивительно приятная личность, вы не находите, генерал?
— Жорж, ты поосторожнее с ними, они очень опасны. Даже для тебя и для меня.
— Для тебя? Да ты неприкосновенен. Взгляни на себя: голубые глаза, безукоризненный арийский профиль — настоящая реклама новой Германии. Вдобавок ветеран войны. Да ты просто живая легенда.
— Сегодня нет неприкосновенных.

… я ведь надеюсь уйти из жизни мгновенно, как фейерверк, не влача существование — мерзкое, беспомощное, никому не нужное… Опасность придаёт жизни аромат. Даже во время медового месяца.

Всякий любит заигрывать с опасностью  — до тех пор, пока это не опасно.

Иногда то, чего мы боимся, менее опасно, чем то, чего мы желаем.

Драгоценности творят чудеса! Поверьте мне на слово. И, конечно, любовь. И возможно, надвигающаясь опасность.

Мы имеем дело с очень опасным созданием.

Кто-то сообщил, что в поезде опасный тип, а вы как раз стоите над трупом.

Опасность и риск рождают сильные эмоции…

В пословице говорится: «Человек, желающий добиться высоких степеней, должен смириться с одной из трех вещей: несчастьем, что постигнет его самого, убытком в деньгах либо ущербом в чести». Кто всего опасается — ничего не добивается.

Опасность — в особенности когда человек к ней не привык — может вызывать непредсказуемую реакцию даже у самых храбрых людей.

– Нечего бояться, паренек,  — сказал Уллман.  — Безопасно, как у Христа за пазухой.
— Про «Титаник» тоже так говорили, — заметил Джек.

 Интернет — опасная паутина, запутаться просто — вы

Многие рыцари ещё сидели у костров, ели и пили, смеялись. Майкл задумался, – как они могут веселиться, зная, что их ожидает на рассвете?

Хочешь быть в безопасности — сам будь опасней, чем ртуть.

…Человеку свойственно придумывать страхи. Это защитный механизм, понимаете? Лучше бояться несуществующей опасности, чтобы она не застала врасплох.

Если ты отправляешься на рискованное задание, опасность может настигнуть тебя прежде, чем ты подготовишься. Будь готов ко всему.

Кто-то однажды сказал мне, что мой ангел-хранитель наверняка очень добрый и обожает работать сверхурочно!

Где люди, там и опасность.

Здесь же, в этом городе, одновременно привычном и чужом, опасность могла выглядеть дружелюбной, а предательство улыбалось и источало сладкий аромат.

Люди, часто меняющие свое мнение — ненадежны и опасны.

Вот что творит игра на фортепиано. Вот в чем ее опасность. Она делает тебя человеком.

Для того чтобы добиться успеха, ты должен быть чрезвычайно устремленным к цели, но если ты слишком устремлен, то имеешь вероятность погибнуть.

Пока я – странный предмет, учёный кот на цепи, источник песен и басен,
Универсальный продукт, что будет подан к столу с пучком петрушки во рту.
Но может статься и так: ты прозеваешь момент, когда я стану опасен.
Не заходи за черту, не заходи за черту, не заходи за черту.

Это крайне опасно разведывать секреты в одиночку.

Зверь, загнанный в ловушку, особенно опасен.

Эх… Если бы все опасности путешествий можно было обойти. Это было бы прекрасно.

С тихонями часто так бывает: если в первый момент не сломаются, то потом от опасности, как от вина, дуреют. Даже не от опасности, а от собственной отмороженности. Помнят, какими были и теперь перед собой рисуются, доказать чего-то пытаются. И опять незаметно к опасной черте подходят. Переступят её, тогда либо голову свернут, либо поумнеют, кровь свою ценить научатся. Жаль, говорить о таком бесполезно. Ошалевший от собственной крутости скромник скорей в драку полезет, чем к словам прислушается…

Создавалось впечатление, будто этот человек может быть опасным, но пока не хочет. Рядом со мной его способность быть опасным как бы оставалась скрытой, будто меч в ножнах.

Даже когда опасность еще далека, стоит получше приглядываться к тем, кто совсем рядом.

— Тебя притягивает все опасное: мощные грузовики, мотоциклы, фейерверки…
— Все любят фейерверки!
— Смотреть — да, но не делать.

Мужчина встал. Из кулака его выскользнуло узкое белое лезвие. Тотчас же капитан почувствовал себя большим и мягким. Пропали разом запахи и краски. Погасли все огни. Ощущения жизни, смерти, конца, распада сузились до предела. Они разместились на груди под тонкой сорочкой. Слились в ослепительно белую полоску ножа.

— … Или вы можете сесть в свою машину и уехать.
— И почему это вдруг?
— Потому что есть пути, на которые лучше не вставать. Раньше такие на картах отмечали «Здесь живут драконы». Теперь не отмечают. Но это не значит, что драконов там нет.

Для Отчизны наибольшая опасность не во внешнем вороге таится, а в собственных её идиотах.

Если тому, кого ты любишь, что-то угрожает, ничто тебя не остановит. Ты можешь сколько угодно говорить себе, что не нужно вмешиваться, – а сам уже мчишься на помощь.

— Мне не нужно знать подробности задания, которое ты выполнял в «Улье-7». Я знаю, что ты служишь высшим целям, намного более важным, чем твои собственные.
— Как и ты, — отозвался Мол. Он ждал, что она станет отрицать это, заявив, будто «Бандо Гора» служат лишь своим собственным интересам, но вместо этого Воса снова кивнула:
— Возможно, это так. И всё же, когда я смотрю на тебя, когда вспоминаю, как мы с тобой вместе дрались с червём, я не могу не задаться вопросом…
— Нет! — рыкнул он.
— Я просто хотела сказать… — Она запнулась, тщательно взвешивая слова. — Сейчас мы с тобой — не те, кем когда-то были. Кто знает, где мы можем оказаться в конечном итоге?
Взгляд жёлтых глаз забрака, сверкнув, на долю секунды пересёкся со взглядом женщины. Мол ощутил нечто настолько знакомое, что это казалось невероятным, — более опасное, сильнее затягивающее в ловушку, чем весь «Улей-7», — и немедленно отринул это.

Ты опасен, если ты другой.

Основной закон жизни: опасность обостряет чувства.

Тот, кто знает, что уже мёртв, — самый опасный.

Я опасность спинным хребтом чую.

И вот вы идёте по улице. Вам навстречу три подростка с ножами для ковров наперевес. Им нужен ваш кошелёк, ну и может быть, ещё золотые часы, врученные за раскрываемость. А один из них предлагает вырезать своё имя у вас на лице. И что лучше — вообще без лица, или что о нём напишут в газетах?

Все так опасно, что можно ничего особенно не опасаться.

 Над нашей половиной мира ночь: ни вздоха, ни шорох

Чем ближе мы к опасности, тем дальше от беды.

Сожги эту юность, что расцвела такой опасной.

Думаешь, в ловушку меня поймал? Ни черта. Я загнан в угол, а значит, очень опасен.

Твои, так называемые предсказания, опасны. Ты сказал Лагерте, что у нее больше не будет детей, все же она понесла. Но потом, из-за твоих слов, она подвергла себя и ребенка опасности. А если бы она не знала предсказания? Если бы верила, что малыш выживет? Она бы не рисковала и защищала его. И теперь бы была счастливой матерью здорового ребенка. Она всегда мечтала об этом больше всего на свете. Ты открыл ей будущее и она поверила. Ты предсказал ее судьбу и она прожила ее.

Смертельная опасность является эффективным противоядием от навязчивых идей.

Боже, да я терпеть не могу опасность.

— Мэйз, милая, не нужно ходить со мной в офис.
— Я должна! Знаешь, что может случиться с твоим ребенком по пути?
— Эм… солнечный ожог?..
— Тебя могут расстрелять из машины, Линда! Или тебя похитит картель, использующий мам как наркокурьеров. А уж сколько ангел будет стоить на черном рынке!
— Как утешает…

Опасности лучше идти навстречу, чем ожидать на месте.

— Вы безобидны.
— Безобиден? Я безобиден?!
— Да, но вы не представляете угрозы.
— Не представляю?! Это оскорбление.
— Если вы хотите, я могу провести интервью, но я установлю только то, что мы и так знаем. Вы чисты.
— Я не чист, леди. Я не безопасен. Я опасен. Очень.

Две опасности угрожают миру: порядок и беспорядок.

Ощущение опасности всегда обостряет восприятие жизни. Но только до тех пор, пока опасность лишь маячит где-то на горизонте.

— Там не три рентгена, а пятнадцать тысяч.
— Что означает эта цифра?
— Это значит, что реактор открыт. А огонь, который мы видели собственными глазами, излучает радиацию в два раза больше бомбы в Хиросиме. Это за час. И так час за часом. Двадцать часов после взрыва — на данный момент сорок бомб. Завтра будет еще сорок восемь. И это не прекратится ни через неделю, ни через час. Он будет полыхать и распространять свой яд, пока весь континент не вымрет.

— Мы идем в логово врага — опасность на каждом шагу!
— Да я ем опасность на завтрак!

В момент опасности ты либо адаптируешься, либо погибнешь. В момент опасности ты смотришь вокруг, не вынося суждений и не философствуя. Ты учишься ничего не знать.

Вошедший казался опасным, и опасность завораживала, как танец змеи. Простота и легкость манер только усиливали страх: противник был настолько уверен в себе, что не находил нужным как-то подчеркивать свое положение при помощи одежд или спесивого надувания щек. Его губы улыбались, ибо не было ему нужды в грозных гримасах: и так все понимали, кто здесь хозяин.

Но нельзя же отказываться от поставленной цели из-за одной лишь опасности? Этак, пожалуй, и жить не стоит.

Ганнибал у ворот.

Hannibal ad portas.

Опасность в промедлении.

Угроза – особенно в смутные времена – кроется в обычных гражданах, из которых состоит государство. По-настоящему опасны для человечества я и вы.

Страх страшнее опасности.

Чем больше опасность, тем больше безопасность.

— Мисс Бут, мне кажется, мы в опасности!
— О да! Мы в опасности. Ибо близки к греху.

Меч смертоносен лишь настолько, насколько опасен тот, кто его держит.

Перед лицом истинной опасности мужчины предпочитают, чтобы женщин рядом не было.

— К вам может на время переехать кто-нибудь из ваших знакомых?
— Наверняка. Но не в половине восьмого вечера, если у меня по заднему двору разгуливает сумасшедший убийца.

– В детстве у меня была коллекция монет. Но однажды я не мог её найти. Я был так зол, что ударил по полу. Тогда мне полегчало. А через неделю моя… моя рука почернела и посинела, она вся опухла, я чуть не потерял её. Оказалось, я сломал пятую пястную кость, а я и не знал – это называется «перелом боксёра».
– Ты собираешься переходить к сути, шеф?
– Да. Самая опасная боль та, которую не чувствуешь.

Поверь, нет середины.
А нам надо –
За свой выбор биться отчаянно.
В крайних случаях – гнать по встречной,
Воплощать всё, что намечено,
Остальное – частности,
Но мы в опасности.
Плен или революция?
Любовь или проституция?
Вот дискуссия –
Она дуется инструкциями, напутствиями…

— Он уверен, что он изменит весь мир.
— А это крайне опасно.
— Как и все, что может изменить мир.

… во время бегства и опасности, в отчаянии, как раз и начинаешь верить в чудо: иначе нельзя выжить…

В библиотеке хранились не только волшебные книги, прикованные цепями к полкам и чрезвычайно опасные. Здесь также содержались совершенно обычные книги, напечатанные на простой бумаге мирскими красками. Впрочем, было бы ошибочным считать их совершенно безопасными только потому, что при их чтении в небе не вспыхивают фейерверки. Чтение книг иногда приводит к куда более опасным последствиям — фейерверки вспыхивают в мозгу у читателя.

Оптимизм — это профессиональный источник опасности для программиста: обратная связь клиента может его сгладить.

Существует два типа неизвестных опасностей: неизвестная опасность, заключенная в известном явлении, и известная опасность, источник которой неизвестен. Последняя, несомненно, во много раз страшнее…

Я знал Александра Сергеевича вспыльчивым, иногда до исступления; но в минуту опасности, словом, когда он сталкивался лицом к лицу со смертию, когда человек обнаруживает себя вполне, Пушкин обладал в высшей степени невозмутимостью.

Нет более опасной иллюзии, чем иллюзия неуязвимости.

Всю жизнь овца волков боялась, а съел её пастух.

Все, милый мой, опасно. Кабы не так, не стоило бы и жить…

Жить, не признавая в себе глубокую душевную рану, в каком-то смысле может оказаться опасным.

— Почему?… Почему каждый раз, когда я рядом с тобой, я оказывайюсь в смертельной опасности?
— Я не могу устранить опасность, но… Я могу защитить тебя.

— Когда я рассказал тебе свой план, почему ты не предупредила, что я умру, если сделаю это?
— Столько правил… Все не упомнишь…

Мужчина, от которого не исходит опасность, — это по сути ведь уже и не мужчина вовсе.

Он принадлежал к людям, обладающим достаточно сильной волей, чтобы на время забывать об опасности, угрожающей им вечером или на следующий день. Поборов это беспокойство, они продолжают жить своей обычной жизнью. Только время от времени сердце их щемит от этой забытой угрозы. Они вздрагивают, спрашивая себя, в чем дело, затем вспоминают то, что они забыли. «О да, — говорят они со вздохом, — это именно то».

Люди могут не осознавать этого, однако их нутро чует опасность. Зачастую они сами не понимают причины своих поступков. Возникновение беспочвенного, животного страха пугает их ещё сильнее, нежели некий конкретный пугающий объект.

Как я только собирался жить с тобой? Это опасно, походу.

Путь к миру опасен и полон смерти.

  — Вы затеяли опасную игру, миледи.
— Без риска —

— Она может быть опасной, — сказал он Джулиану. — С другой стороны, все женщины опасны.
— Все люди опасны, — заметил Джулиан.

Жестокая догадка после карнавального пробуждения,
Осточертевшие ласки в очередной раз раздражают.
Ступай нежнее, странник,
Продвигайся к опасности, которую ищешь.

Дело в том, что мужчину себе позволить можно только, когда всё хорошо. А когда всё плохо, мужчина не просто бесполезен, он превращается в объект опасности.

Даже малейшие недоразумения могут таить в себе опасности, когда положение такое шаткое, как это. Слова не всегда передают то, что происходит в сердцах. И вещи редко такие, какими кажутся.

Самое опасное в охоте за сокровищами начинается когда их находишь.

Самые страшные и опасные люди всегда держатся в тени, и вид их таков, что нельзя запомнить.

Перестань защищать это тело! Проявление любви опасно!

… у меня неприязнь к закрытым дверям. Никогда не знаешь, что происходит по другую сторону.

Все романы сожгла я,
Забыв своих принцев из снов.
И прочь ушли все печали и боль
Любви, что была горька.
Поклялась я держаться,
Не то любви поддамся.
Но если вдруг, взглядом он меня найдет,
То ничего больше не спасет.
Если сдамся я, попаду я в сети.
Он сильнее меня,
И погубят меня когти эти.
Если сдамся я, боль пронзит все тело.
Убегать пора до того,
Как меня покорит
Любовная страсть.

— Твои пистолеты женского рода? — спросила я, принимая оружие.
— Да, потому что женский род всегда опаснее, Кэт.

Его жизнь сливалась с жизнью природы. Эта жизнь была полна опасностей. Созидание сопровождалось разрушением; жизнь покупалась только силой, хитростью, неутомимой борьбой. В каждом кусте Нао подстерегала опасность: зубы, которые могли его перегрызть, когти, которые могли его разорвать. Огненные глаза хищника грозили ему из мрака ночи.

Нет опасности страшнее неизвестности.

— Это же дом с плохой репутацией?..
— Мой дом респектабельный, но гораздо более опасный.

Кто отогнал опасность, кто от нее укрылся, тот просто отодвинул решение. Но кто принял решение, кто действительно пережил других, кто вновь утвердился, кто множит эпизоды своего превосходства над убитыми, тот может достичь чувства неуязвимости.

  — Я вернусь через пять или шесть часов.
— Ты вер

Я очень люблю людей… Я знал многих людей. Перед лицом опасности они помогают друг другу. Они не отступают, хоть и слабы. Вот поэтому я правда так считаю…

Я, должно быть, старею, если во всем вижу опасность. Как это неприятно!

Это правда, что чем человек сложнее, тем интереснее. Но и в то же время, более опасный.

Конечно, это опасно. При свете дня. Но опасность — моя стихия. От неё у меня уже горели уши и сморщивался анус. Живём только раз, так ведь? Ну, кроме Лазаря. Бедный растяпа, ему пришлось умирать дважды. Но я — Ник Билейн. На эту карусель тебя пускают только раз. Жизнь удается смелым.

— Эти люди опасны.
— Да? Я тоже!

— Луиза, дорогая! Прерия не место для прогулок.
— Разве я когда-нибудь просила у тебя совета?
— Индейцы, Луиза!
— Луна умчит меня.
— Мерзавец Эль-Койот.
— Я очарую его.
— Тебе нравится издеваться надо мной?
— Да.

По-настоящему опасны только люди. Они непредсказуемы. Они лгут и предают.

Ана-Люсия Сойеру в яме:
— Откуда у тебя пистолет? Почему ты им не воспользовался, когда на тебя напали?
Сойер:
— Да знаешь ли, меня отвлекли! Дубиной по голове!

«Бесплатно» — опасная вещь. Думаешь, в этом мире что-то действительно достаётся бесплатно?

— Любовь стремится прямо к цели!
— Стреляете и не глядите.
— Кто ловок, попадет всегда!
— Кто ловок, различает ясно — что пустяки, а что опасно!

Только в опасности, дыханье хищников услышав,
Мы смогли им противостоять в борьбе и тем стать выше.

Он полезный союзник, но опасный враг.

Одиночество — опасная вещь. Если оно не ведет тебя к Богу, оно ведет к дьяволу. Оно ведет тебя к самому себе.

Внутренний враг — опаснее всех.

— Лети прямо над реактором.
— Если мы пролетим над реактором, то умрем меньше, чем за неделю! Умрем!
— Товарищ?
— Лети над зданием! Или пристрелю!
— Если пролетишь над реактором, завтра сам будешь умолять, чтобы тебя застрелили.

Even the most beautiful souls bury something inside
And all of the secrets untold, become scars that we hide
Flirting with danger
Dancing with lies
Even the most beautiful souls bury something inside.

Россия утверждает, что защищает русскоязычное население. Но наш спецпредставитель по Украине Курт Волкер не раз уже говорил, что по состоянию на сейчас во всем мире нет более опасного для русскоязычного населения места, чем восточная Украина.

Опасность усиливает удовольствие.

— Без тебя Камелот — ничто. Все, над чем мы так работали, создавали — все исчезнет.
— Слушай, не важно какие трудности нас ждут, мы будем поступать правильно. Если предадим наши убеждения, тогда конец всему, за что мы боролись. Я клянусь, что спасу своих людей. Или умру за них.
— И я клянусь. Я буду защищать тебя или умру за тебя.

— Позволь задать тебе один вопрос. Тебя не беспокоит работа твоего мужчины? Если он пострадает или пропадет без вести? Ты этого не боишься? Мне мало известно, но у сержанта Со та же опасная работа, что и у капитана Ю.
— Если быть точной, он проникает на территорию врага для ведения партизанской войны, собирает необходимую информацию, спасает заложников, уничтожает важные объекты и вынуждает врага сдаться. Рискуя собственной жизнью… Но из-за его работы я не переживаю. Я просто боюсь быть далеко от него. Но раз сейчас мы вместе, мне бояться нечего. Проще говоря, мне не о чем переживать. Вот, что я думаю.

Готовность на что угодно ради защиты другого человека зачастую порождает некий парадокс. Делая так, мы подвергаем себя опасности, отчего, вероятнее всего, тем, кого мы пытаемся защитить от боли — будет очень больно. Со временем, однако, понимаешь, что невозможно контролировать выбор тех, кого мы любим.

От некоторых тайн лучше держаться подальше, иные опасно делить даже с теми, кого ты любишь и кому доверяешь.

— Тем не менее, ты должна сообщить об этом Чарли.
— Это ещё зачем? — спросила она в ужасе.
— Чтобы дать мне хоть какой-то стимул вернуть тебя обратно, — прошипел я.

Из близкого леса и впрямь доносился волчий вой. Издалека он казался красивым, как песнь самого лунного света, но Зимобор представлял себе, какой жутью он наполняет, если встречаешь ночь посреди леса и знаешь, что здесь есть еще кое-кто более опасный и голодный, чем ты сам.

Назвать тирана тираном всегда было опасно. Но сегодня не менее опасно назвать раба рабом.

Лающие собаки редко кусают.

Гигантская анаконда скользила под покровом спокойной речки и высовывала желтоглазую голову из воды, чтобы приметить жертву. Местные предупреждали меня: если встретишься взглядом с этой змеёй — окаменеешь. Она подберётся к тебе, неподвижному, и тебя проглотит. Но, дорогая Агнес, опасность таилась не в глазах анаконды: другой взгляд превратил меня в камень.

Самое опасное в войне — это недооценить противника и успокоиться на том, что мы сильнее.

Кто для многих страшен, тот должен многих бояться.


Самые опасные люди неизменно домогаются власти.

В опасности безмерной,
В сомненье беспредельном,
Мы бегаем кругами
И дергаем руками…

Скалы, что двигались точно живые,
прозвание им Симплегады, смертью грозили они,
но боги нам дали совет! Вперёд, аргонавты!

О, стимфалиды, чьи перья как тысячи лезвий,
Ваших запомним навек крыльев звенящую медь!

Ненавижу эти «если бы» — они бессмысленны, пусты. Но у любой женщины есть мысли, начинающиеся с «если бы», как бы много она ни преодолела, как бы много не отвоевала. Эти мысли опасны, они бегут по кругу в самые горькие моменты и никогда не находят своей точки.

Столько опасностей в мире скрывается под масками. Мы рассказываем детям о добре и зле, зная, что всё не так просто. Зло не даёт нам времени сразиться или испугаться, а мы не даём себе труда заглянуть под маски и тем самым смиряемся с кошмаром, который может наступить внезапно.

— Вард — самый опасный парижский соблазнитель.
— В чем же опасность?
— Я ее проявляю по первому требованию.
— К тому же он негодяй.
— Это больше похоже на правду.

И Бога, и врача мы равно чтим, но только когда грозит опасность нам, а ранее – нисколько.

Опасность нашего времени не в том, что на земле живёт кучка безнравственных людей, авантюристов, бандитов и разбойников. Эти отбросы общества существовали всегда; случалось даже, что из низов выходили великие люди. Особая опасность нашего времени в том, что ныне писатели искренне уверены, что, оправдывая аморализм, мягкотелость, закон джунглей и безобразное искусство, поступают мужественно. Меж тем ничего героического тут нет; это самый пошлый конформизм. Опасность, по словам одного из ваших ровесников, состоит в том, что «вместо философского учения нам предлагают заклинания, вместо литературной школы — правила пунктуации, вместо религиозного возрождения — аббатов-психоаналитиков, вместо мистики — абсурд, вместо счастья — комфорт».

— Слово «опасаться» недостойно уст Вашего Величества!
— Ни одна опасность не кажется мне настолько грозной, как суровость ваших прекрасных уст.

Испуганная женщина — самая опасная. Поэтому женщины так легко пугаются.

— Лиан-Чу, скажи мне, что дракон не у меня за спиной!
— Он… он не у тебя за спиной…
— Ты лжёшь не слишком убедительно!

В военное время худшей из опасностей становится привычка. Особенно привычка к самой опасности.

Рискну дать совет: будьте осторожны! Нет ничего опаснее тайн не поведанных и тех, кто хранит эти тайны.

— Судьба Мордреда сплетена с судьбой Артура, как плющ с побегом.
— Боюсь, что он опасен.
— Для этого есть причины.
— Неужели я бессилен?
— Порой, чтобы спасти побег — надо срезать плющ.

Тот, кто указал на реальность нависающей угрозы, должен указать и путь преодоления.

 Поражение неминуемо ждёт лишь  того, кто отчаялся

Страсть делает человека опасным.

Страх — это мудрость перед лицом опасности.

— Льюис и Кларк! Эти болваны тащат лодки.
— Хм, тащат, потому что знают, что впереди опасный участок. Нам следует сделать то же.
— Не вижу причины для беспокойства.
— Сэр, есть примета: быстрины – утром.
— А дальше?
— Все.

Если опасность можно предвидеть, то ее не нужно страшиться.

Реактор РБМК работает на уране-235. Каждый атом урана-235, как пуля, движется практически со скоростью света, проникая сквозь все на своем пути: дерево, метал, бетон, плоть. В грамме урана-235 содержится свыше миллиарда триллионов таких пуль. Всего лишь в одном грамме. В Чернобыле его свыше трех миллионов грамм и он сейчас горит! Ветер разнесет радиоактивные частички по всему континенту, с дождем они прольются на нас. Это три миллиона миллиардов триллионов пуль в воздухе, которым мы дышим, в воде, которую мы пьем, в продуктах, которые мы едим. Большинство таких «пуль» будут летать еще сто лет, а некоторые и пятьдесят тысяч лет.

Люди опаснее всего, когда ничуть не сомневаются в своей правоте.

… Попытки оградить близкого человека от всех мыслимых опасностей обычно и бесполезны, и ни к чему хорошему не приводят.

То, что человек побывал на волосок от смерти, на улице является предметом особой гордости, особенно если это произошло в какой-то опасной ситуации.

Наша жизнь состоит из различных опасностей: физических, душевных… надо учиться преодолевать их, – философски заметил Егор, потом, спустя минуту молчания, добавил: – Главное – запомнить вот такие жизненные уроки и научить своих детей защищаться от любого врага, терпению и выдержке, не терять голову, убегая от всех куда попало… Чтобы с ними подобное не повторилось.

Спасение ничего не стоит, если ты подвергаешь людей опасности.

Гнедая недовольно фыркнула, прядая ушами.
— Не бойся, малышка. — Середин спешился, успокаивающе похлопал её по шее, погладил морду. — Не бойся, я с тобой. Ты знаешь, чем разумное существо отличается от неразумного? Только разумный идиот способен лезть туда, куда ему не хочется. И туда, где он чует опасность. Пойдем, моя хорошая. Я начну поднимать тебя по эволюционной лестнице.

Клоун! Но опасный и неглупый клоун! Если такому клоуну не похлопать, цирк опустеет…

Военная промышленность в действительности — величайшая опасность для человечества. Она — черная движущая сила, скрытая за повсюду распространяющимся национализмом.

Чтение — вот чего следует опасаться. Здоровые телом и духом молодые люди не должны читать, иначе они кончают плачевно — попадают в учителя.


За красотой всегда прячется опасность.

Быть вне закона достаточно плохо, а быть бунтарём ещё опаснее.

Позволь мне вот что сказать тебе, мальчик… любовь всегда в опасности.

Плохие — они плохие и есть, им ни в чем нельзя верить, кроме того, что они непредсказуемы и опасны.

— Для чего это всё нужно? Похоже на большую игру-аркаду.
— Это управление ядерными топливными стержнями.
— Прямо как Джеймс Бонд: вытащи стержни, закрой реактор, спаси мир!
— Скорее Джеймс Бонд и Марио.
— Круто, я отлично играю в «Марио»!
— Если мы ошибёмся, Клайд, то не сможем просто вернуться на предыдущий уровень!

Издали опасность всегда кажется страшнее, чем вблизи.

Самая большая опасность — это быть совращенным на путь добродетели.

— Сир, этот поход…
— Слишком опасен и от него лучше отказаться?
— Ты тоже так думаешь?
— Нет, просто ты всегда так говоришь. Но я все еще жив — две ноги, две руки и зубы!

Опасные знания — все равно знания, и они тоже полезны. Более того, по моему опыту, такие знания — самые полезные.

Ты рогоносец, Бонасье! Ты рогоносец!
Спокойно, Бонасье! Ты будешь отомщен.
Ты это видел? Да! Я это видел!
Эх, бесстыжая! Я ей… А она мне…
Стоп! Спокойно, Бонасье, есть утешение.
Ты оскорблен не один. Ты оскорблен вместе с Францией.
Франция в опасности!
Это заговор против меня и Франции!
Я спасу тебя, Франция!

— Я хочу остаться здесь.
— Здесь небезопасно.
— Но это же наш дом.
— Мы найдем другой. Дом делают те, кто в нем живет.

Нередко приступу паники предшествует паранойя, чувство всепоглощающего беспокойства, которое заставляет видеть угрозу и опасность там, где их нет.

Что ж, пожалуй, мы действительно смешны. Но не следует забывать, что нечто смехотворное может быть и очень опасным.

— Впереди находится лагерь данов под предводительством Аловласого. Поднять ветку! Выше, над головой!
— Что она означает, милорд?
— Что мы пришли с миром и хотим переговоров. И если это люди Аловласого, а так и есть, надеюсь… он будет готов выслушать меня.
— А если нет?
— Будете защищать меня своими жизнями. И веткой.

Тот лучше всего защищён от опасностей, кто хранит бдительность и в зримой безопасности.

 Грант опасен. Он худшая из всех опасностей — он вл

Что такое одержимость? Что же это такое? Безумная страсть? Похоть? Заблуждение? То, что мы должны поглотить? То, что поглощает нас? По-моему, одержимость — это завладение. Безжалостное завладение моими мыслями. Иногда я ему рад, а иной раз это случается помимо моей воли. Вы, наверное, видели новости, где люди игнорируют штормовое предупреждение. Они выходят на пляж, словно ожидая, надеясь, что их накроет волна. Раньше меня удивляло, что с ними не так? Прислушайтесь к предостережению, уходите, будьте благоразумны. И я понял, почему их тянет на берег. Понял причину. Они не могут оторвать взгляд от стены волны прямо перед собой, потому что волна прекрасна, она пьянит, завораживает, это живое воплощение опасности. И этот момент на берегу, этот шанс поиграть с судьбой, проверить, сможешь ли ты выстоять перед опасностью, заглянуть ей в глаза и сказать: «Я могу тебя контролировать. Я могу тебя перехитрить. Я могу подчинить тебя своей воле.» Я проиграл. Каждый раз я говорю себе, что мне это не нужно, что я могу контролировать, могу побороть соблазн, могу управлять своими желаниями. Я проиграл. Ноги сами несут меня на берег.

Игнорируя прошлое, ты подвергаешь опасности будущее.

— Моргана сильная, она опасна.
— Я знаю.
— Тебе все равно?
— У нее мои люди. Не просто друзья, они мне как братья. Не важно, что меня ждет — я их не брошу. И я знаю, что они не бросят меня.

Худшая опасность — это паника.

Недоученный доктор опасен для жизни. Недоученный мулла опасен для веры.

Вы не поверите, но там около сотни теней. А ещё стоят какие-то огромные клетки, и они меня чертовски пугают. Даже боюсь представить, для чего эти клетки могут понадобиться.

– … Мы должны идти, Холмс.
– Конечно, идите.
– А вы?
– А я полюбуюсь здесь видами. В одиночестве.
– В горах одному опасно.
– Не более, чем везде в нашем несовершенном мире.

Сигарет не курят, граждане, сидя на бочке с порохом.

Опасность — неизбежный спутник моей профессии.

К опасности нельзя привыкнуть.

… всякая сила окружена опасностью точно так же, как источник света — тьмой.

Сыновья Зубра возбуждали в уламрах смутное недовольство. Это недовольство было первым проблеском сознания общности интересов перед лицом опасности.

За сияющими фасадами скрываются смертельные опасности. Слабые становятся жертвами обольщения.

Лучше пусть опасность, чем скука.

 Опасность подкрадывается незаметно, когда кажется,

— Мы влезаем в непредсказуемую ситуацию, тебе лучше остаться в машине.
— …
— Хорошо. Но тебе лучше идти за моей спиной.
— …
— Хорошо. Просто будь осторожна, ладно?

Каждая ночь таит множество опасностей, но это не значит, что надо бояться тьмы. Чтобы выжить, надо лишь научиться смотреть в оба и обдумывать каждый шаг.

Нaм рaзрешaется слыть невеждaми, мистикaми, суеверными дурaкaми. Нaм одно не рaзрешaется: недооценить опaсность.

— Саша, если бы грозили нам с тобой…
— Ну это был бы подарок судьбы!

Тот, кто переполнен радостью, не наблюдателен: счастливцы — плохие психологи. Только беспокойство предельно обостряет ум, только ощущение опасности заставляет быть зорче и наблюдательней.

Везде, где есть жизнь, есть и опасность.

Океан была полна опасностей. Раннее я, как и остальное человечество, считала, что худшее — это айсберги или ураганы, одним словом, природные катастрофы. Но на самом деле их в большинстве случаев можно избежать. Подлинная опасность крылась в голосе, спрятанном под моей прочной кожей.

Однако минуты крайне опасности вызывают к жизни неожиданные решения.

— Вам доводилось бывать в афроамериканском районе ночью?
— Не имею такой привычки.
— Представьте, что вы полицейский и изымаете наркотики, поскольку из-за сокращения бюджета в машине находится лишь один офицер. Три часа ночи, вы едете один и слышите выстрелы. Тут появляется подозреваемый, вы его преследуете, ведь каждый житель города считает, что за сорок пять тысяч в год — вы станете его преследовать. И вы знаете, что у него есть пистолет, и никто не знает, где вы находитесь. Вы в опасности. А теперь — вызовите подмогу, чтобы наверняка вернутся домой к детям.
— Не работает.
— Верно, потому что вы работаете девять часов, а батареи хватает лишь на шесть. Так что вам прострелят голову, потому что ваш департамент и мэр не снабдили вас исправной рацией!

Опасность, которую ждешь заранее, внушает тревогу; неожиданная опасность внушает ужас…

— Больше не буду считать мир моды легкомысленным. Покров вроде бы безобиден, но кто знает, что скрывается под ним.
— Обычное белье.
— Что тоже не менее опасно.

Опасность для сердца представляешь ты.

Мужчин опасность подстерегает повсюду, а женщин, главным образом, в любви.

– Подумайте, что это значит для нас. Мы можем получить все, что хотели.
Энрике устало провел рукой по лицу.
– Ты когда-нибудь слышал о мотыльках, которые смотрели на огонь и думали: «Как красиво блестит!», а потом сгорали в пламени?
– Слышал.
– Хорошо. Я просто уточнил, на всякий случай.

 – Стойте на месте и не двигайтесь! – прозвучал поз

Даже самые красивые души, что-то хоронят внутри
И все секреты не раскрыты, появляются шрамы, которые мы скрываем.
Заигрывание с опасностью,
Танцы с ложью.
Даже самые красивые души, что-то хоронят внутри.

Только баба блудливая загодя-то вожжей не чует! Понял?

— Для моих людей ты самый опасный человек на свете.
— А как же ты?

На Фиделя Кастро почти 700 покушений было. Как бы не обогнать команданте…

Если хочешь ночью в постель тепла,
То не с улицы: улица умерла.
Безопасней остаться с книжкой.
Или с музыкой: тоже хороший путь.

— Так, сынок. Бионический протез на твоем прицепном крыле в порядке, ты готов к полетам.
— Ух ты, док, СПАСИБО! А то я в этой больнице… засиделся как в курятнике.
— О, не сомневаюсь… А! Ясно. Курятник. Ха-ха. Я понял. Курятник.
— Да уж, это… ну, вы поняли. Аж перья встают.
— Это даже не игра слов…
— Так что, мне можно летать?
— Да, сынок. Даю добро.
— Ух ты! Дайте-ка ракетницу!
— Что?
— Ракетницу! И ботиночки попрочнее. Нет ничего круче, чем взлетать от мощного взрыва!
— Стоп. Это же очень небезопасно!
— Док, вы видели, сколько звезд там осталось? Нет времени для безопасности. Дайте мне ракетницу, и я полечу!
— А, ясно. Ну, чтобы получить ракетницу… э-э… вам надо официально вступить в армию Объединенных Миротворческих Республик, и…
— Я вступаю. Я клянусь. Вставьте текст клятвы сюда. Давайте, пора лететь!
— Полагаю, сержант Монтана сегодня дежурит на оружейном складе, и вы можете… О боже! Он уже полетел! ПОЛЧАСА ПОСЛЕ ПРИЕМА ПИЩИ НЕ ВЗЛЕТАЙТЕ ВЫШЕ 10 МЕТРОВ!!!

— Боюсь, я должен задержать вас на 72 часа. Вы представляете опасность для окружающих.
— Мне дадут желе?

Ощущение опасности возбуждает. Это призыв к поиску новых опасностей.

Опасность миновала — и молитвы святому забыты.

Бездумно пренебрегать опасностью нерационально. Более того, это аморально. Аморально потому, что не имеет права человек бессмысленно, «за просто так» рисковать драгоценным даром природы — собственной жизнью.

Грозящие «надрать задницу» никогда не смотрели в глаза тому, кто знает, как причинить настоящую боль, или, ещё хуже, понимает, что, сделав это, абсолютно ничем не рискует. У бродячих собак именно такой взгляд. В нём не агрессия, а скорее оценка — «Ты еда?» или «Ты опасность?». Если оба ответа отрицательные, собака идёт дальше.
Именно такой взгляд у тех, кто способен убить не задумываясь. Ни ругани, ни оскорблений: «Ты хочешь мне навредить? Да? Тогда позволь тебя прикончить».

Самые опасные вещи выглядят более чем безопасно, в этом их особенность и в этом хитрость.

Не важно, как ты осторожен, всегда есть опасность споткнуться.

— Обычно он кроток как ягненок. Правда.
— У-ук.
— Но терпеть не может эльфов. Ему не нравится их запах.
Библиотекарь раздул ноздри.
Маграт не много знала о джунглях, но при виде разъяренного библиотекаря тут же подумала об орангутанах, сидящих на деревьях и чувствующих запах тигра. Приматы никогда не восхищаются красивой шкурой или горящими глазами, потому что слишком хорошо помнят о зубастой пасти.

Разоблачение способно помочь нам принять то, что нужно нам больше всего, открыть тайны, которые мы так отчаянно скрывали, и показать опасности вокруг нас, но что самое важное — разоблачение раскрывает нам нашу сущность: или добрую, или злую, или застрявшую где-то посередине, и её сила может уничтожить всё, что мы так любим.

Холодна вода не врятує від спеки
І випити пам’ять душа не дає
І очі твої то моя небезпека
І ті ж самі очі, то щастя моє.

Холодная вода не спасет от жары
И выпить память душа не позволяет.
Глаза твои — это моя опасность,
И те же самые глаза — это счастье мое.

Опасность требует, чтобы ей платили удовольствиями.

— Ты что?! Взламывать временные матрицы запрещено!
— Я… Я… Я всё делал в точности, как тут написано!
— А что тут написано об опасностях проведения подобных ритуалов?!
— Не знаю, ещё не успел прочесть.

— Готов ли ты следовать за Бэтменом и получить пару жизненых уроков?
— Конечно! А где ремень безопасности?
— Урок первый — жизнь не даёт таких ремней.

Опасность исходит не от самой проблемы, а от вашего отношения к ней.

Когда он устает, то становится отчаянным. А в отчаянии он очень опасен.

Я, наверное, один из тех парней, кто не верит, когда им говорят, что печка раскалённая. Я должен сам до неё дотронуться, чтобы убедиться.

Опасный путь — не самый плохой плохой путь.

Трусливый лидер — самый опасный человек.

— Что он сейчас делает?
— Он ведёт её на фабрику.
— Нет, он делает нечто более опасное: он становится непредсказуем!

Короче, они не были похожи на остальных; в общем, они были опасны, а значит, притягательны.

Бойтесь тех, кто витает в облаках. Они могут свалиться на голову.

Прежде чем подвергаешься опасности, надобно предусматривать, бояться ее. Но когда она постигнет, тогда одно оружие — преодолевать ее мужественно.

Опасное дело — нападать на человека, у которого осталось только одно средство спасения — оружие, ибо необходимость — жестокая наставница.

 Как ты ухитрилась дожить до семнадцати лет с такой

Солнце, словно на закате, слабо освещало горизонт. Время как будто остановилась на период сражения с силами Зла. Даже ветер стих. Казалось, сама природа пришла посмотреть в молчании на этот поединок.

Придя в мир, полный неприятностей и опасностей, человек посвящает львиную долю энергии тому, чтобы сделать его еще хуже.

Опасная это привычка, мистер Холмс, держать заряженный револьвер в кармане собственного халата.

— Вперед, мой герой!
— Ты что, не идёшь?
— О, нет. Там опасно. Там демоны.

Папа говорит, что ночью не бывает ничего хорошего.

Беспокоиться о ком-то гораздо тяжелее, чем самому подвергаться опасности.

— Опасно, до глупого!
— Ага. Мне тоже нравится.

— Что здесь происходит?
— Н’Джала мертв. Розен мертв. Моя судьба сейчас решается.
— Отвезти тебя в Париж?
— Нет. На вашем месте я бы не стоял так близко ко мне — на линии огня.

Закрыть на опасность глаза не значит избежать ее. Напротив, закрывая глаза, становишься уязвимей.

Кто знает о надвигающейся опасности, тот наполовину её избежал.

Никогда не знаешь, с какой стороны грозит опасность…

Вообще все, что интересно и привлекательно, заключает в себе опасность – американские горки, прыжки с парашютом, азартные игры, секс.

— В общем, я веду учёт личностей и существ из других миров, которые могут быть опасны для нашего. Боюсь, что твой сводный брат Локи входит в этот список.
— Немудрено.
— Зачем тогда ты притащил его в Нью-Йорк?
— Это сложная история. Семейная драма. Долго рассказывать. Но тут мы ищем отца.

Отвязанная страсть столь же опасна, как привязанная.

— Если это тебя успокаивает, то мне тоже немного страшно.
— Нет, это меня совсем не успокаивает.
— А я думал, это то, о чём мечтают женщины.
— О чём?
— О мужчине, который не боится плакать и проявлять свои слабости.
— Да, но не тогда, когда за ними гонятся пираты… тогда они любят крутых вооруженных мужиков.

Учительница объяснила, что отсюда до подножия холма, на котором стоит замок, триста футов, и если бросить с верхней площадки монетку в один пенс, она может пробить человеческий череп как настоящая пуля. В ту ночь Ричард долго не мог уснуть. Он все представлял, как монетка падает, набирая скорость, и становится страшнее пули. Обычная безобидная монетка вдруг превращается в смертельное оружие…

Сложней всего всегда разглядеть опасность прямо под носом.

Молодые бандиты, они самые опасные. У них мозгов нет. Смерть им нипочём. Что чужая, что своя.

Ограничение возможностей языка с целью предотвращения программистских ошибок в лучшем случае опасно.

Для девушки нет в мире ничего опаснее слишком романтического парня.

Несмотря на возникшие у большинства впечатления обо мне, я никогда не был воином, который смеялся в лицо опасности, скорее предпочитаю хихикать ей в спину и показывать неприличные жесты, когда та не смотрит.

«Что бы ни случилось, сейчас всегда сейчас». Рент имел в виду, что мы живем в настоящем моменте реальности, и что бы ни было раньше, как бы сильно мы не любили человека или пса, если он на нас нападет, мы отреагируем на опасность.

Открытые пространства — это всегда дополнительная опасность.

Моя любовь опасна. А кто хочет безопасной любви? Представьте, если бы я написал песню: «Моя любовь безопасна». Она бы никогда не продалась.

Совместное путешествие, полное опасностей, объединяет даже самых несовместимых существ.

— Джейн, ты едешь?
— Это что, бронежилеты?
— Да.
— Не еду. Удачи.

Все стоящие вещи – опасные.

Мы ходим по лезвию ножа. Довериться кому-то, значит подписать себе смертный приговор.

Эта довольно-таки любопытная страсть заставляет нас получать удовольствие от опасностей, в которые попадают другие. Быть может, это присуще человеческой природе. У римлян были гладиаторы, у наших современников — мелодрамы.

 Великих дел, не сопряжённых с опасностью, не бывае

… Женщина опаснее всего, когда принимает кроткий вид.

Где-то Поляков слышал мысль о страхе, и эти слова почему-то отпечатались в его памяти. Когда человек знает об опасности, ждущей его, это не самое страшное. Столкнувшись с неизбежным испытанием, мы встаем перед выбором – либо подчиниться страху и убежать или уповать на помощь, либо вопреки страху вступить в бой. Самый же жуткий страх – страх перед опасностью неведомой. Человечество в целом и каждый индивид в отдельности непременно сталкивается с ним – рано или поздно. Какой враг притаился в темноте? Кто поджидает тебя за поворотом? Что находится там, после смерти? Если подумать об этом, становится понятно: опасность, о которой ты знаешь – уже не опасность. А вот опасность неведомая… Это и есть настоящее испытание. Лицом к лицу. Конец иллюзиям. Именно тогда человек понимает, кто он есть на самом деле.

Опасность — опьянение, которое отрезвляет.

Никогда не забуду
Чей-то мудрый совет:
Жди опасности всюду,
Где опасности нет.

Когда грозит опасность, вновь чувствуешь себя человеком.

Если ты будешь всё время стараться избегать опасностей, то никогда не продвинешься вперёд.

Да, мужчины действительно опасны. Но скальпель тоже опасен. Он может ранить, а может спасти вам жизнь. Вы не пытаетесь сделать его безопасным, затупив его; вы вкладываете его в руку тому, кто знает, как с ним обращаться.

Предотвратить опасность намного легче, чем бороться с ее последствиями.

— Из-за него я столько раз был на волоске от смерти!
— Ну, не наговаривай на дедушку. Ну кинул я тебя в пропасть, ну бросил я тебя в джунглях, ну отправил я тебя в космос на воздушных шарах… Так это же все для того, чтобы ты вырос сильным.

Когда война становится бесконечной, она перестает быть опасной.

— Все, что мы сегодня делали, это всегда так опасно?
— Всегда.
— Как здорово.

Не следует юноше играть оружием, всей опасности которого он не разумеет.

— Но мы не собираемся никого насиловать…
— Мать твою, я пытаюсь быть опасным!!

— Неоплаченный долг за спасение жизни — слишком опасная вещь, чтобы забыть о ней.

 Когда мальчик видит, что мама интересуется его дел

Сами понимаете, ничто не обходится нам так дорого, как неведение в момент опасности…

Когда на кону стоит твоя жизнь и жизни всех, кого ты любишь — угрызения совести тебя уже не волнуют, они бесполезны.

С возрастом притупляется чувство опасности, все воспринимается не так остро, не так ярко.

Что может быть прекраснее женщины, которая с восхитительной ловкостью и непередаваемой грацией непрестанно преодолевает опасность?

Не бояться, но опасаться, не уповать, но надеяться.

Побывать в Париже — твой почетный долг,
Только есть опасность, на свободе волк.
Хоть по приговору, он зубов лишен,
Без людей хороших жить не может он.

— Боря… Ты хороший человек. Не лезь туда, где висит табличка — «Осторожно, убьет». Даже я боюсь туда заглядывать.
— Тебе не кажется, что пора её сменить на что-то более нейтральное? Например, «Осторожно, еноты».

Люди умнеют, как слоны, которые в минуту опасности говорят: «Эге, мы в опасности, но всё будет путём, только надо весу поднабрать, фунтов 200-300», — или как жирафы: «Жизнь — дерьмо, но всё наладится, если только у нас шеи ещё чуток вырастут».

Что может быть опаснее похода по неизвестным и жутким землям? Разве что поход по неизвестным жутким землям ночью, в самый пик активности разной неприятной живности и неживности.

Постоянно такое чувство, словно я в открытом море: неизъяснимое счастье с привкусом опасности.

Тот, кто засыпает на мине с зажженным фитилем, может считать себя в полной безопасности по сравнению с вами.

Опасности и приключения выглядят весьма заманчиво, пока с ними не столкнёшься нос к носу. Одно дело — слушать про них в трактире, а совсем другое — расплачиваться за них кровью и увечьями.

Подхалим — опаснее врага!

На улице он не терял его из виду, оберегал от всяких опасностей: от вырвавшихся на свободу лошадей, от колес экипажей, от пьяных солдат и красивых девушек.

 Не выглядящие опасными существа могут оказаться кр

Как правило, смертельной опасностью грозит как раз то, что ты не видишь.

Дело серьезнее, чем я предполагал, — сказал он. — Я должен предупредить вас об этом, Уотсон, хотя наперед знаю, это только подстрекнет ваше стремление лезть туда, где есть шанс сломать себе шею.

Люди свершают свой земной путь, полный тревог, опасностей, вдохновения и восторга, путь над бездной, из туманных и темных глубин которой за ними повсюду следят глаза дьявола, ожидая, что вот-вот кто-нибудь оступится и полетит вниз, сорвется в пропасть, из которой нет возврата…

Дух тьмы силен, и при дворе он надевает самую опасную маску — он незаметен, невидим.

Того, кто служит за барыш
И только деньги ценит,
В опасности не сохранишь,
И он в беде изменит.

Я усмехнулась:
– Драконы… Я всегда знала, что доверять вам опасно. Но после всего… Ты думаешь, я так легко доверюсь ему? Существо, способное играть чужими жизнями. Морально способное. Так просто, как им захотелось сделать из меня ручную зверушку. Ведь на мне до сих пор заклятие, по которому я вынуждена защищать тебя даже ценой своей жизни. И за что это мне – за то, что вышла однажды на улицу? За неправильный поворот в закоулках города. Не натолкнись я тогда на твоего братца – жила бы спокойно. Просто рядовой магианой.

— Этот тип оплёвывает двор и короля, прочтите.
— «Куда плывут наши экю, мой друг, в карман двору и…» [Анжелика смеется над продолжением]
— Если вы смеетесь, это доказывает, что он опасен.

Нигде, ни в одном море мира нельзя считать себя в безопасности.

Моя жизнь — это опасная зона.

… в ситуации смертельной опасности людям почти всегда кажется, что всё длилось очень долго: секунды превращаются в минуты, минуты — в десятки минут или, даже, часы.

Она посмотрела мне в глаза. Она поняла. Ей было известно, что я разыскиваю сына, но не более того. Впрочем, этого было достаточно. Те, у кого есть дети, понимают, что этого достаточно. Что какая бы опасность ни угрожала тебе самому, ты просто отодвинешь ее на второй план.

В минуты опасности особенно начинаешь ценить домашний уют…

Опасность рождает красноречие.

Все на свете опасно. Выйти на свежий воздух, выпить, лечь спать. В гуще крапивы, которая называется опасностью, мы срываем цветок, который называется благополучием.

Знания — опасная вещь.

(Слово знание равноценно слову опасность.)

Очень опасно стоять посреди дороги — с обеих сторон может сбить машина.

Порой избегать опасности хуже, чем идти ей навстречу.

Мудрец не ищет опасность, он не злоупотребляет радушием. Пожалуй, это единственный способ не рисковать проиграть.

Быть слишком наблюдательным порою весьма опасно.

Опасность набрасывается на беспечного повара.

Люди, как известно, склонны к самоуспокоению, они пытаются заглушить в себе сознание опасности, объявляя, что ее не существует вовсе.

Я хочу быть только с тобой! Никогда об этом не забывай! Помни, что для тебя я опаснее, чем для кого бы то ни было.

Для меня счастье всегда представляло предвкушение, восторг неизведанного, претворения в жизнь чего-то, невыполнимого с точки зрения других, щемящее чувство в груди, предупреждающее: «Впереди опасность».

Книга может быть опаснее меча, если находится в правильных руках.

Fiendish wonder in a carnival’s wake
Dull caresses once again irritate.
Tread softly, stranger
Move over toward the danger that you seek.

Очутившись в незнакомом месте, чувствуешь посреди этого ничем не ограниченного простора тревогу, что-то похожее на опасность.

Вы всё тыкаете в медведя палкой, а потом ещё и обвиняете его в том, что он надавал вам тумаков.

Опасно быть зверее зверя.

Когда грозит опасность, ты способен сделать то, чего ни за что не сделаешь в обычных условиях. Это называют божьей помощью.


Вообразите себе самую невообразимую опасность!

Доблесть жаждет опасности.

Я всегда выступал за то, чтобы опасное оружие не попало в руки к дуракам. Давайте начнём с пишущих машинок.

— Я еще не видел тебя таким испуганным.
— Ты прав, не видел. Ведь я еще никогда не боялся умереть и потерять все. Но это делает меня не слабым, а опасным.

Не нужно знать опасности, чтобы бояться ее; напротив, именно неведомая опасность внушает наибольший страх.

Как и любой другой большой город, Париж таит много опасностей.

Я только тогда пугаюсь опасности, когда считаю нужным.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ