Цитаты про оружие

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про оружие. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
  — Этой штукой ногти пилят. А ведь если вдуматься,

– Я, кажется, слышал слово «пистолет».
– Ерунда, – махнул рукой Вейзель. – Манрик поспорил с Савиньяком, что собьёт из его пистолета воробья с соседней крыши, но промахнулся.
– Всё дело в пистолете, – стоял на своём проигравший.
Рокэ шагнул к Эмилю.
– Пистолет!
Кавалерист с готовностью протянул Алве оружие; он молчал, но чёрные глаза смеялись. Рокэ взял пистолет правой, переложил в левую и, почти не глядя, пальнул в сторону окна. Комната наполнилась пороховым дымом, но стоявшая на подоконнике бутылка не пострадала.
– Видите, – удовлетворённо произнёс Леонард Манрик, – из дурного пистолета промахнётся даже лучший стрелок.
– Верно и обратное, – Алва бросил злополучное оружие на стол, – дурной стрелок промахнётся даже из лучшего пистолета.
Ответить Манрик не успел. Савиньяк с воплем «Леворукий, и все твари его, вот это выстрел!» – вытянул руку в направлении камина. Три свечи, стоявшие на каминной полке, погасли.

Я инстинктивно напряг мышцы, ожидая выстрела и удара пули. В таких случаях это неплохой способ защиты. Еще эффективнее было бы заслониться газетой. Какого черта в свое время никто не посоветовал полковнику Самюэлю Кольту осчастливить человечество усовершенствованием других необходимых вещей, ну хотя бы застежек для бюстгальтеров!

— Сид, я ранен, ранен!
— Маршал, это усыпляющие дротики. Я вытащила, ты не уснешь!
— Боже, храни Британию и запрет на оружие!

Топор звенит от наслаждения.

— Пап, научишь стрелять? Я уже взрослый.
— Конечно, чёрт возьми, научу! Но сначала научись уважать оружие.
— Вот именно, это не игрушка. Не уверен — не стреляй. Всегда помни это, Дуэйн.

Борьба интересов и огромные прибыли производителей оружия привели их к созданию еще более жестоких и разрушительных его видов.

— Бобриков, ты когда-нибудь из гранатомета стрелял?
— Нет.
— Вот и стреляй!

Черный пистолет, с ним никто не тронет,
Черный пистолет, если не догонят.
Черный пистолет, выпьем-ка до дна,
Восемь бед один ответ и любовь одна.
(Потому что у него черный пистолет…)

Да, да, да, нет, нет, нет купите черный пистолет!!!

Когда любой идиот может взять оружие, способное прикончить каждого, вскоре миром начнут править дураки.

Я не знаю, каким оружием будет вестись Третья мировая война, но Четвёртая — палками и камнями.

(Я не знаю, каким оружием будет вестись Третья мировая война, но в Четвёртой будут использоваться камни!)

Информация и связи, а не булыжник и террор, — вот оружие современного пролетария!

Надежда помогает, как жить, так и быть убитой намного худшими способами, чем все, что можно представить. Надежда — ужасная подруга, когда ты попался парням с пистолетами.

Побеждает тот, кто бьет противника его же оружием.

— Войну нужно отложить.
— Ваш брат оставил мне гранату.
— Он извиняется. Вы оставили мины.
— Я тоже извиняюсь.

«Атлас» выставлял себя спасителем человечества — и в это же время разрабатывал самое разрушительное оружие уничтожения. И всё только ради денег. Вот только оружие обернулось против них: инфекция «Атласа» разнеслась по Западному полушарию катастрофиеским лесным пожаром, пожирая всё и вся на своём пути, а я был той самой спичкой в руках поджигателей. До сих пор об этом я ничего не помнил, но ты не можешь перестать быть самим собой… Даже если ты — монстр.

Пистолет — интересная штука. Почему-то все, кому только стоит взять его в руки, становятся идиотами.

Может быть заряжен, а может и нет. Может быть нам всегда следует исходить из худшего.

Деньги и оружие в наши дни сильнее магии.

Мы убьем его добротой, но только вместо доброты используем оружие.

— Это старье. Из него у муху не убить.
— А чем лучше убить муху… или человека?
— Здесь пригодится этот красавец — вырезан из старого ясеня. Подойдет?
— Еще как подойдет!
— А что за задача?
— Убить Артура.
— Совсем достал?
— Это поправимо!

Говорится о праве на свободный выбор занятий, тогда как все зависит от партийной принадлежности. Самый способный и гениальный получает отставку, если он вне партии. Гитлер предлагает миру мир, вооружаясь при этом до зубов. Он заявляет во всеуслышание, что не угрожает другим народам и не намерен лишать их права на самоопределение, но что же он делает с чехами, поляками и сербами? В Польше не было никакой необходимости в том, чтобы народ на собственной земле лишать государственности.

— Ой, гномы верхом, да еще с эльфийскими луками…
— А бороды-то, бороды!
— Два богатыря-я… — завыл Шон, сложился и рухнул на землю, прижав коленки к животу.
— Сейчас мы вам луки под кирки замаскируем! — потер руки в предвкушении Арден.
— Стрелять из кирки?
— А гном с луком?
— Нет, ну верхом с киркой? Это как?
— А с чем? Могу сделать лопату!
— Грабли сделай!
— Какие грабли? Зачем гномам — грабли?
— Может, топор?
— Стрелять из топора?

Над чем бы учёные ни работали, у них всё равно получается оружие.

Мир изменился, в нём что-то не так,
Обещали солнце, но вокруг полумрак,
Медленно тает дым над водой,
Только больной не держит ствол под рукой.

Кольт убивает быка с расстояния 50м. Что останется от моего бедра? Надо постараться думать о чем-нибудь другом. Бесполезно. У меня всего две ноги, и характерно, что обе мне очень дороги.

— Если я тебя правильно понял, ты меня вызываешь на поединок.
— Правильно понял.
— Тогда по всем правилам дуэли ты вызываешь, а я выбираю оружие.
— Выбирай. Только ты учти, я твоими самбами и каратэ не владею, и если ты честный человек, а, надеюсь, что ты честный человек…
— Так что, если я честный человек, мы с тобой на пинг-понговых шариках будем драться?… Знаешь, Ласточкин, я как-то не люблю, когда слишком много говорят о честности.
— Все? Значит будем драться!
— А я с тобой драться и не собираюсь. Если я выбираю оружие, то считай, что я его уже выбрал… Я буду драться с тобой всю жизнь! Слышишь, с такими вот как ты подонками и трусами! Запомни это.

Нет ничего проще и совершеннее, чем пистолет. Просто берешь и нажимаешь на спусковой крючок.

Мастер Мурамаса делал самурайские мечи как разящее оружие. Мастер Масамунэ — как оружие, которым защищают свою жизнь.
Чтобы сравнить, их клинки вонзили в дно ручья. По течению плыли опавшие листья.
Все листья, что прикасались к мечу Мурамаса, оказывались рассечёнными на две части. Меч Масамунэ листья оплывали, не касаясь его.

«Макаров», конечно, та еще бандура, и всякий, кто понимает толк в огнестрельных игрушках, согласится, что невероятно трудно попасть из него именно туда, куда целишься, но при всех недостатках «Макара» достоверно известно: себе в висок никто еще из него не промахивался. Осечки случались, а вот промахов как-то не бывало…

 Богов нельзя призывать по твоей прихоти. Боги слиш

Нельзя сводить искусство владения оружием к коварным броскам из-за угла.

Оружие почему-то всегда красиво. И даже чем опаснее, тем обычно красивее.

Я женщина, а женщине нужно другое оружие. Женщине не место в гуще сражения. Женщина сражается путем обмана и обольщения.

— Если загробный мир существует, я предстану перед судом, как и все мы. Но, черт возьми, я совсем не тороплюсь туда.
— Я у вас под прицелом?
— Нет, не вы. Весь мир.
— Я живу в этом мире. Уберите это.

Мужчины наполняют обойму словно бокал вина. И выстрел вместо «Будем здоровы»… И пуля вместо объятий.

Отличная шпага. Надеюсь, тот, кто ее выковал, будет служить так же верно и преданно.

Одно дело пользоваться оружием, но другое дело убить. Никогда не сомневайся.

У мирного времени есть свои преимущества, но ничто так не тешит слух, как звон оружия, когда оно скрещивается с оружием врага.

— Я пойду первым, вы — за мной. По коням!
— Ты как будто знаешь, куда нам идти.
— Я здесь уже был. Мы уже штурмовали это место несколько недель назад. Нашли лишь «свободные руки».
— «Свободные руки»?
— Чему я вас учил, парни?
— «В свободной руке в любой момент может оказаться оружие».
— И?
— «У кого нет рук, тот не сможет держать оружие».

— Набросить сеть на почти вырубленного монстра может любой. А вот кто сумеет одолеть его в рукопашной?
— Э-э… Халк, Тор, Вдова, когда злится, а значит, всегда. Но только я один попадаю точно в цель с такого расстояния.
— Ну да. Если, конечно, есть стрелы.
— Если предмет можно поднять и бросить, для меня это оружие.

— Надо ему напомнить, как он любил Златку, тогда он забудет Миллионеру.
— Точно!
— Стрелы Миллионеры ничто против ружья Златки!

Все маленькие люди без оружия — мишени.

Ремиз, — заорал кот, — ура! — И тут он, отставив в сторону примус, выхватил из-за спины браунинг.

Мушкет и жену — не дам никому!

 — Может мне носить с собой кастет или булаву, или

Сопляк легко может стать крутым, если у него в руках оружие.

«Все ведьмы эгоистки», — сказала Королева. Но Глубокомыслие Тиффани решило: «Преврати эгоизм в оружие! Сделай все вокруг своим! Сделай своими другие жизни и сны, и надежды! Защити их! Спаси их! Принеси их в овчарню! Поищи их в бурю! Защити от волка! Мои сны! Мой брат! Моя семья! Моя земля! Мой мир! Как смеешь ты пытаться взять все это, когда оно — мое! У меня есть долг!»

Пройдет много времени, прежде чем американская помощь Англии поставками вооружения действительно станет эффективной, но даже в этом случае качество поставляемых самолетов весьма сомнительно. Страна, находящаяся столь далеко от театра войны, не может выпускать самолеты высокого качества. То, с чем до сих пор приходилось встречаться германским летчикам, они характеризовали как «хлам».

Оружие в руках счастливого человека стреляет реже!

Опасное дело — нападать на человека, у которого осталось только одно средство спасения — оружие, ибо необходимость — жестокая наставница.

У всех свои причины браться за оружие.

Зачем тебе пистолет? Дави их интеллектом!

Ты всерьёз думаешь, что наш мир когда-нибудь будет свободен от оружия? Если я не смогу продавать воздушное оружие, то буду продавать морское. Если не смогу продавать линкоры, то буду продавать танки. Винтовки. Мечи. Секиры. Если ты изолируешь железо, я начну продавать дубинки. Такова природа торговцев оружием.

Главное оружие — это дух.

— Это его ограбили?
— Да.
— Он же здоровый, как бык. И тот, что приходил ко мне такой же. Я бы не стала с такими тягаться.
— Да, что ж, пушка может быть не хилым уравнителем.

Из разбитого сердца получается прекрасное оружие, потому что его осколки особенно остры.

— Когда стало ясно, что Земля больше не пригодна для колонизации, Родной Мир решил использовать её для других целей — для серии экспериментов по созданию тектонического оружия.
— О, и ты помогала?
— Ответ — отрицательный. Мне не повезло появиться в то время. Но все отчёты за сотни лет — я прочла!

Мужчина даже самой мирной профессии, раз взяв в руки оружие, уже никогда не забудет этого ощущуения. И будет стремиться испытывать его вновь.

Американцы исходят из принципа, что дипломатические переговоры хороши, но они будут еще лучше, когда на столе лежит «Парабеллум».


Магазинные копы не носят пушек, Мэй.

Если твой враг вооружён и снаряжён лучше тебя — воруй у врага. Огнестрельное оружие эффективно, но привлекает внимание. Нужно учитывать, что османы ответят тем же.

— Что ты знаешь об оружии?
— Я знаю, что мне его всегда не хватает.

— Павиум, мой доработанный зажигательный гель отлично истребляет паразитов!
— Хоть какой-то прок от этой штуки. Сигма не в восторге от того, что ты возишься с его вооружением.
— Если бы не я, что с нами сейчас было? Научись хоть изредка нарушать правила, брат!

Он понял теперь до конца, почему за Береном гонялись четыре года, а он безнаказанно совершал убийства то здесь, то там. Он был не просто ловким и быстрым убийцей — он сам был оружием, молниеносным мечом в чьей-то незримой руке — и горе тому, кто вздумает испытать силу этой длани.

— Я не самоубийца. У меня лишь проблема с пересмешником.
— Хорошо, вы не можете убить пересмешника.
— Почему?
— Ну, вообще есть книга «Убить пересмешника»…
— И ее тоже заверните.
— Нет, это не руководство, это роман.

— И Господь сказал: прежде всего, выдерни Священную Чеку, затем сосчитай до трех, не больше и не меньше. Три есть число, до которого ты должен сосчитать, и это число должно быть три. До четырех ты не должен считать, и до двух тоже, если только ты не считаешь до трех. До пяти считать не надо. Когда число три, явяляющееся третьим числом, будет достигнуто, ты должен бросить эту Священную Гранату в своих врагов, и они тут же сгинут. Аминь.

Тамби – Давидычу: Шевроле Круз 1.6 — нормальная машина, 12 год?
Леха: Дерьмо, я тебе скажу! Очко носорога.
Тамби: Нет, нет, автомат.
Леха: Ааа, тогда бери. С автоматом все проще у нас.

… противостоять миру надо с тем же оружием, с которым мир нападает на тебя.

Тот, кто не боится своего меча, не имеет права им владеть.

Спутник-ретранслятор позволяет нам управлять платформой прямо с Земли. Это намного безопаснее первоначальной схемы. Пусковые площадки можно использовать все сразу или по отдельности, в зависимости от ситуации. Мы урвали участок земли под командный центр, прямо под ретранслятором — даже там мы можем разместить пусковые площадки. Мы выпустили уже столько этих штук, что я со счёта сбиваюсь. Согласно рапортам команды, всё пока что идёт гладко. Прямо как я и ожидал…

But there’s one thing I know
Though I’m younger than you
That even Jesus would never
Forgive what you do.

У всякого меча своя повадка, свой нрав. Мой был чистым младенцем, он не помнил и не знал ничего. В нём ещё не поселилась душа, не завелась та особенная холодная жизнь, присущая старым мечам. Душа вникнет в него с кровью, которую мне удастся пролить. Мой меч станет таким, каким я его сделаю. А можно ли доискаться чести оружием, принявшим кровь и недоуменную муку безвинного?..

Ходить с оружием — значит только набиваться, чтоб в тебя стреляли.

Вот в чём смысл оружия: защищать людей…

 ... героически ведущих солдат Рая в сражение, со с

— Не знаю… Ну нет в нем искры божьего гнева… Как прикажешь мне вселять ужас в сердца грешников с такой крохотулей?

Он есть один из тех, кто в мир пришел для всех.
Он к нам пришел, и сделал жизнь приятной!
Папаша ППШ – широкая душа!
И с ним в руках все просто и понятно…

Теперь легко врагам, нащёлкать по рогам,
Две очереди, речи заменяют.
Папаша ППШ – широкая душа!
Доходчиво и просто объясняет…

Приходит наконец. всем Гитлерам конец!
Пускай ведут и едут на дрезине!
Папаша ППШа — широкая душа!
И семьдесят патронов в магазине…

Если на оружии нет крови — оно бутафорское. А чего-то хочешь по-настоящему — будь готов пролить кровь.

Книги – это самое лучшее оружие! В них содержатся знания и необходимая информация.

Оружие, — сказал он мне, — значит меньше, чем рука, которая его держит; рука значит меньше, чем разумная воля, которая ее направляет.

Не оружие стреляет, вы стреляете.

Любовь к оружию — чисто женское свойство.

— Надо было брать дробовики.
— Сколько их будет?
— Три-четыре.
— Включая нашего парня?
— Не уверен.
— То есть, их может быть пять или больше?
— Возможно.
— Надо было брать грёбанные дробовики.

Оружие на самом деле ничто без человека, держащего его.

— У вас икры и бёдра должны работать независимо.
— Я это могу, держите это, это, это и вот это…
— А где броневик?
— Он в другом платье.

— Сестра Вероника! Мы будем молиться Иисусу за твоё благополучное возвращение!
— Умнички. И не забывайте чистить оружие перед сном.

У русских отвратительное стрелковое оружие, но только у них есть превосходные автоматические винтовки.

За обедом никогда не забывайте развернуть салфетку и разместить её у себя на коленях. Это отличный способ замаскировать вооружение: четыре ножа; два пистолета различного размера и или целый арсенал небольших гаджетов. Будут надёжно скрыты под покровом хороших манер.

Обычным оружием убивают только однажды, а словом убивают снова и снова.

Бог бережёт безоружных — младших своих собратьев,
И если беда приходит, он стоит среди тех,
Кому не нужна кольчуга под пыльным странничьим платьем,
Кто верует в силу слова и в свой непроданный смех.
Не дай мне, Господи, поднять разящий меч
На серый люд, не знающий о Свете.
Дай силы мне не преступить обета
И душу от доспеха уберечь.

— Моему другу нужно оружие.
— Вот это «Миротворец», рукоять из цельной слоновой кости, мексиканская эмблема. Их было сделано всего тридцать. А вот это сделанный на заказ «Ремингтон». Новая модель, армейский сорок четвёртый, пожалуй, стреляет точнее любого «Кольта». По моему заказу дерево рукояти заменили на чистое серебро с насечкой. Покойным владельцем успешно использовался в тридцати шести… Нет, тридцати пяти ограблениях банков. Ух! Божественно! [легкие щелчки прокручивающегося барабана] А это самый лучший помощник человека — Смит энд Вессон сорок пять. Основа основ. Я считаю его лучшим револьвером в мире. Я снял с него кольцо спускового крючка, так он быстрее вытаскивается из кобуры. Вот за этот Кольт мне предлагали сто двадцать. Хочешь попробовать?
— Когда ты последний раз держал в руках оружие, Корт? Хотя знаю… У тебя есть сто двадцать долларов Корт?
— У меня вообще денег нет. Господь даёт мне всё, что мне необходимо. Не волнуйся, я не буду стрелять.
— Конечно, будешь. Я знаю тебя Корт. Когда дойдет срок до дела, ты нажмешь спуск.

— Мне стало легче, когда я купила оружие. Говорят, даже если в руках подержать, помогает при психической травме.
— Правда? Я не знала.
— Замедляет ментализацию, успеваешь блокировать эмоции.
— И это хорошо?
— Да, если воспоминания болезненные.

Если хотите обуздать плохих парней, вооружите хороших!

— Как считаешь, у кого больше всего оружия?
— У армии.
— Увы, это не так. 60% всего оружия находится в руках у гражданских. Вооружён каждый десятый. Ещё 37% — это армия и полиция. Группировки повстанцев часто попадают в выпуски новостей, но у них меньше одной десятой процента. Сегодня днём ты сказал «Если нормальному человеку дать в руки оружие, он может такое натворить…» И как думаешь, где же эти нормальные люди? В нашем мире оружие всегда под рукой, и, увы, ему доверяют больше, чем доброте.

На оружие полагаешься, но оружием нельзя выиграть сражение. Разум твой всего сильнее.

И я не удивился, когда Холмс посоветовал мне захватить с собой револьвер. Он сам взял с собой свое любимое оружие — охотничий хлыст, в рукоять которого налит свинец.

— Оружие, особенно хорошее оружие, всегда знает, кто его взял в руки. Сабля ощущает мозоли ладони умелого рубаки, лук чувствует палец стрелка, да. Не верь тому, что мужчина сам выбирает клинок, женщину и смерть. Это они выбирают его, так было всегда и так пребудет вовеки, да. Но зато мужчина потом может подчинить себе любого из них, если только он настоящий мужчина.
— И смерть? — вырвалось у меня.
— И смерть — кивнул ибн Кемаль — Мужчина может умереть, да он и должен умереть в бою, не дело испускать дух в своей постели, это унизительно. Но он может выбрать себе такую смерть, о которой будут говорить и через сто, и через двести лет. Это ли не победа над костлявой? Да это и не самое сложное — победить смерть. Вот победить женщину — это и вправду подвиг, да.

Оружие — не собака. Ему всё равно: хозяин это или злодей.

— Никто не смеет называть меня цыпленком.
— Давай с этим покончим, прямо сейчас!
— Не сейчас Бьюфорд, маршал забрал у нас оружие.
— Я и сказал: покончим с этим завтра!
— Завтра мы грабим станцию в Пайн-Сити…
— А понедельник? Понедельник занят?
— Понедельник свободен. Убей его в понедельник!

Женские слёзы – универсальное оружие, и мы, мужчины, так и не смогли выработать против них ни защиты, ни противоядия…

Отец говорил, незнакомое оружие пугает врага. А испуг — половина победы. Поэтому лучше владеть не самым удобным, но редким оружием, чем самым хорошим, но тем, что есть у каждого.

И как раньше было сказано в высказывании, что науки не притупляют, не мешают оружию, здесь и далее следует сказать, что науки в целом и оружие делают адвоката квалифицированным, потому что великий и возвышенный из них не является невежественным и грубым.

— Мы снабжаем им всех агентов 00.
— Обычный кожаный кейс, снабжен двадцати видами амуниции здесь и здесь. Если откроешь там, найдешь все нужное внутри. Если здесь, то вылетающий нож. Нажимаешь эту кнопку, он появляется. Внутри кейса находится собранная снайперская винтовка. Двадцать пятый калибр, инфракрасное излучение. А отодвинуть задвижки, здесь 50 золотых соверенов, по 25 с каждой стороны. Смотри внимательнее. Простой контейнер с тальком. Внутри слезоточивый газ. Он помещается в кейс с этой стороны. С этой стороны магнит, так что не упадет. Закрываем его. Обычно чтобы открыть подобный кейс, надо сдвинуть замки, вот так. Если ты так и поступишь, газ выплеснется тебе в лицо. Чтобы этого избежать, надо повернуть замки горизонтально, вот так. А затем просто открыть.

– Изменения могут быть не на поверхности, а скрыты внутри. Вы должны понимать: эти создания – оружие. Уродливые твари, даже если не знаю об этом.
[Всё начинает трястись]
– Колсон, в чём дело?
– Скай? Ничего не хочешь сказать?
– Скай, кто это делает?
– Я.

 Скромные люди живут незаметно и стреляются из пист

У тебя есть самозатачивающийся нож, и твой сокамерник пропал, когда ты был на уровне, куда не доходит еда, и ты не выглядишь как человек, голодавший месяц. Вывод же очевиден.

Лучше иметь оружие и не нуждаться в нем, чем не иметь оружия и нуждаться в нем.

Тот, кто сдается на милость другого, как солдат в плен, должен наперед отбросить любое оружие. А если у него нет никакой защиты против удара, ему трудно удержаться хотя бы от того, чтобы не спрашивать, когда обрушится этот удар.

Забавно, не так ли, что диаметр помады точно соответствует сорок пятому калибру?

— Сестры, я читаю в его уме, оружие безобидно!
— Да, но оно кусается.

Не следует юноше играть оружием, всей опасности которого он не разумеет.

Мы не только бросаемся к оружию или Богу, когда напуганы, но зачастую — к кредиткам, кексам и сигаретам.

Беккет: У тебя есть запасной пистолет?
Эспозито: Да. *отдаёт Беккет запасной пистолет*
Касл: Эй, а как насчёт меня?
Эспозито: Ты имеешь в виду запасной запасной пистолет?

— Как вы относитесь к оружию?
— Мой мальчик, у меня актерское образования, отношусь как угодно и к чему угодно.

Повелитель тот, у кого оружие в руках.

— Поставить караульного?
— Не надо! Просто закройте люк на ключ, да и бросьте в зусулов гранату, так, для профилактики [спустя несколько мгновений] Шмульке, что вы делаете?
— Пытаюсь бросить гранату.
— Болван, это моя именная граната! Мне её подарил сам сэр генерал! Отдайте её сюда и не трогайте больше руками! [кладёт в карман галифе]
— Сэр, разрешите обратиться!
— В чём дело?!
— Так что, я напрасно сорвал чеку?

Если ты ещё не утратил окончательно мужских качеств, если их не разъели женское воспитание, унисекс, гламур, политкорректность и прочие кунштюки, расслабляющие характер не хуже, чем слабительное кишечник, тяжесть оружия в руке и вид вооруженного соперника будят такие чувства… словом, будят и… вдохновляют, черт возьми! Да, вдохновляют!

Мальчик или девочка, не важно. Мы все сражаемся в одной битве, – ответил он. – Но боги позволяют нам выбирать оружие.

Курок, Харли, это не член! Его не надо дёргать, его не надо гладить, его не надо дрочить. Его надо просто нажимать.

В этом мире те, у кого есть власть верят только деньгам и оружию. Нам же, идущим путём меча это сражение не выиграть. Возможно я поступил глупо ввязавшись в него…

Пусть я и идиот, теперь уже пути назад нет!

— Какое оружие ищете?
— Которое делает больно.

Оружие, которое должно защищать людей, помогает их уничтожению. Люди путаются в своих подозрениях и творят ужасные вещи.

Лучше иметь оружие и в нём не нуждаться, чем нуждаться, но не иметь.

Если посвятить по минуте молчания каждому из погибших и пропавших без вести в двух мировых войнах, мир погрузится в молчание на 96 лет.

С помощью доброго слова и пистолета вы можете добиться гораздо большего, чем только одним добрым словом.

— Готово, сержант!
— Гамп, почему ты собрал винтовку так быстро?
— Вы так велели.
— Боже милостивый, это новый рекорд роты, если бы я не боялся потерять хорошего солдата, то рекомендовал бы тебя в школу офицеров. Однажды ты станешь генералом! Теперь разбери оружие!

Прошло время – и мы начали говорить о том, что живем в свободной стране. Но если доступ детей к оружию и деньгам и есть та самая свобода, то о чем мы говорим?

Юмор — это оружие безоружных.

Будьте вы прокляты, мастера войны…
Вы, произведшие всё оружие!
Те, создавшие самолеты смерти!
Те, изготовившие все бомбы!
Те, прячущиеся за стенами!
Те, отсиживающиеся за письменными столами…

Люди Гондора – доблестные воины, они не станут никому кланяться. Но их можно одолеть в бою, поскольку доблесть – ничто без могучей армии и оружия.

Слёзы – не оружие женщины, её оружие – это искренняя улыбка.

Если бы хоть один человек в этом мире забыл про оружие, как бы было хорошо…

Оружие поможет достичь нам своей цели.

Пришло время, когда наше оружие начало развиваться быстрее, чем мудрость, и мы чуть не уничтожили себя.

О, где же ты сейчас, ты нужен нам,
Чтоб свет добра нести измученным сердцам.
Ты натиск злого властелина отрази,
Приди, о ХУ, и силы тьмы срази!

Ты восстань для нас из бездны,
Ху в борьбе небесполезный,
Как небесная стрела,
Ты пронзай адептов зла!

Виктор, можешь что-нибудь сделать с их сверкающими металлическими правами Второй Поправки?

— А ты в курсе, что за городом оружия ходит больше, чем в городах?
— Это почему?
— Все покупают пушку себе и маме.
— Кто это все?
— Фермеры.
— А еще?
— Мамы фермеров.

Та война справедлива, которая необходима, и то оружие священно, на которое последняя надежда.

Самое сильное оружие мужчины — это его любящее сердце.

Всякий клинок — оружие обоюдоострое. Кто ранит другого, будет ранен и сам.

Забавно, что всё казалось розами,
когда мы держали винтовки.

Если ты отчаялся настолько, что готов взять в руки оружие, то ты не имеешь права владеть им.

Тяжесть ружья в руках придавала уверенности. Ещё с войны знакомое чувство — когда в руках у тебя оружие, тебя уже «так просто не возьмёшь», ты не беззащитен.

Как часто говаривал Кларе отец, народ не склонен смотреть в глаза правде, особенно когда берется за оружие.

Револьверы — оружие глупцов.

Отгадай загадку: когда молоток для крокета похож на электрошокер? Ответ очевиден — когда тебе угодно…

— Так x4, я всё понял!
— Вот как, это новость!
— Да x3, шеф, я всё понял, сейчас я буду говорить с властью. Вы не могли бы одолжить мне, на время, свой маузер?
— Пожалуйста, а зачем он вам?
— Да я как-то подумал, неудобно разговаривать с властью без маузера. Ну как-то… не красиво…
— Коллега, одумайтесь, маузер — не наши методы! К тому же вы знаете, сколько сейчас стоит банальный аспирин? Я уже не говорю о бинтах и зелёнке.

Они и не подозревали, что обладают мощным оружием, способным пронзить сердце Акбара. Имя оружия — Джодха. Она была прекрасной как поэма принцессой Амера. Одни назвали её Кхарко Бай, другие — Хиркумвар, но в нашей истории, будем называть её Джодхой.
С одной стороны — были бессердечность и власть, с другой — сияние доброты и любви.

Нельзя давать женщине в руки оружие, когда у неё месячные.

 Нож — это самое простое, но и самое надежное в мир

Нельзя сказать, что цивилизация не развивается — в каждой новой войне людей убивают новым способом.

Моё оружие — моё продолжение,
Пока оно в моих руках,
Я в себе уверен.
Но нельзя решить всего на свете только пушкой.
Моя женщина — моё оружие!

— Ты не сможешь решить все проблемы этого мира при помощи дробовика.
— Это всё, что я умею.

Оружие, раз взятое в руки, нельзя просто так положить на место — оно должно вкусить крови врага. Оно капризно, как пустыня, и в следующий раз может отказаться разить.

Все будет так, как мы хотим.
На случай разных бед,
У нас есть пулемёт «Максим»,
У них Максима нет.

— Вижу следы плазменного оружия. Их тут много… Похоже, это дело рук Ковенанта.
— Опять следы плазмы… Они тут живого места не оставили.
— Узнаем больше, когда доберёмся до источника сигнала.

Его руки любили прикосновение оружия, его успокоительную деловитую тяжесть. Он частенько размышлял о том, сколько выдумки, труда, затрат вложили люди в то, чтобы довести такую простую вещь, как ружье или пистолет, до нынешнего совершенства.

В Корее, где огнестрельное оружие полностью запрещено, почти немыслимо представить убийство, совершенное из пистолета. Думаю, поэтому герои корейских фильмов оказываются лицом к лицу и в драке пользуются ножами или кулаками. Не знаю, могу ли я использовать это слово, но такого рода жестокость кажется мне «человечной».

Лезете в неравную драку — хотя бы выбирайте оружие.

Лаборатория реактивных двигателей проектировала спутник для вывода к нижним границам космического пространства, сбора микроорганизмов и пыли и последующего их изучения. Программа считалась чисто научной, затеянной чуть ли не любопытства ради. Истинные цели были совершенно иными. Это была программа, рассчитанная на открытие новых видов бактериологического оружия.

Гребанная пукалка с резиновыми пулями! Они стреляют пулями, а мы желейными мишками!

— С оружием лучше туда не ходить… И не только туда, а вообще никуда. Всегда появляется искушение его применить.
— Не для того ли оно существует?

Кеннеди: У нас достаточно ракет, чтобы тридцать раз уничтожить вас.
Хрущёв: У нас хватит только для одного раза, но нам этого достаточно.

Если ты спустишь этот курок, верно, ты спустишь его по какой-то чертовски уважительной причине. Как честный человек, а не как какой-то чертов гражданский, который не понимает злого пути нашего мира, приятель.

Я твердо верю, что тот, кто выдумал огнестрельное оружие, расплачивается сейчас в аду за свое сатанинское изобретение, ибо благодаря ему рука подлого труса может лишить жизни доблестного кабальеро.

Женщина может куда больше мужчины. Ей под силу подорвать оборону целого города… Они никогда не признают своего поражения, даже если громогласно объявят о нём. Чтобы пользоваться таким острым оружием, как женская хитрость, нужны толстые перчатки, но я не знаю другого оружия, которое бы разило столь метко…

Вот тоже я боюсь ножей, всего острого, блестящего: мне кажется, что если я возьму в руки нож, то непременно кого-нибудь зарежу. Ведь правда, почему не зарезать, если нож острый?

… твое отсутствие — это смертельное оружие.

Властелин Черной Башни обладал оружием, действовавшим куда быстрее, чем голод. Это были страх и отчаяние.

В Грузии есть только два секрета. Первый: сколько воров в законе в руководстве Грузии. Второй секрет: какого цвета танки в Грузии, причем оба.

— Это ещё что?
— Вспомни, это же Мэддокс привёл нам этого красавца Меринова. Кажется они всем нам утёрли нос, с самого начала это планировали.
— Что планировали? Попасть в плен в какой то заднице, а потом пожать друг другу руки?
— Мы знали, что Владич тянет из сербской армии оружие и припасы и толкает их на чёрном рынке, но теперь Владич мёртв, и всю эту снарягу они могут забрать себе.
— Это что, шутка какая то?
— Все доказательства у тебя перед носом. Признай это сержант. Нас обыграли.

— Вы носили с собой пистолет?
— Я жил в Рио. Что ещё мне носить в кармане?

По личному опыту знаю: Автомат Калашникова, брат — самый надежный путь к взаимопониманию.

Ты добрый человек, но винтовки у тебя нет, а отец говорил, что все добрые люди — с винтовками…

Истина — самое лучшее оружие.

Хотел бы я, чтобы сейчас было как раньше, когда у всех было оружие, но никто не стрелял… Сейчас то и дело видишь на улицах трупы, видишь, как кто-то умирает…

Оружие не решает проблемы, а только усугубляет их.

«Я создал истребителя миров», — пробормотал Роберт Аппенгеймер после первого удачного испытания атомной бомбы в пустыне Нью-Мексико, а потом начал работы над водородной бомбой, даже не сделав паузы, чтобы попить чайку. «Потому что неведомое захватывает, подумал Синди. – Потому что любопытство всё-таки не знает пределов».

Вы представляете, как оно летит, и как оно долбит, когда долетает.


Всегда носи с собой оружие!

Плазменная винтовка,
(Могучее оружие)
В руках глупца.
А лучше бы наоборот.

Печатный станок является наиболее мощным оружием в арсенале современного военачальника.

— Ты возишь с собой огнемет?!
— Жизнь нынче неспокойная.

Неборез может пробить дыру в самом бытии! Невидимые струны связывают Вселенную в единое целое. Если Неборез разорвёт хоть одну… дыра будет расти и расти, пока всё существующее не провалится в неё.

Да, чуть не забыл. Вы не могли бы оказать мне услугу? У меня к вам просьба, там в этой машинке, там шо-то застряло изнутри, стрелять совсем невозможно, вы себе не представляете. Так вы скажите своим слесарям на фабрике, пусть они посмотрят опытной рукой. А я буду отдельно благодарен.

– Это правда, – сказал он, – что Т-34 у противника еще недостаточно. Но вы, Паулюс, не забывайте предупреждений Бисмарка: русские долго запрягают, зато они быстро ездят. Из истории нам известно, что Россия всегда к войне не готова, но каким-то странным образом она оказывается победительницей…

— Он хочет быть крутым парнем.
— Легко быть крутым с «магнумом» в руках.

— Тебе надо успокоиться.
— Успокоиться?! Нас окружают АК-47!
— Это М-14.
— М-14? Конечно, это же меняет дело! «Успокойся, Барнаби!».

— Ты выдаешь своему лучше агенту…
— Единственному агенту!
— … неэффективное оружие.

Я был глупым юнцом тогда,
Я впервые узнал, поверь,
Что наган тяжелей куда,
Чем игрушечный револьвер.

Я ненавижу этот мир. Неважно, куда я отправлюсь, там нет ничего кроме войны. Мне осточертело видеть горы трупов на обочине. Я ненавижу оружие. У меня начинает болеть голова, когда я вспоминаю, как мне тыкали стволами в затылок. Я ненавижу солдат. Особенно тех, которые отключают свой мозг и тупо подчиняются приказам. От них несёт хуже, чем от разлагающихся трупов. Отца переполняет печаль от потери своего ребёнка в войне, а через год он заводит нового ребёнка со словами: «Я выращу из него солдата». Скажи, разве не идиот? Я ненавижу людей. Мысль, что я из того же вида, удручает меня.

Всем плевать на твою правду, твои веские причины!
Что ты вышел, протестуешь? Перекрыта площадь, трасса…
Здесь решаем только мы — вооружённые мужчины!
Если ты другой и слабый — ты всего лишь биомасса!

Кто первый выковал клинок железный, железною была его душа.

Щёлкнул выключатель.
Из рукояти вырвался узкий красный луч. Он был тоньше тех, что доводилось видеть Молу, и не гудел, а потрескивал и неровно шипел от основания до кончика. Странные колеблющиеся сгустки плазмы, корчась, ползли по клинку вверх и вниз, словно сотни полупрозрачных змей. В целом меч выглядел ещё неувереннее, чем человек, держащий его.

 Пистолет нужен для того, чтобы не пришлось им восп

Уверен, многие из вас уже слышали об этом — новая Атласская линия защиты от всех проблем в мире. Но, благодаря моему работодателю, нам удалось заполучить несколько таких, пока они не вышли на рынок. Прямо сейчас многие ваши братья и сёстры готовят новую операцию на юго-востоке. И, если вы предпочли остаться в городе, то это нормально… Но если вы действительно готовы драться за свои убеждения, я обеспечу вам соответствующий арсенал для этого. Ещё вопросы?

Если что-либо, от атома до метеоритов, пригодно к использованию в качестве оружия, то оно будет таким образом использовано.

В тюрьмах и моргах полно идиотов, которые думали, что с огнестрелом в кармане они смогут всех заставить воспринимать себя всерьёз.

Прощение — самое сильное оружие в арсенале

Если хочешь научиться сражаться по-настоящему, возьми настоящее оружие.

Оружие измены всегда опасно в первую очередь тому, у кого оно в руках.

Если у тебя есть ружье, ты можешь его запереть в оружейный сейф, но это не значит научиться из него стрелять.

Молчи! Мораль придумали слабаки. Это их единственное оружие.

Мири, не нож — оружие. Человек — оружие.

Пессимисты учат английский, оптимисты китайский, а современники изучают автомат Калашникова.

Глазам своим не верю! Оружие, которое работает!

— Сэр, они на борту!
— Благодаря обнаруженным вами сведениям, мы смогли перехватить их переговоры. Это сигнал бедствия с находящегося неподалёку судна Федерации. Мы выманили флот Федерации, но они оставили один эсминец, охраняющий комбинат в гавани. Корабль напичкан современными ПВО, но у него есть одно уязвимое место в двадцати метрах под ватерлинией. Киган, Логан — вы возьмёте с собой торпеду «Протей», которая ударит по тепловому выхлопу.
— Вас понял. Отправим на кладбище ещё один корабль.

Оружие – сильный аргумент слабых.

Пули меняют власть быстрее, чем выборы.

— Изящное оружие, — молвил Сидиус. — Скажи мне, мой юный ученик, о чем ты думал, когда создавал его? Почему двойной клинок, а не одинарный, как у джедаев?
— Одинарный клинок имеет ограниченные возможности, учитель, как в атаке, так и в обороне. Мне показалось более удобным наносить удары с обеих сторон.
Ситх одобрительно хмыкнул:
— И ты должен помнить об этом, когда полетишь на Дорваллу, Дарт Мол. Но помни: содеянное в тайне имеет великую силу. Когда мастер создает свой клинок, он открывает свое внутреннее «я». Будь начеку. Еще слишком рано открывать наше присутствие.

У вепря есть клыки, у медведя — когти, но опаснее гусиного серого пера ничего нет.

Дурак! Когда в следующий раз вздумаешь угрожать пистолетом, проверь, заряжен ли он!

Одно я знал точно: когда говорят, что оружие не понадобится, нужно брать его с собой и перед этим проверить.

Пистолеты — оружие глупцов.

Человечество всегда отказывало себе в лишнем куске хлеба, чтоб получить смертоносное оружие. И теперь танк обходится в десятки раз дороже трактора, работающего в поле.

Страх и обман — более сильное оружие, чем тёмное заклинание.

Мы посылали орду
В пустоту:
Ведь против самых метких стрел –
Всё решает огнестрел!

Стволы для лохов, ножи — выбор мастеров.
(Ружья для понта, ножи — для дела.)

— Зачем тебе револьвер?
— Чтобы научиться доверять людям.

Мир жил без земледелия, обходился без скотоводства, не знал религии, не ведал музыки — но без оружия не существовал ни дня.

Успех в войне зависит не от оружия, а от денежных средств, при которых оружие только и приносит пользу.

Если когда-нибудь на нас посыплются с неба трехголовые шестирукие пришельцы, и вооружены они будут автоматами Калашникова — я ничуть не удивлюсь.

— Интересно, в Ираке есть оружие массового поражения? Есть или нет?
— Российские эксперты считают, что есть.
— Так ежели нету, так американцы его туды сбросят, чтоб было!

Меч в моих руках — страшное оружие! Особенно для меня самой. Я уверена, что мечи — одушевлённые существа и они против меня что-то имеют.

 Губки у дам – это единственное орудие любви, не пр

— Стреляй давай.
— Нет, Майк, нет, я дал обещание Господу. Нет насилию.
— А кто, по-твоему, дал тебе это оружие?
— Не знаю.
— Это божий пулемет!
— Разве?
— Он послал его в момент нужды.
— Это да, он бы пригодился.
— Да, ты орудие в руках Господа.
— Да, я орудие.
— Как в «Давиде и Голиафе».
— Как Давид с пращей.
— Да, этот пулемет твоя праща! Он дан, чтобы разить твоих врагов.
— Знаешь, что? Мы с тобой плохие библейские парни!

Но прежде оружия мы испытываем слово.

— Одинокая женщина в Бирмингеме с десятью тысячами долларов наличными?
— У нее есть револьвер.
— Ах да…
— Вы не доверяете женщинам?
— Я не доверяю Бирмингему.

Оружие-то казенное, но если вам надо, возьмите.

Крутая пушка, крутая пушка номер один.
Крутая пушка, крутая пушка вышибет из тебя всё дерьмо.
Вскрываемся.
Крутая пушка горяча, крутая пушка круче всех.
Крутая пушка заряжена и поднята.
Крутая пушка горяча, горяча, горяча.
Тебе нужна крутая пушка, готов ты или нет.
Крутая пушка, давай, стреляй, ну же!

Терминатор, производители УЗИ, регулировщики…
Дело дойдёт и до вас.
Крутая пушка вышибет из вас всё дерьмо.

[Большой ствол большой ствол. Номер один.
Большой ствол, большой ствол вышибет тебе мозги.
Большой ствол — крутой ствол.
Большой ствол. Номер один.
Большой ствол заряжен и курок взведен,
Большой ствол — крутой, крутой!
Большой ствол, готов или нет,
Большой ствол сейчас выстрелит…

Терминаторы, производители «Узи»,
Управленцы — до вас доберутся позже,
Большой ствол вышибет вам мозги.]

Тяжесть — это хорошо. Тяжесть — это надежно. Даже если не выстрелит, таким всегда можно дать по голове.

— Сэр, у вас есть ещё оружие, для нас? Чтоб нам безопаснее было.
— Умеешь стрелять?
— Конечно.
— Вообще-то, да, мы отлично стреляем. Чемпионы «Call of Duty». И «Modern Warfare» тоже. PS3.

Хорошо, когда есть друг, готовый дать тебе оружие. Но еще лучше, когда есть друг, который с оружием в руках сражается вместе с тобой.

— Позволь мне напомнить тебе, что клинок убивает не только людей. Он уничтожает и небесных существ, включая демонов. Так вот, скажем, детектив найдет его, принесет к себе домой и…
— Меня прикончат, потому что я не мою за собой посуду!

Оружие уравнивает слабых с сильными.

— Охренеть! Да тут целый склад оружия. Черт, даже граната есть!
— Дерни чеку! Дергай!
— Мы же не во Вьетнаме, мужик. [Майк выдергивает чеку из гранаты, которую держит Маркус]
— Ну тогда держи дальше.

Оружие, которым ты не умеешь пользоваться, скорее всего будет обращено против тебя же.

Whatever happens, we have got
The Maxim gun, and they have not.

Можно любить оружие, можно не любить, но всегда лучше иметь его при себе.

 Раз вынул пистолет — рискуешь жизнью. Пистолеты не

Да, на моей лодке были боеголовки. И я этим гордился, и с радостью служил своей стране. И единственный вопрос, который я могу задать себе теперь: «Где был я? Где были вы? Где были все мы?!» Я ведь понятия не имею, что не поделили два безумных государства! Нужно было собрать все лучшие умы человечества и заставить их думать, искать выход из сложившейся ситуации…
На наши страны приходилось шестьдесят пять тысяч ядерных боеголовок. Я пытался найти этому объяснение, но никакой логики в этом нет.

Оружие — товарищ и брат в бою, подведет — даже некого обвинить будет, сам виноват.

— Доброе утро, Манипенни.
— Доброе утро, сэр.
— Это только час неподобающий.
— Правда? У меня ваш билет в Нью-Йорк. «Q» починил ваши часы. — И кое-какая информация о Сан-Монике.
— Спасибо, Манипенни.
— Уверен, что перегруженный британский налогоплательщик будет в восторге, когда узнает, как отдел спецсредств расходует свои фонды. На будущее, разрешите предложить вам более подходящего часовщика вот тут рядом на улице. Боже правый!
— Видите ли, сэр, нажатие на эту кнопку превращает часы в очень сильный магнит, достаточно мощный, чтобы изменять траекторию полёта пули — на большом расстоянии, по словам «Q».
— У меня большое искушение проверить это. Если вы не против, капитан, мою ложку.
— Простите, сэр.

О, как опасна, как страшна для нас
Порой слеза из кротких женских глаз!
Оружье слабых, все ж она грозит:
Для женщины и меч она и щит;

Чему может доверять слабая китайская девчонка, если нет бога? Деньгам и оружию.

Новые танки, те же машины для убийства, могли в одночасье решить исход сражения. К счастью, они в основном были на нашей стороне. В основном…

Вместе с другими чертами земных женщин она приобрела и изобретательность, оружие слабых в борьбе за жизнь.

Я не хочу войны и мести, я хочу мира и единства и прошу всех сложить оружие!

Для каждого дела есть своё орудие, и для каждого орудия — своё дело.

И у вас у всех есть оружие,
И вы никогда не ставите его на предохранитель,
И у всех вас есть планы
Использовать его, не надо,
Нет, не делайте этого!

Я пытаюсь, пытаюсь уснуть,
Я пытаюсь, пытаюсь уснуть,
Но я не могу, не могу, когда у вас у всех
Оружие в руках!

— Мне нужно это оружие для доброго дела.
— Оружие добрых дел не делает.

Помимо оружия разрушения и торможения всё ведёт к появлению третьей разновидности оружия — информационного. В эпоху информационных сетей, спутников и глобализации облик мира и жизнь человека будет решать простой выбор кнопки. Убивает незначительное движение пальцем: мост, на который направляют самонаводящуюся ракету, новости о подъёмах или спадах на биржевом рынке, распространение всеми телеканалами мира в одно и то же время. Фотография солдата, который до этого был безвестным и безымянным.

Обнажены были бледные мечи, но я не узнал, так же ли они оказались остры, как прежде, поскольку, кроме страха, Мертвым не потребовалось никакого оружия.

— Это ружьё больше подходит для дамы.
— Вы интересуетесь ружьями?
— Нет, скорее дамами.


Не оружие убивает людей, а пули.

Приказы отдают не те, у кого в руках перо, а те, у кого в руках оружие.

Не было в мире ничего другого, что так же сочетало в себе столько, казалось бы, совершенно не совместимых качеств, как оружие. Во все времена люди восхищались им, любили его и боялись. Оно придавало силы, вселяло уверенность и вместе с этим показывало всю человеческую слабость и беззащитность.

Зачем оружию нужна душа? Это только создаёт проблемы!

За свою жизнь я хорошо усвоила один урок — силой оружия никого и ни в чем нельзя убедить. Ты уничтожаешь босса и сам становишься боссом — вот в чем кроется корень зла, вот что следует сломить. Старое рабское мышление. Психологическую установку «или раб, или хозяин».

— Мы смогли остановить подкрепления Изгнанников, но Атриокс закрепился на кольце около базы «Альфа».
— Наши войска пытаются добраться до центра управления, но путь перекрыт щитом Изгнанников. Нам нужно добраться до центра управления, чтобы я смогла отключить оружейные системы Ореола и активировать сигнальный маяк. Если я не смогу этого сделать, то домой мы отправим не сигнал «S. O. S.», а огромную тикающую бомбу.
— А если управлением Ореола завладеет Атриокс, вся разумная жизнь на сотни световых лет вокруг станет его заложником. Нужно выбить Изгнанников с кольца. Дело за вами, «Алые».

Пистолет просто направляет взрыв в нужную сторону, вот и всё.

— Знаешь, что это?
— Твоё новое оружие?
— Да, точно! Вот он я, сокрушаю врагов все мощью цветочных гирлянд! Порождения тьмы, познайте остроту моих шипов! Я обращу вас в бегство волной аромата роз! А еще, знаешь, это может быть просто роза. Куда более скучный вариант.

Жизнь, она ведь как орудие: зарядили да выстрелили…

— Костик, ну людя́м непонятно! Ну расскажи, шо это за машина.
— Это машина Хайрема Максима, калибр 7,62, скорость работы 300 выстрелов в минуту.
— О как!
— А зачем вы принесли сюда эту штуку? Если у вас дело, могли бы прийти и поговорили бы, как умные люди.
— Так мы за дело поговорим, но чуть позже. А сейчас мы поговорим за вашу совесть. Господа и дамы, не, ну как можно вот пить, кушать, когда трудящимся нечего покласть в тарелку? И это при том, что они свергли самодержавие, а вы — нет.
— А у меня сегодня День Рождения.
— И я опять вас поздравляю! Но шо мне передать трудящимся?

Он повернулся в нашу сторону — и лицо его исказилось бессильной яростью. Но постепенно оно смягчилось, на нем даже появилось подобие сконфуженной улыбки, когда он увидел два револьверных ствола, нацеленных ему в голову.

Сначала я его выхвачу! Потом воткну! Как следует! Под всеми углами! И во все дырки! Вот так! Входит и выходит! С огромной силой! И в конце концов… все удовлетворены. А ты… свободен…

Слово — великое оружие жизни.

Твоё оружие — это твоя жизнь.

Опасная это привычка, мистер Холмс, держать заряженный револьвер в кармане собственного халата.

 Опаснее мужчины с ружьем может быть только нервнич

Пусть пушку закрепит человек с головой, чтобы Майк не вышел из туалета с одним членом в руках.

— Знаешь почему королей убивают кинжалами а не мечами, Ариель?
— Нет.
— Самое ценное в оружии — это его быстрота. Когда ты хочешь убить кого-то быстро, то самое ценное это время.
— Экстра логично!

— Не двигайся! У меня пистолет! Правда, не с собой… Но вообще есть!

— А теперь достаем кинжал из подвязки.
— Надеюсь, вы не скрываете под своей юбкой опасное оружие?
— Я многое скрываю, как и подобает настоящей леди.

… за два армейских года меня научили, что в комплект к стволу обязательно нужна голова. Мозги.

Хватит, доигрались, уже дети за оружие берутся.

Брат у меня один, а оружия чтобы убить его — много.

— Что ж, здесь возникли проблемы, сэр… у него есть оружие.
— А у тебя что? Водяной пистолет?

Я совершенно уверен, что никто не должен ни на минуту колебаться прибегнуть к оружию для защиты бесценного дара свободы, от которого зависит все добро и зло в жизни, однако оружие, смею добавить, последнее средство.

В горах, когда вождь объявляет войну, он поджигает крест, который служит знаком всем землям клана. Это призыв, чтобы его мужчины взялись за оружие и подготовились к битве. Мы друзья, соседи, поселенцы, но мы не клан, а я не ваш вождь. Но я надеюсь, что если этот день наступит, вы все будете стоять вместе со мной. Мы не можем знать, что нас ждет, но мы должны быть готовы дать клятву не только нашим женам и близким, но и нашим братьям по оружию в этой новой стране.

— Ох-ох-ох, сестрюнь! У того парня — складной посох! А у той девчонки — огненный меч!
— Спокойнее, сестрёнка. Это же всего лишь оружие.
— «Всего лишь оружие»?! Это же почти что отражение нас самих! Даже часть нас самих! И они такие классные!
— А своё оружие тебе больше не нравится? Разве ты им не довольна?
— Конечно же я обожаю свою «Crescent Rose»! Мне просто нравиться знакомиться с новым оружием — это всё равно что… знакомиться с людьми? Может, даже лучше.
— Ну хватит, Руби! Почему бы тебе не попытаться попытаться завести собственных друзей?
— Зачем мне друзья, если у меня есть ты?
— Ну, дело в том, что мои собственные друзья уже ждут меня. Вобщем, мне надо идти.
— Эй, подожди!
— Увидимся!

Правительство России думает, что именно оружие у народа представляет для них угрозу, поэтому они сейчас начинают сокращать процент вооружённых граждан. Но они не понимают, что именно интернет для них главная угроза. Мы вместе с интернетом для них — это главная угроза.

Благословенны счастливые времена, не знавшие чудовищной ярости этих сатанинских огнестрельных орудий, коих изобретатель, я убежден, получил награду в преисподней за свое дьявольское изобретение, с помощью которого чья-нибудь трусливая и подлая рука может отнять ныне жизнь у доблестного кавальеро, — он полон решимости и отваги, этот кавальеро, той отваги, что воспламеняет и воодушевляет храбрые сердца, и вдруг откуда ни возьмись шальная пуля (выпущенная человеком, который, может статься, сам испугался вспышки, произведенной выстрелом из этого проклятого орудия, и удрал) в одно мгновение обрывает и губит нить мыслей и самую жизнь того, кто достоин был наслаждаться ею долгие годы.

Руки вверх. И без паники. Револьвер настоящий. Клоун фальшивый!

 Рейнардо никогда не видел оружие без курка. Или бе

Не вынимай без причины, не прячь без чести!

Я знал, что время — это оружие, особенно в наши дни. Ничто так не расхолаживает, как необходимость ждать.

Оружие — как кулак каратиста, или колено мастера муай-тай, должно быть продолжением тела. Кто пологается на силу своего оружия, никогда не станет мастером. Сначало надо овладеть самим сабой.

Есть боевые генералы. Есть штатские. Которые плазмер в руках не держали. Зато в курсе, кому, как и что лизнуть. Это был второй случай. И церемониться с такой тварью не стоит.
Рико действовал слишком резко, да. Но по-другому он и не умел.
А может, и правильно. И легче всего с бюрократами договориться, когда дверь открываешь ногой. Потому что руки заняты. Одна — папкой с бумагами, вторая — плазмером.

— Достаточно остра, чтобы разрезать завесу между жизнь и смертью.
— Для нас? Или для них?

Очарование – лучшее оружие женщины, и нужно им пользоваться без зазрения совести. Чтобы покорить мужчину, достаточно пустяка – взгляда, улыбки.

— В этот район нельзя соваться без оружия.
— У тебя же нет пистолета.
— Зато у меня есть нунчаки, но ты меня не завёз домой.

Видите, как свет фонаря отражается от острого лезвия? Любой, кому этот нож войдёт под ребра, должен чувствовать себя польщённым.

Один выстрел — один труп. Кредо снайпера.

У меня нет оружия. И я не против запрета на ношение оружия. Он мог бы сотворить настоящие чудеса. Уличное насилие в Америке запредельное. Когда приезжаешь в Европу, кажется, что сбежал от постоянного ощущения опасности. В Европе тоже убивают и насилуют, но, по сравнению с Америкой, это просто детский сад какой-то. Хотя, если взглянуть на это все немного иначе, можно сказать, что запрет на ношение оружия в Штатах — немного лицемерная идея. Америку основали люди со стволами в руках, которые просто брали что им понравится. Мы, в общем, нация воинов. Мы очень легко заводимся, и иногда по делу.

У меня с собой нет ружья с транквилизатором, поэтому придется тебя урезонить.

Столетие за столетием… хорошо устроенные империи погибали под ударами варварских орд, потому что просвещённые народы изготавливали прекрасные шелка и не изготавливали прекрасного оружия. Как империя может одолеть варваров? Создавая утварь для убийства и машины для войны. Если сделать это, процветание государства станет залогом его спасения, если не сделать это, процветание государства станет залогом его погибели.

Фаллический символизм кинжала баллок также отражается и в способе ношения его воинами — спереди на поясе.

— Они позади нас! Смотрите в оба!
— А-а-а! Опять эти роботы!
— Снова эти проклятые машины! «Разбойники», уничтожьте их!
— Воридус, по данным орбитальной разведки, они приходят из пускового отсека неподалёку.
— Не бойся, брат. Моя новая игрушка должна решить эту проблему. Сбросьте нейтрализующий излучатель возле пускового отсека — его Э. М. И.-поле должно вывести всех Стражей из строя! И бейте их, пока они беззащитны!
— Воридус, поле излучателя выглядит нестабильным…
— Я внёс некоторые улучшения, чтобы зона поражения была больше.
— Твои «улучшения» сократили время действия поля. И тогда тебе придётся развёртывать его заного!..

 От европейских патогенов погибло гораздо больше ко

И если придёт такое время,
Когда оружие и заставы больше не будут удерживать тебя,
И когда ты сможешь сделать выбор,
Просто обернись на запад и обрети друга.

Оружие не будет другом. Но друг сможет стать оружием.

Драконам не нужна победа. Это слишком эфемерная мера. Дракон если дерется, то либо за свою жизнь, либо за чужую. И неважно – забрать ее или сохранить. Запомни, Александрит: драконы редко дерутся на полную мощь. Некоторые никогда так и не познают всей своей силы, но и малая толика ее должна нести смерть. В битве за жизнь дракону не нужно оружие. Нет, не буду говорить тебе такую банальность, типа «он сам по себе оружие». Это не так. Но зачем оружие тому, кто и есть сама жизнь, кто есть сама смерть? Истинная сила дракона подобна кончику стрелы, пущенной в самое сердце.

Получил ногу и половину незаконной стали,
Встряхни ружьё, сестрёнка, мы заключили уличную сделку.
Получил полтора дюйма ружья девятого калибра,
Накачали твой зад свинцом прямо на парковке.

— Смотри, что у меня есть.
— Ого! Это… коса?
— А ещё она — настраиваемая скорострельная снайперская винтовка.
— Эм… что?
— Она ещё и стреляет.
— Оу! Круто!
— А у тебя что есть?
— У меня… этот меч. И щит тоже есть.
— Уууу! А что они могут?
— Ну, щит сворачивается… Так что, если я устаю его таскать, я его… просто убираю…
— Но вес же сохраняется?
— Да. Точно.
— Хе-хе. Видишь ли, я немного помешана на оружии. Наверное, с дизайном для своего я немного перестаралась.
— Погоди-ка. Ты сама собрала её?
— Ага. Все туденты сигнала сами собирают своё оружие. А ты разве своё не сам сделал?
— Они мне такими достались. Мой прапрадедушка прошёл войну с ними.
— То есть, это вроде фамильной реликвии? Это так мило! В наше время не так много людей умеют ценить классику.

Мышка, я всегда говорил, что добрым словом и стилетом, можно добиться куда больше, чем просто добрым словом, — заметил крестный, на ходу превращаясь в кота и залезая мне на шею

— ***ать-колотить, держите меня крепче! Это что такое?
— Это мой ремень.
— Нет, Томми, у тебя пистолет в штанах. Что делает пистолет у тебя в штанах?
— Это для защиты.
— Для защиты от кого? От фашистов что ли? Ты не боишься отстрелить себе яйца, когда присядешь?

Из-за таких как ты каждый год тьма народу гибнет! И все потому, что эти идиоты хотят быть крутыми «поклонниками смерти», а другие идиоты не в состоянии отобрать у них опасные предметы!

А, вот и вы! Саманта Фоксвелл, командир группы «Сабля». Ваше досье впечатляет. У «Сабли» отличная экипировка — планируя операции, мы берём лучшее оборудование. Самое лучшее! Хорошее оснащение — залог победы. Точка, и никак иначе. Ваши навыки обращения с техникой мы проверим на практике. Вас снарядят, и экипировка должна помочь вам решить задачу. Перейдём к делу, хорошо?

Они собираются запретить игрушечные пистолеты, а настоящие, ***ь, оставить!

… она уже давно знала, что благородные дары, данные ей судьбой при рождении: красота, очарование, ум, мужество — были не бесплатными подарками, но оружием, благодаря которому, может быть, ей удастся завоевать счастье.

В оружии нет волшебной силы. Меч может быть использован как для добрых, так и для дурных дел. Все зависит от того, кому он принадлежит.

В наши дни в обществе, в котором мы, к несчастью, живем, каждый разумный человек должен вооружиться, чтобы себя защитить.

Поговаривали, будто бы патриций получил образование в Гильдии Убийц, но на каком оружии он специализировался, никто не помнил. Помнили только, что он изучал языки. И почему-то от этого становилось только страшнее.

 Бандиты предпочитают ТТ, сделанный в Китае: один р

Я никогда не променяю клинок на кольцо.

Для того, чтобы убить, не обязательно носить оружие.

Девочка с глазами из самого синего льда
Тает под огнем пулемета.

Назвать бы можно ярость боязнью страха.
В этом состоянье способен голубь заклевать орла.
У полководца нашего отвага растет за счет ума.
А если храбрость без разума, тогда бессилен меч…

Чтобы враги испугались тебя до боя, выбирай оружие мощнее!

У гуркхов есть такой обычай: если вытаскиваешь нож из ножен, должен пролить кровь. Если не врага, то свою собственную.

Если бы был у меня автомат, было бы веселее.

С восемнадцати до двадцати, в тот странный возраст, когда государство даёт в руки оружие, но ещё не позволяет покупать водку, я служил в десантных частях.

Л. Е. Г. И. О. Н.! Кейн отбыл в Главный Храм. Ситуация в Африканской Красной Зоне изменилась: минуту назад на связь вышел один из наших полевых командиров. Разведка докладывает о новом сверхмощном оружии Г. С. Б., созданном на шасси танка «Мамонт». Этот танк используется для очистки местности от тиберия. Нужно уничтожить прототип, иначе мы потеряем базу в Африке.

— Откуда у тебя ружье?
— Я стащила его у охранника, потому что если ты не сбежишь со мной, я тебя пристрелю!
— … Ты девушка, или королева бандитов?!

Они считают, что убрав меня, похоронят моё дело. Хоть и всё кончено, у меня ещё остались неоконченные дела. Я оберну их оружие против них же самих, а с одним лишь мачете я преподам им урок, что им никогда не взять меня живым!

— Ты убил нашу жертву и спрятал орудие убийства в кукле.
— Это не орудие убийства. Это 380-тый, а жертву убили из 9-ти миллиметрового.
— Значит, другой пистолет он спрятал в другом месте. Вперед, осмотр простат всем куклам.

Господь Бог создал людей слабыми и сильными, а полковник Сэмюэл Кольт создал свой револьвер, чтобы уравнять их шансы.

Вини пользователя, вини изготовителя, но не вини пистолет.

  — Что произошло?
— Мы потеряли связь... и тебя у

Молодости свойственна любовь к оружию, которое как бы дополняет недостаток наших моральных сил.

Я впервые по-настоящему задумался в 1982-м, когда Америка позволила Израилю вторгнуться в Ливан. Я все еще помню эти сцены: кровь, оторванные конечности, женщин и детей, потерявших своих мужей и отцов, ракеты, падающие на их дома без жалости и разбора. Это было как если бы крокодил повстречал ребенка, у которого есть силы только на то, чтобы кричать. Разве крокодил принимает какие-либо аргументы, кроме оружия?

Заберите пистолеты у их легальных владельцев, и единственными людьми с пистолетами останутся преступники.

— Кастор, Полукс?
— Сыновья Леды и Зевса. По легенде, когда жил один, второй умирал и наоборот. Если Кастор стреляет, Полукс должен молчать, иначе корабль перевернется.

Дело не в том, у кого есть пистолет, а в том, у кого есть власть.

Людей убивает не оружие, а другие люди.

Безоружный путник — это набор одежды с доставкой.

Патроны, как деньги — приятно тратить.

Нет потери чести в том, чтоб подчиниться насилию и вытерпеть боль. Потерять честь – это сдаться, не отомстить, не выполнить приказ. Потерять честь – это умереть, упиваясь собственной слабостью. А умирать должны враги. Тело воина – ножны для клинка души. Ножны для того и предназначены, чтоб пачкаться и рваться, сберегая клинок для боя. Пока клинок цел – ножны можно отмыть и залатать.

Именно в этих неприглядных домиках готовилось оружие, страшнее которого человек ещё не придумал. Маленький микроб оказался сильнее всесильного термоядерного взрыва.

You that never done nothing
But build to destroy
You play with my world
Like it’s your little toy

Вот так думаешь, думаешь, думаешь – и в конце концов выдумываешь порох.

Во-первых, у нас ядерного оружия нет, а во-вторых, если потребуется, то мы его применим.

«С тобой всё будет в порядке и без оружия. Ты же стратег». Ага, щас!


— Я не солдат.
— Нет, конечно.  Ты — оружие.

— Я хочу гранату!
— А я хочу, чтобы мне передернули, но где ты видишь растегнутую ширинку?
— А что такое передернули?
— Это вроде компромисса. Короче, Санта не торгует оружием, так что это не ко мне.

Наш технический отдел разработал модель авторучки, в корпусе которой вмонтирован револьверный ствол. Пуля обычного калибра, выпущенная из этой «ручки», на расстоянии от шести до восьми метров, попадает точно в цель.

Как они глупы, доверчивые дураки, разве можно полагаться на верность друзей, разве можно хоть на мгновение выпускать оружие из рук…

— Я же сказал вам, что ничего не знаю!
— Ну, это было до того, как я приставил к вашему носу пистолет.
— Дайте подумать…

«Тайфун» делает 500 выстрелов в секунду. Вершина 2000-летней военной истории человечества. Он создан для того, чтобы мочить цефов — и делать это усердно. У него нет своих целей, кроме тех, что были ему заданы. И ему известна лишь одна цель… Только один исход.

У оружия есть лишь один недостаток — его обладатель.

Хочется украсть — иди в другую отрасль, в нефть или в газ. Оружие — это святое, его красть нельзя.

Если ты взял в руки оружие, оно должно выстрелить.

Если цель войны — уничтожение враждебного государства, то другая сторона имеет право истреблять его защитников, пока они держат в руках оружие, но как только они бросают его и сдаются — они перестают быть врагами или инструментом в руках врагов и вновь становятся просто людьми, чьи жизни не позволено никому отнимать.

У них же, мать их, пушки, а в них же, мать их, пули.

Шум оружия заглушает голос законов.

— Ты сказал пистолет и что-нибудь потяжелее…
— Я имел ввиду автомат! Это у вас в Эфиопии, если потяжелее, сразу миномет берут?
— Я — русский!
— Ну, ты, Баклажан, точно, ты — псих! Тебе пора к врачу лечиться и, думаю, русский врач здесь уже не поможет.

— Павиум, далеко ещё до этой станции? Лифт всё никак не достигнет дна.
— Если бы ты выполнил приказ, тебе не пришлось бы сейчас туда лезть, а мне — смотреть, как Потоп забирает всё больше наших войск!
— Я сказал, что разберусь с этим. Внизу найдётся способ снова активировать Стражей.
— А ещё там Потоп. Будь осторожен, Воридус — там будет полно этих тварей. И не забывай использовать зажигательный гель — ограниченное пространство тебе только на руку.
— Лифт тормозит — похоже, приехали. Держитесь там, я скоро вернусь.

— Я хочу купить лук и стрелы, только денег не хватает.
Вот думаю, что важнее: хороший лук или иметь возможность покушать в ближайший месяц?

 Порох — изобретение сравнительно недавнее, а война

Если этот завод произведет хотя бы один заряд, который выстрелит, я буду очень огорчен.

— Вы с оружием, Лестрейд?
Маленький сыщик улыбнулся:
— Раз на мне брюки, значит, и задний карман у них есть, а раз есть задний карман, значит он не пустует.

Комедия – лучшее оружие против тоталитарных режимов.

— Вы видели эти ядра?
— Видел. Не жалуете прогресс?
— Это не прогресс, Людвиг. Это ад. От него погибнут тысячи тысяч. Я уже напал на след изготовителя и до конца года отправлю его на костер. Таким вещам и такому оружию не место в мире Господа.

Слушай, парень. Я ведь инженер, и умею решать проблемы. Не проблемы типа «Что есть добро?», потому что с такими вопросами должны разбираться долбаные философы. Я решаю практические проблемы. Например, как можно остановить огромного ублюдка, который задумал порвать меня на мелкие кусочки подкравшись сзади? Вот ответ — есть пушка. Если это не помогло — шмаляй из второй.

— Мне нужен пистолет.
— Не нужен тебе никакой пистолет. Тебе нужен я.

— Капитан, мы добрались до пушки-ускорителя Предтеч, которую нашли через Картограф. Корабль Изгнанников под прицелом, мы готовы открыть огонь по вашей команде.
— Давайте! «Дух Огня» не предназначен для боя с кораблями такого класса, как их «Непреклонное Упорство», так что долго мы не продержимся.
— Цель захвачена, капитан. Пушка недостаточно мощная, чтобы уничтожить корабль, но она лишит его возможности двигаться и пробьёт брешь в щитах… если мы доживём до этого.
— Вот здесь и вступает в силу вторая часть нашего плана. Джером, вы с Изабель на месте?
— Да, сэр. Приближаемся к базе Изгнанников под их кораблём.
— Хорошо. Будь готов доставить Изабель на корабль, когда циты отключатся. Дуглас, Атриокс не может себе позволить потерять этот корабль — он отправит все силы поблизости, чтобы остановить пушку.

Мне плевать на героя. Лучше расскажи про молот.

Оружие, оно ж как женщина, любит и ласку, и смазку…

Это самое трудное — расстаться с оружием.

Человек изобрел атомную бомбу. Еще ни одна мышь не додумалась изобрести мышеловку.

Должен наступить день, когда человечество решительно осудит производство оружия и торговлю им.

Нет плохого оружия, есть плохие стрелки.

Стрелять из оружия это как водить машину. Даже если не водил много лет, все равно не забываешь как это делается.

— … скажи: парню, который устанавливает спутниковые тарелки, сильно нужно иметь в своем фургончике топор?
– Ну мало ли. Забить чего-нибудь, – допустил Афанасий.
– Топором четырнадцатого века с серебряной чеканкой можно забить только кого-нибудь!

Люди придумали много разного оружия, но самое мудрое оружие — книга.

Настоящее оружие — это разум.

— Твои пистолеты женского рода? — спросила я, принимая оружие.
— Да, потому что женский род всегда опаснее, Кэт.

Сицилийские женщины опаснее ружей.

— Разумно ли давать детям оружие?
— Я поставил на предохранитель. Ты что, думаешь, я безответственный родитель?

— За последние 48 часов «Третьему эшелону» стало известно, что преступным элементам внутри российской армии удалось заполучить несколько высокотехнологичных боеголовок. Они собираются продать их на чёрном рынке.
— Избавляемся от мусора вместо русских на этот раз?
— Вы не избавляетесь от мусора. Вы помогаете нам поддержать стабильность в регионе.

Револьвер — превосходный аргумент для джентльмена, который может завязать узлом стальную кочергу.

Если абсолютно нормальному человеку дать в руки оружие, он может такое натворить… Причём он даже не поймёт, что его на это толкнуло. Такая вот в оружии дьявольская сила.

Ни для кого не было секретом, что эти парни владеют приемами каратэ, — обстоятельство, способное лишь позабавать, но не обеспокоить присутствующих: с тем же успехом доны из Калифорнии могли бы надеть на эту встречу ладанки, освященные Папой Римским.

— Можно сказать и так! Прелесть в том, что ваш шах Пехлеви создал в Иране стабильную диктатуру, которая обеспечивала вам и британцам контроль над нефтяными месторождениями.
— Выходит, мы успешно защитили западные ценности!
— Точно! До тех пор, пока зло снова не подняло голову!
— Что? Опять адвокаты?
— Нет, ещё хуже. Шах так сильно притеснял свой народ, что радикальные исламисты под предводительством Аятоллы Хомейни свергают монарха и сами создают религиозный террористический режим.
— Что?! Мне нужно срочно вмешаться!
— Нет, на этот раз натравим кого-нибудь другого. Вот с Ирака.
— А, Хуссейн! Сейчас же я его разбомблю!
— Да нет же! Хуссейн вторгается в Иран и будет воевать против зла!
— Значит, надо ему оружия послать? Что ещё?
— Тут есть маленькая проблема… Эмбарго на поставки оружия.
— Ох, уж эти засранцы-пацифисты! Я знаю, что я буду делать. Я буду посылать оружие в виде запчастей! Неплохо придумано, один будет посылать горчицу. другой — будет посылать газ. Ну что тут поделаешь, если Хуссейн будет делать из него горчичный газ (иприт)?

Мой голос — оружие,
Мой страх — это ложь.

Правда порой может ранить сильнее оружия…

Долг взрослых позаботиться о том, чтобы этим детям не пришлось брать в руки настоящее оружие.

Для нас существует очень четкая «красная линия» — применение химического оружия кем бы то ни было.


Пушка — детям не игрушка.

С пушкой кто угодно бог, пока не спустит курок. Тогда он уже дьявол.

— В конце концов думаешь — будь что будет — и ложишься в чью-то ладонь.
— … И тот, в чью руку ты лег, обнаруживает себя сжимающим рукоять меча — и что ему делать с мечом?
— Разве меч может знать, что нужно с ним делать? Разве он может сказать?

Меч — не оружие, если хозяин не готов им воспользоватся.

Я бы хотел научиться использовать музыку как орудие против массмедиа, исповедующих идеи той части политиков, которые лояльны к существующему политическому раскладу и миру корпоративных интересов.

— Человек, который ненавидит насилие, никогда не носит оружие. Но вот она правда, Доктор: ты берешь обычных людей и превращаешь их в орудие. Узри своих детей времени, превращенных в убийц. Я создал Далеков, Доктор. А ты создал их.
— Они пытаются помочь.
— Я уже видел сегодня, как они принесли жертву своему любимому Доктору. Земная женщина, которая пала, открыв парциальную сеть.
— Кто это был?
[Роуз]— Гарриет Джонс. Она отдала свою жизнь, чтобы ты попал сюда.
— Сколько еще, просто подумай: сколько еще умерло во имя тебя? За Доктора, человека, который бежит, никогда не оглядываясь, потому что не смеет из-за стыда. Это моя финальная победа, Доктор. Я показал тебе тебя.

Обычно матери носят кулоны с фотографиями своих детей. Ты же носишь ключи от базуки.

У тебя есть меч… а я лишь тем оружием владею, что боги мне вручили в дар.

Кай Юлий Цезарь отдал распоряжение по войскам украшать оружие золотом, серебром и драгоценными камнями. Он рассчитывал, что благодаря этому солдаты при отступлении не будут бросать оружие. Так и оказалось.

Иногда уязвимость может быть сильнейшим оружием.

Кроме того я оставил сэру Шурфу хорошее оружие, можешь мне поверить…
— Какое? — С замирающим сердцем спросил я. — Или это тайна?
— Это не тайна. Просто об оружии лучше не говорить вслух, пока оно не сделает свое дело. Слова иногда убивают силу…

Единственное, что ты должен чувствовать, стреляя в кого-то — это отдача.

Есть оружие пострашнее клеветы: оружие это — истина.

Нам жизнь отнять — как плюнуть, — нас учили воевать!
Кругом и без войны — война, а с голыми руками –
Ни пригрозить, ни пригвоздить, ни самолёт угнать!

Бывают ситуации, когда доброта – самое страшное оружие.

 Не важно, как ты искусен, выстрел в голову и ты тр

Киллиан стала правой рукой Кейна отнюдь не за красивые глаза, но у неё свои планы. Как думаешь, почему Кейн ничего не сказал ей о ситуации в Бразилии?… Я ведь могу тебе доверять, а? Короче, я слышал, что Кейн создаёт там какое-то супероружие — вот из-за чего вся секретность. Ну разве Кейн — не гений? Ладно, сейчас не об этом. Мы расправимся с Г. С. Б. одним ударом, но и они не сидят, сложа руки: пока мы тут болтаем, войска Совета прорываются к лаборатории. Тебе нужно отбить атаку, а затем очистить сектор от ГСБшной мрази, чтобы мы смогли вывезти… ну, ты понял. Как видишь, я сейчас на пути в Сан-Паулу. Билеты в первый ряд нам обеспечены.

Если держишь в руках самое страшное оружие твоего врага, то ты сам самое страшное оружие.

— Сенсоры сообщают, он безоружен.
— Да, я такой.
— Тогда ты бессилен.
— Только не я. Никогда.

— Это как с оружием, в Швейцарии огнестрельное оружие положено иметь каждому мужчине-гражданину, а также разрешено применять его для самообороны. Как итог – в Швейцарии самое высокое количество смертей от огнестрельного оружия, но при этом самый низкий показатель преступлений. Всё потому, что большинство убийств происходит во время самообороны. Никто не выбегает с пистолетом на улицу, чтобы пострелять в прохожих ради веселья. В остальных же странах правительство во всё горло кричат о том, что оружие опасно, обычным людям его нельзя давать в руки, ибо они дурные и тут же устроят массовую бойню. Но ведь глупость же, террористу нужны безоружные жертвы. Или что, полицейский, которому дали в руки пистолет, тут же бежит убивать всех направо и налево? А он ведь такой же человек, как общество и служит закону. Преступникам же плевать на закон, они уже преступники и при любых законах раздобудут оружие. Только вот если в Швейцарии или в Израиле вора, забравшегося в дом, попросту убьют хозяева дома при самообороне, оставшись в живыми и с имуществом, то вот остальные люди или пацифисты, которые оружия не имеют, рискуют своей жизнью, здоровьем и имуществом.

Недаром говорят: дружишь с гадюкой — дружи, но палку в руке держи.

Полбутылки рома, два пистолета,
Сумка сменной одежды – и всё готово.
Вот оно какое, наше лето.
Вообще ничего святого.

Нет, я против вооруженного хулиганства.
Просто с пушкой слова доходчивее и весче.
Мне двадцать пять, меня зовут Фокс, я гангстер.
Я объясняю людям простые вещи –

Мол, вот это моё. И это моё. И это.
Голос делается уверенный, возмужалый.
И такое оно прекрасное, наше лето.
Мы когда умрём, поселимся в нём, пожалуй.

Прежде люди были ближе друг к другу. Приходилось — оружие-то было только ближнего боя.

– Подумай дважды прежде, чем подкрадываться к человеку с заряженной М24.
– Я не подкрадывалась, я догоняла тебя.
– Знаю, тебя было слышно за милю.
– Мне по лицу ветка ударила.

Я с самого начала знал, что Гости могут передумать на счёт нашего сотрудничества. Поэтому я разработал оружие, к которому они уязвимы. Оно поможет тебе захватить одну из Вышек, но действовать нужно быстро — Гости стремятся уничтожить это оружие. Защити базу с оружием, и можешь поразвлечься с новой игрушкой, если хочешь.

— Но то, к чему ты стремишься, — он мощный.
— Угу.
— Порой он опасный.
— Угу.
— Твердый.
— Да…
— И это мой ствол!

Ракета отлично взлетела. Жаль только, приземлилась не на той планете.

В войне самое главное — оружие.

Не думай, что я недооцениваю людей, я их презираю, а это совсем другое дело. В глубокие ночи своих размышлений я решил: употреби против людей самое лучшее оружие — человека.

— Ну что могу предложить, господа? Пять МП: четыре 40-х, один 38-й. Всё отстреляно. Все в полном боекомплекте. Гранаты: противопехотные осколочные. Дают осечки, примерно, 50 на 50. Фауст патроны — два, извините, не проверял. Вот пистолеты есть: четыре Вальтера, один Парабеллум. Это из импортного. И теперь отечественный производитель: ручной пулемет Дегтярева, считай в масле. Четыре ППШ — машина тяжелая, но надежная, убойная. Тульский Токарев, он же ТТ, сегодня один, извини, очень быстро разбирают. Но вот есть наган, но совсем ненадежный. Время сточило ударный механизм. Винтовки Мосина, я думаю, вас не заинтересуют.
— Слушай, а откуда всё это?
— Эхо войны.

  — Между револьвером и мечом нет ничего общего, –

Big gun Big gun number one
Big gun Big gun kick the hell out of you
Show down
Big gun, got a hot one
Big gun, got a number one
Big gun, loaded and cocked
Big gun, hot hot hot
Got big gun, ready or not
Big gun, give it, give it a shot, c’mon.

Terminator Uzi makers Regulators
Gonna get you later
Big gun kick the hell out of you.

Нельзя держать два меча в одних ножнах.

Жизнь хороша и судьба хороша,
Если ты держишь в руках ППШа,
Сердце поёт и гуляет душа,
Если ты держишь в руках ППШа.

Сильные бойцы сражаются редко. Оружие самурая может не покидать ножен десятилетиями. Размахивают клинками и кулаками неуверенные в себе трусы, стремящиеся трусость эту замаскировать.

— Револьверы…[презрительно].
— Да, револьверы… [виновато].
— Револьверы. [смахивает товар со стола]
— Но лучшие я держу здесь. Вот Ремингтон, Кольт, Рут, Смит и Вессон, флотский Кольт, Джослин, ещё Ремингтон…
— Хватит!
— Патроны!
— Опробовать можно во дворе.
— Патрон. [выбрав и испытав револьвер, заряжает патрон и прокрутив барабан] Сколько?
— Двадцать долларов.
— Нет. [Туко направляет не глядя на оружейника револьвер]
— Пятьдесят долларов.
— Сколько? [Туко взводит курок]
— Сто долларов… Двести долларов… это всё, что у меня есть.

А когда политик терпит поражение — кто же выигрывает? Ну конечно, парень с самой большой пушкой.

Дипломаты… лучший дипломат — это заряженная фазерная батарея.

Кольчуга не слишком защищает от стрелы, особенно если она нацелена вам между глаз.

— Ты дал мне оружие. Ты пытался.
— Что я пытался, Морган?
— Пытался заставить меня это сделать. Потому что я должен был это сделать. Я должен был убить её, свою Дженни.
Знал, что должен был, но не стал. Не стал и решил, что ничего плохого не будет.
Мы постоянно искали еду. И я проверял один погреб и не хотел, чтобы Дуэйн спускался туда со мной. А когда поднялся обратно… она стояла прямо перед ним.
Он держал оружие, но выстрелить не мог. Я окликнул его и он обернулся. И тогда она просто набросилась на него.
Я просто обезумел, обезумел. Сошел с ума от ярости. С ума сошёл и сделал. Наконец-то. Но слишком поздно!

История. Человек много лет стреляет из карабина, он идет на войну. А потом сдает карабин на оружейный склад и думает, что покончил с оружием. Но не важно, что он делает: любит женщину, строит дом или меняет подгузники сыну, его руки помнят оружие.

Демократия — это пространство договорённости свободных, вооружённых мужчин.

Мы пробираемся к первым домам Бабичей под огнем прочно засевших на позициях русских. Проклятые минометные мины взрываются одна за другой справа от нас и над нами. Повсюду этот вой, свист — отвратительный, мерзкий звук осколков мин. С перекошенными от страха лицами мы прыгаем в траншеи русских. Их укрепления молотят противотанковыми снарядам. […] разгромлена целая советская дивизия. Улица усеяна телами убитых и раненых солдат. Но и наши потери внушительны. И устали мы так, что еле волочем ноги. Но, позабыв от усталости, перестраиваемся и продолжаем наступать, не встречая сопротивления врага, на село Локачи. Нас явно не жду в гости — мы встречены яростным пулеметным огнем. Проклятые снайперы! С помощью ручных гранат мы очищаем дом за домом от засевших в них красноармейцев. Эти фанатики нещадно поливают нас огнем из-под рухнувших крыш, которые становятся для них могилами. […] Час спустя село уже пылает. как спичка.
Невольно спрашиваешь себя, видя все это: а сколько же пострадало ни в чем не повинных людей из местных жителей? Страшная мысль! Видимо, не один я думаю об этом, потому что наши солдаты вовсю одурманивают себя шнапсом.

Я, конечно, понимаю, когда люди покупают небольшой пистолет. В наше неспокойное время это хоть и мнимая безопасность, но она согревает душу. Ну или просто, это обычная мужская тяга к оружию.

Думать вообще полезно. Именно мозги — главное оружие человека.

 Мужчине всегда не хватает алкоголя, табака и оружи

— Я полагаю, ты прихватила с собой обычные вещички? Того сорта, что мы брали с собой на медовый месяц?
— Конечно. Бомбы, гранаты, взрывчатку, газовые заряды…
— Пай-девочка. С такой женой я чувствую растущее чувство защищенности.

Дядя Юра говорит, что раз в год даже палка стреляет. Он никогда не разрешает мне трогать оружие, потому что может случиться что-то плохое. Папа говорит, что в несчастных случаях виноват сам пострадавший, потому что не соблюдал правила безопасности.

Вооружен и очень опасен: прячет камень за пазухой.

Достаточно и одной пушки, если умеешь ею пользоваться.

Стремление вооружаться в значительной степени опиралось на побуждения отнюдь не такие уж агрессивные: на страх перед войной и воинственными соседями.

И у нас, ребята, будут наши победы. Главное, чтобы они были не с оружием в руках.

Анализ военных конфликтов последних десятилетий, опыт развития ведущих армий мира показывает, какую растущую роль играет ее эффективное применение. Скажем, крылатых ракет, управляемых боеприпасов. И важно, чтобы таким современным, высокоточным вооружением были в достаточной мере оснащены наши армия и флот. Сейчас в войсках имеются и поступают новейшие крылатые ракеты большой дальности. По своим характеристикам они не только не уступают, а часто превосходят иностранные образцы. А по ряду показателей являются просто уникальными. в том числе это было подтверждено и в реальных боевых действиях в ходе боевых операций против террористов Сирии.

Жизнь — это непрестанная борьба, в которой каждый борется своим оружием. Умный — своим умом, сильный — силой, подлый — подлостью и т. д.

До прихода эпохи высоких технологий театром военных действий обычно был Среднестан. Трудно убить много людей, если приходится уничтожать их по одному. Сегодня, при наличии средств массового уничтожения, достаточно кнопки, психа, небольшой ошибки, чтобы планета обезлюдела.
Как это соотносится с Черным лебедем? Крайнестан способен порождать (и порождает) Черных лебедей, так как всего лишь горстка событий имела определяющее влияние на историю. Это главная идея книги.

Книга… — это идеальное оружие, потому что она не ставит своей задачей никого уничтожить. Но она меняет того, кто ее читает.

Письма разосланы. Они обращаются ко всем мужам королевства с требованием ответить на призыв и присоединится к нам на поле битвы. В них сказано, что молва о предстоящей битве будет жить многие поколения. Эту битву нельзя пересидеть, от этой битвы нельзя остаться в стороне. Каждый муж должен найти оружие, каждый муж должен драться. Уэссекс всегда будет светом. И неважно насколько тяжелыми станут наши мечи — мы должны биться. Бейтесь! Бейтесь до конца, пока мы не одержим победу.

— Да, кстати. Тем двуручным мечом, которым твоя Зена машет, словно куриной косточкой, даже я орудовать не возьмусь. Тяжеловат-с…
— Хочешь сказать, женщины ни на что не годятся? — Роксалана подобрала оружие, оперлась на рукоять двумя руками.
— Самое страшное женское оружие, леди…
— Знаю, знаю! Её красота. Опять эта пошлость!
— …Это заколка для волос, — невозмутимо продолжил ведун. — Никогда не знаешь, в какой момент она свой миниклинок выдернет и кому в горло вонзит. Сколько правителей этими шпильками переколото! И не перечесть. А ещё есть нож, кистень, засапожник. Ну, и широко открытые наивные глазки с хлопающими ресницами.

Холокост — практически незаменимое идеологическое оружие.

— Возьмите себе этот новенький кольт «Миротворец» и ремень. Бесплатно.
— Бесплатно?
— Я хочу, чтобы все знали, что Бьюфорд Таннен был убит из кольта «Миротворца».
— Нет проблем. Большое спасибо.
— Вы же понимаете, что если проиграете, я заберу его назад?

 Хороший стрелок тот, у которого ствол говорит толь

Фехтование есть искусство наносить удары, не получая их. Необходимость ударить противника, избегая его ударов, что делает искусство фехтования чрезвычайно сложным, ибо к глазу, который видит и предупреждает, к рассудку, который обсуждает и решает, к руке, которая выполняет, необходимо прибавить точность и быстроту, чтобы дать жизнь оружию.

— Справедливость? Нет в Америке справедливости. Существует только одна справедливость. Спроси семью Кеннеди, спроси мертвых, да любого спроси!
Дюк встал с кресла качалки… и достал пушку сорок пятого калибра.
— Вот она. Это и есть единственная справедливость в Америке. Это единственное, что понятно любому.

Высшее благо не ищет орудий вовне: оно создастся дома и возникает только само из себя.

Оружие не убивает людей. Это люди убивают людей, а оружие защищает от людей с менее мощным оружием.

— С таким оружием вы легко уничтожите целую армию.
— Как хорошо, что я армию не привёл!

Когда я жил в Днепрорудном, у меня возле кровати всегда стояла заряженная винтовка. Попробовал бы меня кто-нибудь ограбить!

— Так ты занимаешься карате, или чем?
— Нет, я просто использую бейсбольную биту.

— Мистер Грейсон, вы либо очень храбрый человек, либо очень глупый. В этой стране нельзя путешествовать без оружия.
— Не люблю оружия.

Если хочешь казаться сильнее, то лучше спрячь своё оружие от окружающих.

Мы научились делать бомбы, которых хватит, чтобы уничтожить множество таких планет, как Земля. Чем мы оправдывали их изобретение? Возможностью положить конец войнам. Значит, войны в Корее, Вьетнаме, Персидском заливе, на Фолклендских островах, в Югославии и так далее — всего лишь фикция, плоды нашего воображения.

— Выровняй ружьё так, чтобы ты видел вот эту маленькую фиговину на конце ружья, между вот этими двумя, которые с твоей стороны… затем, наведи на то, во что хочешь выстрелить… и стреляй.
— Полное отсутствие веры в мои силы. Очень бодрит. Продолжай в том же духе. Ты точно дала мне нормальные патроны? Я попадал бы время от времени.
— Попробуй кинуть в них ружьём, может, тогда получится.

Моя душевная боль нестерпима, один и тот же неразрешимый вопрос: коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть и я, Михайло Калашников, девяносто три года от роду, сын крестьянки, христианин и православный по вере своей, повинен в смерти людей, пусть даже врага?

…откуда знать полисмену, заряжено ли чье-то оружие, когда с ним шагают по улице?

— А я-то думала, что ты веришь в контроль над оружием.
— Да, я верю в контроль, но не над оружием, а над людьми которые им владеют.

 Кто с мечом ко мне придёт — тот конкретно отстал в

Сверху нам дали «зелёный свет»: можно задействовать спутник и ретранслятор. Впечатляющая демонстрация мощи и технологий — каждый раз, когда я туда попадаю! Как могут люди создавать такие вещи? «Машины для скрытого контроля данных» или нацеленные на такое грубое истребление… Ракеты также были модернизированы: теперь они достигают цели в полтора раза быстрее, чем раньше. Это не предел мечтаний, но такая скорость поможет завершить операцию за пару дней. Пока что я очень доволен результатами. Надеюсь, что вышестоящие тоже.
Они отправляют меня в Каракас, на День Федерации. Хах! Мне есть, что отметить!

— На этом корабле есть пушки?
— Ни одной.
— Как так?!
— Это катер для прогулок! Грандмастер использовал его для оргий, и все такое…
— Я не ослышался? Его использовали для оргий?
— Да. Ничего не трогай.

— Пистолеты! Они не боевые, но выглядят как настоящие – и никто не будет спорить. А патроны, хоть и холостые, но особо громкие, на всякий случай.
— Это на тот случай, если мы решим оглушить его до смерти?

My voice is a weapon,
My fear is a lie.

— Если дверь была заперта, как же вы вошли?
— Я… выбила замок туфлей.
— Кажется, у вашей «туфли» баллистические возможности револьвера 38 калибра.

Если бы любовь не была орудьем,
Может быть, она и спасала б души.
Но во все века неизменны люди,
И любовь их злу и гордыне служит!

— Вас же убьют!
— Не волнуйтесь! Если всё будет плохо… Я воспользуюсь своими ста пушками!
— Но у тебя и одной-то нет!
— И правда… Но один стрелок поговаривал: «Оружие есть в сердце каждого».

— Ну что, иди.
— Куда?
— Туда.
— Одна?
— Ну иди посмотри, что делают.
— Я?..
— Мне что-то двух глухих на сегодня многовато…
— Но я без оружия.
— Я метод взял.

Если человека пичкать обрывками культуры, которой тот не понимает, то он становится прекрасным фанатиком и оружием в чужих руках.

Безносой плевать на высокотехнологичность! Нашего брата от её убийственной компании всегда спасало только мастерство и решимость. В конечном счёте все эти смертельные игрушки, просто переменные в весьма непростом уравнении. Стратегии и тактика пологающиеся только на супер-оружие очередного поколения, в кризисные моменты, когда всё идёт не по плану, приводят к неминуемой гибели. Оружие — это всего лишь бездумный инструмент. Тактика ведения боя, способ убийства оппонента — всё это решает человек. Боевые школы, следующие этим идеям, выживают среди прочих и делают себе громкое имя.

— Я легко замочил его.
— Но зачем ты оставил пистолет?
— Тебе это покажется глупостью, но это был мой любимый.
— Надеюсь, ты не расскажешь другим пушкам, что у тебя есть любимчик.

Самое хреновое, что это процесс самораскручивающийся — если одна толпа взяла оружие, все соседи будут просто вынуждены сделать то же самое, без вариантов.

…меч — сам судья и адвокат, истец и палач, за взятое он платит тем, что оставляет в живых того, у кого берет, если, конечно, захочет.

…когда кто-то прижимает к твоей татуировке «инь-ян» на виске холодное металлическое дуло, тебе уже не нужно читать Книгу Перемен «И-Цзин», чтобы постичь великое равновесие во Вселенной и магическую силу тату на заднице. Да и что может стать твоим девизом, кроме «Все возвращается на круги своя». Quod circumvehitur, revehitur.

 Уважаемые бойскауты! На ваше печенье у меня аллерг

— Ты его в машине оставь. [Указывает взглядом на револьвер]. Никого убивать не будем.
— Брось, Дуайт! А как же «веселье»?!

Наше оружие — информация.

— Жизнь — штука суровая, — прошептал он. — Иногда надо уметь стрелять первым.

Лучше всех владеет мечом тот, кого можно уподобить камню. Тот, кто, даже не обнажая оружие, способен доказать, что непобедим.

Любовь — самое смертоносное оружие на свете: она убивает и когда присутствует в твоей жизни, и когда ты живёшь без неё.

— Как и всем богатым нам понадобится оружие, чтобы стрелять в бедных.
— Для самозащиты?
— Да, и для этого тоже.

Я придерживался мнения, считавшегося в то время еретическим, что мирные люди, вынужденные взяться за оружие, сражаются в иных случаях не хуже наемников-профессионалов, и что длительная военная муштра не
служит непременным залогом победы.

«Расконсервация» и перевод лука в режим «походного хранения» заняла у Сереги часа четыре. Разумеется, под неусыпным присмотром хозяина лука. При этом в туповатое (по мнению наставника) сознание ученика в сотый раз вкладывалась мысль, что лук — оружие нежное и хрупкое. И внимания требует несравненно большего, чем, например, меч. И ежели мастер-лучник может истратить целый год на изготовление этого великолепного инструмента для порчи человеческих организмов, то ленивый или неумелый парень вроде Духарева может испоганить сие совершенное оружие значительно быстрее. А лук, даже на самую малость потерявший форму или упругость, станет пригоден исключительно для охоты на зайцев. И то, если заяц подпустит к себе на пятьдесят шагов.

Однажды я ехал мимо школы и увидал табличку: «В нашей школе нет наркотиков и оружия». В тот же день мне пришлось ехать мимо другой школы, без таблички. И что я должен был подумать про эту вторую?

— Открывай сейф.
— Но я не могу, я не знаю шифра.
— П-38 специальной конструкции. Скорость пули 442 метра в секунду. Убеждает?

Разве нельзя использовать Неборез один только раз? В конце концов, шансы один против 128, а это значит, что в первый раз всё обойдётся. Но с каждым разом опасность будет расти. Но на первый-то раз всё обойдётся. Правильно?

Замечательный автомат! Достаточно смахнуть с него тряпочкой предыдущего владельца — и можно опять стрелять!

К поэзии чутьё утратил гордый век:
В мишурной роскоши он ищет наслажденья,
Гордится пушками — боится разоренья,
И первый враг его — есть честный человек.

Самое лучшее оружие – огнестрельное, затем идут ножи, и на третьем месте стоит рубящее. Тупые инструменты находятся в самом конце списка. Они замедляют скорость, а в случае промаха неконтролируемая инерция становится дополнительным неблагоприятным фактором.

 Беспомощность — самое страшное женское оружие. По-

Постарайтесь не подстрелить себя. Не перестреляйте друг друга. И самое главное: не заденьте меня.

Оружие — зеркало вашего сердца. Относитесь к нему с заботой, которую оно заслуживает.

Если он в меня выстрелит, я просто… отойду в сторонку.

Я видел, как американских солдат убивали моим оружием, которое создавалась, чтобы служить им…
Я понял, что стал придатком системы, процветающий в своей безответственности.
Я — я словно прозрел! Я осознал, что могу предложить миру нечто большее, чем то, что может его взорвать!

Мы хорошие ребята, жаль, патронов маловато…

Солнце гарью давится
На столе небес.
За Порог отправиться –
Мне или тебе?

На судьбу, сердешную,
Злобы не держу:
Повезёт сильнейшему –
Слова не скажу.

Страх со мной не справится,
Если рядом друг.
Грозно улыбается
За спиною лук,

И к ладони ластится
Рукоять меча…
Голова не скатится,
Если — на плечах!

Я не воин — труженик
В жизни и в бою.
Я люблю оружие,
Драться — не люблю!

Her weapons were her crystal eyes
Making every man a man.
Black as the dark night she was
Got what no-one else had.

Эта миловидная дама под настроение метает кухонные ножи в цель со скоростью десять в минуту. При очень большом желании – даже два в секунду. И замечу, излишек стали в любом организме катастрофически мешает его правильному функционированию.

— Слушай, Гестия. Иероглифы на этом кинжале активируются сами. Другими словами, это «живое» оружие.
— Живое?
— В руках твоего дитя Бэла Кранела он оживёт и сделает его сильнее.
— Этот нож наделён силой?
— Да. Иными словами, это идеальное оружие для новичка.
— Ого! Это же настоящее оружие небес, да ещё и от тебя, Гефест!
— Лестью ты не сторгуешь не валисом меньше. Но, со стороны качества работы, твоё мнение об этом оружии не ошибочно. Не проси меня сделать ещё такое же.
— Спасибо!

Напрасно, парень, за забвеньем ты шаришь по аптекам, –
Купи себе хотя б топор — и станешь человеком!

Владеть оружием — это ещё не подвиг.

Оружие ранит сильнее того, кто ранит.

Эти грибы, Тимо… Ты ими воюешь… или питаешься?

Нация, которая продолжает из года в год тратить больше денег на военную оборону, чем на социальные программы по поддержке населения, приближается к духовной смерти.

 Покамест у вас в руках оружие, с вами я ни о чем г

Умение терпеть боль — настоящее оружие воина. Научись этому, и тебя никто не победит.

Они его повесят! Он еще мальчишка, но если уже играет с оружием, то должен иметь мужество умирать как мужчина.

— Самоучка, и вполне неплохой. Но всё же твоей технике чего-то не хватает… Понятно: отрицаешь сущность своего оружия. Оно рвётся утонуть в крови твоих врагов, но ты его сдерживаешь.
— Нет. Мой меч — инструмент справедливости.

— Не подумай, что старый Скудоум не умеет благодарить или что его старая шея не гнется. У стариков шеи часто гнутся лучше, чем у молодых, да?
Он посмотрел на Огнеяра с лукавой усмешкой — догадался, что его молодой собеседник совсем не умеет кланяться.
— Это большое искусство, — тоже усмехаясь, ответил Огнеяр. — Ему обучаются с годами, когда уже нет сил держать оружие.
— Нет, ему можно обучиться и раньше, если не любишь пускать оружие в ход.

Если у вас есть оружие, отнесите его домой; если у вас его нет, прошу, не пытайтесь его раздобыть. Мы не решим эту проблему ответным насилием. Мы должны ответить на насилие ненасилием. Помните, что говорил Иисус: «Ибо все, взявшие меч, мечом погибнут». Мы должны любить своих белых братьев, что бы они нам ни делали. Мы должны донести до них, что любим их. Мы поныне слышим Иисуса в словах, что отдаются сквозь века: «Любите врагов ваших. Благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас». Так нам должно жить. Мы должны отвечать на ненависть любовью. Запомните: если меня остановят, это движение не остановится, потому что с этим движением Бог. Ступайте домой с этой сияющей верой и светлым обетованием.

Прежде, чем обнажить кинжал, вы должны быть уверены, что он хорошо заточен.

У меня нет оружия, но это не значит, что мой бой окончен!

У оружия есть одно удивительное свойство: из него может выстрелить даже полицейский, которого тошнит.

Да, жизнь — это борьба. Борьба требует оружия. Но бесчеловечен тот, кто достает оружие из ада.

Надо осторожнее, понимаешь, в нашем мире, насыщенном разными видами оружия. А то не успеешь заметить, как террористы закидают самолетами, бомбами…

Мужчины, которым не доводилось сражаться, обожают оружие.

Идея сильнее оружия!

Знание, где искать скрытое оружие — это ключ к предотвращению трагедии. Столько оружия, столько оружия в неправильных руках!

— Я делаю вам одолжение — это офигенно большая сумма.
— А это офигенно большой пистолет.

  — Доктор, у них оружие.
— А у меня нет. Это дела

[Магазин «TumbleWeed’s» («Перекати поле»)]
Уэйн Грей: — Вам такое оружие знакомо?
Гарри Блок: — Не все преподаватели «мокрые курицы».
Айра Кейн: — Трещотки. В универмаге — летающий ящер. Займёмся делом?
Айра Кейн: — Лови девушку, а я подстрелю эту птичку.
Уэйн Грей: — Великолепно! Отличный выстрел!
Айра Кейн: — Ты что любишь — ножку или крыло?
Гарри Блок: — Я — грудку. [чудовище шевелится и все ещё раз в него стреляют] Он сдох?

Опасно стрелять из оружия, когда ты перепуган до смерти.

Люди меняются, когда ты наставляешь на них ствол.

— Ладно, кто ещё применяет винтовки калибра 0,308?
— В Техасе? Охотники, охранники… домохозяйки…

— Так, нужно угнать тачку! Где твое оружие?
— Я его выкинул…
— Ты бросил оружие? Черт, Гангстерлительный! Это не по-гангстерски! Совсем не по-гангстерски! С ума сойти! Да ты ЛОХ!
— Я лох? Да тебе тоже страшно!
— Мне восемь лет!
— Хорошо, я — лох, я обычный чувак, мне надоело заниматься этим дерьмом, мне надоела стрельба! Помогииии-теееее!!!
— Блиин… Все равно что попасть в Рай, и узнать, что Бог курит крэк!..

Главным оружием всех войн является обман, и ты тоже был обманут.

Чистая правда в нужный момент – страшное оружие…

– Andiamo a casa! – закричал солдат.
– Они бросают винтовки, – сказал Пиани. – Снимают их и кидают на ходу. А потом кричат.
– Напрасно они бросают винтовки.
– Они думают, если они побросают винтовки, их не заставят больше воевать.

Пока у меня перо в руке и револьвер в кармане — я не боюсь никого.

Настоящее оружие меня нервирует. С шоколадными конфетами я обращаюсь лучше.

— Что смешного?
— У меня чека от твоей гранаты.

Меч, а не слово, — последний довод
Столичной знати.
Оружием форы решают споры,
И жизнью платят.

Быть может, потом вы, принц, сумеете объяснить мне, как девятилетняя девочка ростом с мокрую крысу смогла разоружить вас, орудую одной палкой от метлы, и забросить меч на середину реки.

— Вот это справедливо, — хитро сверкнув глазами, тоже повысил голос Одессит. — Умер ты, не умер — здесь всё по-честному, без всякого кручения бейцев. Так я пойду выполнять приказ?
— Иди, — разрешил я и, понизив голос, спросил: — Ты хоть раз автомат в руках держал?
— Ну, до пятнадцати лет я и титю женскую даже ладошкой не трогал, но когда подвернулась такая возможность, разобрался же, что к чему? — невозмутимо ответил мне Одессит.

— Тебе мама никогда не говорила, что баловаться с оружием не стоит?
— Мне мама говорила: «Если решил стрелять — стреляй. А иначе выстрелят в тебя».
— И что же это за чудо-мама?
— Такая же, как и у тебя — спецназ.

Похоже, что мы попали в мир, где современный бизнес живёт по законам Дикого Запада. Адвокат здесь в буквальном смысле нанятое оружие.

Но есть кое-что, что я знаю,
Несмотря на то, что я моложе вас —
Даже Иисус никогда вам
Не простит то, что вы делаете.

Мне нравится смена декора — Аркхэм выглядит бесподобно. Дорогие члены Клана… Вы знаете правду о происшествии в Метрополисе — тех людей погубил Супермен. А потом он попытался убить меня. Я благодарен вам за то, что вы сделали в память обо мне — за то, что причиняли неудобства, вызывали волнения и всячески досаждали Человеку из Стали. Но давайте мыслить глобальнее… Харли говорит, эту таблетку Последний Сын Криптона разработал для своих подручных. Потом её заполучили повстанцы Бэтмена. Теперь у нас она тоже есть. С этой штукой будет не больно, даже если на тебя упадёт автобус. Мечта комедианта!… С этого момента мы станем не просто досаждать. Лающая собака станет разъярённым слоном, подушка-пердушка — миной, а Джокер — королём!

Каждому надо научиться пользоваться оружием.

Я люблю меч не за то, что он острый, и стрелу — не за ее полет, а воина не за силу. Я люблю их за то, что они защищают родину: ее красоту, древность и мудрость.

Всякий, поднимающий оружие против истины, поднимет его на свою погибель!

В оружии интересно как раз это: хотя оно порой невыносимо для тех, на кого направлено, своим владельцам оно дарит покой.

Каким бы совершенным ни было оружие, без стрелка это всего лишь железка.

Я думала, тот, кто взял книгу, будет добрее к животным. Никто никогда книгу сюда не брал. Люди приносили всякое: стволы, арбалеты, ножи, факелы, клюшки, биты, даже велотренажер.

– Далла как-то сказала мне одну вещь. Сестра Вель, жены Манса Налётчика. Она говорила, что волшебство – это меч без рукояти. Нельзя взять его, не поранившись.
– Мудрая женщина, – Мелисандра поднялась, её красные одежды трепетали на ветру. – Меч без рукояти всё равно остается мечом, а меч – отличное оружие против врагов.

Небо над головой, ибо нам это надо, живые мы люди,
Сегодня покоя хотим, а не войн и артиллерии ваших орудий.

Если воюют торговцы оружием, боеприпасы никогда не кончаются.

Знал же, что что-то не так. При каждой встрече на нас нападают психи со смертельным оружием.

Лучше иметь оружие, не желая того, чем желать, не имея.

 Знания — обоюдоострое оружие, которое только обрем

— Черт возьми, да ты никогда не угомонишься! Ты просто ослепнешь, если все время будешь пялиться на голографическую сферу.
— По крайней мере, я выясню, что происходит.
— Ты находишь это важным? Все, что нужно знать Космическому Волку — кто враг и какое оружие к нему лучше применить.

Один русский писатель сказал, что Россию нельзя понять умом, а я бы добавил, что её нельзя захватить оружием.

Лучшее оружие в споре — знание.

Мы — снайперы, поэтому обычно идём в патруле перед нашими штурмовыми группами. Естественно, на нас чаще всего термовизоры, приборы ночного видения и инфракрасные лазеры, разные приспособления для того, чтобы забраться на здания напротив цели. Нашим штурмовым группам жизненно необходимо, чтобы мы заняли хорошую точку для наблюдения. Когда наши штурмовики начинают завершающую фазу операции, мы разворачиваемся и обеспечиваем им дополнительное прикрытие. Наши снайперы — одни из лучших в своём деле. Когда мы попадаем в эшелон первого ранга, у нас уже годы тренировок и бесценного боевого опыта.
Мы всегда подбираем нашу экипировку под задание. Камуфляж, который сейчас на мне, называется AOR-2. Он был разработан ВМС и сейчас используется пехотой США в качестве камуфляжа для лесной местности. Мой набор — это просто камуфляж «родезиан» для работы на такой местности. Работа без бронепластин — это критически важно, ведь мы остаёмся налегке. Снайпер — это множитель боевой силы, как для эшелона первого ранга, так и для любого другого подразделения. Мы всегда работаем небольшими отрядами: у нас не так много бойцов, и наша задача — не удерживать позицию, а нанести удар и отойти.

Наёмный убийца — оружие. А убивает не оружие, убивает его владелец.

Ты ж мне башку отстрелишь нахрен! А у меня больше ничего и нету!

That you all have guns
And you never put the safety on
And you all have plans,
To take it, to take it, don’t take it, take it, take it!

I’m trying, I’m trying to sleep,
I’m trying, I’m trying to sleep,
But I can’t, but I can’t when you all have
Guns for hands yeah!

Когда кровожадность в самом разгаре, его оружие блестит густой свернувшейся кровью.

— Ты же противник оружия. Он противник оружия принципиально.
— Причем тут это?
— Отдай его мне.
— Отдай его Аль-Джазийре, он спасет нас.
— Аль-Джазийра это канал.

Мои пули не различают, где кто, и не щадят никого.

Ученых можно побить только их же оружием, — цитатами!

— Пропаганда стала мощным оружием воздействия на умы. – самоуверенно утверждает Тринадцать номер 2. — Они умело создают образ врага. Затем разжигают и поддерживают чувство ненависти к вымышленному противнику. Они хотят, чтобы мы стали беспрецедентно жестокими и бесчеловечными воинами. Они превращают нас в убийц.

Нельзя просто так перемещать оружие массового поражения в нашу атмосферу, надо хотя бы таможню пройти! Небольшая формальность под названием «документы» отличает нас от животных.

Если у тебя есть много плохого оружия, то просто стреляй почаще и обязательно во что-нибудь попадешь.

Когда человек берется за оружие, он обязательно хочет что-то защитить. Это может быть его собственная жизнь, положение в обществе, честь; кто-то, кто ему дорог; что-то, во что он верит… хорошее это или плохое, но это желание защитить одинаково для всех.

(Человек размахивает мечом, когда пытается что-то защитить. Это может быть собственная жизнь, положение, честь, любимый человек или вера. Причин много, но желание защитить всегда будет одно.)

Красивые вещи часто коварны, таковы некоторые лица и многие виды оружия.

Никогда не извлекай свой меч, если не намереваешься немедленно воспользоваться им.

Печаль и нерешительность – враг непримиримого оружия.

Слёзы — оружие женщины. Так говорила моя леди-мать. А оружие мужчины — меч. Этим всё сказано, не так ли?

Её оружие – её кристальные глаза,
Способные заставить мужчину чувствовать себя мужчиной.
Она была темна, как безлунная ночь,
Она была такой, как ни одна другая.

Винтовка — это первое оружие, которым ты должна научиться пользоваться. Потому что оно держит тебя на почтительном расстоянии от клиента. Чем ты будешь более профессиональна, тем ближе ты сможешь подобраться к клиенту.

Это же очень тяжело и крайне неуютно — сознавать, что кто-то тебя видит насквозь и полностью понимает, но при этом вовсе не испытывает к тебе теплых чувств. Когда тебе ясно, что это понимание он использует как оружие против тебя.

Судьба – как меч, в умелых руках врага зарубит, в неумелых – тебя самого.

Ее хрупкость кажется угрожающей, будто каждый угол худого тела — это оружие.

Как можно использовать оружие массового поражения, если оно способно осудить тебя?

Волкодав не стал вытаскивать поясной нож, просто потому, что в его роду не держали обычая даже за самые поносные речи платить сразу клинком. Слова — почти всякие — можно и отозвать. А вот разящего лезвия с полдороги не отзовёшь.

Милейший человек! Идя в гости к другу, он зарядил парабеллум.

— А-а! У него в руках меч!
— Идиоты! У нас у всех есть меч!

Мне понадобится пушка побольше. Или мой топор. Или какая-нибудь комбинация пушки и топора… да, это было бы оптимально.


Оружие не любит отпечатков пальцев.

— Где ты взял этот пистолет?!
— Купил там же, где покупал штаны. Это Америка!

Кинжал хорош для того, у кого он есть, и плохо тому, у кого он не окажется в нужное время.

10 декабря 2018 года.
Проверка нового прототипа класса «Эгида» проведена успешно. Прорывом стало добавление генератора звуковых импульсов на опору корабля. Сила импульсов достаточна, чтобы повреждать органы и ломать кости. Нам очень «помогли» подопытные, внёсшие свой полевой вклад в науку. С таким кораблём мы сможем контролировать всё над водой. Правда, мой работодатель, считает, что я недооцениваю врага. Я говорил Рорку, что у нас были десятки тестов, и импульсы не выдержал никто. Но он, похоже, уверен, что слабые места есть, и кто-нибудь их использует.
Ладно, вернусь к чертежам.

Не верь в то, что ты слаб — даже качественный металл не сразу становится хорошим клинком.
Не верь в то, что ты неуязвим — даже хорошие клинки иногда ломаются.

Моё оружие — надежность!

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ