Цитаты про подчинение

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про подчинение. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Подчини в себе своего любовника и сама скоро охлад

Даже не пытайтесь подчинить меня каким-то там правилам! Я кому попало не подчиняюсь!

Только тот по-настоящему счастлив и велик, кому не нужно ни подчиняться, ни приказывать для того, чтобы представлять собой что-то.

Душу содержи как воеводу, а тело как воина, и следи, чтобы подчинялся воин воеводе, а не воевода воину.

Хороша у вас выйдет крепость гармонии и справедливости, если на строительный раствор вы употребляете кровь детей. Подумайте об этом на досуге.

Подобно многим пылким женщинам, она верила, что восхищается силой. Сара всегда внушала себе, что хочет подчиняться. Но когда она встретила мужчину, способного ее подчинить, ей это совсем не понравилось!

От этой задумчивой улыбки любого французского солдата или офицера проймёт дрожь. Однако перед ним стоит человек глубоко штатский, даром что в военном мундире. Солдат на час.

Вопрос: Так как есть различные разряды духов, то существует ли между ними иерархия власти, и подчиняются ли низшие духи высшим?
Ответ: Да, духи имеют власть одни над другими, соответствующую их превосходству, которая обнаруживается непреодолимым нравственным влиянием.
Вопрос: Низшие духи могут ли уклоняться от повиновения высшим?
Ответ: Я сказал: влияние их непреодолимо.

Ты не обязан подчиняться, Геррет, ни им, ни мне. Ты свободен. Принимай решение.

Никакой своей воли. Просто бездумное подчинение! Мы даже не знаем, почему мы сейчас воюем, не так ли? Мы знаем лишь то, что глубоко внутри нам это нравится. Разрушение и насилие… Это часть нашей природы.

Исполнять приказы легче, чем действовать самостоятельно.

Не подчиняйся неверующим и лицемерам. Оставь причиняемые ими страдания и уповай на Всевышнего, ибо только он является Попечителем и Хранителем.

Какими бы иллюзиями власти ни тешил себя доминант, а это подчиненный определяет, насколько далеко что зайдет и где остановится.

Люди слишком восприимчивы. Стоит кому-то попытаться вас контролировать, и вы подчиняетесь. Иногда мне кажется, вам это нравится.

Сущность войны — обман. Искусный должен изображать неумелость. При готовности атаковать демонстрируй подчинение. Когда ты близок — кажись далёким, но когда ты очень далеко — притворись, будто ты рядом.


Помогая, ты не можешь подчиняться во всем.

Сочетание своенравности с необходимостью беспрекословно подчиняться долгу делает ум на редкость изворотливым.

Доминируй всегда в семье, доказывай, что ты главный. Всегда! Иначе тебя трахнут. Хочешь, чтобы тебя трахнули? Всем доказывай, что все предметы вокруг тебя — твои сучки, иначе ты станешь чьей-то сучкой! Никогда не будь чьей-то сучкой!

— За дивную эту траву я буду тебе вечным рабом.
— Ой, как он глуп, этот бедный конь.

Иногда для того, чтобы править, нужно подчиняться.

Нехорошо, когда мы слишком вольны, –
Опасно то; взгляни на целый свет:
В земле, в воде и в небе воли нет,
Ведь самки рыб, крылатых птиц, зверей –
Все в подчиненье у самцов — мужей.
Мужчины же над миром господа:
Покорны им и суша и вода.
Они наделены умом, душой,
Каких ведь нет у твари ни одной.
Их право — всем в семье распоряжаться,
А долг жены — всегда повиноваться.

Две категории людей недоступны моему пониманию: люди, которым нравится повелевать, и люди, которым нравится подчиняться.

Человеческая изобретательность пока открыла только два способа подчинить женщину мужчине. Один способ — это ежедневно колотить её, — метод, широко применяемый в грубых, низших слоях населения, но совершенно не принятый в утонченных, высших кругах. Второй способ, требующий продолжительного времени, более сложный, но менее действенный, — держать женщину в постоянном подчинении и никогда ни в чём не уступать ей.

— Ты слаб, Арес.
— Во времена правления Супермена раздора практически не осталось. Я практически обессилел…
— Если не ты нас сюда переместил, то кто?
— Те, кто положат конец правлению Супермена — Повстанцы.
— Герои?
— Только один. Остальные, бросившие вызов Супермену, были уничтожены.
— Он убил их… Остались только те, кто присоединился к нему?
— И несколько бывших злодеев, которых он подкупил или заставил подчиниться.
— Мне нужно присоединиться к товарищам.
— Они сейчас у Повстанцев.
— Отправь меня к ним.

Старшеклассник предложил ему «присоединиться» к ним, но Дзю понял, что ему предлагают «подчиниться».
Слова довольно похожи, не так ли?

Когда до человека доходит, что лежать раздвинув ноги перед сильным — это не путь завоевания сильного, а просто смешная поза, наступает терапевтический эффект.

Я не вождь и не хотел бы быть вождем. Повелевать и подчиняться — это, в сущности, одно и то же. Самый полновластный человек всегда повелевает именем другого — канонизированного захребетника, своего отца, и служит проводником абстрактной воли, ему навязанной. Я отродясь не отдавал приказаний, разве чтобы посмешить себя и окружающих. Язва властолюбия меня не разъедает, немудрено — меня не научили послушанию.

Он скалился, но я понимал: годы раболепного подчинения двуногим гарантируют, что и ко мне он отнесется с некоторой долей почтения в силу того, что я тоже хожу на двух ногах.

Почему нужно подчиняться общим правилам, если они меня не устраивают? Почему нужно быть благовоспитанной, выйти замуж, нарожать детей и всю жизнь тянуть свою лямку, эту же жизнь проклиная? Почему нужно зависеть от мужчин, от всеобщего мнения, много от чего? Почему нужно быть как все?

Вы не можете игнорировать бога, да? Бог говорит: «Прыгайте», вы спрашиваете — «как высоко?»

У меня по отношению к Единому Государству есть это право — понести кару, и этого права я не уступлю. Никто из нас, нумеров, не должен, не смеет отказаться от этого единственного своего — тем ценнейшего — права.

Как это неприятно – полагаться на оружие, которое не подчиняется приказам.

Здравомыслящему человеку легче подчиняться сумасбродам, чем управлять ими.

Он марионетка, а мне нужен кукловод.

Когда я впервые услышал Элвиса, я понял, что никогда не буду ни на кого работать, и никто никогда не будет моим начальником. Я услышал его и почувствовал себя так, будто вырвался из тюрьмы.

Что хуже — пасть в битве или подчиниться?

Свободные люди Солуса! Говорит Рейна Валерия, и это – послание для вас: забытых, уставших и рассерженных.
Всю жизнь вами помыкали те, кто возомнил, будто лучше знает, что является благом для вас – для всех нас. И пока варелси пожирали систему за системой, вы выполняли их волю. Играли по их правилам, следовали их указаниям, претворяли в жизнь их планы. А теперь вы на Солусе. И вы задумались: «Может, это ошибка? Может, мне надоело слушать приказы тупиц, которые ни хрена не ведают, что творят? Может, есть иной способ?»
И я говорю вам: он есть.
Присоединяйтесь к нам на Кольце Детритуса. У нас есть корабли. Ресурсы. Пушки – много, очень много пушек. Мы даже свое пиво варим — поганое правда, но с ног валит. Вот чего у нас нет, так это флага. Нет командиров и полководцев, нет законов и заповедей. Мы сражаемся за себя. Друг за друга. Все прелести жизни на грани вымирания, но без всего вот этого дерьма.
Да. Мы все наверняка погибнем — от этого мне вас не спасти. Но с нами вы умрете свободными. На своих условиях и за дело, которое считаете правильным. И, если вы вроде нас, вам это понравится!
Летайте с нами! Станьте Мятежниками!

Прикосновение обозначает начало всякого обладания, всякой попытки подчинить себе человека или предмет.

Большинство людей даже не осознает этой потребности подчиняться. Они свято уверены в том, что следуют своим собственным вкусам и склонностям, что они индивидуалисты, что они пришли к своим мнениям в результате собственных размышлений, а то, что их мнения совпадают с мнением большинства, — чистая случайность.

У животных есть та благородная особенность, что лев никогда не становится из малодушия рабом другого льва, а конь — рабом другого коня.

Ни одно живое существо не выживет без доверия и подчинения тому, кто сильнее его. Чтобы избежать груза ответственности, они также ищут тех, кто сильнее. А те в свою очередь, тоже ищут тех, в кого они хотят верить. Так рождались «короли». И так рождаются… БОГИ.

— Знаешь… я практически вырастил своего брата. Я заботился о нём так, что многим людям никогда не понять, и я всё ещё люблю его. Но я убью его, потому что так надо, и я должен.
— Или потому, что так повелел Бог?
— Да. С самого начала Он знал, как всё закончится.
— И ты сделаешь всё, что прикажет тебе Бог.
— Да, потому что я хороший сын.
— Приятель, поверь тому, кто знает — это тупик.
— Ты знаешь лучше, чем мой отец? Ты — ничтожный человечишко. С чего ты взял, что можешь выбирать?
— Потому что я верю, что сам могу распоряжаться своей ничтожной жизнью.

Если ты беззащитен, мир тебе не подчинится.

Взять в ежовые рукавицы.

— Ты теперь мой слуга. Отныне политикой, экономикой и прочим в твоей стране буду заниматься я, тебе останется только подчиняться моим приказам. Есть вопросы?
— Ну… а на обед будет паста?

 Пусть люди совершают любые ошибки себе во вред, ли

Надо понять, что либо мы подчиняемся безличным законам рынка, либо — диктатуре какой–то группы лиц: третьей возможности нет.

С этого леща надо бы чешую поскрести.

Людям, очевидно, по самой их природе свойственно следовать за кем-то, и тот, у кого воля сильнее, всегда будет подчинять остальных.

— Ты мне отвратителен.
— Что ты сказал?
— Ты — жалкая пародия на мужчину. Она сказала «прыгай» — ты прыгаешь.

— Вы просто солдат, да? Получаете приказ и выполняете? Думаю, в этом есть смысл. Ваш старший брат был лидером, а вас учили подчиняться.
— Меня также учили убивать моих врагов, ваша милость.

Лук шепчет стреле, отпуская ее: «В твоей свободе — моя».

Как счастье многие находят
Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят!

Нет ничего проще подчинения правилам компании.

Нет необходимости подчиняться законам. Если ты подавляешь свои желания, многое ли стоит такая жизнь?

Умение подчинять свое поведение необходимости не способствует радости, зато эмоциональная распущенность творит настоящие чудеса.

Не бывает доброжелательного доминирования, как не бывает и уважающего себя подчинения.

Церковь хочет, чтобы ты знал свое место: на колени, поднялся, вверх, вниз — если такие вещи тебе по душе, я не знаю, чем тебе помочь.

Раз существует власть, значит существуют господство и подчинение, те, кто командует, и те, кто должен подчиняться. Массы — носители подчинения, господа — повелевающие, как бы те и другие себя ни камуфлировали.

Хочешь когда-нибудь командовать? Тогда научись подчиняться.

 Амазонки не отступали, всегда шли только вперёд. С

— Ты, верно, Хела? Я Тор, сын Одина.
— Неужели? Не похож нисколько.
— Быть может, мы с тобой договоримся?
— Во-о-от [показывает на Локи], этот похож. На колени.
— Прошу прощения?
— [Хела достает меч] На колени. Перед своей царицей.
— Ещё чего [Тор бросает Мьёльнир в Хелу и она его ловит, не отпуская].
— Это… невозможно!
— Родной. Для меня нет ничего невозможного [Хела разрушает молот].

— Нет, ты не раб. И все-таки тебя припекло встать перед ванстерцами на колени!
— Когда я заключал договор, на коленях стояли мы все, — зарычал Ярви.
— Вот и я хочу выяснить — мы на коленях до сих пор?

Она ненавидела любовников, у которых на коленях были мозоли. Ей непреодолимо хотелось преклонить колени самой.

Высшее доказательство любви — это подчинение воле того, кого любишь.

Один человек собирается перейти мостик, то есть сблизиться с другим человеком, как вдруг этот другой предлагает ему сделать как раз то, что он собирается делать. И вот теперь первый не может сделать шаг, потому что это будет выглядеть, словно он подчиняется другому – власть оказывается преградой на пути к сближению.

«Я – раб!»
Себе сказал ты это сам.
Себя рабом назвал ты.
Не нарекал тебя рабом тиран.

«Тиран» –
Кричит толпа рабов.
«Он деспот!» –
Утонет лик в потоке слов.

«Тиран» –
Тираном не был вовсе.

Мужчина в процессе ухаживания должен одновременно продемонстрировать и способность частично подчиняться женщине (исполнять мелкие капризы и прихоти между делом), и надежность (не делать из капризов проблему), и устойчивость (непринужденно отмазываться от исполнения явно неадекватных капризов). Настойчивость – также очень полезный признак, демонстрирующий жизнеспособность и психологическую устойчивость.

Забавно. Пока кто-нибудь не откажется повиноваться, трудно представить, насколько ты привык, чтобы тебе подчинялись.

Они не были обязаны ее любить. Они были обязаны подчиняться.

Околдован путник мой,
Будет мне служить одной.
Он забыл, зачем пришёл,
Счастье здесь своё нашёл…

Если полководец разговаривает с солдатами ласково и учтиво, значит, он потерял свое войско.

Знаете ли вы, невежи, что даже мыши, убогие создания, собираясь в кучу, устанавливают порядок: одни подчиняют, другие подчиняются? И мыши, и обезьяны-братья, и мы, человеки! Се ля ви! В жизни ты должен или подчинять, или подчиняться! Или — или! Середины нет и быть не может!

Но стоит ли бояться страха? Своего собственного страха?
Страх — это ничто. Страх — мой старый знакомый.
Я бил по собственному страху. Не убивал его в себе, но заставлял подчиниться. Брал под контроль.
И вполне в этом преуспел.

Ты, который ушел и пришел со согбенным хребтом,
Ты, чье имя забыто в мятущемся море людском,
Стал ослом, твои ногти срослись, превратились в копыта,
Борода твоя выросла сзади и стала хвостом.


Силой можно подчинить даже несогласных.

Принуждение людей, подчинение их своей воле приводит к циничному отношению к человечеству в целом. А такое отношение разлагает всё, чего касается.

Вейдер думает, что обратил тебя… но я чувствую твое будущее… и вейдер не всегда будет твоим учителем.

Когда-то я выходил в море под флагом короля. Я подчинялся знатным и богатым. Теперь я ни перед кем не преклоняю колено. Я предан только своей команде и вместе мы вернем то, что принадлежит нам по праву. Кровью и сталью мы проложим себе путь к могуществу. Капитаны проклянут наш флаг, а короли задрожат от страха. И до тех пор, пока в империях не переведутся богачи и золото, мы будем рядом, чтобы отнять у них все до последнего гроша.

Свободная мысль не посещает того, кто привык к мысли, что за него подумают. «Я выполнял приказ» — удобная мысль, если пристроился.

— Коллега, где наши народные герои?
— Штирлиц только через двадцать минут проснётся, Чебурашка металлолом собирает. О, зато Чапаев свободен.
— Отлично, слушаем Василия Ивановича!
— Значит так! Акционерное общество закрытого типа Российская Федерация устроена так: значит, это Кремль — главный офис. Здесь сидит дре… директор. Значит, вот министерство финансов, бухгалтерия Кремля, а это касса Кремля — Центробанк называется. А вот их крыша — налоговая, она выколачивает с нас деньги, работает аж целый день!
— Так, а мы-то кто в этой фирме?
— Мы? Мы никто! Мы работаем овощами в этой фирме. Нас собирают и использовают!
— Ой, шеф, а ведь это никакая не фирма Российская Федерация, а АОЗТ Кремль. Мы здесь не причём.

Человек, принимающий на себя подчиненную роль, обижается на то, что находится в подчинении, а тот, кто играет доминирующую роль, постоянно чувствует фрустрированность. Доминирование имеет смысл только при наличии подчинения.

Масса — послушное стадо, которое не в силах жить без господина. У неё такая жажда подчинения, что она инстинктивно подчиняется каждому, кто назовет себя её властелином.

Никто из нас несвободен, и чем выше положение человека, тем более он стеснен и подчинен всему его окружающему…

Собаки подчиняются только лидерам.

Женщины не хотят вступать в связи с мужчинами, которые легко подчиняются другим или не могут завоевать уважение группы.

Не таких, как я, гнули, смирят и меня.

Вы знаете, как выиграть войну? Порядок, дисциплина, подчинение.

Кто пресмыкается перед высшими, сам топчет тех, кто ниже его.

… Но в замке счастливо мы не пожили с Ней –
Король в поход послал на сотню долгих дней…
Не ждет меня мой идеал,
Ведь он — король, а я — вассал, –
И рано, видимо, плевать на королей.

— Вопрос… Ты умрешь за меня?
— Да.
— Слишком просто. Будешь ли, будешь ли ты жить для меня?
— Да.
— Осторожно, никогда не произноси эту клятву, не подумав. Страсть приводит к уступкам, а уступки к подчинению. Ты хочешь этого?
— Хочу.
— Скажи это. Скажи это. Скажи это. Проси, проси, проси…
— Прошу.
— О боже мой, как ты… как ты хороша.

Когда бесчеловечность и беззаконие надевают мундиры, долг каждого человека — не подчиняться.

Люди от природы настолько склонны подчиняться, что с них мало законов, управляющих ими в их слабости, им недостачно повелителей, данных судьбой, — им подавай еще и моду, которая предписывает человеку даже фасон башмаков.

В этом заключается одна из всеобщих мировых закономерностей: те, у кого нет своих мозгов, подчиняются бредовым идеям других.

Сказать «не научившись подчиняться, не научишься плавать» — это все равно, что сказать: «не научившись тонуть, не научишься плавать».

… и душа его низверглась с неба на землю. Для пресмыкающихся душ это не такое уж и плохое положение.

Звери должны знать только два слова:
дрессировка и подчинение!

Прибрать кого к рукам. Пригнуть к ногтю.

Не так свободою горим, как правом быть рабом по доброй воле.

Остерегайтесь тех, кто хочет вменить вам чувство вины, ибо они жаждут власти над вами.

Женщины любят, чтобы сначала подчинялись им, хотя потом находят удовольствие в подчинении мужчине

— Что со мной не так? Я всё обещала себе, записывала грустные мысли, оплакивала свои грехи, но всё впустую. Когда меня охватывает страсть, я становлюсь столь жестокой, что могу с радостью причинить боль любому.
— Ты напоминаешь мне меня.
— Но ведь ты никогда не злишься.
— Я зла почти каждый день своей жизни.
— Правда?
— По своей природе я не терпелива, но сорокалетними усилиями я не даю злобе перекрыть всё хорошее во мне.
— Тогда я тоже буду так делать.
— Надеюсь, у тебя выйдет лучше, чем у меня. Есть люди слишком благородные для обуздания и слишком возвышенные для подчинения.

— Ну и что теперь?
— Вот так всегда: сначала бьют, потом спрашивают… Хотя я, конечно, подлил немного масла в огонь.
— Арес? Зачем ты здесь?
— Я питаюсь раздором. До сегодняшнего дня я голодал. Я почувствовал агрессию и нашёл её источник.
— Более того, ты привёл нас сюда.
— Это был не я, но могу догадаться, кто это сделал.
— Не нужно разжигать мой гнев, Арес! Скажи мне, кто это.
— Считаешь, что можешь мной командовать?
— Да! И ты мне подчинишься!

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ