Цитаты про полицию

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про полицию. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Мы же полицейские! У нас такой девиз: служить и за

— Почему ты решил стать копом, Брюс?
— Они всех прессуют.
— И ты решил уничтожить паразитов изнутри?
— Нет, мне тоже захотелось.

— Я так понимаю, вы — ребята из специального подразделения полиции.
— Что именно нас выдало?
— Вы носите галстук на Гавайях.

Дружить с ментом и не юзать его — это просто моветон.

Даже не представляю, насколько разочарованным он должен быть, когда его сын — коп.

Жизнь полицейского, как жизнь проститутки: гнешь спину, рискуя жопой.

Пока полиция не видит, всё законно!

— Первое правило полицейского?
— Выпить кофе?
— Отработать все версии!

… везде успевать незримо и превратиться в дух города, всюду присущий и практически неизвестный шумной толпе.

А вам не приходило в голову, что в городе так много преступников, потому что вы просите со всех них подписку о невыезде?

Мне бы побыть добрым полицейским, но я тоже злой.

— Маленькие пончики или вафли?
— Люцифер, нельзя воровать еду в полицейском участке.
— Или что? Меня поставят в угол, чтобы я подумал о своем поступке?

Если бы полиции платили за результаты, мы бы сэкономили миллионы.

Самый большой недостаток полицейской системы в том, что все они люди. Есть много способов заставить людей делать то, что тебе нужно. И самый простой из них — удовлетворить их желания.

… А из отдаления, со стороны станции, неслось родимое, такое ветхозаветное и всем знакомое: «Карау-ул! Гра-а-абят…».
— Черт знает, куда смотрит наша полиция, — сказал Столыпин, председатель Государственного совета, он же и Министр Внутренних Дел.

 — Вы кто такие, парни?
— Жетон помните? КБР.
— Ч

— Ваши люди очень помогли.
— Впервые слышу о них такое.

Ты думаешь, как коп. Копы слишком объективны, протокол обязывает. Добавь личного отношения.

Главная проблема полицейских заключается в том, что они делают то, что им скажут. Они только и могут сказать: «Извини, приятель, но я выполняю свою работу».

— Полиция здесь сильная.
— Полиция, не берущая взяток всегда сильная.

А ну-ка валите с бабушкиного ковра! Она ненавидит, когда кто-то ходит по ковру, особенно полицейские!

Да ты коп! У тебя работа такая — людей бесить!

И тут нас остановил милиционер и предложил обменять тысячу рублей на «Всего доброго»…

— Мы должны кому-нибудь рассказать!
— Ага, конечно. На помощь, все перестали употреблять наркотики и ссать в лифте! Кому мы это скажем? Это же мечта всех полицейских и родителей.

— В нашей системе одно из двух: либо у тебя безупречная репутация, и район купается в дерьме, либо его можно будет как-то вычистить, но тогда тебя же за это и вышибут… Мы же с тобой знаем — те, кто работает, у нас не приветствуются.
— Интересная теория. Постарайся сделать мне гибрид.
— Гибриды — штука опасная. Мичурин знаешь как погиб? На сосну полез за укропом, а его арбузом накрыло.

Я принес вам пончики — международный символ дружбы правоохранительных органов.

Гонщик должен гонять, а коп — жрать пончики.

― Пора обратиться в полицию, ― сказал Гурни.
― В полицию Пиона? Да ты только вслушайся: полиция Пиона! Это даже звучит как название гей-кабаре.

— У меня всегда была слабость к мужчинам в форме.
— А у меня всегда к ним какая-то твердость…

Полиция — это не воплощение идеальных представлений о законе и правосудии. Это инструмент тех, кому принадлежит власть.

  — Долбаные копы.
— Они просто делают свою работу

Есть всё же у нас друзья в полиции! Звонил Лейстред, сказал, что они едут сюда, наперегонки готовят наручники, все офицеры, кого ты выставил идиотами, — а таких очень много!

Самое неблагодарное на свете дело — априорно подозревать полицию в тупоумии…

— Денис мне рассказывал про вашу секретную операцию с камнями. Ты бы сказал. Я бы помог, людей выделил, а то он один на злодея пошёл, тот и свалил.
— Да… не повезло просто. Надо было серебряные пули брать, они от оборотней.

— Что самое плохое в работе полицейского?
— Не дают гранаты, сэр!

Полиция принадлежит народу, а народ — полиции.

— Ну, а вы, месье? Когда вы не заняты тем, что сбиваете автомобилисток с пути истинного, во что вы играете?
— Я играю в гангстеров и полицию — то за одних, то за других.

… что же касается капрала Шноббса, самыми близкими к присяге словами, когда-либо им произнесёнными, были: «Ладно, поиграем как полные придурки в солдатиков…»

— Хотите прикупить немного «У»?
— Может быть, посмотрим, откуда мне знать, что ты не коп?
— А откуда мне знать, что он не коп?
— А с чего ты решил, что я не коп? Как-то обидно, честно говоря, я уверен, что из всех нас, я ближе всего к правоохранителям.

Мама позвонила в полицию и дала приметы пса. В ее описании он выглядел еще хуже, чем на самом деле: свалявшаяся шерсть на морде и все такое. По-моему, полиция должна ловить не собак, а убийц. Я сказал об этом маме, но она все равно позвонила. Вот убьют ее в темном переулке, когда вся полиция бросится на поиски нашего пса, будет знать.

Недавно смотрел американский детектив, и там на место преступления приехали ФБР и сказали полиции: «Это наше дело». И полиция в ответ: «Чёртово ФБР, забрало наше дело!» Я подумал: вы с ума сошли? Я уверен, что если бы этот сериал снимали про Россию, то на место преступления приехало бы ФСБ и сказало: «Это ваше дело!» И полиция такая: «Ограбили бабку — дело бабки».

В нашей стране закон не уважают, так пусть хотя бы ментов боятся.

Что за чудесная идея — полиция, превосходящая сограждан образованностью и высотой помыслов, полиция — образец для подражания!

Полиция всегда отличалась особо человеческой манерой проявления бесчеловечности.

— Знаешь, о чем мы не подумали?
— О чем?
— Можно сдаться властям, туда Бенедикту не добраться.
— Здорово. Звони копам, скажи, что мы взяли Белладжо, и нас надежно спрячут от Бенедикта, лет на двадцать. Надеюсь, Тесс и там будет рядом.
— И детишки в тюремных робах.
— Да…

 В России появились новые оборотни в погонах: полиц

— Что весь дом перевернули, вижу. А нашли хоть что-нибудь?
— Да, шеф. Тут-то мы его возьмем. Приглашают в больницу на обследование. Успеем — у нас полчаса.
— Оно вчерашнее.
— Значит, опоздали.

Некоторые вещи оставляют след в душе, измеряемый не годами, а пролитой кровью и болью, необходимостью идти на сделки с совестью, чтобы достать плохих парней, пока однажды не заглянешь в зеркало и задумаешься, на какой же ты стороне после этого. Тогда наступает момент, когда полицейский значок больше не означает, что ты хороший парень, а лишь то, что ты один из своих. Я хотела быть хорошим парнем, иначе, что я тогда здесь делаю?

То, что есть воры, — неудивительно. Удивительно, когда их не ловит полиция.

Ну конечно я опасен. Я полицейский. Я могу делать ужасные вещи с людьми безнаказанно.

— А кто такие эти полицейские? — спросила Селёдочка.
— Бандиты! — с раздражением сказал Колосок. — Честное слово, бандиты! По-настоящему, обязанность полицейских – защищать население от грабителей, в действительности же они защищают лишь богачей. А богачи-то и есть самые настоящие грабители. Только грабят они нас, прикрываясь законами, которые сами придумывают. А какая, скажите, разница, по закону меня ограбят или не по закону? Да мне всё равно!

— Вы ворвались ко мне! Кричали: «СиБиАй! СиБиАй!» Как будто мне это о чем-то говорит!
— Да, нам надо больше рекламировать свой бренд.

Расследование убийств, возможно, самое одинокое занятие на свете. Друзья жертвы приходят в волнение и отчаяние, но рано или поздно — через несколько недель или месяцев — их жизнь возвращается в нормальное русло. Ближайшим родственникам требуется больше времени, но даже они преодолевают горе и тоску. Их жизнь продолжается. Но нераскрытые убийства гложут, и под конец только один человек думает о жертве и пытается восстановить справедливость — полицейский, остающийся один на один с расследованием.

Вчера в ленинский РОВД города Курска поступила информация, что в одной из квартир дома по улице Котляковской функционирует притон. Не дожидаясь более детальной проверки информации, оперативники незамедлительно выехали из этой квартиры.

— Нужно вызвать полицию.
— Да. [Стреляет пять раз в воздух] Уже едут.

Недопитый кофе — это трюк, которым пользуются копы, чтобы перебить запах смерти на сцене преступления.

Я полицейский и я тебя арестую. Ты нарушил закон, не я его писал, может я даже не согласен с ним, но я заставлю тебя его соблюдать и, как бы ты не молил, клянчил, просил или пытался понравится, я все ровно засажу тебя за решетку. Если ты побежишь, я догоню тебя, если нападешь — я буду драться, выстрелишь — получишь пулю в ответ. Отступать мне запрещает закон. Я — следствие твоего преступления, неоплаченный счет, твоя судьба со стволом и значком, но за ним бьется такое же сердце, как и у тебя. Я проливаю кровь, думаю, люблю и меня можно убить, но я не один. За мной стоят тысячи таких же как я сестер и братьев, готовых отдать за меня жизнь, а я за них. Мы друг за друга горой, тонкая синяя линия, предохраняющая жертву от хищника, добро от зла. Мы — полицейские…

Ничего страшного, если поможешь кому-то за деньги сделать больше, чем должен, а вымогать деньги за то, что не будешь делать то, что должен, — вот это грязно!

Поиск разумных объяснений для неразумных событий — вот чем занимается полиция.
Они всегда поверят простейшему и наиболее логичному объяснению. Проще когда вода течет вниз, а не в гору.
Их не интересует правда. Они не знают, и их не волнует, что правда обычно страшнее, чем вымысел.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ