Цитаты про повседневность

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про повседневность. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Беда человека не в том, что он не знает, а в том,

Соскочить — пусть ненадолго — с карусели повседневности иногда бывает жизненно важно даже для трудоголиков.

… Ей удавалось создать посреди шума повседневности собственную область тишины.

Одиночество выработало свойственную таким детям привычку сочинять разные истории и разговаривать с воображаемыми собеседниками. И думаю, с самого начала мои литературные притязания были замешены на ощущении изолированности и недооцененности. Я знал, что владею словом и что у меня достаточно силы воли, чтобы смотреть в лицо неприятным фактам, и я чувствовал – это создает некий личный мир, в котором я могу вернуть себе то, что теряю в мире повседневности.

Повседневность ведь и нуждается в жёстком каркасе необходимости, иначе у неё, у этой привычной повседневности, слишком много возможностей растечься, и не красиво растечься — мыслию по древу, что ли, — а самым убогим образом.

Жизнь продолжалась, несмотря ни на что. Она, зараза такая, всегда продолжается, что бы ни случилось. Какие бы ни произошли события, радостные, трагические, кошмарные, всё заканчивается… а жизнь продолжается.
Плавная, могучая и неповоротливая река бытия не останавливается даже в великие моменты, потрясающие всё человечество
Словом, всё проходит, и события прошедших дней так же сотрутся и забудутся, смятые повседеневной суетностью человеческого существования.

Счастье состоит в том, чтобы создавать новое счастье в повседневной жизни.

Хочешь сбежать от повседневности — не останавливайся в развитии.

Чудеса повседневной жизни захватывающи. Нет режиссера, который может организовать неожиданность, ожидающую вас на улице.

Вероятно, 99% способностей человека растрачиваются попусту, даже сегодня люди, считающие себя культурными и образованными, работают по большей части как автоматы, лишь один или два раза за всю жизнь постигая на мгновение те могущественные, но глубоко скрытые возможности, которыми располагает их разум.

Он постарался заглушить вопль одиночества, который поднимался в нем всякий раз, когда думал о том, из чего состоит его повседневная жизнь.

Дни похожи как мать с дочерью
По характеру тел к старости.
Не найти в них свежей радости,
Не найти.

Ты счастлива, возлюбленная жена, скажи мне? Почему я замечаю в твоих глазах печаль и усталость? Знаешь, просто хочется счастья, и я иду на работу, чтобы ты могла съездить на море, ты так давно хочешь на море. Я иду на работу, день за днем оставляя тебя в одиночестве, в путанице проблем и забот, о которых ты научилась молчать, чтобы не портить то короткое время, отведенное нам побыть вдвоем. Но иногда мне становится очень страшно, что на долгожданное море в итоге приедут два чужих и малознакомых друг другу человека.

Во всемогущей повседневности, к сожалению, встречается мало такого необычного, которое было бы здоровым.

Он блуждал по Сети, спасаясь в виртуальном пространстве от своей повседневной каторги.

 Повседневный мир существует только потому, что мы

Мой друг, — погода, нервы, электрички
свисток последний, дачные привычки
всё перечитывать и переобъяснять,
попытки всех простить и всё понять –
наверно, ни к чему.

Думаешь, кто притих, тот теперь почти незаметен,
Думаешь, на тебе не видно уже отметин?
Если искать того, кто будет за всё в ответе,
Может вполне оказаться, что это ты.

Моя жизнь с ее однообразными до мельчайших подробностей днями похожа на наказания, при которых ученик в зависимости от своей вины должен десять раз, сто раз или еще больше написать фразу, самим повторением превращенную в бессмыслицу, только у меня речь идет о наказании — «столько раз, сколько выдержишь».

Поскольку моему другу предстояло вскоре покинуть отчий дом, он, вероятно, не просто слушал игру на писанино, а мысленно прощался с утомительным, временами несносным, но таким красивым образом жизни, который называется «повседневностью».

— Что, по вашему мнению, делает Роберта самым сексуальным мужчиной в Голливуде?
— Не знаю, я-то его вижу по утрам в трусах, когда он кормит котов и чистит за ними лоток.

Мне не сложно делать самые головокружительные трюки, для меня это банальная повседневность.

— Как состоялась твоя первая встреча со здешним миром? – спросил он.
— У меня такое чувство, будто я очутилась среди людей, которые собираются жить вечно. Во всяком случае, они так ведут себя. Они так прониклись деньгами, что забыли о жизни.

Счастье — это возможность радоваться повседневным вещам, а не крупное везение, которое приходит очень редко.

Лагфорт умный мужик и сразу понял, что в повседневных вопросах я практически всегда права. А значит, если он настоит на своем, ему же будет хуже.

Жизнь у меня и так все время повседневная, но бывают минуты, когда я чувствую себя еще поганей.

Между повседневностью и необычным нет особой разницы.

Повседневность начинается на улице, а кончается в бесконечности.

Настоящее искусство рождается в повседневности.

Писатель должен пользоваться необыкновенным только для того, чтобы привлечь внимание и начать разговор о самом обычном

 Французы умеют находить удовольствие в повседневно

Собственно, повседневность и есть счастье — ходить, куда хочешь, читать, что хочешь… Наконец, просто жить.

Когда я устану от ласковых, нежных объятий,
Когда я устану от мыслей и слов повседневных –
Я слышу, как воздух трепещет от гнева проклятий,
Я вижу на холме героев, могучих и гневных.

Мышечная работа обывателя, который спокойно ходит целый день по своим делам, значительно больше, чем мышечная работа атлета, который раз в день выжимает огромный вес; это доказано физиологически, и, значит, мелкие обыденные усилия в их общей сумме и благодаря тому, что они поддаются суммированию, вносят в мир, пожалуй больше энергии, чем героические подвиги.

И за каждым любым, даже хоть бытовым
Проявлением негатива двух отдельных людей
Виден древний мотив – столкновение архетипов.
Никуда не ушли герои, никуда не делись драконы.
Даже если их битва в офисе между степлером с дыроколом.

И герои с драконами очень похожи,
Их путают, но погоди — есть отличие в корне.
Ведь лишь у дракона нет своего пути,
Нет идеи, нет идеологии. Его роль – это быть врагом.
Он сидит себе тихо в логове. Выдыхает с дымом огонь.

Просыпаюсь по телефону, бреюсь,
чищу зубы, харкаю, умываюсь,
вытираюсь насухо, ем яйцо.
Утром есть что делать, раз есть лицо.
Поздно вечером он говорит подруге,
что зимою лучше всего на Юге;
она, пристёгивая чулок,
глядит в потолок.
В этом году в феврале собачий
холод. Птицы чернорабочей
крик сужает Литейный мост.
Туча вверху,
как отдельный мозг.

Человек, живущий обычной, размеренной жизнью, быстро становится рабом собственных привычек.

Один человек хотел так немного –
Не утерять свет, не быть одиноким.
И оставался только выход один –
Порвать со всем и сделать шаг в никуда,
Порвать все компасы и сбиться с пути,
Но только вырваться бы из повседневности…

От повседневной жизни вокруг нас скапливается печаль…

Люди жалуются на то, что им приходиться делать одно и то же, изо дня в день кушать одно и то же, носить одну и ту же одежду, но думать об одном и том же они считают вполне нормальным.

Работа с девяти до шести, где ты никто,
Потом тачка, метро, дома пачка счетов.
Не знаю, как надо, но это точно не то.

Наше мышление ужасно искалечено повседневной практической деятельностью с её ясными требованиями, необходимостью быстрых решений, привычками. Вещи загадочные после десятикратного повторения теряют всякую загадочность, но нисколько не проясняются.

Серёжа никак не мог взять в толк, как это он роет и роет в одном направлении и всё равно каждое утро откапывает дверь на работу, но зато понимал, что размышления о таких вещах ещё никого не привели ни к чему хорошему, и поэтому предпочитал особенно на эту тему не думать.

Чтобы сбежать от повседневной серости, нужно постоянно развиваться.

Майкл смотрел на хулиганов, а хулиганы смотрели на него, но ни один из них не решался шагнуть мальчику навстречу. Более того, когда Миранда обратилась к ним, то все трое кинулись наутёк. Первым, несмотря на свои габариты и вес, бежал Кевин.
– Что это с ними? – рассмеялась девочка.
– Это называется «сделать ноги», – пояснил знакомый голос за спинами детей.

 Обычно в тишине, в одинокой тишине, громче всего к

Каждый Божий день – подарок, а подарки следует принимать с благодарностью, ценить. И даже если кажется, что ничего существенного не произошло, это от недостатка ума или глухости сердца. Пустых дней в жизни не бывает. Совсем. Разве что у людей, кто смотрит – и не видит, слушает – и не слышит. У человека внимательного к себе и к миру важные события случаются повседневно – хотя бы в душе.

Я думаю, здесь присутствует элемент эскапизма. После долгого трудового дня в офисе или на другой работе люди хотят увидеть что-то, что не напоминало бы им об этом. Что-то, захватывающее внимание и отличное от повседневности. Это позволяет вам поверить в крупицу волшебства и добавить яркости нашему миру.

Он так привык за эти недели к волшебному миру, что напрочь забыл о том, что ему однажды придётся вернуться в мир людей. В мир, – где нет магии.

Ничто так не разобщает людей, как повседневность, прозаичная, однообразная, погружающая человека в его собственные заботы и интересы и делающая его равнодушным к себе подобным и их страданиям.

Стал однажды Николай рисовать мне мое будущее, – ну, что ж, сказал он, подшучивая, мы, конечно, уже вполне разорены, и ты куда-нибудь поступишь, когда подрастешь, будешь служить, женишься, заведешь детей, кое-что скопишь, купишь домик, – и я вдруг так живо почувствовал весь ужас и всю низость подобного будущего, что разрыдался…

Им не остановиться потому, что в повседневной рутине есть возможность забыться, свести жизнь к одним практическим соображениям. Они так поступают, чтобы не вспоминать о терзающих их сомнениях относительно того, зачем они живут.

— Тебе когда-нибудь говорили, что ты ненормальный?
— Это то, к чему я должен стремиться?
— Нет. Но ты ненормальный. Откуда ты взялся?
— Ну, однажды ночью у моих родителей был секс.

Пока юношеские мечты об идеальной семье искалеченными личинками уползают из души, я иду по улицам города и всматриваюсь в витрины, видя в них то, к чему так стремился когда-то. Вот же она, эта идеальная семья. Скалится выбеленными до зеркальности зубами, растекается толстым слоем счастья по мокрым от дождя рекламным стендам, подмигивает красивыми лицами случайным прохожим. А у меня зубы желтые, на верхнем кариес разросся до размеров отхожей ямы и пахнет точно так же, лицо отекшее, серое, грубое, здоровье хромает на обе ноги и спотыкается на жизненных поворотах. И снова проскакивает шальная мысль: вот они, продавцы счастья человеческого, торговцы моими несбывшимися мечтами.

Обладать счастьем значит отказаться от него! Всё проходит! Ты хочешь увидеть, как эта звездная ночь растворится в повседневности? Разве она станет ступенью к абсолютному блаженству? Так откажись же от нее, не разменивай ее на мелочи! Воспоминание – это все! Только расставание прекрасно!

Все эти понедельники, будто День сурка,
Сливаются в один — какая мистика.

Когда люди боятся потерять — гораздо сильнее, чем хотят найти — начинается великая повседневность.

В однообразии повседневного тяжелого труда мы нередко забываем и думать о недостатках своей внешности, но они резко напоминают о себе в те светлые мгновения, когда всё должно быть прекрасным.

Я знаю, что умру, — думала она, чувствуя, как свет фонаря скользит по ее лицу. — И знаю это лучше тебя, вот в чем дело, вот почему то, что кажется тебе просто хаотическим нагромождением звуков, для меня и плач, и крик, и триумф, вот почему то, что для тебя обыденно, я воспринимаю как счастье, как дар судьбы.

— А что же случилось с тем любовником?
— Он не хотел оставаться ради жизненных мелочей: готовки, болезней и ржачем над тупым сериалом.

Меня не интересует повседневная скучная болтовня, соблюдение внешних приличий, вежливость и красивая одежда. Те, кому не нравится моя внешность и мой дом, никогда не приближаются ко мне, и меня это устраивает. Мой мир — небо, дивное и ночное.

Вы готовы умереть за тех, кого любите? Я, прежде всего, готов с ними жить: проза повседневного бытия требует от нас постоянства, делая ненужными демонстративные жесты — исключительные, а значит, случайные.

— Мэнсики-сан, а не слишком ли просторно вам одному в таком доме?
— Нет, нисколько, — тут же ответил Мэнсики. — Вовсе нет. Мне вообще нравится быть в одиночестве. Например, попробуйте представить себе кору головного мозга. Казалось бы, людям дарован такой искусно созданный природой высокофункциональный орган, кора головного мозга, однако в повседневной жизни мы не используем и десятую его часть. К сожалению, мы до сих пор не нашли возможности пользоваться им в большей полноте. Иными словами, это как иметь огромный дом — и при этом ютиться семьей из четырех человек в одной комнатке на шесть квадратных метров. А все остальные комнаты пустуют. Если думать так, то, что я живу в этом доме один, не так уж и противоестественно.
— Пожалуй, вы правы, — подтвердил я. Занимательное сравнение.

— Сегодня хороший день, чтобы умереть.
— Ты всегда так говоришь.
— Всегда так и есть.

Подумать только, подумать только, — сказала мама, щурясь от солнца. — Жизнь все-таки по-настоящему волшебная. Думаешь, что серебряный поднос годится только для одного дела, а оказывается, для чего-то другого он еще удобнее.

Это так всё обыденно и совсем не интересно. О таком никогда не напишут книгу!

Только вот человек, который летал на драконе, не может жить согласно дворцовым Ритуалам.
Умрет от тоски.

Иногда, знаете ли, полезно съесть подгнившую селёдочную голову, чтобы оценить прелесть обычного повседневного обеда.

И главное: научить их чтить русскую литературную классику и говорить о ней не иначе, как со склонённой головой. Всё, что мы говорим и делаем, а тем более всё, что нам предписано «сверху» говорить и делать — всё мизерно, смешно и нечисто по сравнению с любой репликой, гримасой или жестом Её персонажей.

Дома я засел за работу, не теряя времени на переодевание. Это позже я превратил повседневные дела в своеобразные ритуалы и обязал себя неукоснительно их исполнять, сколь бы тягостными и ненужными они мне ни казались; если бы не это ухищрение, я бы, вероятно, по сей день носил то самое шимарское лоохи, потому что всегда находятся дела более неотложные и захватывающие, чем смена одежды, мытьё или, скажем, обед.

— Это может показаться странным, очень странным. Но странные вещи случаются каждый день.
— Джейкоб, оденься.

Сравните привычную унылую повседневность с той, что клокочет в книгах и на экране, и осознайте наконец, до какой степени вы нетипичны. Вы не пытаетесь украсть ядерную боеголовку, в погоне за нарушителем правил дорожного движения не сносите пол-Майами, в вас никогда не вселялась душа недавно погибшего знакомого.

Все исчезает в потоке времени. Минуты, эти атомы мелочной жизни, разъедают, как черви, все мудрое и великое. Чудище будней клонит долу все, что стремится ввысь. Значительного в жизни нет, ибо прах ничего не значит. Что стоят вечные страсти перед лицом тщеты?

Я не понимаю нынешней повседневной одежды. Я за 50-60-е, тогда умели одеваться. Что это за повседневность? Ну вы видели это? «Зато мне удобно! Мне плевать, каково окружающим, мне удобно!» Зато мне неудобно от вашего удобно!

В сражении следует быть жестоким и безрассудным. Но забудь об этом в повседневной жизни.

 Тот, кто стремится подняться над повседневностью,

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ