Цитаты про правление

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про правление. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

Наличные до сих пор правят нашим миром.

Какой прок менять правление, если люди и нравы не меняются.

Управление страной – это не только военные победы. Править – это больше, чем сочинять мудрые законы и следить за их исполнением. Главное – как раз такие моменты; люди, мужчины и женщины, готовые доверить нам свои жизни, свой источник существования.

Всех неугодных он изгнал,
С кем ладить нелегко,
Борзел он ни по дням, а по часам.
Один лишь человек признал
Величие его и это, как ни странно,
Был он сам.

В том царстве глупость
Обрела невиданный масштаб,
Все потому, что хуже нет царя,
Чем бывший раб.

Об искусстве правления: Первое правило — делать так, чтобы люди думали, будто они сами этого хотят.

Если лидер слабеет, другой должен встать на его место и взять в свои руки бразды правления. Сильный властвует, слабому предначертано служить.

Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.

Знаки и символы правят миром, а не слово и закон.

— Отец как-то сказал: «мудрый царь не жалует войну».
— Но быть готовым к ней обязан.

Я стал ярлом не по своей воле — это результат действий других людей. Я стал правителем не из амбиций, опять же, это результат действий других людей. Но тем не менее, король — я! Король Рагнар! А что делает правитель? Он правит! И последнее слово за мной!

— Любовь с девками крутить надо, а не с народом, — жёстко отрезал тсарь. — Он тебя всё равно не оценит, как ни извернись.

Править трудно, поэтому умные с охотой препоручают эту обязанность дуракам — для них трудностей не существует!

Государственный человек с тех высот, откуда он осуществляет свою власть под защитой сыска и солдат, сам чувствует свою плоть настолько неуязвимой в буквальном смысле этого слова, что, осуждая виновного на смерть или пожизненное заключение, судит лишь некие абстракции. Не живых людей сжигают или казнят по его воле – он сметает на своем пути помехи, уничтожает символы.

О боже мой, кто будет нами править?
О горе нам!

Империя представляет свое владычество не как преходящий момент в движении истории, а как способ правления вне каких бы то ни было временных рамок и в этом смысле — вне истории либо как конец истории.

Так будь разумным, щедрым, справедливым.
Страна счастлива – будет царь счастливым.

Лжи приближаться к трону запрети,
Ходи всегда по правому пути.

Для добрых дел сокровищ не жалей;
Они стране – как влага для полей.

А если шах жесток, и скуп, и жаден,–
Труд подданных тяжел и безотраден.

Дихкан скопил казну, украсил дом –
Он это создал потом и трудом,–

И царь не отнимать казну дихкана,
А должен охранять казну дихкана.

Учитесь больше полагаться на свои уши, чем на рот, иначе ваше царствование будет короче, чем мой рост.

Мир может измениться, если изменятся правящие им.

Править нужно, опираясь на своих друзей и выступая против врагов. Властители, которые трятят время и силы на то, чтобы привлечь на свою сторону противников, вызывают недовольство подлинных своих союзников и приобретают лжедрузей, всегда готовых на предательство.

Может возникнуть спор, что лучше: чтобы государя любили или чтобы его боялись. Говорят, что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому, если уж приходится выбирать, то надёжнее выбрать страх.

Фандорин мрачно подумал, что самые опасные на свете люди — поэты, обладающие властью над человеческими судьбами. Правитель должен быть существом приземленным, прагматическим и лишенным художественного воображения. Иначе — беда.

Знаменитые цари и величайшие короли не иным почти искусством, как убийством, и не одного человека, как ты хотел сделать, а бесчисленного множества, выжиганием стран и разрушением городов распространили свои царства, а следовательно, и свою славу.

Хороший правитель должен изучить язык своего мира, потому что он в каждом мире разный.

Общественное здание прошлого держалось на трех опорах: священник, король, палач. Давно уже прозвучал голос: «Боги уходят!». Недавно другой голос провозгласил: «Короли уходят!». Пора, чтобы третий голос произнес: «Палач уходит!».

Существует два метода правления… Внушить уважение или внушить страх.

Кто умеет подчиниться — тот правит.

Не свершиться ничему великому в области политической, всё скоротечно, если не будет людей, чей гений, свойства характера, воля смогут разжечь, сплотить и направить энергию народа. Все гибнет, когда во главе государства стоят, сменяя друг друга, скудоумные люди. На обломках величия распадается единство.

Любое действительно эффективное правление на поверку оказывается диктатурой.

— Разве служанка может быть королевой?
— Гвиневра мудра и сильна. Я доверяю ей больше, чем кому-либо.
— И это слабость. Ты слишком доверяешь другим. Ты и только ты правишь Камелотом.
— Я предпочту не править вовсе, чем в одиночку.

Пусть правят психи. Только они понимают, что происходит.

… часто именно такой ход колес, вращающих мир: пока великие глядят вдаль, слабые свершают судьбу из чувства долга.

(Но часто именно таков путь деяний, изменяющих устройство мира: маленькие руки делают то, что могут, в то время как глаза великих устремлены в другие места.)

Выслушать прежде, чем сказать свое слово, выяснить прежде, чем судить, понять прежде, чем решить, и всегда помнить, что в любом человеке заложено как хорошее, так и дурное начало. Вот она, основа мудрости государя.

Представительное правление — инструмент, на котором могут играть лишь превосходные музыканты, настолько он труден и капризен.

Лучший король это тот, кто, выслушав всех своих советников, правит сам.

Если же не к общему благу многих, но к собственному благу правителя устремлено правление, будет правление несправедливо и извращено.

Я мечтал привести тебя сюда с твоего рождения. Это сакральное место, Пик Вождей. Придёт время, когда ты поднимешься на эту гору и возложишь сюда камень. Как я когда-то, как мой отец, и его отец, и все вожди до него. И в тот день, когда возложишь свой камень, этот остров станет ближе к небу. Ты — будущее нашего народа. Твои люди не там, за морем. Они здесь. Пора стать той, кого они ждут.

Кто начал царствовать Ходынкой,
Тот кончит, встав на эшафот.

— Ты слишком мягок. Помни, они подданные, а не друзья.
— Почему не то и другое?
— Потому что мы управляем людьми, а не наоборот.
— Думаю, вы не правы.
— Прости?
— Я сказал: вы не правы. Без людей нет Камелота — мы такие же слуги для них, как и они для нас.

— До меня дошли слухи, что здесь не знают, кто я. Я Хела. Старшая дочь Одина. Командующая легионами Асгарда. Законная наследница трона и Богиня Смерти. Мой отец почил. А с ним и царевичи. Мир им. Было время, когда мы безраздельно правили космосом, и господство было непререкаемым. Но Один объединил лишь девять миров, хоть нам суждено вселенское господство. И я пришла восстановить справедливость. Поклонитесь мне, и вместе мы начнем эру великих завоеваний.
— Кто бы ты ни была, что бы не сделала, сдавайся сейчас! Или пощады тебе не будет!
— Кто бы я ни была? Я не поняла, для кого я сейчас распиналась?
— Сдавайся, или умрешь!
— Я смотрю, мне тут не рады.

Не доверяю местам, где правят женщины, потому что их отношение может быстро поменяться с дружеского на враждебное.

Правят ли нами короли или министры, мы, бедные люди, живем по-прежнему, ничуть не лучше.

Чтобы править, она должна навсегда скрыть свои личные желания за публичным лицом монархии.

Править значит не властвовать, а исполнять обязанность.

На этом Совете, участие в котором принимали два короля, один император, один вице-король, были осуждены на смерть два человека. Но ни на минуту никто не подумал, что речь идет о двух человеческих жизнях – речь шла лишь о двух принципах.

Настоящий король знает, что он – первый, кто имеет честь отдать все для своей страны. Брать – это право однодневок и мерзавцев. Но король знает, что отдаст все, лишь бы жила его страна и был счастлив его народ.

 Послезавтра поутру я — или государь, или без дыхан

— Что ты вытворяешь?
— Я поступил верно, отец.
— Для кого? Для Камелота, или для себя?
— Это одно и то же.
— Пока ты не научишься ставить долг превыше чувств, ты не научишься быть королем.
— Когда я стану королем, мое правление будет гораздо справедливее, если меня поддержит та, кого я люблю.

Нет более уродливой формы правления, чем та, при которой богатейшие люди считаются наилучшими.

Миром правят судьба и прихоть.

Если бы женщины правили миром, у нас бы не было войн, только лишь интенсивные переговоры.

Что касается Республиканского принципа, то ему на земле не находится даже аналогий, не считая «луговых собак», а это исключение если что-либо доказывает, так только то, что демократия является отличной формой правления — для собак.

— Он хотел стать единоличным правителем светлых земель.
— А почему такой слабый размах? Почему сразу не весь мир?
— Зачем? Мир мало захватить. Нужно еще и удержать власть. Правление землями всех Советников и так будет сложным.

Тиран живёт за счёт страха, а мудрый правитель живёт за счёт добродетели.

А если вы почитаете и послушаете о событиях в других странах, то узнаете, что величайшие государства рушились по вине людей молодых и охранялись и восстанавливались усилиями стариков.

— Ты мне часто говорил, что надо уметь идти против течения. А видел ли ты, как в степях останавливают табун диких лошадей? Это страшная картина! Когда несется табун, горе тому, кто решиться встать на его пути. Но умные люди выскакивают на скакунов в голову табуна и уводят его за собой куда им нужно… Мудрость правителя в томи заключается, что бы не биться лбом о стенку, а скакать впереди событий, стараясь даже обогнать их.

Единственное она знала наверняка: миром правят не деньги, не любовь и даже не похоть. Миром правит сила. Она достаточно находилась в подчинённых для того, чтобы не хотеть больше возвращаться в «рабство». Теперь она была сильной, теперь она правила.

– Скажи-ка, что нужно для управления страной? Мужество? Отвага? Любовь к народу?
– Да, все это. И безупречное чувство стиля.

Умение управлять и умение пробиваться наверх — это два совершенно разных таланта. И они очень редко сочетаются вместе.

Системой управляет тот, кто проявляет наибольшую гибкость.

— Похвальбой и жестокостью любовь своего народа не завоюешь… как и любовь своей королевы.
— Мать говорит, что страх лучше любви. А она [Санса] меня боится.
— Вижу. Жаль, что Станнис с Ренли не двенадцатилетние девочки.

Ты, кукла! Сколок моего величья!
Зачем подкармливаешь паука,
В чьей паутине скоро ты увязнешь?
Ах, глупая! Ты точишь нож, который
Тебя убьет. Еще настанет день,
И ты попросишь у меня проклятий
Для ядовитой кривобокой жабы.

— Я принес тебе церемониальный меч.
— Чтобы я упал на него грудью?
— Что с тобой?
— Тебе не понять, Мерлин, ты не представляешь, каково это — знать, что ты не можешь изменить свою судьбу.
— Судьба… вещь жестокая. Ты будто в ловушке — тебе кажется, что всю твою жизнь спланировали вместо тебя. И ты спрашиваешь себя: а верно ли, что судьба знает, что для тебя лучше?
— И откуда ты это все знаешь?
— … в книге прочел.
— И что бы эта «книга» сказала мне? Стоит ли мне жениться?
— Не мне давать вам совет, сир.
— Я спросил — ты обязан ответить.
— Если тебе интересно знать, что я думаю… Я думаю, что ты спятил, что вы все спятили. Жениться нужно по любви. Если Утер думает, что несчастный король сделает Камелот сильнее, то он неправ. Тебе предназначено править Камелотом, но ты можешь выбирать, как ты это будешь делать.

Нашим миром правят связи.

Миром правит жадность. Поменьше сделать и побольше взять.

У французской правовой системы и католической религией есть общая черта — и то и другое взывает к чувству вины.

Так, будучи королем, правителем, главным военачальником и императором в одном лице, хочу выразить ряд пожеланий. Во-первых, да воцарится мир и гармония между всеми племенами на островах. Неплохо. Во-вторых, хочу миллион долларов или жемчужин, или ракушек. Собственно, можете сначала дать мне миллион, ну а уж потом мир и гармонию мы как-нибудь установим.

Давно замечено: чем дольше правитель находится у власти, тем больше политика объясняется психологией, а не социологией.

Ни одного правителя не поддерживают все до единого.

Если страной правит король, корона давит на голову, а если королева – корона давит на сердце.

Если закона нет, то примером своим подвластным служи — и неизбывную память оставишь о своем правлении.

Народ хочет, чтобы им правил честный, добрый, мудрый и волевой человек. Но в конституции написано, что править может только один.

Личные качества, которые в обыденной жизни украшают обычного человека, приносят ему любовь, уважение окружающих и добрую память после того, как покинет сей праведный муж этот мир, в случае, когда речь идет о властителе, оборачиваются, как правило, большими неприятностями и даже катастрофами для народа, управлять которым он имеет несчастье. Вернее, впрочем, будет сказать, что это народ имеет несчастье обрести такого правителя. И наоборот. Свойства натуры, в обычной жизни осуждаемые и порицаемые, для особы правящей оказываются не только полезны, но и необходимы.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ