Цитаты про раскаяние

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про раскаяние. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Радости, за которыми никогда не следует раскаянья,

Вдруг у разбойника лютого
Совесть господь пробудил.

Сон отлетел; опротивели
Пьянство, убийство, грабеж.
Тени убитых являются,
Целая рать — не сочтешь!

Совесть злодея осилила:
Шайку свою распустил.
Роздал на церкви имущество,
Нож под ракитой зарыл.

Нет, в наше время утешаются не раскаянием, а удовольствиями. Раскаяние вышло из моды.

Я не раскаиваюсь.

Раскаяние — это сложный процесс, требующий работы и разума, и души. Он включает в себя сожаление, признание своей неправоты, просьбу о прощении, искупление. Верующий дополняет его ещё и церковным покаянием.

Да, мне тебя не хватает
Мне тебя не хватает
Да, я тебя вспоминаю, по тебе скучаю,
чувствую тебя в душе.

Да, мне тебя не хватает
Мне тебя не хватает
Да, я раскаиваюсь, я себя ненавижу, я в отчаянии.

Вечность — долгий период времени, за который ты успеваешь во всем раскаяться.

— Кто ты?!
— Я тот, кого ты из меня сделал! Я вел жизнь, которую ты ценил, но сам воплотить боялся! Я стал всем тем, кем сам ты испугался быть! Но я всегда… всегда старался быть лучше, чем я есть.

Достойному надежным другом будь,
И добрых чувств для друга не жалей.
Когда ж его обидишь чем-нибудь,
Раскайся всей душою поскорей.
На зеркало один лишь раз дохнуть –
Оно стократ становится светлей.

Старейшины говорят, что самая страшная тюрьма — та, которую мы строим себе сами. Возможно, не что иное, как одиночество. Еще говорят, что Отец наш небесный никогда не устанет нас искать. Многие не хотят или не могут услышать его зов, пока не дойдут до грани.

Где гнев кончался, там, бывало,
Раскаянье брало начало.

Я раскаиваюсь во всём, что сделаю, и клянусь, я не делал того, что сделал.

Раскаяние — одно из великих достижений в истории человеческого духа — в наши дни дискредитировано. Оно, можно сказать, полностью ушло из нравственного мира современного человека. Но как же может человек быть человеком без раскаяния, без того потрясения и прозрения, которые достигаются через осознание вины — в действиях ли, в помыслах ли, через порывы самобичевания или самоосуждение?

— Столько времени не было… И вдруг появляешься… Отдельно от тела…
— Да… Я, кстати, тоже скучал.
— Ха-ха…
— Слал э-мейлы, но ты не отвечала.
— С какой стати?
— Кристина, я перед тобой виноват. Прости меня, ты права — я… вёл себя, как скот. Не знаю, как ты всё это терпела… Причём, ты ведь… достойна совсем другого…
— Всё, перестань. У тебя, очевидно, шок.

— Я очень жалею, что не слушал, что мне говорила мама, когда я был маленький.
— И что же она говорила?
— Не знаю, я же не слушал.

 Никто никогда не раскаивался, что жил слишком прос

Как и большинство грешников, она решила отложить раскаяние до завтра.

Тогда мне нравилось быть… вдали от семьи. Но теперь я бы отдал всё за секунду с ними.

Самые страшные кары те, которые мы накладываем на себя сами. Никакой палач не придумает наказание страшнее, чем накажет себя раскаявшийся человек, ибо его вина всегда будет при нём, и всегда будет напоминать о себе… и с этим жить…

Лучше делать и раскаиваться, чем не делать и все равно раскаиваться.

Но было так приятно подчиняться своим порывам, а потом раскаиваться в них…

Покайся, даже если уже слишком поздно.

Смерть всегда добрее жизни, ибо Бог и его Мать — всепрощающи и простят любой грех тому, кто в нем искренне раскаивается. Только жизнь ничего не прощает, и мы вынуждены дорого платить за наши ошибки.

Один из братьев спросил отца Сисоиса:
— Что ты скажешь, святой отец, по поводу моего падения?
Старец ему ответил:
— Вставай!
Сказал ему брат:
— Много раз я падал и вставал* . Доколе же я буду падать и вставать?
— Пока тебя не настигнет смерть — то ли во время падения, то ли во время раскаяния, — ответил ему старец.

А какая разница, если бы он и знал, что Дэн — его сын? Можно ли было любить мальчика сильней, чем он любил? И разве, знай он, что это его сын, он поступал бы иначе? Да! — кричало его сердце. Нет, — насмехался рассудок.

Раскаяние разъедает душу сильнее, чем соляная кислота. Это занятие для спокойных эпох.

К этому времени война длилась столь долго, что я едва мог вспомнить мирное время. Никто из живущих ныне поэтов не в силах выразить ту душевную опустошенность, которая позволяла мне продолжать участвовать в убийствах, не испытывая ни ненависти, ни раскаяния.

Плох тот, кто поздно кается.

… Какими же словами
Молиться тут? «Прости убийство мне»?
Нет, так нельзя. Я не вернул добычи.
При мне все то, зачем я убивал:
Моя корона, край и королева,
За что прощать того, кто тверд в грехе?

Вы хотите знать, раскаиваюсь ли я? Не проходит и дня, чтобы я не сожалел об этом. Не потому, что я здесь и не потому, что я должен. Я вспоминаю себя в прошлом, когда я был глупым мальчишкой, который совершил ужасное преступление. Я хочу поговорить с ним, объяснить, что к чему, хочу вправить ему мозги, но не могу. Этого парня давно нет, остался только этот старик, и я должен с этим жить. Исправился ли я? Да это пустое слово.

Мы не должны осуждать грешника, но скорее обязаны оплакивать его грехи и иметь сострадание к нему, потому что, покуда есть свободная воля и милосердие Божие, он всегда еще может обратиться к Богу и исправиться.

И она действительно тонула. Тонула в море страхов, вины и раскаяния.

Когда тебе столько лет, что сама уже не помнишь, раскаяния бессмысленны.

Покаяние — это обращение от любимых грехов к святому Богу, которого вы призваны любить. Это признание того, что вы — не Бог. Это когда оценка Иисуса для вас дороже, чем ваше мгновенное удовольствие. Это оставление того, что Библия называет грехами, и отказ от них ради следования за Иисусом.

Желания года минувшего –
Это раскаяния года текущего.

В раскаянье своя закономерность: оно приходит с опозданием в вечность…

Людям, которые полностью доверяются другим, всегда приходится раскаиваться в этом.

Можем ли мы раскаяться, пока не поздно?
Виды вымирают, прямо у нас перед глазами
Мир, в котором они не могут выжить.
Мы оставили им лишь ещё один способ умереть
Мы мертвы внутри?

Раскаяние является одним из видом самомнения. Тот, кто предается ему, приписывает себе и своим действиям слишком важное значение.

Все эти годы его тихо грызло мучительное раскаяние, понемногу, изнутри, с виду и не скажешь. Но, возможно, сейчас пришёл долгожданный конец борьбе между забвением и памятью. Подобно морской глади, расстилающейся после отлива далеко-далеко, насколько хватит взгляда, воспоминания прошлого возникали здесь и там среди отхлынувших вод.

Раскаиваться — значит прибавлять к совершенной глупости новую.

Разум и раскаяние — обе эти вещи всегда приходят слишком поздно.

Удрать — это значит сознаться в своей вине.

Ты в этом не раскаешься сначала,
Потом раскаешься, потом тебе
Еще придется каяться, что мало
В чем каяться нашлось в твоей судьбе.

Тяжелым душевным наказанием является раскаяние после поступка.

 Ничего нет лучше для исправления, как прежнее с ра

Иной павший может вновь подняться нравственно, если
откровенно признается в своей вине и понесет наказание.

Все приму я: боль и отчаянье,
Даже жалости острие.
Только пыльный свой плащ раскаянья
Не клади на лицо мое!

Раскаяние — преданный спутник и последователь Наказания. О нем обычно объявляют на какой-то стадии исправления, что, впрочем, нисколько не мешает грешить впоследствии.

Лучше сделать и раскаяться, чем не сделать и сожалеть.

Упорен в нас порок, раскаянье — притворно;
За все сторицею себе воздать спеша,
Опять путем греха, смеясь, скользит душа,
Слезами трусости омыв свой путь позорный.

— Нет, ты что, правда веришь, что Господь позволит вам с Надин встречаться, только потому что ты 50 тыщ раз оттарабанил «Святую Марию»?
— Священник сказал, что я должен покаяться, чтоб заслужить прощение.
— А ещё он сказал, что ты в аду гореть будешь.
— Это я предпочел не заметить!

Но кто же в своей жизни не делал глупостей! И кто не раскаивался!

Нельзя делать зло, потом раскаяться и этим заслужить прощение. Почему в рай попадают такие люди?

Когда полет парящей в небе птицы
Одною нашей волей будет прерван
Мы в первый миг о том не пожалеем
И лишь потом, как наждаком по нерву,
Раскаянье должно явиться.

Где-то в Лондоне стоит ёлка, а под ней подарки, которые никто никогда не откроет. Я думал, что если выберусь из этой заварушки, то пойду в тот дом, извинюсь перед его матерью и приму наказание, которое она мне выберет. Тюрьма… Смерть… Не важно. Потому что если я сяду в тюрьму, то по крайней мере смогу выбраться из этого Брюгге. А потом на меня снизошло озарение, и я понял: «Чёрт, парень, может это и есть ад?! Целая вечность в Брюгге…». И я очень надеялся, что не умру. Я очень, очень надеялся, что не умру.

Я виноват перед тобой,
Где ты теперь и что с тобой?
Возвращайся холодным утром,
Возвращайся в трамвае людном,
Возвращайся мне очень трудно,
Возвращайся и оставайся,
Возвращайся в тумане ночи,
Возвращайся когда захочешь,
Возвращайся я без тебя устал.

Считается, что первородный грех можно смыть крещением, но те грехи, что мы совершаем потом простить уже не так просто, и раз прощение заслуживает лишь тот, кто раскается от всего сердца — настоящее зло ни за что не одолеть.

Неполное раскаяние не даёт освобождения.

Sí me haces falta
Tú me haces falta
Sí te recuerdo, te extraño,
te siento en el alma

Sí me haces falta
Tú me haces falta
Sí me arrepiento, me odio, estoy desesperada.

(Spanish)


Никогда не поздно раскаяться.

Он плакал вместе с Хуаном, уткнувшись лицом в его шею, набрав полные горсти его шерсти. Там были они одни, никого больше. Хозяин не хотел, чтобы Братья знали, что он тоже умеет плакать. Он старался походить на Отца — такого же решительного, не знающего ни сомнений, ни раскаяния. Любимый Брат походил на Отца сильнее, но Хозяин больше старался…

Зачастую те, кто хотят отдать всё, что у них есть, когда-то взяли слишком много.

Кто может хотеть счастья, купленного ценою утраты рассудка, счастья, недолгие радости которого сменяются в лучшем случае сожалением, если не раскаянием?

Некто сказал:
— Признание заблудшего в своем безрассудстве равносильно мольбе о прощении, и она должна быть услышана. Его оправдание — в его раскаянии.

Признание – первый шаг к раскаянию.

Нет раскаяния более жестокого, чем раскаяние бесполезное…

Не способный к раскаянию неисцелим.

Конечно, грешник должен каяться. Но почему? Только лишь потому, что без этого он не сумеет осознать то, что сотворил. Минута расскаяния — это минута посвещения. Путь к преображению собственного прошлого. Большенству людей трудно понять эту мысль. Мне думается — чтобы понять её, нужно попасть в тюрьму. А если так, то ради этого стоило попасть в тюрьму.

Покаяние — это жертва, добровольное наказание, демонстрирующие раскаяние. И чем грех ужаснее, тем больше причиняем мы и себе страдания. Для некоторых полное покаяние — это смерть, но для других это просто способ положить чему-то конец.

Бог побуждает нашу свободную волю к спасению и дал человеку границы до самой смерти для того, чтобы он покаялся и обратился к Богу, и до самых этих границ помогает ему и протягивает ему руку.

Какой смысл делать что-то, если потом собираешься каяться?

Если воля не допускает размышления, за этим непременно последует раскаяние.

Раскаяние всегда запаздывает. К чему тогда призывы к раскаянию? И что ожидают от этого раскаяния? Чтобы человек перестал быть человеком?

И худшая вина была б, наверно,
Искуплена раскаяньем таким.
Все люди слабы… Или лицемерны…

Оставь же распри злобные двоим,
Что мучают друг друга в бездне Ада,
И никогда не приближайся к ним.

Тогда сумеешь избежать распада.

 Говорят, что чистосердечное раскаяние может замени

Кто, не краснея, кается, тот кается постоянно!

Кому вред причинят за горою, тот заставит раскаяться по эту сторону горы.

У одного ученого спросили:
— Какими будут люди в день воскресения из мертвых?
Он ответил:
— Раскаявшиеся уподобятся овце, отбившейся от стада, но потом вернувшейся на пастбище. Упорствующие же в своих заблуждениях уподобятся овце, которую укусила бешеная собака. В такую овцу вселился сатана, и ее нужно заковать в цепи, дабы она не заразила других.

Но пожалуй, главный вопрос: почему я начинаю раскаиваться только после того, как сделаю что-то совершенно безрассудное?

Сделай себе одолжение — сиди здесь и кайся. Будь умничкой.

Прости, Господи, невинные прегрешения наши!

Под окном толпилось множество младенцев. На голове у них были надеты шапочки из листьев лотоса, а ниже пояса они были измазаны кровью. Счетом их было девяносто пять или шесть, и все они, плача, еле внятно лепетали: «Посади на спину!»
Ах! Это, верно, те самые убумэ, о которых ходит столько страшных рассказов!
Я в ужасе глядела на них, а они стали хором упрекать меня:
— О жестокая, бессердечная мать!
«Так это, значит, дети, которых я в свое время выкинула, — с душевной болью подумала я. — О, если бы я благополучно вырастила своих детей, у меня сейчас была бы семья многочисленнее клана Вада! Какое это было бы счастье!» — вспоминала я с тоской и раскаянием о невозвратном прошлом. Скоро призраки стали таять и исчезли бесследно.

Господь видит наши грехи, но он видит и наше раскаяние.

Сказавши, часто в том раскаиваешься, а промолчавши — никогда.

И когда настанет время платы по счетам,
Покаяние не поможет Вам.

Раскаяться никогда не поздно, а согрешить можно и опоздать.

Покаяние воздвигает душу проклятую, исправляет увечную, исцеляет сокрушенную и делает здравой израненную.

Целыми днями я пытался понять, что же хочу сказать. Я скомкал десятки листов бумаги и забраковал десятки идей. Я думал, что же такого можно сказать людям, чтобы хоть немного облегчить их боль. Но вместо этого осознал, что не имеет никакого значения, что я скажу, потому что нет ничего, что я мог бы сделать для уменьшения той боли и тех разрушений, причиной которых я стал.
Я очень любил своих родителей и у меня не было причин их убивать. У меня не было причин для ненависти, чтобы убить или попытаться убить кого-либо в школе. Мне искренне жаль за то, что случилось. В своих мыслях я много раз возвращался в прошлое и менял там какую-нибудь деталь или незначительное событие, чтобы этого никогда не произошло. Если бы я мог это сделать.
Я беру полную ответственность за свои действия. Прошу прощения за то, что я сделал, и за то, кем я стал.

Когда человеку предстоят сражения, грозящие гибелью, то ему должно покаяться и попросить прощения за свои грехи.

 Бывает, — грустно заметил Оливье, — то, ради чего

Знаешь, Логан. Это была без сомнения самая лучшая ночь за очень долгое время. Я не заслужил этого. Я делал такие вещи, нечто неописуемое. Я вспомнил что произошло в Уэстчестере. Тогда из-за меня пострадало много людей. Только сегодня я это понял. Ты не говорил мне. Ведь всегда мы просто бежали от этого. Мне кажется, я наконец понял тебя.

Плодом, результатом покаяния должно быть сознание, что этого никогда больше сделать человек не сможет.

Если ты меня любишь, будь готова встретить утром пьяного в стельку. Не расспрашивая ни о чем, просто постелить коврик, как собаке, преданной и любимой. Так я высплюсь гораздо быстрее. И утром буду как шелковый, понимая, что ты любишь меня гораздо сильнее прочих только за то, что я дома, рядом. Если любишь меня, будь готова никогда не расспрашивать, прежде чем не накормишь едой или телом, я сам расскажу все таким образом, чтобы не ранить твою тонкую душу. Цветами будут мои сильные руки. Если ты любишь меня, дай мне в тебя окунуться, не требуя ежеминутно признаний и доказательств любви. Мне как мужчине не надо кричать постоянно об этом. Я молча переживаю свои чувства. Просто прислушайся: с каждым выдохом я произношу «я тебя люблю». И не надо меня испытывать, гораздо приятнее — оргазмы. Если ты любишь меня, просто возьми сегодня эту чертову трубку. Ответь. Даже если обида и ревность комом плетут в твоем сердце заговор. Я понимаю, что причинил тебе много боли, но еще больше другие. Будь готова, если ты меня любишь, не слышать, что о нас говорят: женщины и не очень, они могут завидовать тому, что я сейчас сплю с тобой рядом, пусть даже на коврике моих теплых фантазий…

Раскайся! Ведь завтра ты умрёшь.

Кто вспыльчиво руку заносит с мечом,
Грызет тот, раскаявшись, руки потом.

Это мой альбатрос!

Раскаяние требует жертв.

— Слушай, слушай, прости меня, пожалуйста, прости меня.
— Знаешь, все еще в твоем голосе немного слышу «да пошел ты».

Узнал он и то, что человек предпочитает пострадать и внешне покаяться, чем измениться в душе.

Женщины никогда не раскаиваются. Они только делают вид.

Некая девица покаялась на исповеди: «Святой отец, я очень уважала одного молодого человека». «Уважала? Сколько раз?» — спросил духовник.

Если я искренна сегодня, какое мне дело, что завтра буду раскаиваться.

После смерти покаянья нет.

Первым, кто попал в рай, был разбойник. И первым, кто попал в ад, был апостол Христов. И то, как это всё происходило, — для нас великий урок. Поэтому человеку никогда нельзя ни отчаиваться, ни ставить крест на другом.

 Совесть пробуждает вину, вина требует раскаяния, р

Трудно раскаиваться в приятных забавах.

Затяжное самогрызенье, по согласному мнению всех моралистов, является занятием самым нежелательным. Поступив скверно, раскайся, загладь, насколько можешь, вину и нацель себя на то, чтобы в следующий раз поступить лучше. Ни в коем случае не предавайся нескончаемой скорби над своим грехом. Барахтанье в дерьме – не лучший способ очищения.

Женщины называют раскаянием не только воспоминание о своих проступках, но также и сожаление о том, что они не могут более повторять их.

Каждая живая душа… заслуживает право на спасение, на покаяние, на просьбу о снисхождении и милосердии.

Раскаяния — это неотделимая часть осознания своей сути. Но нелишне помнить, что именно наша суть пишет жизнь как роман, а раскаяния в ней — лишь краткие эпизоды. Раскаяния никогда не перепишут готового романа, они могут лишь бессмысленно желать вернуть время вспять.

Любого страдания будет мало, если нет раскаяния. Если нет стремления загладить вину перед теми, кого растоптал. Иначе нет баланса.

Это большая ошибка — разрешать другим рассказывать об их делах. После они обычно раскаиваются.

Кромвель положит руки себе на грудь, поднимет глаза к нему, призовет Господа. Он зарыдает, завоет, раскается, но в это время всадит вам кинжал.

Если женщина в самом деле раскаивается, она не захочет вернуться в общество, которое видело её позор или само её погубило.

Одним покаянием не потушить порожденную тобою же ненависть.

Лучше простить, чем раскаяться.

Мне казалось, это будет просто. Мне казалось, шпиль завершит каменную Библию, станет каменным Апокалипсисом. В своем безумии я и не подозревал, что с каждым шагом мне будет дан новый урок и новая сила. И некому было наставить меня. Я должен был строить, повинуясь лишь своей вере, не слушая ничьих советов. Другого пути не было. Но при этом люди притупляются, как плохой резец, или срываются, как топор с топорища. Я слишком был поглощен своим видением, чтобы принять это в расчет, и, кроме видения, не нуждался ни в чем.

Раскайся хотя бы раз. Это самое меньшее, что следует сделать твари, одетой человеком.

— Я думаю, свернуть тебе шею или только спустить тебя с лестницы. Ты хоть представляешь, что делает тюрьма с человеком? Ну разумеется, нет. Тебе было приятно думать о том, что я сижу?
— Нет…
— Но ты не пыталась изменить это?
— Нет.
— Ты считаешь, что я насильник?
— Нет.
— А тогда считала?
— Да, то есть и да, и нет…
— А почему теперь так уверена?
— Стала старше…
— Старше?!
— Мне было 13…
— А сколько тебе должно быть лет, чтобы ты могла отличить белое от черного?! Сейчас тебе 18? Тебе надо было дорасти до 18, чтобы признаться, что лгала?! Солдаты в 18 уже достаточно взрослые, чтобы умирать, ты знаешь это?!
— Да…
— Пять лет назад ты ни о какой правде не думала! Ты и твоя семья думали, сколько его не учи, он всё равно останется прислугой и также не достоин доверия! И тогда с твоей помощью они бросили меня в пасть этой грёбаной своре!

Last year’s wishes
Are this year’s apologies

Все любят раскаявшегося грешника. Блудного сына, вставшего на путь исправления. Прежде он ошибался, но теперь уже не будет.

Нет в наказании смысла для нераскаявшегося.

— В молодости человек себя не знает. Думаешь, что все временно, и что все пройдет. Не смотришь в зеркало. Сердце загрязняется.
А потом у тебя появляется ребенок. И ты начинаешь понимать, когда смотришь на него. Как через порог. Я заглянул и мне не понравилось, то что я увидел.
Я знал, что причинил зло. Но этим не заканчивается. Это не заканчивается с умершим. После него остаются его родные.
— Рано или поздно придется отвечать за зло причиненное невинному.
— Нет мне места в обеих мирах, не так ли?
— Не спрашивай меня, спроси у жертв.

Вина и раскаяние лишены значения и смысла. Это чувства, переживания. А не мысли.

Раскаяние в постыдных делах есть спасение жизни.

Бездна моего раскаяния так глубока, так глубока, что и описать невозможно. Блуждал, можно сказать, в глухих потёмках безнравственности.

Сожаление, раскаяние — это самое большое проявление эгоизма.

Прости, я не смог…
Теперь я лишь сырая роса на тёплом трупе нашей любви.

Ивановский очень хорошо знал, что значит так вот, за здорово живешь, испохабить хорошее мнение о себе. Однажды уже случилось в его жизни, что, злоупотребив доверием, он так и не смог вернуть доброе расположение к себе человека, который был ему дорог. И никакое его раскаяние ровно ничего не значило.

Раскаяться никогда не поздно, а согрешить можно и не успеть.

Без преступления нет раскаяния.

Раскаяние… Грехи, которые без конца повторяются. Грех приводит к вине. Но если ты больше не можешь выносить вину, то как ты можешь раскаяться?

Моя цель из Александра сделать царя, победительного, как Македонский, и милосердного, как святой Невский. При нем всегда должен быть тот, кому он мог бы бесконечно доверять. Из поколения в поколение наследники Строгановых поддерживали царей. Этот мальчик Попо — моя трагедия, потому что он не сможет поддержать Александра. Обрушит свой род, он не часть его, в нем больше старой, но буйной крови Трубецких. Мне страшно оставлять его. Ты знаешь, как среди молодых дворян модно потакать всему тому, что против истинной, моей власти. И они говорят, а Алекс все слышит. Но их я могу и напугать, как Чарторыйского, пообещать бед его Польше и он затихает. А Павел богач, первый и единственный наследник. У прочих ветвей денег так мало, все то же, что нет… Павла Строганова я пугать не смею.

Ты врезал монахине. В церкви. Ничего себе ты раскаялся!

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ