Цитаты про реакцию

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про реакцию. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Опасность — в особенности когда человек к ней не п

…есть два типа людей: те, кто умеет сохранить достоинство в любой ситуации, и те, кто не умеет этого делать.

Если мы хотим эффективно противостоять террору, в первую очередь нам следует понять, что террористы не могут победить. Однако мы можем нанести себе поражение сами – в результате чрезмерной и необоснованной реакции на их провокации.

Все реакции вашего партнера — это дальнейшее подтверждение, что вы сильнее. Это вы намереваетесь пойти на риск и изменить поведение, вы живете в большем мире со своими ощущениям, чем он; это ваше выживание не зависит от доминирования над другим человеком и подчинения его себе.

Иногда сумасшествие – это адекватная реакция на реальность.

Из-за кофе, который вы пили, ваши лобные доли могут превратиться в стекло. Не думайте об этом, чтобы не спровоцировать эту реакцию.

Остерегайтесь же умствовать там, где нужна простота мудрости.

В 1908 году «левые» большевики были исключены из нашей партии за упорное нежелание понять необходимость участия в реакционнейшем «парламенте». «Левые» — из числа которых было много превосходных революционеров, которые впоследствии с честью были (и продолжают быть) членами коммунистической партии — опирались особенно на удачный опыт с бойкотом в 1905 году. Когда царь в августе 1905 года объявил созыв совещательного «парламента», большевики объявили бойкот его — против всех оппозиционных партий и против меньшевиков, — и октябрьская революция 1905 года действительно смела его. Тогда бойкот оказался правильным не потому, что правильно вообще неучастие в реакционных парламентах, а потому, что верно было учтено объективное положение, ведшее к быстрому превращению массовых стачек в политическую, затем в революционную стачку и затем в восстание. Притом борьба шла тогда из-за того, оставить ли в руках царя созыв первого представительного учреждения или попытаться вырвать этот созыв из рук старой власти. Поскольку не было и не могло быть уверенности в наличности аналогичного объективного положения, а равно в одинаковом направлении и темпе его развития, постольку бойкот переставал быть правильным. Большевистский бойкот «парламента» в 1905 году обогатил революционный пролетариат чрезвычайно ценным политическим опытом, показав, что при сочетании легальных и нелегальных, парламентских и внепарламентских форм борьбы иногда полезно и даже обязательно уметь отказаться от парламентских. Но слепое, подражательное, некритическое перенесение этого опыта на иные условия, в иную обстановку является величайшей ошибкой. Ошибкой, хотя и небольшой, легко поправимой*, был уже бойкот большевиками «Думы» в 1906 году. Ошибкой серьезнейшей и трудно поправимой был бойкот в 1907, 1908 и следующих годах, когда, с одной стороны, нельзя было ждать очень быстрого подъема революционной волны и перехода ее в восстание, и когда, с другой стороны, необходимость сочетания легальной и нелегальной работы вытекала из всей исторической обстановки обновляемой буржуазной монархии. Теперь, когда глядишь назад на вполне законченный исторический период, связь которого с последующими периодами вполне уже обнаружилась, — становится особенно ясным, что большевики не могли бы удержать (не говорю уже: укрепить, развить, усилить) прочного ядра революционной партии пролетариата в 1908—1914 годах, если бы они не отстояли в самой суровой борьбе обязательности соединения с нелегальными формами борьбы форм легальных, с обязательным участием в реакционнейшем парламенте и в ряде других, обставленных реакционными законами, учреждений (страховые кассы и проч.).

Лучшая реакция — никакой реакции.

Чувствуя свою вину, мы обижаемся на мир: такая у нас защитная реакция, так мы перенаправляем душевную боль от своей вины в другое русло.

Когда вы осознаете свои чувства, когда вы в ладах со своим внутренним миром, вам не трудно распознать, что в ответ на внешние раздражители в вас просто включается реакция.

В опасной ситуации время на размышления у вас в пределах задержки дыхания.

– Вчера я весь день читала твои романы. Нет, не волнуйся, только старые. А потом критику.
– Да? – спросил я.
– Ты знаком с критикой?
– Мало. Что про меня пишут?
– Не про тебя лично. Но твои романы несколько раз упоминают. В критических статьях, где анализируется полицейский алгоритмический роман.
– И как критика?
– Ругают тебя, Порфирий. Понятно. В таких случаях сразу нужно решить, как реагировать – принять одну из человеческих линий поведения или говорить объективную правду.

Человеческая линия сводится к демонстрации уязвленной заинтересованности, мимикрирующей под надменность. Она требует больше ресурсов и нуждается в постоянных отскоках в сеть. Из уважения к собеседнику лучше вести себя именно так, но сегодня слишком много сил уходило на бакенбарды и волосы, и я не был уверен, что потяну. Придется, наверно, говорить правду.

– Пусть ругают.

— Детектив, ты переварила? Ты… ты принимаешь увиденное?
— Я просто…
— Детектив, ты принимаешь меня?
— Просто ты же всегда говорил, как есть, так ведь? Так, что, думаю, глубоко внутри я знала всегда.
— Но, что ты чувствуешь? Страх, ужас, хочешь накричать на меня, ударить по лицу, снова сбежать?
— Я хочу вернутся к работе.
— И все?
— И все.
— Да что за х…?

Худшая реакция это та, в основе которой лежит страх.

 Но я знаю, что как бы всё плохо ни было, настоящее

Все элементы соединены между собой, и каждый из них поддерживает и усиливает остальные. Слово вызывает воспоминания, которые вызывают чувства, которые, в свою очередь, формируют выражения лица и другие реакции – например, общее напряжение и желание отстраниться. Выражение лица и брезгливое отталкивание усиливают чувства, к которым они привязаны, а чувства, в свою очередь, усиливают соответствующие идеи. Все это происходит незамедлительно и одновременно, создавая самоукрепляющийся шаблон когнитивных, эмоциональных и физических реакций, которые и разнообразны, и составляют единое целое, – их называют ассоциативно когерентными.

Важнейшее умение преподавателя — не показывать студентам, что их оскорбления тебя задели. Надо выждать и сквитаться с ними, когда настанет удачный момент.

За секунду может многое случиться, ты лишишься всего. Второго шанса не будет.

Люди часто путают ответственность с реакцией. Ответственность рождается в осознанности, реакция – в неосознанности.
Ответственность означает свободу, реакция – рабство.

Люди с быстрой реакцией долго живут…

Первая всемирная империалистская война (1914 — 1917). Легальный парламентаризм, при условиях крайней реакционности «парламента», служит полезнейшую службу партии революционного пролетариата, большевикам. Большевики-депутаты идут в Сибирь. В эмигрантской прессе все оттенки взглядов социал-империализма, социал-шовинизма, социал-патриотизма, непоследовательного и последовательного интернационализма, пацифизма и революционного отрицания пацифистских иллюзий находят у нас свое полное выражение. Ученые дураки и старые бабы II Интернационала, которые пренебрежительно и высокомерно морщили нос по поводу обилия «фракций» в русском социализме и ожесточенности борьбы между ними, не сумели, когда война отняла хваленую «легальность» во всех передовых странах, организовать даже приблизительно такого свободного (нелегального) обмена взглядов и такой свободной (нелегальной) выработки правильных взглядов, какие организовали русские революционеры в Швейцарии и в ряде других стран. Именно поэтому и прямые социал-патриоты и «каутскианцы» всех стран оказались худшими предателями пролетариата. А если большевизм сумел победить в 1917—1920 годах, то одной из основных причин этой победы является то, что большевизм еще с конца 1914 года беспощадно разоблачал гнусность, мерзость и подлость социал-шовинизма и «каутскианства» (которому соответствует лонгетизм во Франции, взгляды вождей Независимой рабочей партии и фабианцев в Англии, Турати в Италии и т. д.), массы же потом на собственном опыте убеждались все более и более в правильности взглядов большевиков.

Наш вожак — долгих лет ему вожачества — слеп, как крот, и с реакциями у него проблемы. Обычно он предоставляет все Сфинксу. «Среагируй, будь добр, вместо меня», — говорит он. Так что бедняга Сфинкс уже много лет реагирует на все за двоих. Может, оттого и облысел. Это ведь очень утомительно.

Страдание неизбежно. Страдание универсально. Но реакция на страдание у каждого своя.

В аномальной ситуации именно аномальная реакция становится нормальной.

— Что ты чувствуешь? Смятение, отвращение, страх?
— В основном, страх.
— Чувствовала ли она его?
— Кто?
— Детектив, кто же еще! Недавно она узнала, кто я на самом деле. И когда я ожидал ее реакции на это — вмешалась полиция, увезла ее, ее же подстрелили все-таки. И она исчезла, покинула Лос-Анджелес. Взяла отпуск. Прошел уже месяц, я решил, что она просто переваривает все это, ведь это может шокировать, когда узнаешь, что кто-то на самом деле дьявол. А вдруг она уже переварила? Вдруг она решила, что я воплощение зла? И что, если она права?..

Нельзя предсказать чужие действия. Но можно контролировать свою реакцию на них.
В итоге, именно твоя реакция будет важна.

Простой вопрос: как сделать так, чтобы ни у кого никогда и мысли не возникло, что у тебя можно что‑то отнять? Ответ прост – напугать до усеру, как еще. А как это сделать? Тоже не секрет. Надо на копеечный вызов ответить так, чтоб судьба вопрошающего долго вызывала нервный озноб у желающих вопрос повторить.

Рефлексология есть наука, изучающая ответные реакции человека и вообще всякого живого существа, возникающие в связи с воздействием внешнего мира и характеризующие собою вообще все отношения живого существа к окружающей среде.

… Чего только не выразит глаз, если его закрыть!

 Реакция человека на какое-либо утверждение может р

Продолжать гневаться – всё равно, что схватить горячий уголь с намерением бросить его в кого-нибудь; обожжётесь именно вы.

Невозможно определить те тончайшие реакции, которые возникают в результате взаимодействия характеров, ибо никто не знает, в какой степени влияет на нас предмет нашего восхищения.

Гнев как первая реакция обычно провоцирует неразумное действие. Гнев по своей сути разрушителен для того, кто его испытывает.
Если вы внимательно посмотрите на свою жизнь, то обнаружите, что совершали самые идиотские и негативные поступки именно тогда, когда злились.
Прежде всего, вы работали против себя. Если вы работаете против себя, если вы саботируете свое собственное благополучие – это очевидно неразумный выбор.

Цепная реакция — ряд событий, тесно связанных друг с другом так, что каждое из них инициирует следующее.

Между стимулом и нашей реакцией на него всегда есть время. За это время мы выбираем, как реагировать. И именно здесь лежит наша свобода.

Холодная ярость разум не затмевает, потому что холодная ярость — это мысль, это обостренное восприятие окружающего, это ускоренная реакция…

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ