Цитаты про рисование

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про рисование. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Какой вид... Давай сделаем небольшой привал, чтобы

Они никому не позволял коснуться себя. По большей части предпочитал одиночество. Тревор думал, что если когда-нибудь он не сможет рисовать, он умрет. Эту возможность он всегда хранил запрятанной в уголке сознания: утешение веревки или бритвы, уверенность яда на полке, который только и ждет, чтобы его проглотили. Но, уходя, он никого не возьмет с собой.

… изогнувшаяся сосна — единственный и лучший способ изобразить ветер, который иначе и не нарисуешь, он невидим.

Хорошее освещение… активные биологические организмы… Пожалуй, сделаю набросок этого места.

Счастливую жизнь нужно рисовать легкими мазками
— только так можно поймать красоту неуловимых чувств.

Если бы я рисовала этот двор так, как подсказывало мне мое нутро, то изобразила бы шипы, рвущие плоть, цветы, забирающие солнечный свет у растений, меньше их по размерам, и холмы, окрашенные в красный цвет.

— Очень неплохо! Потом нарисуешь меня?
— Я не рисую людей.
— Почему?
— Я их ненавижу… по большей части.
— Вот как? Я тоже ненавижу людей. Эй, давай перекусим.

Однажды я подошёл к художнику по дереву, который рисовал арабески. Он так нежно и искусно водил кистью, что я засмотрелся.
— Откуда вы? Где вы научились этому? — спросил я его.
— Здесь и научился. А узоры привёз из моей далёкой страны. Я из города соловьёв, из Кабула.

И всё так же, уходя в себя, я продолжаю рисовать птиц… И иногда, заглядывая в зеркало, я замечаю, что сам — не больше, чем неудачный набросок птицы, написанный рукой неизвестного мастера на скомканном клочке случайной реальности.

— Это что, я?
— Зависит от того, нравится тебе или нет.
— Ну, это очень красиво.
— Тогда да, это ты.
— А если бы я сказала, что мне не понравилось?
— Ну, это все равно была бы ты, только я чувствовал бы себя идиотом.
— Поверить не могу, Стюарт подкатывает к Пенни.
— Надо срочно учиться рисовать!

Зачем нужно искусство? Выражать сокровенные мысли и чувства. Если ты счастлив, ты не задумываясь берешь более яркие краски. А если плохо пообедал, на бумагу ложатся тусклые, унылые цвета.

Рисование — метафора контроля. Я выбираю всё — холст, цвета… Будучи ребенком, я плохо понимал мир и свое в нем место, но рисование научило меня, что своих целей можно достигать обыкновенной силой воли. То же и в жизни: можно просто не давать никому встать у тебя на пути.

Я люблю возиться с малышами, они такие забавные. Перемажутся в краске, наставят на листе ватмана разноцветные отпечатки ладошек и радуются, что им позволили поозорничать и поиграть с красками. Хохочут, веселятся, и мамы вместе с ними. Много ли в детстве нужно для счастья? Чтобы мама была рядом, чтобы не ругали за грязные ладошки да чтобы похвалили за первые творческие успехи. Я всегда их искренне хвалю, потому что знаю: пока дети маленькие, можно заразить их тягой к творчеству. Можно дать им возможность через рисунок научиться общаться с миром, с мамой, друг с другом, с самими собой. Если не сделать это в раннем детстве, потом будет гораздо сложнее.

— Дитя и рисование — это слишком. Трудно совместить.
— Он отберет у тебя фломастеры?

Это идеальная копия реальности. Но цель картины — не воспроизвести реальность, а интерпретировать её, улучшить, показать её своими глазами.

Объём нашего мозга ограничен, поэтому мы постоянно что-то забываем. Но если запечатлеть событие на бумаге, то рисунок становится продолжением нашей памяти. Потом смотря на эти рисунки, мы сможем вспомнить свои ощущения.

Если внутренний голос говорит вам, что вы не можете рисовать — рисуйте как можно больше, тогда этот голос затихнет.

— Беатрикс, какой юноша женится на девушке с перепачканным лицом?
— Я не выйду замуж, мне всё равно.
— Выйдешь непременно. Все девушки выходят. И я, и твоя бабушка, и Фиона тоже когда-то выйдет.
— А я не выйду, я буду рисовать.

— Ты прекрасная художница, Эш, и замечательная учительница. А я никогда не смогу так же классно рисовать.
— Ещё как сможешь! Всё, что для этого требуется — практика и решимость. Но только если ты сам этого хочешь. Не нужно быть мастером во всём, что делаешь. Что-то мы делаем просто потому, что это приносит нам удовольствие. Или чтобы провести время с людьми, которые нам нравятся.

Мы с городом всегда испытывали взаимную неприязнь. Как ни крути, от незамужней женщины ожидают определённого поведения, которое не предусматривает хождения по издателям с оравой друзей.
— Так, слушайте меня, вам незачем трястись от страха. И не вздумайте много болтать.
А друзей, к сожалению, не особо желали видеть.
— Я продаю свои рисунки для поздравительных именных карточек вот уже более семи лет.
— Ага. Кролики в курточках с медными пуговицами, как вы такое придумали?
— Я не придумываю их, они существуют, это — мои друзья.
— Ваши друзья являются прообразами этих зверушек?
— Нет, зверушки и есть мои друзья, перед кроликом Питером был Бенджамин Банни, сэр Исаак Ньют, я могу показать вам их портреты.

Если хочешь нарисовать птицу, ты должен стать птицей.

Палка, палка, огуречик,
Вот и вышел человечек.
Вот и вышел, вот и вышел человечек.
А теперь добавим ножек —
Получился осьминожек!
Получился, получился осьминожек!

— Очаровательно, волшебно и так чудно выписано, я сражён наповал.
— Не следует ли обсудить нашу работу, мистер Уорн.
— Оторваться от ваших рисунков чрезвычайно трудно.

Вот что никогда не пытался делать, так это рисовать. Только самоуверенный человек может спокойно искажать действительность, не ведая при этом дискомфорта.

Видишь ли, Айя, рисунок – это же тоже нечто близкое ко сну. Здесь действуют те же бессознательные механизмы, как и в сновидении. Смещение, сгущение, регрессия… На рисунке мы часто изображаем то, что является вытесненным из нашего Сознания. То же самое происходит и во сне. Из нашего Бессознательного в сон попадают различные страхи и желания, образы и мысли.

Не стул нужно писать, а то, что чувствуешь, глядя на него.

— Я рисую футбольный стадион и шестьдесят тысяч болельщиков.
— Я насчитала десять.
— Проблемы с парковкой.

— Эй, тебя стучаться не учили?!
— Ты рисуешь?!
— Всё, пока!
— Чё, серьезно?! Ты рисуешь?! А читать уже научился?

Рисовать же было приятно. Он нарисовал тещу, и она обиделась; нарисовал в профиль жену, и она сказала, что, если она такая, то нечего было на ней жениться.

— Она Вам понравилась. Вы рисовали её не раз.
— У неё красивые руки. Видите?
— У Вас, наверно, был роман с ней.
— Нет-нет, только с её руками.

Картина, которую вы видели… Она крутилась в моей голове две-три недели, и, наконец, я увидела ее полностью. И готова была положить на холст. Тогда я заперлась в своей комнате на неделю. Я выныривала в мир, чтобы что-нибудь съесть и принять душ. И даже… Еда и дыхание не главное, когда я рисую.

Вероника в этом сне была их учительницей и показывала им, как правильно держать кисть, как накладывать на холст мазки. Забавно и очень интересно! Почти как обучение музыке, только… как будто кисть – это просто другой инструмент для выражения чувств.

Привычка точно рисовать, что мы видим, дает соответствующую способность точно рисовать то, что мы задумываем…

— Главная мразь страны рисует цветочки.
— Ага. Это красиво?

Его комната — холодная квадратная коробка, но и убежище, поскольку он мог рисовать здесь и никто не заглядывал ему через плечо.

— Да, я была у Зеркального пруда.
— Я бы тоже туда хотел сходить…
— Так сходите.
— А что, там хорошо рисовать?
— Скорее хорошо туда броситься.

Когда я попаду на небо, первый миллион лет я буду рисовать.

Я рисую то, что вижу во сне.

Дайте мне побольше солнца!
Я хочу нарисовать любовь.

Время, требуемое на зарисовку портрета, зависит от настроения. Портрет Хоффмана я могу растянуть на полдня, а для портрета Кэйи хватит трёх штрихов: кружок — это лицо, вторая линия — это ремешок повязки… и третья — сама повязка.

— Я бы нарисовала каждый вид в этой долине, но мне не удаются пейзажи.
— Подождите немного, и скоро здесь нечего будет рисовать, мисс Беатрикс.
— Придёт же вам такое в голову.
— Я серьёзно. Крупные фермы разобьют на маленькие участки и продадут.
— Ну, что же, нельзя стоять на пути прогресса.
— И всё-таки я считаю, что красоту нужно беречь.
— Я знаю, что вы так считаете, и с вами нельзя не согласиться, Уилли.

— Так, Айгуль, ты нарисовала свою семью?
— Да. Вот это папа Ахдас, это мама Айгуль, это мама Хайвэ, это мама Айсинда, это мама Хэйлор, это мама Хэйлес, это мама Вайзэт, это мама Хайлингар, это мама Хайзо, это мама Вайзигэвахабытыдыщезасулайэфек, это Эмси Хаммер и это мама Вайзет.
— Здорово, Айгуль! А почему ты не нарисовала братиков и сестёр?
— У меня ручки болят!..

Я всегда любил рисовать. Когда я был ребенком, я рисовал пальцем по воздуху.

— Рисуйте, красьте, делайте, что хотите.
— Но что нам рисовать, сэр? На столе ничего нет.
— На этом столе? Этот стол слишком тесен, мой друг. Слишком тесен для вашего прекрасного воображения! Загляните в свои мысли, найдите прекрасную картину, достаньте оттуда образ. И выплесните его на бумагу!

Я предпочитаю рисовать человеческие глаза, а не соборы, потому что в глазах есть что-то такое, чего в соборах не найдешь… человеческая душа.

 Есть только две вещи хуже чистого листа. Смерть и

Кто хочет
Честно
Рисовать –
Тот должен
Чем-то
Рисковать!

Недавно один очень хороший парень, Ванька, задал мне вопрос, который поставил меня в тупик. Он спросил:
— Вы сказали, что рисунок позволяет нам общаться с собой, с той частью себя, о которой мы мало знаем. Как по-Вашему, если мы будем много рисовать и много узнавать о себе, то не станем ли мы со временем неинтересны себе? Ведь всё неизвестное станет известным. Мы станем сами для себя прочитанной книгой. Это будет скучно, Вы не находите?

Что бы вы ответили? Я в тот момент совершенно растерялась. Но потом сказала, что человек — такое удивительное создание, с таким глубоким внутренним ресурсом и с таким количеством неразгаданных тайн в душе, что вряд ли целой жизни хватит на то, чтобы разгадать все секреты собственного Я. Так что о том, чтобы стать самому себе не интересным после энной тысячи рисунков, можно не беспокоиться.

Однажды ты найдёшь в шкафу свой портрет, написанный шариковой ручкой. Там у тебя будут кривые ноги, квадратная голова, косы размером с солнце, косоглазие и нос на щеке. Ты поцелуешь каракули и решишь, что оно того стоило.

Я рисовал крыс целых три года, а потом кто-то сказал мне: какая это талантливая анаграмма слова «искусство» (англ. rat и art). И мне пришлось притвориться, что я знал об этом всю жизнь.

— Беатрикс, где ты была?
— Я не ребёнок, не обязана спрашивать у мамы позволения.
— Я сама полагала взять карету сегодня утром. Где ты была?
— Мы катались. С друзьями.
— У тебя нет друзей.
— Нет, есть, мама, на любом моём рисунке.
— Соглашусь, у тебя есть довольно неплохие рисунки, Беатрикс, но не стану как отец лукавить и называть их великим искусством. Когда, мой друг, меня начнут издавать, тогда мы и посмотрим.

Спросили раз художника:
– Кого труднее всего нарисовать?
Ответил художник:
– Петуха труднее всего нарисовать.
– А кого легче всего нарисовать?
– Легче всего рисовать бога или привидение, – ответил художник.
Удивились люди:
– Как же так, петуха нарисовать трудно, а бога или привидение – легко?!
Сказал художник:
– Потому что петуха люди постоянно видят. Стоит художнику нарисовать его без гребешка или без хвоста, с рогами или на трех ногах – и все скажут, что художник не умеет рисовать. Но бога или привидение никто не видел и не увидит. И потому рисовать их легко и просто. Никто не скажет, что художник нарисовал не так.

Люди, как правило, не любят сумасшедших, если только те не умеют красиво рисовать. Хотя и тогда безумцев признают лишь посмертно.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ