Цитаты про семью

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про семью. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

Привет, брат. Я не знаю, что произошло с мамой и папой. Но я знаю… если бы ты был с ними, то отдал бы свою жизнь, чтобы защитить их. Так и вышло. Мне жаль, что меня здесь не было с вами. Но зная, что ты заботился о них во время всего этого… Это помогло.

 Самое важное для меня в жизни? Мой брат Шеннон, он

Это у нас что — коммунальный быт классической шведской семьи?

Я не пытаюсь познать тайны жизни. Я просто живу, день за днем, и принимаю то, что дает жизнь… Я наслаждался ею, у меня были хорошие друзья, замечательная семья. Едва ли можно просить судьбу о чем-то большем. Того, что она мне дала, вполне достаточно.

Девушки из хороших семей даже мысли не допускают, что в нужный момент никто не явится их спасти.

Семью не может заменить ничто на свете. У нас одна семья, даже если мы собрались вместе лишь на время. Я считаю, что семья должна вместе садиться за стол. Это очень важно, по-моему.

— Но в конце концов мы поняли, что семья важнее.
— Семья — превыше всего!

— Ты будешь стоять на сцене, когда этот невменяемый стрелок под кокаином будет целится в человека в метре от тебя?
— Добро пожаловать в семью, Оберама.

Сила семьи, как и сила армии, в верности друг другу.

Мы же все время доказываем друг другу свою правоту, во всем. Для нас быть правыми стало важнее, чем быть счастливыми. А уступка это не признак слабости, это и есть проявление силы, и даже мудрости.

Замечания посторонних людей не нанесут глубокую рану, если у ребёнка сильный внутренний стержень и надежный семейный тыл.

Он жал мне руку, обнимая кого-то ещё. Не семья, а долбанная картина Пикассо.

— Я чувствовал связь с тобой с самого начала. Родственный дух, скажем так. Мы с тобой очень похожи.
— Точно. Не считая того, что я не убивал своего брата.
— Ты своего спас. Почему?
— Потому что от семьи не отказываются… никогда.

Не надо заводить детей, если собираешься бросать их, ведь они потом винят себя всю свою жизнь.

Все вокруг говорят, что семья — это творчество, тяжёлый труд, но на самом деле почти все дети — результат пьянки и легкомыслия.

 Воспитывать девочку — это воспитывать самое общест

Как все дети, росшие без отцов,
мы хотим игрушек и леденцов,
одеваться празднично,
чтоб рубцов и не замечали.
Только нет на свете того пути,
где нам вечно нет ещё двадцати,
всего спросу — радовать и цвести,
как всегда вначале…

— Ты точно тот самый Джек Воробей?
— Встречный вопрос: а ты сам-то кто?
— Меня зовут Генри Тёрнер, сын Уилла Тёрнера и Элизабет Свон!
— Уээ… эти двое дали потомство?!

Мне хочется семьи — обычной семьи с воскресными прогулками по парку, со вкусными ужинами и любимыми фильмами, которые бы мы смотрели вместе, укрывшись одним пледом. Мне хочется общего прошлого, совместного настоящего и одних на двоих планов на будущее. Мне хочется забыть о разлуках, холодной постели, которую согревают лишь мои воспоминания, хочется присутствия любимого постоянно, ежедневно, ежечасно. И не виртуального, воплотившегося в голос по телефону или переписку через Интернет, а реального. Никакие письма и звонки не заменят одного объятия.

То, что ты вырос в семье монстров-насильников, не значит, что ты должен становиться таким же.

Семья — это мафия, все должны поддерживать друг друга.

Семья. Нет ничего более важного. Это те люди, которые появляются, когда мы в беде. Те, кто подталкивают нас к успеху. Те, кто помогают нам хранить наши секреты. Но как быть тем, у кого нет никакой семьи? Что происходит с бедными душами тех, у кого нет любимых, которые помогут им в трудный час? Ну, большинство пытается научиться идти по дороге жизни самостоятельно, но некоторые из нас просто перестают пытаться.

Принуждение, покорность, тирания и угнетение — это такие же семейные понятия, как любовь, сострадание и взаимное доверие.

— Я говорю это потому, что забочусь о будущем семьи Нара! Ну, а ты что в ответ?
— «Ну и морока» — мысленно.
— Вы сейчас оба подумали ну и морока. Я же права?

Сейчас я стал уже немолодой, и выяснилось, что ни Льва Толстого, ни Фолкнера из меня не вышло, хотя все, что я пишу, публикуется. И на передний план выдвинулись какие-то странные вещи: выяснилось, что у меня семья, что брак — это не просто факт, это процесс. Выяснилось, что дети — это не капиталовложение, не объект для твоих сентенций и не приниженные существа, которых ты почему-то должен воспитывать, будучи сам черт знает кем, а что это какие-то божьи создания, от которых ты зависишь, которые тебя критикуют и с которыми ты любой ценой должен сохранить нормальные человеческие отношения. Это оказалось самым важным.

Конфуций предупреждал, что, встав на путь мести, нужно вырыть две могилы. Он был прав… Вторая могила должна была стать моей, меня спасла лишь бесконечная любовь моего отца. Теперь я вижу, что возмездие несёт лишь тьму. Я увидела свет, лишь тогда, когда послушала совета отца — попробовать простить. Это нелегко. Но отец сказал, что сто́ящие вещи не бывают простыми, с одним исключением…

Добрый смех — это солнечный свет в доме.

Семья должна быть превыше всего.

В любви нужна особая деликатность. Можно быть искренним и преданным, и все же в речах и поступках может не хватить той нежности, которая так покоряет сердца. Вот совет: не демонстрируйте плохое настроение и оскорблённые чувства, не говорите гневно, не поступайте дурно. Ни одна женщина в мире не будет так переживать из-за резких или необдуманных слов, слетевших с ваших губ, как ваша собственная жена. И больше всего в мире бойтесь огорчить именно её. Любовь не даёт право вести себя грубо по отношению к тому, кого любишь. Чем ближе отношения, тем больнее сердцу от взгляда, тона, жеста или слова, которые говорят о раздражительности или просто необдуманны.

… Мы вносим во взрослую жизнь привычки своей семьи и часто таким образом проблемы непониманий, упреков, дa и силового решения споров перетекaют из семьи в семью.

Как актера делает публика, так мужа делает жена. По желанию женщины мужчина становится тем самым, которым она его придумала. Как в песне: «Если я тебя придумала, стань таким, как я хочу». Я всегда говорила Алишеру: «Ты — гений! Ты — великий!» И он стал таким, хотя прошел через многие испытания.

Во всем мире семья служит важнейшим фактором развития человека. Влияние семьи на здоровье, в частности, на психическое здоровье человека, не подлежит сомнению. Семья играет важную роль в формировании и развитии человеческой личности, в семье протекает большая часть личной жизни человека, от семьи зависят его творческие возможности, его направленность, энергия, трудоспособность и трудолюбие. Вместе с тем семья — это воспроизводство рода, преемственность традиций и особенностей народа. Истинное счастье человека возможно только в здоровой, полноценной семье, и следовательно, от семьи в значительной мере зависит продолжительность жизни и сохранение здоровья до глубокой старости. Семья — это преемственность традиций, которые включают не только заботу о детях, но и заботу о родителях, когда они достигают преклонного возраста. Одинокая старость — теневая сторона долголетия, и только большая здоровая семья может предупредить это одиночество.

— Сейчас мы — твоя семья!
— И что? Теперь я просто должен забыть свою маму?
— Твою маму? Твоя мама будет стареть, а ты останешься таким же. И, в конце концов, её не станет. Рано или поздно твои воспоминания о ней начнут увядать… хочешь ты этого или нет.

Случалось, Фрэнк, тяжело вздыхая, думал, что вот поймал он тропическую птицу, которая вся — огонь и сверкание красок, тогда как его, наверное, вполне устроила бы обыкновенная курица.

— Серёж, подожди, ты вчера про ребёнка говорил, ты это серьёзно?
— Куда уж серьёзней.
— А если будет девочка?
— Ну и замечательно!
— Только учти, я её в хоккей не отдам.
— Ну разумеется, я отдам!

… семья – это вовсе не один человек с цельным характером. Семья – это несколько разных людей со своими запросами. И далеко не всегда можно одинаково доверять и помогать всем. Порой приходится выбирать между зятем и внуком, мужем и дочерью, сыном и невесткой.

— Я тоже за святость института семьи, поэтому ты должен поиметь меня до своей свадьбы!

Да, мы легко влюбляемся в далеких, гордых, жестоких фей зимы, мы пишем им стихи, посвящаем песни. Мы видим их в снах, мечтаем о них в фантазиях. Но живем мы с Гердами. Потому что мы стремимся к уюту, к комфорту, к теплым ручкам этих девочек, в которых отогреваемся от своих снежных королев. Мы живем с этими девочками, мы баюкаем их на руках, мы делаем с ними детей, мы любим их. Но где-то глубоко в душе нательной иконкой храним образ снежной королевы… А где-то живет Она, одна единственная. И такая есть у каждого. Одновременно и Герда, и Снежная королева. Она — все. Но найти ее так сложно. А найдя — узнать, не пройти случайно мимо, спутав с цветком у обочины жизни. Она обязательно должна быть.

Весь семейный юмор строится на очень плохих воспоминаниях. Семейный юмор — это когда одному смешно от того, что второй бесится.

— Я просто говорю, что учитывая его ненормальную семейку, в которой он вырос, он мог бы получиться гораздо хуже.
— Ты права, Тоф. Давай найдём его и дадим медаль — победа в номинации «Не такой придурок, каким мог быть».

Если мамы дома нет, очень, очень грустно.
Если мамы долго нет, то обед невкусный.
Если мамы рядом нет, холодно в квартире,
Если мамы близко нет, плохо в целом мире.
Если мама далеко, очень детям нелегко.
Я скажу вам прямо: – Берегите маму!

Не стоит верить каждой фотографии. Собака эта соседская, машина тоже — отец придумал, все это декорации. Даже мамина улыбка, она из прошлой жизни…

Все мелодии спеты,
стихи все, куплеты, поэмы написаны.
Теории изданы,
на ток-шоу облизаны.
Остаётся лишь слово —
я хочу быть с тобой!
Жизнь прожить с тобой,
жизнь любить с тобой,
жить любимым тобой!
Каждый день жизнь делить с тобой,
возвращаться домой,
заправляя постель, жизнь дарить с тобой,
обожать наших детей!

Я был просто машиной. А с тобой у меня появилась семья.

Нелады в семье — точно дождевая вода на плоской крыше. Один ливень, другой, вроде и незаметно, а вода все копится и копится; и в один прекрасный день крыша рухнет вам на голову.

 Они – моя семья. Пусть мы не родня по крови, но эт

Семья — это очень серьёзно, семья заменяет человеку всё. Поэтому, прежде чем завести семью, необходимо как следует подумать, что для вас важнее: всё или семья.

Я стал отцом. У меня сын. Понимание приходило долго, неторопливо, словно давая мне время обдумать и проникнуться каждым шагом на этом пути. Отцом я стал не сразу, я учился этому каждую минуту, открывая для себя все новые и новые штрихи обновленной жизни. Не скажу, что, когда я впервые взял на руки своего сына, я изменился, стал другим, нет. Я просто держал в руках фыркающий сверток, все искал что-то важное в этом маленьком личике, но видел только ребенка. Но потом, день за днем наблюдая, как он растет, я рос вместе с ним. Моя жизнь словно раздвоилась, наше дитя подарило мне вторую судьбу, свою. И к моим привычным взрослым переживаниям прибавились переживания разбитой коленки, радость хорошей оценки в школе, гордость за первые успехи и смущение ранней влюбленности. Сын рос, стал взрослым мужчиной, и однажды мне на руки положили моих внучек. Сердце щемило от счастья и нежности, но я просто молча смотрел на них и улыбался.

Она не моя дочь, но я люблю её. Вы можете её не любить — но она Ваша дочь.

— Отец гордился тобой. Он просто боялся, что с тобой что-то случится вдали от него. И даже после ссоры он регулярно заглядывал в Стенфорд, просматривал за тобой.
— О чём ты говоришь?
— Присматривал за тобой, все ли в порядке.
— Что же он мне ничего не говорил?
— Ты мог бы сам набрать его номер.

Просто сестра – это такая зараза, которую вроде как и любишь больше всех, но и выбешивает она почему-то ужасно!

Мой папа не был идеалом — вспыльчивый, нетерпимый. Но он научил меня одной важной вещи: семья — главное в жизни. Если кому-то из близких нужна помощь, бросай все и помогай, чем можешь и не можешь.

Семья — не ячейка государства. Семья — это государство и есть. Борьба за власть, экономические, творческие и культурные проблемы. Эксплуатация, мечты о свободе, революционные настроения… Всё это и есть семья.

— Иногда я просыпаюсь по утрам, почти ожидая увидеть рядом Лори, которая напомнит, чтобы я забрал Карла после школы или скажет, что завтрак готов.
Каждое воскресенье она готовила нам блинчики, которые есть было невозможно. Просто комки муки. И главное, она ведь об этом знала.
— А почему же продолжала?
— Ну, она хотела, чтобы мы были семьей, которая по воскресеньям ест блины.

И пусть повсюду меня будут пугать этой отвратительной фразой, что в старости мне будет некому подать воды. Пусть! Я не боюсь! Подаст ли нам кто в старости воды или нет, совсем не зависит от нашего семейного положения. Надо будет — этой воды принесет мне мой сын, а если его не будет рядом, то соседи или знакомые. Где гарантия, что если бы я была замужем, эту воду принес бы мне мой супруг. Семейное положение тут ни при чем по той причине, что здесь важны мои взаимоотношения с людьми.

В этом мире абсолютной чужести если и есть кто-то, кому можно помахать рукой или позвонить по неработающему телефону, так только члену своей семьи. Если, конечно, он еще не покончил с собой.

Секс в жизни семьи не главное. Но его отсутствие может быть решающим.

Семья — вот что важнее всего, вот что заставляет биться моё сердце.

Знания — это особый такой хлам, который разными способами обрабатывают в престижных университетах. Истинная ценность, которую дают престижные университеты, — это пожизненное членство в респектабельной, постоянно пополняющейся искусственной семье.

Седьмая внучка и четырнадцатый внук — это, боюсь, уже многовато; скоро мы начнем походить на кроликов в Виндзорском парке!

 Ежели, к примеру, ты семью завел, так об этом днем

Тогда мне нравилось быть… вдали от семьи. Но теперь я бы отдал всё за секунду с ними.

Пять тысячелетий развития и постоянного поиска научили этот [китайский] народ, что лишь одно в мире людей имеет непреходящую ценность, служит каждому безопасным прибежищем и достойно сохранения — семья.

— Ты продал душу. Дин, скажи правду.
— …
— Сколько у тебя?
— Год… Один год. Только не сердись. Я был должен. Должен оберегать тебя. Моя работа…
— А в чем моя работа?
— Что?
— Ты оберегаешь меня, спасаешь мне жизнь, жертвуешь всем снова и снова, и я не поступил бы также ради тебя? Ты мой старший брат, я ради тебя пойду на всё. Чего бы мне не стоило, я не дам тебе сгинуть. Моя очередь выручать тебя.

Мужчина стареет, строит карьеру, заводит детей и в его жизни появляется дыра, которую можно заполнить только музыкой.

Я скучаю по тебе, как апостол по святым мукам,
Я скучаю по тебе, вот какая штука.

Казалось бы, ну что, скучать — считается полезным.
Недельку друг от друга отдохнуть.
И я всё пробую начать жить логикой железной,
Но в логику любовь никак не запихнуть.

— Слушай, а что у тебя семьи — нет?
— Семьи нет. Жена есть.
— Это как?
— Да вот так.

На первом месте у меня семья. Так всегда было и так всегда будет.

Счастлив тот, кто счастлив дома.

Семья, любовь, взаимоотношения — эх, какие сладкие слова. А я тут пивом да сигаретами добаловался.

Брак – это союз двух людей не для того, чтобы искать третьего, а чтобы продолжать миссию, подаренную нам жизнью.

Почему ты не спишь?
За стеной крик?
Тяжело когда отец не мужчина, а мужик.
Делает себе коктейль из драки с алкоголем,
Когда-то он работал, однажды был уволен.
Когда-то жили хорошо, теперь кое-как,
И снова крики: мат, шум, драк. Факт.
Сколько ещё так?
Прости, не знаю ответа,
Сотни тысяч семей, спросили бы об этом.

Брак священен. Но… лучше разрушить брак, чем позволить ему разрушить себя!

Собака – отражение мечты
О верности, терпении и счастье.
С такой любовью смотрят эти глазки,
Что лучше вдруг становишься и ты.

Семья — театр, где не случайно
у всех народов и времен
вход облегчённый чрезвычайно
а выход сильно затруднен.


Лучшая школа дисциплины есть семья.

Что такое семья? Люди, которым ты нужна. В радости и горе, в мелочах или целом, они приходят в нужную минуту и остаются с тобой, несмотря ни на что. И дело не в только кровных связях или общих хромосомах, все гораздо серьезнее у нас по нескольку семей одновременно. Семья, откуда мы родом, семья, которую мы создаем сами, связи, возникающие в ходе жизни, — друзья, любовники, даже иногда посторонние люди. Никто из них не идеален, да мы и не ждем совершенства. Нельзя сделать одного единственного человека своим миром. Смысл в том, чтобы взять от каждого, что он способен дать, а уже из этого создать мир.

Семья — это не люди, это место. Место, где хранятся воспоминания.

Человеческие жизни — это не отдельные нитки, которые можно выпутать от клубка и аккуратненько разложить на ровной поверхности. Семья — это узорчатая паутина. Невозможно тронуть одну её нить, не вызвав при этом вибрации всех остальных. Невозможно понять частицу без понимания целого…

Вообще, жить с женщиной — это уже героизм. Создание семьи с одним человеком и на всю жизнь — это подвиг.

Нагляделся я на семейные картины; стыдиться-то тут некого, люди тут нараспашку, без церемонии. Homo sapiens — какой sapiens, к черту! — ferus, зверь, самый дикий, в своей берлоге кроток, а человек в берлоге-то своей и делается хуже зверя…

Две равно уважаемых семьи
В Вероне, где встречают нас событья,
Ведут междоусобные бои
И не хотят унять кровопролитья.
Друг друга любят дети главарей,
Но им судьба подстраивает козни,
И гибель их у гробовых дверей
Кладет конец непримиримой розни.
Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того,
Мир их родителей на их могиле
На два часа составят существо
Разыгрываемой пред вами были.
Помилостивей к слабостям пера —
Их сгладить постарается игра.

— Упрямый баран! Весь в мать! Ей тоже вечно не сиделось на месте!
— Ему всего двадцать. И он викинг! От такой смеси хоть волком вой. Я вспоминаю, каким упрямым и беспутным был ты в своё время… Ну, с тех пор мало что изменилось.

— Она так похожа на свою мать. Возможно, Бог и правда существует.
— У неё чертята в глаза пляшут. Это она унаследовала от меня.

Быть уверенным в близком человеке – это как пить горячий чай, завернувшись в плед, – но только без насморка и больного горла. Счастье – это когда ты окружен любимыми людьми и знаешь, что они чувствуют к тебе то же самое. Время никого не лечит, оно приносит умиротворение.

– Должен признать… было умно… использовать против меня родителей. Семья… это слабость.
– Не для всех.
– В этом ты ошибаешься.

Семья — это когда три месяца друг друга любят, три года ссорятся, тридцать лет друг друга терпят.

Может мы друг для друга и ахиллесова пята, может они будут использовать нас друг против друга. Я не знаю. Я лишь знаю, что у нас есть только мы. И больше того, только вместе мы остаёмся людьми.

Семья большая ценность, и любовь, несмотря ни на что, делает ее бесценной.

Я не ищу жену. Некоторые мужчины не смотрятся в упряжке.

Это сейчас я знаю, что все люди разные. Что любовь у всех разная. Семьи… Отношения… Знаю… Но до сих пор всей душой верю в то, что невозможно жить без любви, без понимания, без сострадания к тому, кто рядом каждый день, кого ты называешь мужем, про кого твои дети, открывая дверь, кричат: «Ура! Папа с работы пришел!..» А если в тебе нет чувств, остались лишь раздражение и слезы, уйди и закрой дверь, думая не о себе, не о своих обидах и неосуществленных планах на жизнь, а прежде всего о своих детях… Когда плохо родителям, отчаянно больно детям. Не только здесь и сейчас. Детям больно потом всю оставшуюся жизнь. Мне — дочери — до сих пор больно…

Мужчина должен быть главным в семье — хоть на Востоке, хоть на Западе. Но не настолько главным, чтобы командовать женой, заставляя ее маршировать. Умный глава семьи должен жену беречь.

Я безжалостна, бесчувственна и жестока, когда речь идет о защите семьи. Такой я человек.

Наши дети заслуживают того, чтобы мир, где им предстоит жить, был лучше и совершеннее нашего.

Финал — дело не из легких. Начало сможет написать любая мартышка, а вот заканчивать всегда трудно. Как ты не пытайся свести концы с концами, фанаты всё равно будут недовольны. Останутся дыры в сюжете, и конечно же в финале всегда должна быть развязка.
Дин и Бобби ещё долго не увидят друг друга. И к слову, ровно через неделю Бобби будет охотиться на Ругару в районе Дэйтона, но уже без Дина.
Дин не хотел, чтобы Кас спасал его. Просто каждая его частица, каждая клеточка хотела умереть… или найти способ вернуть Сэма. Но он не сделает ни то, ни другое, потому что он дал обещание.
К чему же всё это сводиться? Трудно сказать! Может это было испытание для Сэма и Дина? Лично я думаю, что они справились. Идя против добра, зла, ангелов и дьяволов, судьбы и самого Бога, они сделали свой выбор. Они выбрали семью. Разве не в этом весь смысл?
Несомненно, что заканчивать трудно… А впрочем, ничего не заканчивается, правда?

Создание теплой, заботливой, участливой атмосферы в доме — это, пожалуй, самое важное, что вы можете сделать для своих близких.

Семья очень влияет на моральные принципы человека.

Вообще-то родные — это бич божий, но они придают человеку известный вес.

К семье всегда нужно обращаться по-особенному.

Мама у меня смиренная женщина. Очень-очень смиренная. Она горбатит в маленьком кафе, удаленном на один час от нашего дома. Она презентует посетителям еду и питье, а мне говорит: «Я всхожу на автобус на час, чтобы работать весь день, делая вещи которые ненавижу. Хочешь знать, почему? Ради тебя, Алексий-не-нервируй-меня! Когда-нибудь и ты станешь делать для меня вещи, которые ненавидишь. Это потому, что мы семья». Чего она не ухватывает, так это что я уже делаю для нее вещи, которые ненавижу. Я ее слушаю, когда она со мной разговаривает. Я воздерживаюсь жаловаться о моих пигмейских карманных средствах. И упомянул ли я уже, что нервирую ее далеко не так много, как жаждал бы. Но это не потому, что мы семья. Все эти вещи я делаю, потому что они элементарные вежливости. Это идиома, которой научил меня герой. И еще потому, что я не жопа с факинг-дыркой.

Чем дальше заходят отношения, тем сильнее всё осложняется. Когда ты с кем-то встречаешься, сколько ещё людей втянуто в ваши отношения? Когда ты спишь с кем-то, разве это означает, что ты спишь со всей его семьёй?

Я тут подумала, что один из плюсов семьи в том, что ты не встречаешь Новый Год одна в компании с китайской едой.

Все-таки семья — это очень долгие отношения.

Хорошо все-таки, когда в семье кто-то один сидит по уши в дерьме: тогда все остальные рядом с ним автоматически оказываются образцами добродетели.

– Я не заботился ни о чём на протяжении веков. С какой стати ты?
– Потому что я подвёл тебя. Потому что, когда отец впервые поднял на тебя руку, я должен был убить его. И я пообещал тебе: «Всегда и навеки. Семья превыше всего».

 Семья — это либо постоянный саботаж, либо надежная

У меня потрясающие родители. Всю жизнь прожили в одном месте, в одном доме. Говорят, большего им не нужно. У них друзья, с которыми они дружат всю жизнь, со школы. Они верные люди. А родительская верность сообщает ребенку уверенность, правда? Мое детство, и брата, и сестры было отмечено этой уверенностью в незыблемости нашей жизни, в том, что если что-то дурное и случится, то уж точно будет преодолено. Для отца наша стабильность всегда была приоритетом, причем не материальная ее сторона. Папа говорит, деньги не предмет первой необходимости, они, как огнетушитель в доме, нужны для безопасности. Предмет первой необходимости для него – доверие друг к другу. А мама всегда считала: главное, что она должна дать нам, – это саму себя, свое время. Она всегда сама укладывала нас и говорила с нами перед сном столько, сколько мы хотели. Я стараюсь смотреть на семью с их, папиной и маминой, позиций: семья должна стать для человека самым безопасным местом на свете, свободным от тревог.

Нельзя отворачиваться от семьи, даже если она отвернулась от тебя.

С семьей тяжело. Иногда тяжелее, чем с кем бы то ни было. Любить кого-то и позволять любить себя в ответ.

Кицуне прижалась к дереву, царапая щёку. Прошептала простое слово, которым никогда ни к кому не обращалась… Слово, которое тысячи раз произносили другие дети…
«Мама…»

Она попала в этот говённый расклад «мужик-бэбик-дом», который с детства вдалбливают девицам в головы, и у неё не было ни малейшей возможности вырваться из этой тупорылой схемы.

И ты теперь – как Колобок: «И от бабушки ушёл, и от дедушки ушёл…»

Почему-то, только когда тебя хочет съесть Лиса, ты понимаешь, что самое главное в жизни – это семья.

Из романтиков получаются отличные ломовые лошадки семейного быта.

Семья — один из шедевров природы.

Ничто не объединяет семью так, как тёмная, кровавая тайна.

Если есть дети, то семью никогда не потерять, дети всегда на первом месте и важнее всего, а мужик должен всех обеспечить. И обеспечивает, даже если все плевать хотели. И не уважают, и даже не любят. А он вывозит. Вывозит потому… потому что он мужик.

Я ворочал камни, но не нашел ничего столь тяжелого, как зять, живущий в доме тестя своего.

Если влюбленность — катание на пестрых лошадках сверкающей карусели, то супружество — пара коняг, везущих тяжелую поклажу житейских забот по самой скверной дороге, какую только можно представить.

Мой мир из ничего превратился во все, и я горд за себя. В глазах детей я вижу собственный свет, в их смехе звучит мое счастье. Семья, о какой я и мечтать не смел, – мое благословение. Дети вырастут и станут гораздо лучше меня.

Она прижала к себе мальчика с той силой, которую открыли и измерили рабочие в лагерях уничтожения, — разгружая камеру, они никогда не пытаются отделять тела обнявшихся близких людей.


У таких, как мы, нет дома и не может быть семьи.

Я соглашусь с тем, что талантлива. Но — и это совершенно точно — я была рождена не для того, чтобы петь. Я была рождена для того, чтобы быть женой и матерью. И приглядывать за семьей.

Семьей нас делает любовь, а не кровь.

Чуткий человек! Как-то его спросили, что он думает об однополых браках. И он сказал, что они тоже имеют право на несчастную семейную жизнь.

— Если честно, после всего, что было, ты относишься ко мне так, будто моё место за детским столиком.
— Сэм, я не буду извиняться за то, что защищаю тебя.
— Вот, значит, что ты делаешь, по-твоему?
— Помнишь, что случилось в последний раз, когда нам достались билеты в первом ряду на шоу Михаила и Люцифера? А я помню. Ты умер и попал в ад. И, видишь ли, в этот раз не Апокалипсис ищет нас, а мы — его. Мне плевать, что будет со мной, всегда так было. Но мне не плевать на то, что будет с моим братом.
— Дин, мы отправимся в это место и спасём Джека и маму. Вместе. И если что-то случится, мы справимся с этим вместе. А если мы умрём… то тоже вместе.

Кстати о Стефане, где он? Он пропускает семейный ужин, что меня крайне радует.

В паре самое важное, возможно, это не сделать другого счастливым, а самому стать счастливым и поделиться этим счастьем с другим.

Ничего, сир. В семье не без урода — в моей даже двое… Умудряются портить все торжественные события…

Чтобы ладить с семьёй, достаточно иметь револьвер.

За все наши мужицкие злодейства
я женщине воздвиг бы монумент,
мужчина — только вывеска семейства,
а женщина — и балки, и цемент.

С тобой она ведёт себя естественно, так, как ни с кем другим. Это значит, что ты для неё часть семьи.

Семьи — это поистине тихий омут, и мне еще только предстоит выяснить, какие щуки плавают в глубине моего собственного омута.

Быть вместе. Быть искренними. Быть честными. И помнить главное: в жизни нет ничего важнее Семьи.

— Иногда мне кажется, что мы самая плохая семья в городе.
— Может нам стоит переехать в город побольше?

Я успел понять кое-что о вашей семье, Элайджа. Стоит начать бой с одним – начинается бой со всеми.


Без мужа жена — всегда сирота.

Сейчас же никто не заводит семьи. Сейчас все говорят: «Ну… нужна мотивация, нужно заработать». Вот когда ты женишься, мотивация появится. Сразу же. Начнёшь пахать как лошадь, со всех сторон давление: жена, родители, тёща. Когда у тебя появится ребёнок, ты не просто будешь пахать, ты просто будешь рвать анус. Ты охренеешь! Ты будешь как Цезарь делать два дела одновременно. Что-то и плакать. Это неизменно! И я поражаюсь со своих ровесников, которые говорят: «Вчера скачал сериал… Озвучка вообще не айс!»
Вот это проблема, конечно, да! Дочка, иди сюда, помнишь, ты хотела сфотографироваться с осликом? Саня, иди сюда!

… супружеская постель – не чай, остынет – не согреешь.

Иногда моя жена раздражает меня настолько, что я готов оторвать ей голову голыми руками. Она все ещё жива благодаря тому, что в 1991 году один парень по имени Джон Коннор взял с меня слово, что я не буду убивать людей.

Быть на чужбине — значит идти по натянутому в пустом пространстве канату без той охранительной сетки, которую представляет человеку родная страна, где у него семья, друзья, сослуживцы, где он без труда может договориться на языке, знакомом с детства.

Семья — это всё.

Наши дети сводят нас с ума и спасают от сумасшествия.

Я люблю Рождество, потому что в это время люди думают о других. Было бы мило, если бы семьи всегда жили по такому раскладу.

— Эй! Что я говорил тебе о сравнении твоей сестры с дьяволом?
— Что это оскорбительно для дьявола?..

Всем нам нужны друзья. Но мы больше, чем друзья, Френсис. Мы связаны. Мы — семья.

Хотелось бы мне иметь парабатая. Это как если кто-то становится твоей семьей, но потому что хочет ей быть, а не потому, что обязан.

— Это наш дом. Это дом нашей дочери!
— Мы — ее дом.

Что может быть на свете хуже
Семьи, где бедная жена
Грустит о недостойном муже,
И днем и вечером одна;
Где скучный муж, ей цену зная
(Судьбу, однако ж, проклиная),
Всегда нахмурен, молчалив,
Сердит и холодно-ревнив!

— Пап, когда мы вернемся домой?
— Мы уже обсудили это с твоей мамой и решили найти новый дом. Ведь дом там, где семья.

Раздельный кошелек у супругов — вещь столь же неестественная, как и раздельное ложе.

Женщина должна начать борьбу за трезвость еще до свадьбы. Если юноша позволяет себе выпить в присутствии любимой девушки, невесты, то здесь угроза пьянства очень большая. И если девушка хочет иметь здоровую, трезвую, счастливую семью, то она должна быть бескомпромиссной. Выходить замуж за пьющего юношу — это значит, обеспечить себе и своим будущим детям несчастную, пьяную жизнь.

… в тылу война совсем иная… На фронте каждому приходится бояться только за себя; если у кого брат в этой же роте, так и то уж много. А здесь у каждого семья, и стреляют, значит, не только в него: стреляют в одного, а отзывается у всех. Это двойная, тройная и даже десятикратная война.

Поганая это штука — семейные ссоры. Не подчиняются никаким правилам, не похожи на раны — скорее на царапины, которые никак не заживут, потому что на них не хватает живой ткани.

У каждого мужчины на носу весы. Когда он видит красивую женщину, то бессознательно на одну чашечку весов помещает вас, а на другую — ее и начинает сравнивать.
Теперь представьте: она — нарядная, ухоженная, красивая и т. д. А вас-то он вспоминает в домашней обстановке. В каком виде вы ходите-то по дому?
Давайте возьмем один из худших вариантов. На плечах — халат из исторического музея, на ногах — элегантные, слегка прохудившиеся лапти, в которых вы исходили всю Сибирь вдоль и поперек, не снимая.
А волосы. Какие волосы?! От зависти просто все ведьмы и бабки-ежки плачут!
О тусклости глаз просто неудобно говорить.
И в таком виде вы гуляете перед его очами: шарк-шарк — вперед, шарк-шарк — назад, в нижнем белье! Хорошо, если оно еще красивое, а если нет — опять проиграли.
А он смотрит на вас и тихо вздыхает. Вспоминает тех красавиц! Не подозревая, что и те дуры дома ходят, скорее всего, в таком же виде.

Любовь нужно тренировать, как мускул: чем большее отдаёшь, тем больше любишь.

Семья всегда на первом месте. Вы — единственное, что есть у них.

Заставить женщину подчиняться можно только силой. Запугать, посадить на цепь. Многие, кстати, так и делают. Но это приводит к ужасным отношениям. Мужчина просто уходит в себя, зазнается, жену ни во что не посвящает. Зачем, раз она ему уже и так подчиняется. И все заканчивается. Чувства куда-то уходят. Мне кажется, что семья — это труд. Ну как дерево посадить.

В любом браке есть границы, переступать которые нельзя. Стоит перешагнуть эту невидимую черту, сказать или сделать что-то, чего уже не вернёшь — и семье конец.

Тебе кажется, что ты бросил якорь, — но это ловушка. Ты принимаешь решения, берёшь на себя обязательства, получаешь кредиты, ну и рискуешь, конечно. Покупаешь дома, селишь малышей в розовые детские, и каждую ночь спишь в объятиях супруга. И радуешься… Как это у нас говорилось? Радуешься согласию. Да, именно так мы и говорили, когда были счастливы. И даже когда уже не были…

— Я не верю в то, что семью можно построить на любви. Мне кажется, главное – помогать друг другу и знать, что на партнера можно положиться. Если я выйду замуж, то выйду не потому, что полюблю какого-то человека, а потому, что буду уверена: он станет для меня надежной опорой. За это я буду ему не только верной женой, возможно, матерью его детей, но самое главное – помощником и советчиком. Я неплохо разбираюсь в людях, многое могу и на многое способна. Если это потребуется для моего мужа и семьи. Я буду сильной женой.
Чердынцев выслушал внимательно.
– Такое направление мыслей мне близко, – сказал он. – Любовь возникает и исчезает. А вот иметь рядом человека, на которого можно положиться, это дорогого стоит.

Каждый мужчина готов в семейной жизни, если встречает правильную женщину.

То, что я хочу, это не деньги или красивые платья, а место, которое признает меня. Хвост феи — моя другая семья, и она намного теплее, чем здесь.

Самые замечательные солдаты получаются из людей, которые, уходя из дома с утра, даже не помышляли о войне, а вечером, вернувшись, нашли на месте собственного дома воронку, в которой испарились жена, дети и родители. И вот это уже не человек, а волк, который будет рвать столько, сколько будет жить, а жить он будет долго, ибо он не ценит собственную жизнь: она ему не нужна, ему не нужны деньги, ему не нужны ордена, ему вообще ничего не надо. У него есть только одно — месть. Именно поэтому он будет жить долго. Жизнь ему будет в тягость, но он будет жить.

Быть семьей — означает всегда находиться рядом, когда никого другого нет.

— Что тебе помогает, когда тебе плохо?
— Семья.

 Семья — взаимное несение тягот и школа жертвенност

Я знаю, как тяжело жить вдали от близких, Грейс. И поэтому так важно проводить вместе то время, которое у вас есть.

Семейное счастье не бывает без доверия друг другу.

Наличие младшего брата, который немного тормозит… Заставляет старшего беспокоиться.

Брак и семья будут тем, что мы сами из них сделаем. А без этого они превращаются в хлев, полный лицемерия. Хлам и пустое словоблудие, ничего более. Но если есть истинная любовь, не та, о какой кричат на всех углах, а любовь, которую надо уметь доказывать и проявлять…

Любовь — это когда человек вам всё равно нравится, несмотря на то, что вы с ним живёте.

— Это опасно. Тебя могут ранить.
— Как и тебя.
— В какую бы идиотскую историю ты не ввязался, я не отпущу тебя одного и точка.
— Я не понимаю, почему ты это делаешь?
— Потому что ты все еще мой брат.

Семья убивает страсть? Так говорят только потенциальные самоубийцы, готовые при первых трудностях убить в себе и страсть, и желание, и сочувствие и себя заодно.

Залог счастливой семейной жизни, брака и секса с одним партнером только в одном — в стабильной психике. Не уступки, не компромиссы — это всё прямая дорога к кардиологу или онкологу. Когда у человека стабильная психика, он может прожить с одним партнером всю жизнь. И любить его одного.

Первые семь лет ребенка нужно любить, вторые семь лет надо его воспитывать, третьи семь лет — быть ему самым лучшим другом, а потом отпустить его и молиться чтобы у него все было хорошо…

Мне чрезвычайно не нужна семейная жизнь. В семейной жизни нет ни одного пункта, который был бы мне нужен.

Добро пожаловать в настоящую семейную жизнь! Туда, где раковина постоянно забита волосами, а зеркало украшают мыльные брызги, где спорят, нужно ли поднимать сиденье унитаза. В мир, где ботинки разбредаются по передней, ящики не закрываются, где пальто не признают плечиков, а носки пропадают без вести. В этом мире можно ранить взглядом и словом. Там влюблённые могут стать врагами, а дом — полем битвы.

Сынок, ты уехал как раз тогда, когда с тобой стало интересно разговаривать.

Семьи разрушаются тогда, когда люди понимают те намеки, которые ты и не собирался делать, или когда они не обращают внимания на те намеки, которые ты делаешь.

«Дом» — это ведь не хозяйство, не «совместное квартирование», как ты говорил, даже не дети. «Дом» — это когда друг от друга ничего не скрывают. Ведь сегодня у нас с тобой — «дом».

Итак, к чему мы пришли? Трудно сказать. Наверное, это было испытание для Сэма и Дина. И они с честью его выдержали. Столкнувшись с ангелами и демонами, перед лицом добра и зла, судьбы и самого Бога, они сделали выбор, они выбрали семью. Ну, и… разве не это самое главное?

Если не можете избавиться от скелета в шкафу — заставьте его танцевать.

Всегда замечал я, что супруги, составляющие плохую пару, самые мстительные: они готовы мстить всему миру за то, что уже не могут расстаться.

Насилие в семье — это молчаливый убийца. Единственный способ остановить его — это открыто заявить об этом и дать своему голосу быть услышанным.

Она настоящий менеджер семейной жизни. Я звезда за пределами дома, здесь я не звезда.

Семья — это не кровь, что течёт в тебе. Это те, кого любишь, и кто любит тебя.

Одну семью я потерял, не хочу потерять и другую.

В любом псе, как в зеркале, видна атмосфера, преобладающая в семье. Скажите, вам когда-нибудь встречалось беззаботно-веселое животное, живущее в несчастной семье, либо, напротив, унылое — живущее в благополучной? У злого хозяина и собака кажется бешеной; у опасного хозяина и пес непременно опасен. Когда меняется настроение пса, по этой перемене без труда можно судить о настроении хозяина.

Очень важная вещь — семья… И она всего одна!

— Я думал, все ненавидят меня, как Сара и Лорен друг друга.
— Иногда я готова убить Сару. Но убить ЗА нее — всегда.

Я жил в неспокойном районе, но главное ведь не где ты живёшь, а с кем. Я рос в хорошем окружении. Из всех моих 20 приятелей не было ни одного, кто бы пил или курил. Всё-таки ценности, в которые верят твоя семья и друзья, определяют, будешь ты делать глупости по жизни или нет.

Он вдруг осознал, в чем его ошибка, почему разрушается его семейная жизнь. Мужчина понял, что давно уже не восхищался своей женой, не говорил ей нежных слов. Он считал, что и так всё понятно, раз они живут в браке столько лет. Ему хотелось видеть восхищение в её глазах, видеть в них свое отражение, но заглядывал ли он вглубь, чтобы рассмотреть ее чувства и желания? Когда в последний раз он спрашивал себя о том, чего хочет она, что нужно ей от него?

Все мужья спрашивают с жены сыновей, а сами баловать дочек рады-радешеньки. А уж деды внучек — втройне.

Дом там, где находится твоя семья.

Ничто не разрушает репутацию семьи сильнее, чем споры из-за денег.

Всё как ты и хотел, Четвёртый Хокаге. Только Наруто смог синхронизировать наши чакры, потому что в нём течёт кровь Кушины. И потому что он много лет был моим Джинчуурики. К тому же Наруто достиг такого уровня, что может передавать мою чакру другим шиноби, подстраивая её под личные особенности каждого. Так что через Наруто я могу передать свою чакру любому шиноби. Точно так же, как ты, Минато, поместил свою чакру в Наруто. Он уже превзошёл вас обоих. Количество каналов передаваемой чакры и её объём уже совершенно на другом уровне! Кушина. Минато. Стыдитесь. Вас обошёл этот сопляк Наруто. Хотя, наверное… Эту силу вы и хотели ему передать.

— Мама, я должна найти Колина.
— Не сейчас, дорогая. Судный День — праздник семейный.

Подобно огню, который в тростнике, соломе или заячьем волосе легко вспыхивает, но быстро угасает, если не найдет себе другой пищи, любовь ярко воспламеняется цветущей молодостью и телесной привлекательностью, но скоро угаснет, если ее не будут питать духовные достоинства и добрый нрав юных супругов.

Почему нужно вставать, когда времени много?
Почему мы используем такие странные фразы? И, что ещё страннее, понимаем их так, как положено, а не так, как они звучат. Интересно, взрослые знают, почему? Хотя, нет. Они точно о таких вещах не думают. Им нужно много работать. Они говорят, что для нас, для детей. А дети – это их смысл жизни.
Почему? Почему другой человек должен быть смыслом их жизни? И именно человек. И именно смыслом. А дети их детей станут жить ради своих детей. Не эгоисты же. И вот так тысячи лет.

Только в семье человек изо дня в день доказывает через отношение к конкретным людям свою любовь к человечеству.

— Так, Айгуль, ты нарисовала свою семью?
— Да. Вот это папа Ахдас, это мама Айгуль, это мама Хайвэ, это мама Айсинда, это мама Хэйлор, это мама Хэйлес, это мама Вайзэт, это мама Хайлингар, это мама Хайзо, это мама Вайзигэвахабытыдыщезасулайэфек, это Эмси Хаммер и это мама Вайзет.
— Здорово, Айгуль! А почему ты не нарисовала братиков и сестёр?
— У меня ручки болят!..

Нам не слишком часто выпадает возможность услышать, как мы важны близким, пока не станет слишком поздно. Слишком часто мы не знаем, что можем сделать для других, пока не станет слишком поздно.

Брак может стать тяжким испытанием, если нет большого чувства.

— А у вас семья есть?
— Нет…
— Нет… Выходит, у вас есть всё и ничего…

В каждой семье бывают неурядицы, но главное — всегда быть вместе, всё утрясётся.

Мы не можем контролировать весь мир ни бомбами, ни дипломатией. Ни даже любовью. Мы это знаем. Поэтому лучше всего ценить друг друга здесь и сейчас. Быть вместе. Семья — самое крепкое в жизни. И так будет всегда.

Мой уютный замок из песка
Стал как будто ниже,
И заменили облака
Рухнувшую крышу.
Ты смотрела, как под крышей той
Разгорались страсти,
Сказав, что на беде чужой
Мы не построим счастья.
Да я бы мог, конечно, отпустить
Тебя, но это не поможет
Чужому горю, ведь простить
Меня мой дом уже не сможет.

Человек, путь которого полон опасностей, должен жить без любви. И дело здесь не в том, чтобы оберегать свою душу от лишних ран, — вовсе нет. Тот, кто не решается любить из трусости или самолюбия, достоин презрения.
Дело в ином: нельзя допускать, чтобы тебя полюбил кто-то другой. Потому что человек, чья карма окутана грозовыми тучами, вряд ли доживет до мирной кончины. Он погибнет, и та, кто отдала ему свою душу, останется на свете одна. Какой бы героической ни была бы твоя смерть, ты все равно окажешься предателем, причем предашь самое дорогое существо на свете. Вывод очевиден: никого не пускай в свое сердце и тем более не вторгайся в чужое. Тогда, если ты погибнешь, никто не будет сражен или даже просто ранен горем. Ты уйдешь легко и беспечально, как уходит за горизонт облако.

— Знаешь, почему я завела собаку, а не пса?
— Потому что суки держутся вместе?
— Потому что они куда преданнее и агрессивнее, когда дело касается защиты семьи.

У каждого человека должен быть Дом, где он может просто сидеть и смотреть на огонь, зная, что с ним рядом всегда его Семья вне зависимости от жизненных обстоятельств и меры успешности.
И неважно сколько этому человеку лет, шесть или шестьдесят, первоклассник он или президент. Важно знать, что ты нужен и тебя всегда ждут у семейного очага.

 Узы, которые связывают твою истинную семью, не ест

— Верно, честно говоря, я совсем не отец Харухи..
— Это даже без «честно говоря».

Наконец-то ты понял, чего ты хочешь на самом деле, и это не богатство. Это то, чего у тебя никогда не будет.

Ребенок, которого хоть однажды бросила семья, остается сиротой до самой смерти.

Он отчаянно хотел иметь семью… Он хотел лежа в постели, слышать, как бьется сердце Мэри, а сидя за столом по вечерам, держать ее за руку. Он готов был научиться играть вторую скрипку. Главное — оказаться в составе оркестра.

Ребятки… Вы моя лучшая семья! Фейри Тейл!

Она была лучшим вариантом соседской девчонки.
Вот Вам подтверждение, что женщина — опора общества.
Она всё всегда делала правильно. В ней была своеобразная девственная-домовитая притягательность, а такие девушки пугают! Такую знакомишь с мамой… Что ещё страшнее… На такой женишься! И она заменяет тебе маму.
Она одевает тебя, кормит, оставляет записки под хлебницей с заданиями на день.
Она опасна, ведь в неё легко влюбиться, но при этом ты понимаешь, что соглашаешься всего лишь на добротный, средний уровень.

И чтоб семья могла сложиться,
Нам браки нужно создавать
Не с тем, с кем хочется ложиться,
А с тем, с кем хочется вставать.

«Семейная идиллия» — это оксюморон, пара взаимоисключающих понятий. Либо семья, либо идиллия — одно из двух.

Да и что, какая цель в жизни важнее и святее целей родительских? К чему прикрепиться, как не к семейству?

Я хочу жить с тобой… Долго, счастливо и скучно!

Привыкнув к доброте и постоянно окружающей его заботе, любимый ребенок тяжелее приспосабливается к жизни, которая за пределами дома оказывается совсем не такой простой и приятной, как в семье.

Сюжеты, старые как мироздание… почему мы их слушаем снова и снова? Не потому ли, что все эти истории, все эти сюжеты о семейных узах. И, если зреть в корень, сквозь неизбежную дымку конфликтов, каждый понимает, в жизни нет ничего важнее..

На нашем семейном портрете мы такие счастливые.
Мы можем решить эту проблему? Мы можем быть семьёй?
Давайте притворимся, что это правда.
Я обещаю, что стану лучше, мама, я сделаю что угодно.

— Я хотел бы остаться дома и смотреть телик. И чтобы ты приготовила мне супчик.
— О, милый… Ты ошибся семьёй.

 Для семьи это нормально, ссориться иногда, но важн

— Теперь ты — взрослый человек, и я невероятно горжусь тобой. Я только надеялся, что, в конце концов, ты бы обрёл нормальную, мирную жизнь, семью.
— У меня есть семья.

Счастливая жена — счастливая семья. Несчастная жена — убийственная мука до конца твоих дней.

Даже если ваш отец — полный козёл, позвоните ему и скажите, что любите его. Даже если это совсем не так. Вы можете захотеть этого потом, когда он уйдёт навсегда.

Отсутствие семейного счастья способствует карьерному росту.

Быть отцом – это серьезное задание, но оно – лучшее, которое когда-либо стояло передо мной. Быть дома с семьей – это все, что мне нужно.

Семейный очаг избавляет нас от огромного количества работы, не оставляя времени на нее.

В старину говорили: «Ворованным добром не выстроишь дом». Счастье также нельзя получить, украв его у чужой семьи или отняв у своей собственной.

Традиционная семья — это обман. Даже замужем мать всегда одиночка. Отец оплачивает счета и иногда читает ребенку на ночь, чтобы чувство вины не убило.

Народ — это семья. Связь, которая нас всех объединяет, — это наше самое ценное достояние.

Многие мужчины, думавшие, что они основали семейный очаг, обнаружили, что на самом деле они открыли забегаловку для своих приятелей.

Если б кто угрожал моей семье, я бы его застрелил и глазом не моргнул. А потом еще раз застрелил, чтоб запомнили.

Присядет есть, кусочек половиня,
Прикрикнет: «Ешь!»
Я сдался. Произвол!
Она гремит кастрюлями… Богиня!
Читает книжку, подметает пол.
Бредёт босая, в мой пиджак одета.
Она поет на кухне поутру.
Любовь?! Да нет! Откуда? Вряд ли это!
А просто так:
Уйдет — и я умру.

— Ты когда-нибудь жила в приемной семье?
— Нет.
— А я вот жил, когда отца отправили в тюрьму. И уж поверь, там только и твердят, как сильно ты должен быть благодарен, что о тебе заботятся. Разве это семья? В семье неважно, кто для кого что для тебя сделал, главное быть рядом.

Мужчины доказывают свою любовь к семье через работу, в то время как женщины заботятся о доме и детях.

 Различие между разнородными и однородными семьями

То, что человек состоит с тобой в родстве, это не делает его особенным, более достойным, чем другие.

Один старый мужчина переехал жить к своему сыну, невестке и четырехлетнему внуку. Его руки дрожали, глаза плохо видели, походка была ковыляющей. Семья ела вместе за одним столом, но старые, трясущиеся дедушкины руки и слабое зрение затрудняли этот процесс. Горошины сыпались с ложки на пол, когда он зажимал в руках стакан, молоко проливалось на скатерть.
Сын и невестка стали все больше раздражаться из-за этого.
— Мы должны что-то предпринять, — сказал сын. — С меня достаточно того, как он шумно ест, пролитого им молока, и рассыпанной пищи на полу.
Муж и жена решили поставить отдельный маленький столик в углу комнаты. Там дедушка стал есть в одиночестве, в то время как остальные члены семьи наслаждались обедом. После того, как дедушка дважды разбивал тарелки, ему стали подавать еду в деревянной миске. Когда кто-то из семьи мельком взглядывал на дедушку, иногда у него были слезы в глазах, потому что он был совсем один. С тех пор единственными словами, которые он слышал в свой адрес, были колкие замечания, когда он ронял вилку или рассыпал пищу.
Четырехлетний мальчик наблюдал за всем молча. Однажды вечером, перед ужином, отец заметил его играющим с деревянной щепкой на полу. Он ласково спросил малыша:
— Чем ты занимаешься?
Так же доверчиво мальчик ответил:
— Я делаю маленькую миску для тебя и мамы, из которой вы будете кушать, когда я вырасту.
Мальчик улыбнулся и продолжил работать. Эти слова так ошеломили родителей, что они потеряли дар речи. Потом слезы заструились на их лицах. И хотя ни одного слова не было произнесено, оба знали, что надо сделать.
В тот вечер муж подошел к дедушке, взял за руку и нежно проводил его обратно к семейному столу. Все оставшиеся дни он ел вместе с семьей. И почему-то ни муж ни жена больше не беспокоились, когда падала вилка, разливалось молоко или пачкалась скатерть.

— Я согласен.
— Почему бы вам не обсудить это со своей семьей?
— Они могут сказать «нет».

Только женщине подвластно, чтобы семейный очаг не превратился в пепелище любви.

Ничего себе, вашу маму и там, и тут передают. До чего техника дошла!

Зачем нужна большая семья?
Представьте, что все люди в жизни — это пассажиры рейсового автобуса! Начало пути — остановка «Роддом», конечная — «Городское кладбище». На маршруте есть и другие остановки. Люди выходят, заходят… Случаются и остановки «По требованию».
Бывает, что и контролеры заглядывают.
Подходят к тебе: «Предъявите билет…»
А ты не можешь вспомнить, куда билет свой положил. Вроде все карманы проверил, сумку перерыл… Нет заветного талончика.
— Вам придётся выйти с нами и оплатить штраф. Вы — заяц!
— Я не заяц! Я — человек!… — начинаешь возмущаться ты.
А контролеры уже водителю сообщают о том, что надо наряд полиции вызывать. Заяц буйный…
В этот момент всегда находится тот из твоей семьи, кто скажет: «Мы вам его не отдадим! Он — наш!
И я могу подтвердить, что билет у него был. Не верите? Выписывайте штраф! Я оплачу, но он из автобуса никуда не выйдет…»
Следом за этим голосом начинают звучать и другие голоса семьи: «Он наш!… Мы с ним одной крови!… Не отдадим!..»
Контролеры ругаются, но уходят ни с чем. Семью не победить.

Справедливости ради скажу, что бывает и так — билет не найден, тебя уже из автобуса выводят, а вокруг тишина. Никто так и не сказал: «Он наш…» Делать нечего. Выходи. Это не твой автобус. И не твоя история. Придётся померзнуть на остановке, вспомнив, сколько всего оставил в автобусе, оплатить штраф, оставшись без копейки. Но твой автобус обязательно придёт, и билет на него чудесным образом окажется в твоих руках.

История пары, которая знакомится в 20 лет, влюбляется, признается в любви, живет в любви и умирает счастливой, у большинства людей вызывает скуку.

Всякая социальная доктрина, разрушающая семью, негодна и, кроме того, неприменима. Семья — это кристалл общества.

— Вот, мам! Я нарисовал, как я буду садиться на луну!
— …
— Вот, мам! Смотри, какую я сделал модель ракеты из макарон!
— …
— Вот, мам! Я построил настоящую ракету по макаронной модели!
— !!!, — через секунду после кратковременного шока, — …

Большинство семейных проблем возникает из-за того, что мы забыли свои роли. Мужчины забыли о том, как быть мужчинами, соответственно женщины забыли о том, как быть женщинами. Отсюда и возникает всё это двуличие в отношениях — мы просто забыли, что такое настоящая семья.

Раздвигать силой мысли волны — это не чудо, это фокус, а вот мать-одиночка, работающая на трех работах, чтобы прокормить четверых детей — вот это чудо. Вы, люди, часто забываете, что сила скрыта в вас самих.

— Зачем тебе было убивать папу?!
— Есть разные женщины, Огюстина. Как разные эпохи, разные поколения. Твой отец… С твоим отцом не было никаких проблем… Все мои прихоти выполнялись, все капризы. Его карьера только начиналась, а он мечтал о большом состоянии, масштабы которого тебе и не снились. Он был элегантен. Он всегда относился ко мне с нежностью, с уважением. Настоящий джентльмен. Но я не выносила его. Ты представляешь, как тяжело жить с человеком, которого не любишь и которого к тому же не в чем упрекнуть? И от него никак нельзя отделаться!

«А у вас есть семья?»
«Да. Моя подруга проститутка, у нас маленькая горная хижина в борделе. Заходите, она сварит прекасный кофе. У нас всегда чистенько и уютно, даже после землетрясения!»

Главный замысел и цель семейной жизни — воспитание детей. Главная школа воспитания — это взаимоотношения мужа и жены, отца и матери.

 Завел семью. Родились дети.
Скитаюсь в поисках мо

— Но у меня всегда был список того, что я хотела бы иметь в доме.
— Я знаю. Дом на дереве, чтобы близнецы могли там играть. Смотри, вон идеальное дерево для этого. И газон, есть отличное место с другой стороны дома. Ну и, конечно, белый забор, о котором ты так мечтала.
— Постой! Я никогда ничего не говорила о белом заборе!
— Говорила, на нашем первом свидании. Ты сказала, что мечтаешь о белом заборе.
— Быть не может, чтобы я сказала такое на первом свидании.
— Сказала, я запомнил. Потому что, как только ты это сказала, мне представился образ, как мы сидим на крыльце, смотрим, как наши дети играют, пьем лимонад и смотрим вдаль поверх нашего белого забора.

— Брак — это конец жизни.
— Я считаю это началом.
— Армагеддон.
— Перерождение!
— Ограничение.
— Порядок!
— Подчинение женщине.

Я всегда верил, что те вещи, которые ты не выбираешь, делают тебя тем, кто ты есть: твой город, твой район, твоя семья…

Если у Сэма с Дином выпадал свободный денёк, а то и неделя, они коротали время, пытаясь раздобыть деньжат. Сэм считал, что зарабатывать нужно честно, но потом начал жульничать наравне с братом. Они могли делать, что хотели. Проехать полторы тысячи километров, чтобы попасть на концерт Оззи. Или гнать два дня, чтобы посмотреть матч Ястребов. А если выдавалась безоблачная ночь, они останавливались где-нибудь в уединённом месте, садились на капот и молча смотрели на звёзды, часами наслаждаясь тишиной. Им никогда не приходило в голову, что хотя частенько они не имели крыши над головой, у них всегда был настоящий дом.

У солдата две семьи — та, которая тебя вырастила, и та, с которой ты прошел ад.

Все друзья рано или поздно подводят тебя. Семья — вот единственная опора.

Люди ничего не знают об истинном одиночестве. Они просто думают, что находятся в состоянии одиночества, потому что у них нет семьи или не с кем поговорить.

Семья — самое главное. Какие-то мелочи не должны стать причиной для ссор.

Семья — это трамплин, с которого ребенок прыгает во взрослую жизнь.

Если трамплин сломан, прыгая с него, можно свернуть шею.

Всё, что есть у человека в жизни, это друзья и семья. Если их потерять, то в жизни не останется ничего. Поэтому близкими надо дорожить больше, чем всеми другими вещами на Земле.

Любой индивидуум в здравом уме и без психологических проблем откажется от участи быть чьей-то половинкой и частью одного целого. Потому что половинки сами знаете у какого места. А любовь и семья – это про двух самостоятельных людей, которые хотят быть вместе не для того, чтобы заткнуть у себя прорехи, а потому что им хорошо вдвоём.

— Ты же сам сказал, что вы, мужчины, такие вещи [проблемы в семье] просто так не обсуждаете. Ты же мужчина?
— Вер, вот скажи, почему ты вспоминаешь о том, что я мужчина только тогда когда тебе это выгодно?
— Ну я же женщина…

Она создала такую семью… сила её любви держала их всех вместе. Когда человек живёт рядом с такой силой, он не может просто уйти, не может оторваться от любви, не хочет без неё…

С чего начинается семья? С того, что молодой человек влюбляется в девушку, — другой способ пока еще не изобретен.

 Ребенок является зеркальным отражением ситуации в

Но в чем же главная опасность этого путешествия длиною в жизнь? Бурные шторма и быстрые течения? Нет. Опасайтесь тихих вод, когда не видно даже ряби. Пока члены семьи крепко держатся друг за друга, они могут перенести любую бурю. Но спокойная вода — совсем другое дело. Ветер спадает и вы расслабляетесь, так же как и ваши узы. Если в этом затишье вы будете думать только о себе, вы можете потерять друг друга. Вы не заметите акул, подбирающихся к вам. И как же вы поведете ваш корабль? Когда нет ветра и неизвестно, куда плыть? Если вы будете грести беспорядочно, вы никогда не придёте к согласию. И можете даже позабыть, почему вы вообще плывете на одной лодке.

— Каково это — иметь троих детей?
— Здорово! Несмотря на отсутствие сна, секса с женой, свободного времени.

Мне казалось, в нашей семье и без того довольно душевных расстройств, зачем было еще добавлять помешательства, сочетаясь священными узами брака.

— Но я думал, что твой дядя был… ну не знаю, хорошим.
— У него было запутанное прошлое… Семейная традиция, думаю.

Выходи замуж с открытыми глазами, живи с полузакрытыми.

Семья — это та первичная среда, где человек должен учиться творить добро.

— А вдруг я и сама двинутая?
— Бетти… Мы все двинутые. Но мы не наши родители. В семье не все одинаковые.

Говорят, что ради любви люди бросают всё, но в реальности так не бывает. И, честно говоря, если бы я был таким парнем, который мог бы забыть про семью ради своих собственных эгоистичных желаний… тогда, думаю, что я не был бы достоин тебя. Вот почему мы здесь.

Единственное, что сейчас может спасти мир, — это возвращение к разуму, возвращение к тем взаимоотношениям, когда мужчина будет зарабатывать деньги, а женщина будет матерью, она будет оставаться дома, выполняя самую благородную из всех задач — по крохам прививать детям любовь к порядку и воспитывать в них духовные ценности, которые они, став взрослыми, смогут, в первую очередь, передать другим.

От меня отец ушел, когда мне уже исполнилось шесть лет, но я все равно его не помню. У моего отца привычка заводить новую семью в новом городе каждые семь лет. Он, очевидно, считает что семья — это что-то вроде сети фирменных ресторанов.

Сражаться с житейскими бедствиями и побеждать благодаря крепкому семейному тылу. Он свято верил в это. Возьмите семью, подмешайте в нее веру в Бога, приправьте ароматом чувства Родины, добавьте десятичасовой рабочий день и получите то, что нужно, — ячейку общества.

Я знаю много счастливых семей. Внутри каждой своя история испытаний, преодолений и слёз. Но тем полнее Счастье, чем глубже приходиться копать колодец, из которого потом Семья черпает живую воду.
Смотрите вглубь. Там бездна.

— Обе наши семьи прокляты.
— Наша семья не проклята. У нас… просто не всё чисто.
— Да уж, не чисто! До черноты.
— Сам ты чёрный!

— А это кто?
— Брат короля и дядя принца.
— Не самый лучший брат…
— Не самый лучший дядя, как покажет время.

Давайте будем откровенны. Семья — это одна из тех вещей, которые вам не приходится выбирать. Обычно вы не задумываетесь об этом, но когда дела идут хуже некуда, семья остается последним прибежищем. Суть в том, что родные люди связывают вас с этой землей. Иногда вы не понимаете этого до тех пор, пока судьба не разлучает вас.

Долг семьи заключается в том, чтобы учить любить.

Семьи никто не разрушает… Они разрушаются сами.

Мне нельзя в Англию. У меня там жена и трое детей.

Семья никогда не предаст тебя, никогда не унизит. Семья — это единственные люди, которые никогда не будут смеяться над вашими слабостями. Семья — это единственное место, где вы всегда найдёте любовь и уважение.

Есть семья, в которой мы рождаемся, а друзья — это семья, которую мы выбираем.

— Ты скучаешь по семье?
— Иногда. Только не тогда, когда мы вместе.

Мужу надо соответствовать, чтобы на равных можно было что-то обсуждать. Мне кажется, когда нет общих интересов, семья по-настоящему сложиться не может. У неё просто не будет основы, потому что одного эмоционального и телесного контакта маловато. Жена ведь не домохозяйка, а помощница.

Конечно, я за паранормальные явления. Конечно, я за лешего… За русалку… За кикимору… Я не могу быть против папы, мамы и сестры!

Только тот дом, где есть и старики, готовящиеся «туда», и малые дети, недавно пришедшие «сюда», – есть по-настоящему полный, живой дом.

Я боюсь, что новый человек может изменить мою маленькую семью и нашу устоявшуюся жизнь.

Муж с женой должны быть подобны руке и глазам: когда руке больно — глаза плачут, а когда глаза плачут — руки вытирают слёзы.

С чего начинается дом: возня счастливых детишек, тепло домашнего очага, ледяной взгляд жены.

Есть отцы, которые не любят своих детей, но не бывает деда, который не боготворил бы своего внука.

Меня с детства учили, что мужчина должен защищать свою семью. Если в дом хочет ворваться волк, тебе надо встать на пороге. Тогда прежде, чем попасть в дом и накинуться на твою семью, он должен будет одолеть тебя. Я один из тех, кто всегда готов встать на пороге.

Машины уже воспринимаются не только как любимые игрушки, они стали полноправными членами семьи. Грустная шутка из рекламы «опеля» лучше всего иллюстрирует этот парадокс. За рулём сидит улыбающийся мужчина лет тридцати пяти в коричневом вельветовом костюме, наискосок от него, на детском сиденьице, — ребёнок, его сын.
— Пап, ты бы променял меня на машину? — спрашивает мальчик.
— Нет, Филипп. То есть Оливер. То есть как там тебя… Михаэль!

… мы невольно тосковали по оставшейся в прошлом простой модели семьи, в которой каждый не должен быть одновременно всем и всеми – мужчиной и женщиной, человеком рациональным и сентиментальным, уступчивым и строгим, романтичным и приземленным – эта модель отлична от той, которая распространена в наше время и которая накладывает на нас, независимо от пола, столько обязанностей, что мы с ними не в состоянии справиться.

Подобно тому, как ветки и плоды украшают дерево, а густой лес — гору, так мужа украшают его дети и его жена. Человек, у которого нет ни братьев, ни жены, ни сыновей, незначителен в глазах своих врагов. Он подобен дереву, растущему на перекрестке дорог: каждый прохожий рвет его плоды, все звери полевые объедают его.

Вы займетесь жизнеописанием воров, мошенников, тиранов, целого набора самых омерзительных индивидов… И все они — моя семья.

Почему-то во всем, что связано с семьей, мне приходится выбирать между невозможным и неприятным.

Они так хорошо могут разыграть заботливую семейку, прям рассмеяться хочется.

Платите любую цену, лишь бы в вашей семье был мир.

Гостиница, сказал мне брат, это большой дом, где множество народу живут, едят и спят, но никто из них друг друга не знает. Он сказал, что таковы большинство семей во внешнем мире.

— Знаешь, по-моему, ты вбил себе в голову, что я тебя совсем не знаю… но у меня есть новости, я твой отец, я тебя воспитал и я тебя знаю.
— Первый раунд игры «Знаете ли вы своего сына?». Когда у меня День Рожденья?
— В феврале!
— Здорово, угадал одну букву.

Самое главное, что может сделать отец для своего ребенка, — это быть хорошим мужем для его матери.

Союз глупого мужчины и глупой женщины порождает мать-героиню. Союз глупой женщины и умного мужчины порождает мать-одиночку. Союз умной женщины и глупого мужчины порождает обычную семью. Союз умного мужчины и умной женщины порождает легкий флирт.

Есть любовь, которая вольно плавает по небу. Эта любовь согревает душу. А есть любовь, которая растворяется в повседневных делах. Эта любовь вносит тепло в семью.

Она была права. Это всё мелочи. Самое главное — семья. Что бы ни случилось, именно к ним ты всегда возвращаешься. В семью, где ты родился и вырос или в семью, которую ты создала сама.

У каждой семьи свои тайны. И, как известно, воротить их крайне не рекомендуется.

Семья — это те, с кем ты выживаешь, когда нужно выжить. Даже если тебе они не нравятся.

— Слушай, на мой восьмой день рождения отец обещал меня сводить куда-нибудь. Так вот, он отвез меня в ИКЕЮ, накупил там гору мебели, что из-за коробок в машину было не залезть, и оставил меня в магазине на три часа! Один бородатый тип меня увидел одного, купил мне поесть. Я встретил свой 8-й день рождения, поедая шведские фрикадельки в компании педофила!
— Он что…?
— Не, не. Отец вернулся, когда мы мороженое доедали. Но суть в том, что этому извращенцу было до меня больше дела, чем отцу за всю жизнь. После мороженого он меня в зоопарк обещал сводить.

Жена должна верить мужу. А как же? В семейной жизни главное — доверие. Иначе семейная жизнь просто немыслима.

Нет ничего важнее семьи.

Собака – это равный член семьи,
Такой же нужный, как и голос предков.
А иногда бывает (и не редко!),
Она становится родней родни.

Рай — это место, где Пушкин читает Толстого.
Это куда интереснее вечной весны.
Можно, конечно, представить, как снова и снова
Луг зацветает и все деревца зелены.

Но, кроме пышной черемухи, пухлой сирени,
Мне, например, и полуденный нравится зной,
Вечера летнего нравятся смуглые тени.
Вспомни шиповник — и ты согласишься со мной.

Гости съезжались на дачу… Случайный прохожий
Скопище видел карет на приморском шоссе.
Все ли, не знаю, счастливые семьи похожи?
Надо подумать еще… Может быть, и не все.

Самое лучшее проявление любви отца к детям — его любовь к их матери…

Всякая семья любит по-своему. Каждая любовь уникальна.

Друзья приходят и уходят, но семья незыблема и вечна.

Мне повезло, что со мной всегда моя семья. Иначе я бы рисковала влюбиться в себя. Но со мной постоянно находятся люди, которым я верю, которые отругают и натаскают меня за уши, если понадобится. Слава отрывает людей от реальности. Это происходит со многими артистами, и я не хочу, чтобы это случилось со мной.

Этим и страшна семья — тебе есть что терять.

Игра в XBOX со своим братом стало пережитком прошлого. Теперь, когда мама зависает в iPadе, а папа пытается попасть в струю тренда, члены семьи отдаляются друг от друга, а гостиные умирают. Потому что людей объединяет не улица, не церковь, и даже не поездки в горы, а старый добрый телевизор.

Совет старого мормона: Друг мой, примите совет старика, не обременяйте себя большой семьей. Только в маленькой семье, в тесном домашнем кругу вы найдете уют и тот душевный покой, который есть лучшее и наивысшее благо из всех уготованных нам в этом мире. Поверьте мне, десять — от силы двенадцать — жен предостаточно для вас, не переступайте этой границы.

Когда 45-летние мужики говорят: «Я заведу детей, когда добьюсь успеха», — я им отвечаю: «Если заведёшь детей — добьёшься».

Надо понять, как эти подонки действуют. Для них семья это слабое место, для меня семья — это сила.

— Ты ее правда любишь?
— Это же мой ребенок. Это моя кровь, моя душа. Неважно, мальчик это или девочка. И родила ее любимая женщина.

В конце концов, с чего мне их бояться, это могло бы быть приятно, как в романах с хорошим концом. Мы могли бы друг друга полюбить, смеялись бы и шутили, прощали бы ошибки. Или они ничего бы мне не простили? Все бы плакали и кричали, как в бессмысленных фельетонах? Секреты, горькие слезы, упреки… Что они сделают, когда я им скажу, что уйду и больше не вернусь? Совсем никогда. Не разворошу их воспоминания. Что тогда? Предугадать невозможно, и все же… это же просто семейный обед, это же не конец света.

Чувства должны перерастать в семью, а не в комок в горле, который мешает жить.

Любой человек может создать семью. В наши дни никто не может найти работу.

Если мужчина не стал своим детям настоящим отцом, он не мужчина.
==============================================================
Мужчина, забывший свою семью, не может называться настоящим мужчиной.

Не стоит жертвовать интересами родных. Одному Богу известно, сколько вам отпущено быть вместе.

Когда дело доходит до семьи, мы все близоруки.

— Я просила тебя помириться с сыном, а ты все испортил.
— Он запорол восемнадцатую лунку, мне было так стыдно.
— И ты чуть не вогнал туда его?

Жизнь — ценная штука. Рядом со мной не оказалось никого, способного отговорить меня от этого отчаянного шага, — такого быть не должно. Рядом всегда должны находиться близкие люди. И знать, что у тебя на душе.

Не смей думать, что есть нечто, в прошлом или настоящем, что я бы ценил выше тебя!

Послушай меня. Я знаю, что тебе её не хватает. Ты сам говорил мне об этом. Но, может быть, тебе не хватает не только ужина и чистых рубашек? Может быть, тебе не хватает чего-то еще? Может, ты сам не можешь объяснить этого? Может быть, это заметно лишь когда она исчезает? Может быть, тебе не хватает частицы самого себя?

Помилуйте, сэр, да откуда в наши времена взяться любви? У нас только семейные ценности.

Прежде чем стать изгоем в школе, ты чувствуешь себя чужим в собственной семье.

Я слышал, что по силе стресса потеря работы — это словно потеря родственника. Теперь я ощущаю, что коллеги, с которыми я работал, были моей семьёй, а сам я умер.

Скажу пару слов о Шенноне: у него красивая душа, красивые руки и красивый брат.

Даже семейные узы распались бы, если бы наши мысли были написаны у нас на лбу.

 Ещё одна семейная истина: если все рады твоему ухо

Всем нужен кто-то, кому не все равно, вернемся ли мы домой.

— Нaдо говорить не «нaдсмеивaются», a «нaсмехaются».
— Невaжно…. Ты ведь прекрaсно понялa меня, тaк чего иронизировaть? К тому же… новые словa рaсширяют кругообзор.

Семью нельзя завести в одиночку.

В конце концов, Чарли Баккет выиграл шоколадную фабрику. Зато Вилли Вонка получил кое-что получше. Семью. И одно я могу сказать совершенно точно: жизнь никогда не была слаще.

Теперь волчьи семьи маленькие, и то только зимой, а как волк кровь свежую почует — она ему в голову ударяет, древняя память просыпается, и мнится ему, что он — охотник, а за ним идет большой род. Вот тогда он и счастлив. Потому что за ним род.

Семья — это вовсе не список, кто кого родил.

Собака — отражение семьи!
В хороших семьях – добрые собаки.
Им некогда – простите, не до драки, –
Ведь целый день купаются в любви.

Семья — это особый институт, где никто ни с кем не общается.

У меня всегда был мой собственный мир, и я не был популярным ребёнком. Но у меня была чудесная семья: лучшие брат и мама.

Неполные семьи — это вовсе не те семьи, где нет отца или матери, а те, где недостает родительской любви.

Семья — не необходимость; надо радоваться тому, что она у тебя есть.

Никогда, Сантино, не позволяй никому, кроме членов твоей семьи, знать, о чем ты думаешь. Пусть они никогда не знают, что у тебя под ногтями.

А вдруг и у меня когда-то была семья? Любимая жена, маленькие дети? Когда-то давно… в прошлой жизни? Вдруг я мог бы завести их и в этой?

Я сожру того, кто навредит моей семье, друзьям или кому-то ещё, кого я люблю. Возможно, я окажусь в тюрьме на ближайшие 500 лет, но я сожру их.

 Как же мне одиноко в этой семье, которая каждую ми

Даже если тебе плохо, помни: ты хороший. Ты добрый, умный, ты замечательный мальчик. Всё, что ты захочешь, возможно. Если кто-то из твоей семьи скажет, что это не так — не слушай. Они ранят тебя, потому что сами страдают.

Брак – совместный проект. Как в бизнесе: партнеры создают что-то вместе и стараются делать это хорошо.

Когда живешь с кем-то из разведенных родителей, ты не видишь, как люди приходят к компромиссам. Ты наблюдаешь взрослого человека, который живет в мире, где все устроено так, как он хочет. Когда живешь в полноценной семье, ты видишь, как люди ругаются и как они приходят к согласию. Наблюдая за этим, ты незаметно становишься лучше.

Поначалу особенно следует молодоженам остерегаться разногласий и стычек, глядя на то, как недавно склеенные горшки легко рассыпаются от малейшего толчка; зато со временем, когда места скреплений станут прочными, ни огонь, ни железо их не берут.

Семья всегда будет рядом с вами, несмотря ни на что.

Мама всегда говорила, что в хорошей семье сердца бьются как одно. Никто не знает тебя так хорошо, как те, с кем ты вместе живёшь, никто не сможет так защитить тебя перед всем миром, как кровные родственники.

Семья — это не фамилия. Это люди.

Семью определяет не кровное родство, семья — это те, о ком ты заботишься. Поэтому вы для меня больше, чем друзья: вы — моя семья.

Здоровое общество начинается со здоровой семьи и хорошего вкуса!

— Почему ты позволяешь дражайшей мамане из себя веревки вить?
— Потому что… Мы семья. Родная кровь.
— Это не одно и то же. Мудрый человек однажды сказал: «Родство бывает не только по крови». И не с нее начинается. Семью интересуешь ты сам, а не то, что с тебя можно поиметь. Она с тобой в печали и в радости, всегда. Прикрывает тебе спину, даже если это непросто. Вот что такое семья.

В семье нет места любви и страсти… отношения должны строиться на основе взаимного уважения, пожалуй, именно это — главное.

Муж и жена, которые спят в разных постелях, должны либо развестись — либо обрести счастье.

Я все понимаю: мы семья, а в семье важно, чтобы все говорили друг с другом, а если сдерживать эту болезненную грусть от утраты, то станет еще хуже. Но я не хочу говорить о том, что ее больше нет. Я могу рассказать о том, как она заставляла меня улыбаться.

Да, в жизни любой пары бывают «аварии», но, когда спускает колесо, вы же не выбрасываете на свалку машину.

 Никто не предупреждает, как трудно растить дочерей

Я герой, я спасаю людей… до тех пор, пока не переступаю порог дома, где я просто отец и муж, которого вечно нет рядом.

Семья – это место, где умы сообщаются друг с другом. Если они любят друг друга, их дом будет такой же красивым, как цветник. Но если эти умы утратят гармонию друг с другом, это подобно буре, которая опустошает сад.

Семья — это не обязательно родственники, а и друзья, и все, те кто тебе дорог.

Твои родители, Гарри, отдали свои жизни в обмен на твою. И это плохой способ отблагодарить их — ставить на кон такую жертву против пары волшебных игрушек.

— Ты — недостающая часть моей жизни, а я — твоей. И когда мы найдём маму, мы восполним недостающую часть её. Мы больше не будем одиноки. Мы станем одной семьёй.
— Семьёй? И у нас будет рождественская ёлка и ужин в День Благодарения?
— И настоящий дом, где тебе всегда будут рады.
— Всегда?
— Даже когда ты плохо себя ведешь.

Любовь? Семья? Единственные эмоциональные узы, которые связывают меня с семьёй, я хотел бы затянуть у них на шее. Это узы ненависти.

… Все долгие годы после того, как отец от нас ушел, я использовала любую возможность, чтобы с ним увидеться. И не было ни одного раза, чтобы я отказалась от даже пятиминутной встречи.
Наверное, у меня такая «папозависимость»: папа имеет огромную силу и власть надо мной. Господь дал ему разум использовать это только во благо. Встречаясь со мной, отец мог говорить на общие темы, просто слушать мои новости, но в итоге я всегда получала мощнейший заряд энергии… Я становилась еще сильнее. И, что очень важно, спокойнее и рассудительнее. А еще очень давно заметила, что после каждой встречи с отцом довольно долгое время отлично выгляжу. Свечусь изнутри папиной любовью…

Чтобы оценить семейное счастье, необходимо терпение; нетерпеливые натуры предпочитают несчастье.

— Папа, а ты меня любишь?
— Любовь, ненависть — какая разница? Мы же родственники.

Я хочу сказать, что семья — это сложно. Впрочем, как и всё остальное в жизни.

Я обыщу каждый сантиметр этого дома, пока не узнаю, что мой злобный брат сделал с хорошим.

Поддержание огня в домашнем очаге — это тоже работа, которая не проще, не легче и тем более не хуже всякой другой. Ведь по сути-то дела это одна из самых важных человеческих работ.

Одни в нашей семье были благородны по происхождению, другие — по своим устремлениям.

Видимо, в женщине, которой удалось до старости сохранить семью, оптимизм укореняется глубоко.

… Любовь там, где мы с тобой, и бабушка, и все наши дети-внуки, и племянники, и жильцы. В наших отношениях, за вычетом ссор и размолвок. Вот и все, ничего заумного. Это когда среди распрей стараешься жить с миром. Это когда бабушка печет пироги с тыквой, а я вырезаю для тебя свисток из орешины. Когда мама ждет отца с работы и смотрит на часы — не стряслось ли какой беды. Когда за ужином всем весело. И много чего другого — всего не перечесть.

Любовь — это волшебство… Когда ты любишь свой дом, свою семью, своих друзей, то ты можешь найти дорогу к ним, несмотря ни на что…

Целую сто тысяч раз.

Семья — это неудобно. Это череда требований на пустом месте с подпиской о невыезде.

В нашей семье слово отца было закон. Слово мамы было другой закон. Иногда эти законы друг другу противоречили, и определить, кто прав, а кто дурак, помогал только скандал.

Его семья — его главная слабость. И пока она у меня, я могу разрушить его жизнь.

С тех пор, как я посмотрел в глаза своего ребенка, я знал, что если бы когда-нибудь мы были под атакой, я использовал бы себя, жену как человеческий щит, чтобы только защитить этого ребенка.

Вместе навсегда — это тебе не пустые слова, братец. Похоже, это наша семейная особенность. Все, что мы любим, мы сжигаем дотла.

В семье никого никогда не бросят. И не забудут.

Можно сразу определить, есть ли у мужчины семья или нет. Мне часто приходилось подмечать очень печальное выражение в глазах многих женатых мужчин.

(Я думаю, сразу можно узнать, есть у человека семейные обязанности или нет. Я не раз замечала такое грустное, грустное выражение в глазах женатых мужчин.)

— Я хочу ударить её сковородкой!
— Ну, тогда тебе, Вера, придётся стать в очередь.

По-настоящему знает человека и до конца верна ему только семья.

Дома у него молодая жена, и, что хуже того, он любит её; и что ещё хуже: боится её; и что совсем плохо: боится за неё.

Гармония семьи не в том состоит, чтобы все ее члены думали и действовали одинаково, имели или не имели тайны друг от друга. А в той царственно расточаемой любви, где никто не требует обязательств друг от друга, в той высочайшей чести друг другу, где нет слов о самопожертвовании, а есть мысль о помощи, о радости быть полезным.

Идеальных семей не бывает…

— Я рада, что узнала правду о тебе, пока это не зашло так далеко!
— Правду? Какую правду?! Мы же говорим о неподтвержденных гипотезах.
— Ах вот так, да?! Скажи мне, Леонард, как же мы будем растить наших детей?!
— Я думаю мы подождем, пока они подрастут, и дадим им выбрать собственную теорию.
— Мы не можем позволять им выбирать, Леонард, они же дети!

Я смотрела на снежинки и все еще слышала голос отца.
Совершенно необыкновенный, добрый и самый ласковый в мире голос.
И вдруг я так пронзительно ясно осознала, что никогда… никогда уже не буду жить рядом со своим папой… вот так запросто, как в детстве, идти с ним по улице, взявшись за руки, я никогда… никогда не смогу отвезти его в деревню… Мой папа… Мой отец… Самый сильный и мудрый мужчина на земле…
И все-таки… Все-таки у меня есть возможность слышать его и хотя бы изредка видеть…

Слава Богу, что у меня есть папа…

Когда женщина берется за мужское дело — семья процветает; когда мужчина берётся за женское дело — семья разоряется.

Не думай о членах своей семьи как о людях, которые тебе мешают…

— Не говори о бабушке. Я не хочу о ней говорить. Не могу.
— Почему?
— Потому что… потому что я ничего не хочу чувствовать.
— Но мы должны о ней говорить. Мы не можем перестать её помнить или любить, лишь потому что это больно. Она никогда не переставала нас любить.

Она, приговаривая что-то про себя, разгладила его спутанные седые волосы, поцеловала в усы и, заткнув мохнатые отцовские уши своими маленькими тоненькими пальцами, сказала: Ну вот, теперь ты не слышишь, что я тебя люблю.

Как можно быть настолько поглощённым раздумьями о семье, но не замечать, что в этой семье творится?

Если человек вынужден терпеть что-то с другим, то это уже не отношения.

У старшей дочери в многодетной семье не бывает счастливого детства.

— Ты меня, конечно, не звал встречать Новый год вместе. Но ты же сказал, что любишь. Так что я решила встретить Новый год, если ты, конечно, не против.
— Я встречаю дома с детьми.
— То, что нужно!

Ты можешь не знать своих родителей, но твоя семья существует независимо от твоего знания или незнания. Ты можешь отдалиться от родственников, порвать с ними всякие отношения, но ты не вправе утверждать, что этих родственников у тебя нет.

От счастливого брака рождаются счастливые дети.

— Наверное, отец так и думает. Жаль только он не делится с нами.
— Началось.
— Что?
— Сэм, мы год искали отца, а теперь мы с ним всего пару часов, а ты уже зудишь.
— Нет. Я счастлив, что он невредим. Я счастлив, что мы вместе.
— Чудно.
— Но, он обращается с нами, как с детьми.
— Боже.

Любите меня, почему же вы меня не любите? Моя жизнь стала дерьмом из-за вас! Я не хотел издеваться над той девчонкой, не я виноват в бедности и абсолютной тупости моей семьи!

Семья очень похожа на архипелаг. Все — часть одного целого, но всё равно все отдельно. И постоянно понемногу дрейфуют друг от друга.

Ягги были, что называется, большой семьей – мало того, семейство было не только обширным, но и продолговатым, растянутым и продолжительным. Их генеалогическое древо, куда больше похожее на густые мангровые заросли, не уместилось бы ни на одном нормальном листе бумаги. И каждая ветвь семейства находилась в состоянии подспудной хронической вендетты со всеми другими ветвями. Причинами этих вендетт были такие совершенно возмутительные случаи, как «Что Ихний Кевин Сказал Про Нашего Стэна На Свадьбе Кузины Ди» и «Хотелось Бы Мне Знать, Если Вы Не Против, Кто Взял Столовое Серебро, Которое Тетушка Эм Завещала Нашей Дрин».

Взять город приступом, выслать посольство, царствовать над народом — все это блестящие деяния. Смеяться, любить и кротко обращаться со своей семьей, не противоречить самому себе — это нечто более редкое, более сложное и менее заметное для окружающих.

Семья в мирное время – это все равно что тыл во время войны.

У каждого из наших детей свой Путь и своя история. Они станут строить свои семьи или по подобию того, что видят сейчас или вопреки. Чтобы помочь счастью наших детей завтра, мы, родители можем лишь одно — быть искренними сегодня.

Вот, передаю вам нашу дочку из рук в руки. Дети мои, паруйтесь друг с другом. Как сказано в святом писании. Сегодня вы — муж и жена, а завтра сам бог не скажет вам, чем вы будете. Очень, очень и очень. Вот мы, несмотря на её ангельский характер… жили хорошо и, даст бог, помрём, только она раньше, а я попозже. Ну, чего и вам желаем. Когда б уж скорее!

Мне довелось почувствовать прочность уз в этой семье – именно семье, не клане. Эти золотоглазые отвергают собственную природу. Однако взамен они обрели нечто большее, чем удовлетворение желания. Я наблюдал за ними, пока сидел тут, — и прихожу к выводу, что такая привязанность и дружеская поддержка невозможна без миролюбия. Оно и лежит в основе их жертвы. В них нет агрессии, от которой на наших глазах гибли огромные южные кланы, раздираемые междоусобицей. Нет жажды власти.

Наша семья — это то, ради чего я живу
Я обещал тебе рай, а значит, слово сдержу.

Как случилось, видно, это судьба,
Невозможно стало жить без тебя.
Видно, счастье к нам приходит лишь раз,
Поняла я это только сейчас.
Мне не нужно ни афиш, ни цветов,
Мне не нужно ни друзей, ни врагов.
Мне нужна моя родная семья:
Дочка, мама, ты и я.

Вы знаете, мой маленький сын недавно начал ходить, но я не видел, как он сделал первый шаг. Вот недостаток жизни в турне: ты пропускаешь такие фантастические мгновения жизни.

Строгая дисциплина в семье — это всегда проекция ненависти к себе.

Едва ли существует семья, в которой нет проблем. Разве кто-то может быть по-настоящему счастлив? Разве это вообще возможно? Людей уничтожают другие люди. Людей уничтожают внешние неприятности. Люди уничтожают сами себя.

Моя семья — это моя сила и моя слабость.

— Он сказал, что нас возьмут в семью за 5000$.
— Вот с*ка!
— Эээ, это больше, чем обычно?
— Ага, на 5000$.

— После того, как я вернул камни на место, я подумал… Может быть, мне стоит пожить той жизнью, которую Тони говорил мне заиметь.
— И какой она получилось?
— Потрясающей.

— Что, если дальше ничего нет? Никакого покоя. Только темнота.
— Мы встретим её вместе. Как всегда.

— Я возвращаю мою жену, потому что она не оправдала мои надежды счастливой, семейной жизни.
— А точнее?
— Она… Абсолютно!… Не умеет… Готовить!
— Я умею готовить.
— Ты не умеешь готовить!
— Умею!
— Не умеешь!
— Умею!
— А я не умею есть то, что ты умеешь готовить!

И нечаянно сложилась ласковая семейная жизнь.

— Мое сердце верит, что он меня не предаст, на то нет причины.
— Разве для предательства нужна причина? Всегда надо быть готовым к худшему, даже от своих близких, тогда ты сможешь избежать многих разочарований.

Могилы близких расположены там, где ты по ним в данный момент тоскуешь.

Прочнее всего союзы, в которых один партнёр — цветок, а второй — горшок. Пока почва в горшке питательна и достаточно увлажнена, цветок будет делать то, что ему предписано — цвести, а горшок этим любоваться. Обоим польза.

Дом – пожалуй, одно из самых теплых и ласковых слов в нашем языке. Произнося его, даже городской житель представит себе теплый очаг, возле которого греешься после возвращения с промозглого или ледяного пути. Вкусный ужин в кругу семьи. Людей, которым звонишь, когда задерживаешься. Дом – это путь. И не только в географическом смысле, из точки А в точку Д. Это путь от закладного камня до занавесочек на кухне. Это путь из своего детства к своим правнукам. Это корни, пущенные глубоко в землю, соками которой питаешься. Это смысл, который обретаешь, глядя в глаза близких и родных…

Семья распадается гораздо чаще от здравомыслия мужа, чем от чего-нибудь другого. Как может женщина быть счастливой с человеком, который упорно желает видеть в ней вполне разумное существо?

Стая – семья. Никто не может оскорбить семью безнаказанно.

Брак похож на вечное строительство дома, когда каждый год появляются новые комнаты. Небольшой коттедж первого года семейной жизни постоянно достраивается и за двадцать семь лет превращается в огромный особняк с запутанными переходами. В нём наверняка появляются трещины, а большинство кладовок затянуто паутиной и заброшено. Там хранятся, кроме всего прочего, неприятные воспоминания из прошлого, которые лучше не ворошить. Такие воспоминания следует просто выбросить из головы или проявить великодушие.

Корона — это прежде всего огромная ответственность за свою страну. Невероятная ответственность. Это ноша, которая давит от рассвета до рассвета. Это своего рода терновый венец. Обычный крестьянин отвечает за себя и свою семью. Дворянин отвечает за тех, кто живет на его землях. А король — как бог — один за всех. А за ним — никого. Только что его семья. Но и тут самодержца подстерегают опасности. Семьи королей тоже бывают разными. Какая-то семья — надежная опора в любой миг королевской жизни. Что бы там ни случилось — пожар, землетрясение, война, наводнение, — они всегда будут рядом и станут делать то, что лучше для страны. А может, и так, что королевская семья окажется сворой жадных мерзких пиявок, сосущих кровь из страны.

Семья — как элемент пазла: найдёшь недостающий кусочек, и картинка сложится.

В семье не без урода.

К братьям своим я не питаю нежных чувств. Мой старший брат никак не хочет умереть, а младшие только это и делают.

Муж и жена — одно тело, одно дело, один дух.

— Этот остров принадлежит нашей семье. Ваш ближайший сосед — мой брат Гарольд, но он отшельник. Вы его вряд ли увидите. Его дочь, Сисилия, живет рядом. Но они не разговаривают.
— Разве здесь вообще кто-нибудь с кем-нибудь разговаривает?!
— Изабелла. Она живет там. Она разговаривает с Гарольдом. И поэтому я не разговариваю с ней. У Сисилии есть брат Биргер…
— А он с кем не разговаривает?
— С вами, вероятно. Да вы сами не захотите.


У меня нет друзей, у меня есть семья.

Они «питают» меня. Мои родные, любимые… Мы храним образ наших родителей не в памяти, но в сердце… Мы редко возвращаемся к этим образам, но они живут в нас и никуда не исчезают. До самой смерти. Они с нами, даже если семьи уже нет, и родители давно лежат в могиле, и сами мы постарели и доживаем последние дни…

Создать семью. Да по мне, проще основать империю.

У жены в семье на одного ребенка больше, чем у мужа.

Нет секрета счастливого брака. Или же он звучит до крайности банально — любовь. Я просто люблю женщину, с которой делю свою жизнь.

У человека, Чарли, должна быть одна семья. Как бы ни складывалось. Одна семья, и все тут. Ты не смеешь менять одну семью на другую. Не смеешь лгать своим близким. Ты не должен жить на два дома одновременно, без конца подменяя один другим. Суть семьи в том, что каждый в ней предан этой самой семье.

Семья должна стать для человека самым безопасным местом на свете, свободным от тревог.

Когда в семье есть больной, который болеет уже давно и безнадежно, то бывают такие тяжкие минуты, когда все близкие робко, тайно, в глубине души желают его смерти; и только одни дети боятся смерти родного человека и при мысли о ней всегда испытывают ужас.

— Я знала, я так и знала, эта Мулан всегда была изрядной смутьянкой!
— Не гляди на меня, она унаследовала это от твоей родни.

Истинной любви не страшно открыться перед законом и поставить печать в паспорте.

Когда я встретил ее, она училась в университете. Она была невероятно красива. Ее волосы, фигура, взгляд – ничто не могло оставить равнодушным. Она была настолько изящна, что, иногда, казалось, будто она спустилась с небес. У нас все было идеально. Словно кто-то написал сценарий наших отношений, по которому мы двигались. Все было хорошо, как надо. Мы наслаждались каждой минутой и днем, проведенным вместе. Так продолжалось пять лет. А потом, она, как любая нормальная девушка, стала думать о том, что будет дальше. Я всячески пытался прекратить эти разговоры, так как меня устраивало все то, что происходило именно на тот момент. Но, увы. Ей хотелось чувствовать себя уверенно, хотелось серьезности, хотелось семьи. СЕМЬИ. Мужчины, вы понимаете, о чем я говорю. Естественно, мне было всего двадцать три года, о какой семье может идти речь? Я испугался. Я ушел, отпустил ее. Я закончил все, даже не позволив этому начаться. Сейчас мне 33. Прошло 10 лет. За это время у меня были разные отношения, которые ни к чему не привели. У меня есть ребенок, получившийся в результате десятидневной интрижки… Я был женат меньше полугода… Сейчас я жду второго ребенка. Но я не хочу жить с этими женщинами. Я… я не живу ими. Не люблю. Я живу прошлым. Воспоминаниями о том, что было тогда, десять лет назад. Живу ею… И знаете что? Я полный идиот. Я «просрал» свою счастливую жизнь. Поэтому никогда не думайте: «а может»… Есть только то, что есть сейчас. И люди, которые рядом, просто должны быть. Просто никогда не бойтесь.

— Я обрел отца, пойми ты! У меня теперь есть семья.
— А до этого, значит, не было?

Вот такая у меня семья, в которой скоро станет больше на одного человека. Брат или сестра. Занятно. Когда у него или у неё случится первый поцелуй, у меня уже будет вставная челюсть… Куда катится мир?..

Свои из семьи не уйдут никогда, даже живя за тысячи километров. Чужих провожать надо с радостью. У них своя история и своя семья. А своим без чужих в итоге дышится легче, свои находят своих, и семья становится больше.

Единственная ценность жизни — это семья. Как только погибнет семья, погибнет и мир. Покажи свою любовь прежде всего в своей семье.

Всегда работай. Всегда люби. Люби жену и детей больше самого себя. Не жди от людей благодарности и не огорчайся, если тебя не благодарят. Наставление вместо ненависти, улыбка вместо презрения.

В семейной жизни надо считаться с мыслями, убеждениями, чувствами, стремлениями любимого человека. Храня свое достоинство, надо уметь уступать друг другу.

Разумеется, семейная жизнь только привычка, скверная привычка. Но ведь даже с самыми дурными привычками трудно бывает расстаться. Пожалуй, труднее всего именно с дурными. Они — такая существенная часть нашего «я».

Да, это круто, быть вечным холостяком. Но от этого устаёшь. В определённый момент ты понимаешь, что семья намного важнее бесконечных вечеринок и беспорядочного секса. Ты просто хочешь стабильности и любимого человека рядом. Вот и всё.

Животных я действительно люблю, и они отвечают мне взаимностью. В детстве мой дом и вовсе был больше похож на зоопарк. У моей семьи было серьезное хобби — коллекционирование живых существ, которые далеко не всегда являлись домашними питомцами. Самое первое животное, которое я помню, — это лабрадор по имени Зоуи. Был еще попугай, но его помню плохо, поскольку тогда был совсем младенцем. Правда, говорят, что это был странный попугай, который из всей семьи признавал только меня. Я был его любимцем, и если кто-то ошивался рядом с нами, то рисковал подвергнуться атаке со стороны этой птицы.

Мой отец всегда говорил, что в тяжкие времена можно рассчитывать лишь на семью.

… если в доме кто-то несчастен, несчастье липнет к другим, точно заразная болезнь.

Мы с Сэмом столько раз в жизни ссорились, что со счёта сбились. Но как бы мы не ругались, мы всегда мирились, потому что мы — семья. Он нужен мне, а я — ему. И когда мир летит к чертям, семья — всё, что у тебя остаётся.

Для меня всё дело в семье. Я говорю не только о кровных узах, а о чем-то большем. Семья — это те люди, которых ты впускаешь в своё сердце, в свою жизнь. Семья — это поддержка… Это поддержка в трудную минуту, когда ты так сильно заботишься о ком-то, что готов кричать и драться с такой же лёгкостью, как и заниматься любовью… Так. Что-то я… В общем, я люблю вас.

Дружба и семья — вот это то, чем нельзя никогда в жизни пренебрегать и за что надо бороться, всегда стараться держать рядом и делать все для того, чтобы им было хорошо — все от тебя зависящее. Для этого только и живем.

Нормальный человек должен жить один… На расстоянии и родственники хорошие, и жена хорошая и муж. Но если вместе в одну квартиру — дурдом.

За всю мою долгую жизнь, я пришёл к выводу, что мы навеки связаны с теми, кто с нами одной крови. И пусть мы не выбираем своих родных, связь с ними может стать великой силой. Или глубочайшим разочарованием.

Женщины, не решающиеся развестись с опостылевшими мужьями только потому, что не хотят лишить детей отца, тем самым лишают их семьи, Дружной, прочной, счастливой — такой, какая она должна быть. В подобных случаях супруги калечат психику детей и притворяясь перед ними, и не притворяясь. К тому же, если разобраться, лишить ребенка отца может лишь… сам отец.

Супруг и супруга не стыдятся друг друга. Вместе им весело, они были и есть одно неразрывное целое.

Я бы мог предать своего короля, но не сына.

  — Майк, нельзя прилетать в Лас Вегас и говорить с

В кругу семьи у каждого был свой угол.

Ну и конечно, нужна любовь.
– Ты не подумай, я не о чем то таком особенном говорю. Обычная любовь. Именно она держит семью вместе, не дает ей распасться. Любовь – это ведь не внешние признаки, а внутреннее содержание. Умение отдавать, понимаешь? Не требовать, а наоборот – дарить. И если члены семьи не обладают этим умением – тогда все. Дом превращается в стойбище голодных волков. Вот, например, моя семья. Вроде бы выходит, что я сама ее разрушила. Своими собственными руками. Но разве виновата только я одна? Ведь это было всего лишь следствием того, что началось у нас в семье гораздо раньше. Мы непрерывно требовали друг от друга чего – то, ничего не давая взамен… Есть люди, которые считают, что в особо сложные моменты, когда кажется, что нет никакой возможности продолжать жить вместе, нужно идти на компромисс, а я вот думаю, что прежде всего нужна любовь. Нужны общие воспоминания, которые дарят нам красоту и придают сил… которые заставляют тебя думать: «А ведь мне хорошо с этим человеком». И если в тебе еще осталось желание дышать этим общим семейным воздухом, желание быть вместе несмотря ни на что – значит, еще есть надежда.

Любовь к родине начинается с семьи.

— Хорошо, мой брат обманывает себя.
— Дин.
— Ты сказал, что хочешь, чтобы мы попробовали, вот, я пробую. Он не хочет признавать, что мама умерла. Он просто не признаёт.
— Перестань.
— Потому что если он это признает, тогда это правда. А если это правда, то с этим придется считаться.
— Я смотрю, это ведь для тебя так просто.
— Нет, не просто.
— Но у тебя хоты бы были отношения с мамой! Кому она постоянно звонила? У кого всему училась?
— Ладно.
— У тебя с ней были отношения, которых у меня никогда не было, и теперь я должен признать, что у меня этого никогда не будет?

Мы привыкаем, что кто-то живёт рядом, для нас становится нормой быть любимым кем-то, что о нас кто-то заботится постоянно и на него можно свалить все рутинные домашние дела! И кажется, что так будет всегда, но в том-то и дело, что всегда не бывает в нашем конечном мире. Можно так и не успеть научиться быть благодарным, а потом ненавидеть себя за то, что не целовал эти руки и глаза.

Возможно, я подхожу своей семье не так идеально, как вы – круглые колышки в идеально круглых лунках. В нашей семье колышки и лунки приходится обстругивать, потому что раньше они стояли в других местах и к тому же их заклинило и они слегка покосились. Но дело вот в чем. Я кое-что понял, когда папа сел и сказал, что рад меня видеть, и у него увлажнились глаза: да, мой отец козел, но он мой козел, и другого козла у меня нет. И, ощущая тяжесть ладони Джесс, когда она сидела у моей больничной койки, слушая, как она пытается не расплакаться в трубку при мысли о том, чтобы оставить меня здесь, и глядя, как моя младшая сестра, которая изо всех сил храбрится насчет этой истории со школой, хотя даже мне понятно, что ее мир рухнул, я понял, что в мире есть место, где я свой.

Думаю, я свой среди них.

Мама лечила мою душу, а папа навёл порядок в голове.

Идёшь ты к дому, к семье… Мать небось ждёт: сынок-кормилец вернётся, старость её пригреет, а ты, должно, близко к сердцу не принимаешь того, что она, мать твоя, белым днём чахнет по тебе, а ночьми слезами материнскими исходит… Все вы, сынки, таковские… Пока не нажил своего приплоду, до тех пор и не лежит у вас душа к родительским страданьям.

Дружба — чувство не такое простое. Она иногда бывает долгой, добиться ее трудно, но, уж если ты связал себя узами дружбы, попробуй-ка освободиться от них — не удастся, надо терпеть. И главное, не воображайте, что ваши друзья станут звонить вам по телефону каждый вечер (как бы это им следовало делать), чтобы узнать, не собираетесь ли вы покончить с собой или хотя бы не нуждаетесь ли вы в компании, не хочется ли вам пойти куда-нибудь. Нет, успокойтесь, если они позвонят, то именно в тот вечер, когда вы не одни и когда жизнь улыбается вам. А на самоубийство они скорее уж сами толкнут вас, полагая, что это ваш долг перед собою. Да хранит вас небо от слишком высокого мнения друзей о вашей особе! Что касается тех, кто обязан нас любить — я имею в виду родных и соратников (каково выражение!), — тут совсем другая песня. Они-то знают, что вам сказать: именно те слова, которые убивают; они с таким видом набирают номер телефона, как будто целятся в вас из ружья. И стреляют они метко. Ах, эти снайперы!

Мы уже давно не семья, мы проклятая похоронная процессия…

Именно различие между свободой и вседозволенностью и не могут ухватить многие родители. В строгой, суровой семье у детей нет никаких прав, в испорченной семье у них есть права на всё. Хороша та семья, в которой у детей и взрослых равные права.

В чем проблема родителей и детей? Дети утверждают, что их родители всегда будут для них семьей, а родители — что всегда будут заботиться о детях. Но правда ли это так? Разве главное то, с кем и как ты связан? Ведь важнее… Как бы это сказать?… Связи, которые ты сам выбираешь. Ты не можешь выбрать себе семью, но партнера ведь можно, да?

— Ты не знаешь, что я сделал.
— Это не важно. Дин, вы двое были семьей. Жизнь коротка, а наша еще короче. Что тратить её на дурацкие обиды?

Если выходишь замуж, не только за мужчину, но и за его семью.

 Семья не только для того, чтобы отдавать себя родн

Ни для кого не секрет, что счастливый брак основан на балансе интересов и высокой стрессоустойчивости.

Много-много лет назад на месте школы-интернат «Логос» был детский дом. И жил в этом доме один доктор. Он мог лечить любые болезни. И была у этого доктора маленькая дочка. Которую звали Инга. Маленькая хозяйка детского дома. Доктор очень сильно любил свою дочку. Но однажды она заболела странной болезнью. От которой у неё стала чернеть кровь. Доктор пробовал разные средства, но Инге становилось всё хуже и хуже. Пока кровь не стала совсем чёрной. Доктор плакал каждый день, потому что он знал, что скоро ему придётся навсегда расстаться со своей малышкой. А ведь это самое страшное, что может случиться с родителями. Тогда доктор решил вылить из Инги всю чёрную кровь и заменить её на другую, красную. Но никакая кровь ей не подходила. И вот однажды маленькая хозяйка навсегда ушла из своего дома и больше не возвращалась. Говорят, она замёрзла и лежит в лесу в огромной ледяной глыбе. С тех пор призрак маленькой хозяйки каждый год приходит сюда. Инге очень холодно. Ей нужно забрать чью-то тёплую кровь. Всю до последней капельки. Тот, кто увидит призрак маленькой хозяйки, обречён на смерть. Согревшись, Инга снова исчезает на год. Легенда говорит, что однажды появится человек, который отыщет девочку и спасет её из ледяного плена. И тогда маленькая хозяйка вернётся в свой дом, и они с папой снова будут вместе. Навсегда.

В мире есть множество людских мальформаций. Но семья – самый противоречивый механизм из всех известных мне. Самый близкий человек в силах уничтожить тебя, растоптать, унизить так, словно ты ничего не стоишь и никем не являешься.
Пауки-крестовики каждое утро поедают собственную паутину, а потом плетут ее заново.
Нежеланного ребенка можно сбросить у ближайшего мусорного контейнера. Мужа с коротким членом – променять на другого. Разбить супруге лицо, чтобы она никогда больше не смотрела на прохожих. И сплести новую сеть. Из таких же идиотов, сбегающих от своего уникального одиночества, в котором им невероятно уютно.
Обсессия:
Ты должен иметь семью.
Ты обязан иметь детей. Это закон.
Компульсия:
Цветы, постель, кольцо.

— Пару лет назад умер мой муж, а сын вечно подсовывает брошурки с рекламой домов престарелых, куда отправляют стариков дожидаться смерти подальше с глаз долой.
— И вы его ненавидите.
— Ну, немножко. Иногда. Но, сама понимаешь, семья. Даже когда ненавидишь, ты всё равно их любишь.

Он мой брат, и я любила его задолго до того, как ты появилась на свет. Я сделаю все, чтобы вернуть Кола назад, независимо от того, в чьем теле я нахожусь.

Представьте себе, что жизнь — это игра, построенная на жонглировании пятью шариками.
Эти шарики — Работа, Семья, Здоровье, Друзья и Душа, и вам необходимо, чтобы все они постоянно находились в воздухе.
Вскоре вы поймёте, что шарик Работа сделан из резины — если вы его невзначай уроните, он подпрыгнет и вернётся обратно.
Но остальные четыре шарика — Семья, Здоровье, Друзья и Душа — стеклянные. И если вы уроните один из них, он будет непоправимо испорчен, надколот, поцарапан, серьёзно поврежден или даже полностью разбит. Он никогда не будет таким, как раньше. Вы должны осознавать это и стараться, чтобы этого не случилось.

Работайте максимально эффективно в рабочее время и уходите домой вовремя.
Посвящайте необходимое время своей семье, друзьям и полноценному отдыху.

Ценность ценна, только если её ценят.

Я пришёл к выводу, что для того, чтобы семья была крепкая, нужен внешний враг. Потому что ничто так не объединяет двух людей, как ненависть к третьему. Особенно хорошо, если это будет какая-то другая семья, потому что обосрать чужую семью, это так потрясающе. У вас у всех есть такая семья друзей? Вы с ними дружите очень много лет, но думаете о них: «Как мы вообще с ними общаемся? Какие же они конченные… Завтра надо обязательно сходить к ним в гости, посмотреть на их конченную жизнь. Будет что обсудить вечером».

Семью переоценивают. Друзья гораздо лучше — ты их выбираешь. Если повезёт, они становятся твоей семьёй.

Дом, семья — это место, которое надо очень беречь, весь внешний мир оставив за дверью.

— Атлас. Уилл, это не твоего отца компания?
— Да.
— У них лучшее снаряжение, платят отлично, почему ты сам не завербовался?
— Я хотел служить своей стране, а не своему папе.

Не прощайте измену! Прощение измены, это каждый раз удар под коленки именно по тем самым семейным ценностям, за которые прощающие вроде бы и бьются. И чем больше «прощений», тем меньше остается от этих ценностей, тем больше пространства занимает в жизни семьи измена. Ибо прощают тех, кто не кается и прощения вовсе не просит. Тех, кто в прощении не нуждается и кто свою жизнь отнюдь не изменяет и никак поступками своими не заслуживает ежедневным кропотливым трудом великого чуда прощения! Измена, раз уж она произошла, никогда теперь уже не прекратится. Измена — это длящееся событие. Она может происходить открыто — в поступках. Она может протекать, скрытно — в мыслях, вырываясь наружу при каждом подходящем для этого случае: то вспышкой истерической ревности, то прямым поступком измены, то изматывающим душу подозрением этого поступка. Измена проникает в мысли того, кому изменили, и теперь уже никогда не будет безоблачного семейного счастья, даже при самом благоприятном варианте развития событий после измены — подозрения, горечь нанесенной обиды, недоверие, затаенная душевная боль все равно мало-помалу уничтожат любовь, оставшуюся в сердце, и приведут отношения в тупик, в котором они собственно и оказались уже в момент проявления факта измены. С изменой нельзя мириться ни под каким видом или предлогом, потому что примиряясь с изменой ты принимаешь ее, и живешь дальше именно в ней, а не в любви, ради которой собственно и был заключен твой брак.

Перестань бороться, Элайджа. Я хочу, чтобы ты воссоединил нашу семью, взяв тело смертного. Мы все можем быть счастливы снова.

Жалейте милых, коль сроднились с ними.
Сжились! Коль вы срослись уже в одно!…
Труднее нет, чем стать двоим родными.
Такое только раз один дано.
Не надо обижать их, дорожите
Привязанностью! Пусть тяжёлый быт
их не убьёт! Заботой окружите!
Прощайте их! Не помните обид.
Не обольщайтесь: дескать, век не прожит,
А женщинами полон шар земной!…
Никто, поверьте, заменить не сможет
Той,
Горько полюбившейся, одной…

Как же вы можете [ссориться]? Вы же семья! Вы же родные люди! Ну если что-то накопилось — скажите, а то из маленькой хрени может большая вырасти! Понятно? Вот я поэтому на Галю так часто ору…

 Дом — не просто улица, или город, или даже здание,

… нельзя обращаться пренебрежительно с любовью кого-то к себе, пусть даже любовь эта кажется и глупой, и ненужной. Но когда всё в жизни рушится, она единственное, за что можно хоть как-то зацепиться. Любовь и семья.

Семья — единственное настоящее богатство.

Работа была всегда. С ней намного проще, чем с семьей. На работе легче почувствовать себя преуспевающим. Но что бы ты ни делал в офисе, никогда не следует пытаться повторить тоже самое дома.

Я приобрёл один важный навык — не превращать каждый разговор в битву за превосходство. Уступка — это не признак слабости, это мудрость. Только те пары не распадаются, в которых один из партнеров умеет вовремя сделать шаг назад. Хотя, если разобраться, по сути — это шаг вперёд.

Что делать, чтоб жить хорошо с женой?
Ухаживать надо за ней, друг мой.
Однако, чтоб вдруг не попасть впросак,
Запомни: ухаживать надо так,
Как ты бы ухаживал за чужой.

Дом – это не предметы, стоимостью несколько тысяч долларов и не изыски современных дизайнеров, а уютные мелочи, голоса детей, запах домашней еды, разбросанные по полу игрушки, книжный шкаф и просто ощущение собственного уютного маленького мира…

Всегда и навечно. Было неплохо.

Подлинная любовь — это обязательства: в какой-то момент сказка заканчивается, остается только семья.

Хорошая семья та, в которой муж и жена днем забывают, что они любовники, а ночью — о том, что они супруги.

Хотите, расскажу Вам о любви?
Но не о той, что страсть, разврат, беспутство,
Что разжигает нам огонь в крови
И заставляет совершать безумства.
Я расскажу Вам о другой любви,
Когда приходишь вечером с работы,
А дома все родные, все свои,
И за порогом скинуты заботы,
Когда не нужно говорить слова,
А можно к сильному плечу прижаться,
Когда ты чувствуешь, что всё ещё жива,
И смотришь ты с надеждой в своё завтра.
Когда разбита вся карьера в хлам,
Подорвано здоровье, нет и веры –
Ты прикасаешься к родным рукам,
И вновь становишься ты лучшей, первой.
Такой любви желаю Вам, друзья,
Чтобы всегда спешить домой с работы.
Её найти в единый миг нельзя,
Но можно вырастить с любовью и заботой….

— Слушайте, типа доктор, раз уж мы заговорили обо мне — моя беременная бывшая жена попросила меня съездить на пару дней в дом её матери, чтобы мы могли воссоединиться в качестве семьи.
— Полагаю, вы сказали ей, чтоб она шла в задницу?
— Как хорошо вы меня понимаете! Правда-правда!

Я никогда не поцелую другого мужчину, кроме моего мужа, я перестану беспокоиться, как бы нам не стать скучной стареющей парой, потому что мы такими никогда не станем, и мы будем всегда вместе!

Ладно. Слушай, меня не будет ровно 24 минуты. Возле телефона срочные номера. Ванну не принимать, ножи не брать, на чердак не ходить. Если позвонят в дверь, не открывай, но если зазвонит телефон, можешь ответить, но если спросят меня, скажи, что я в другой комнате чищу ружьё и перезвоню через 24 минуты.

Семья — остров, где можно укрыться от неурядиц.

— Мы недавно ставили ёлку, и Дженни сказала мне: «Это не похоже на Рождество, если нет детей». Она хочет попробовать. Но я прихожу на работу, каждый день смотрю новости… Кажется, будто мир разваливается на части. Как я могу дать жизнь ребенку в этом ужасе?
— Мир всегда разваливается на части, брат, с начала времен. Но иметь детей, создавать семью — именно то, что не позволяет ему развалиться на части.

Семья — это не те, кто тебя балует и следует всякому твоему капризу. Это те, кто сражается за тебя и за кого сражаешься ты.

Нам никто не принадлежит: ни наши мужья, ни дети. Мы можем только чем-то делиться с людьми, которых любим.

— Просто ты никогда не рассказывала о своей семье.
— Просто я не люблю материться.

Никакие проблемы не страшны, если дома тебя ждут любящие люди.

Говорите! Говорите друг с другом! Гуляйте по вечерам, взявшись за руки, по утрам по дороге к метро, перед сном, уже засыпая… Говорите друг другу о себе! Открывайте своё сердце. Не лгите! Не таитесь! Верьте! И тогда, когда один собьётся с пути, другой сможет его подхватить. Потому что будет знать его, как себя. А значит, сможет всегда понять и простить.

— Послушай того, у кого тоже были дерьмовые родители. Семья — отстой, и ты правильно сделала, что уехала.
— Самое глупое, что даже сейчас я просто хочу, чтобы они гордились мной. Разве это не тупо?
— Тупо.
— Нет же!
— Да, тупо! Ты хочешь, чтобы ОНИ тобой гордились.
— Я просто надеялась достичь прегнантности.
— Прегнантность придумана Спилбергом, чтобы продавать билеты в кино! Это как любовь всей жизни и мюнхенская олимпиада — их просто не существует! Просто. Живи. Дальше!
— Но всякий раз, как я сюда приезжаю…
— Так не приезжай сюда! Мне тем и нравится Лос-Анджелес — всем насрать, кто ты и откуда. Волшебный город, где можно беспокоиться о глупых вещах вроде своего бассейна, и какие орехи положить в салат.
— Люблю салат.
— Вот и отлично! Думаешь, почему ещё люди туда едут?

Одна из самых крупных ошибок — считать, что после свадьбы «мой образ жизни должен стать нашим». Неумение и нежелание понять, что другой человек действительно другой. И точно также имеет право на собственные вкусы, взгляды и привычки, как и вы сами. И единственный способ обрести гармонию и счастье в семейных отношениях — это постоянный взаимный компромисс.

Не важно куда ты идешь, если твоя семья с тобой, ты всегда дома.

— Не дай Бог жить в таком месте!
— Почему?
— Вылизанные лужайки! «Как дела, дорогая?». Я б рехнулся…

Кто сказал, что человек обязательно должен иметь семью? Это миф и не более того. Гораздо лучше выглядит счастливый холостяк, чем несчастная пара, в которой каждый сам мучается и друг друга мучает.

— Все, записку я отправил. Захочет твоя семья увидеть тебя живым — заплатит.
— Ну не знаю… Они меня сто лет живым видели бесплатно…

Ты просто глупый собачий сын! Ах, Боже мой, простите, что задел ваши тонкие глубокие чувства, принцесса! По-твоему, семья — это жилетка, чтобы плакаться? Или печь, чтобы тебя пирогами кормить? Семья приносит одни беспокойства, но на то она и семья!

Мы с тобой необычные братья.
И мы должны оставаться вместе, чтобы ты сумел стать гораздо сильнее, даже если ты возненавидишь меня.
Это и значит — быть старшим братом.

Я знаю, что значит всецело жить для человека, которого любишь больше всего на свете. Я считаю себя бесконечно счастливой, и моего счастья нельзя выразить никакими словами, потому что мы с мужем живем друг для друга. Ни одна женщина в мире так всецело не принадлежит своему мужу. Нас так же не может утомить общество друг друга, как не может утомить биение сердца, которое бьется в его и в моей груди; поэтому мы неразлучны.

 Когда все хорошо, легко быть вместе: это как сон,

— Меня не покидает мысль — что сказала бы мама?
— Она сказала бы — чтобы стать семьей, мало быть родственником по крови, надо заслужить.

— Мне же нужно семью кормить..
— Какую семью? У тебя ее нет.
— А у меня семья из меня.

Вы пришли за моим ребенком. Моя дочь — ваша кровь! Мой ребенок! Ты объявила войну, когда пришла за моей семьей. И за это я заставлю тебя страдать, как только смогу. В конце концов, я сын своей матери.

Если нет семьи дома, надо найти её где-то ещё.

— Посмотри на себя, где твоя семья? Ты уже сколько времени один находишься. Один! Тебе в старости некому будет стакан воды поднести, ты понимаешь, Батр?
— Гар, я в старости буду в замечательной физической форме и я буду в состоянии сам себе принести этот стакан воды. А тебе уже сейчас нужно принести стакан воды! Ты купил себе машину, устроил дом, женился на Кристине, родил дочь! Тебе не кажется, что ты слишком заморочился ради одного стакана воды?

Семья — это намного больше, чем просто ДНК. Это люди, которые заботятся друг о друге.

Когда муж возвращается домой, а жена обязательно встречает его в коридоре и целует, и у него такие глаза…
А потом они поворачиваются к дочери, которая тоже выбежала в прихожую, – и улыбаются. И в воздухе словно разливаются теплые солнечные лучи.
И когда вдыхаешь запах этого дома – понимаешь, что здесь все счастливы. Можно облить квартиру «Шанелью», но нельзя подделать это.
Счастье – словно светлячки, плывущие в воздухе. И проявляется повсюду. В жестах, улыбках, взглядах, прикосновениях…

— Как можно человека одновременно и любить, и желать придушить собственными руками?
— Как это обычно и называется — семьей.

У любви множество определений, и ни одно из них не является универсальным, хотя каждое хорошо по-своему… Счастлив тот, кто сумел сохранить от костра своей любви горящие угли для тепла семейного домашнего очага.

Однако в любом семействе встречаются дурные люди, слабые люди, не способные или не желающие противостоять испытаниям жизни и показательно проваливающиеся. Их ангелы-хранители рыдают; демоны, направляющие их, пляшут от радости.

Для того, чтобы понять, как должна функционировать здоровая экономика, надо смотреть на семью. Это ещё не разрушенный элемент экономики. Семья — это взаимопомощь, любовь.

Каждому человеку хочется увидеть жизнь во всей ее полноте. Растить любимых детей, любить свой дом, своего партнера. Путешествовать, добиваться результатов на работе, общаться, обмениваться опытом, помогать друг другу. Это такие простые потребности. В погоне за демографическими и политическими свершениями мы все стали забывать об этом.

Основная идея, разрушающая семьи, — я могу найти другого человека, с которым я не буду страдать. Это миф.

Когда ты средний ребенок в пятимиллионной семье, представляете, сколько внимания тебе уделяет мать?

 Отцы обязаны оберегать свою семью любой ценой, даж

Знаешь, почему старший брат рождается первым? Чтобы защищать младших братьев и сестёр.

Странно, но эти нищие годы — самые радостные в моей жизни. А может, и не странно… Мы были счастливы, не имея никаких особых благ, удобств и вещей — ничего, кроме себя самих, смеха и взаимной любви!

Семья, она как Родина, просто должна быть. Иначе в жизни нет никакого смысла.

Я предполагаю, что это семейная черта. Все, что мы любим, обращается в пепел.

Настоящая рука с родной рукой навеки не прощается.

— Джордж был для меня семьей, не только для меня, но для многих.
— Дети из приюта скучают по нему?
— Да, сироты, беглецы, они знали настоящего Джорджа. Все думали, что он был просто бродягой, потому что у него не было дома, и он просил милостыню, чтобы свести концы с концами. Но один раз в году он собирал все эти деньги и дети были уверены, что их ждут подарки и особенно угощения. В канун рождества он надевал костюм Санты и читал этим детям всю ночь на пролет.
— Поэтому они и называли его рождественским Джорджем?
— Да. Пока Джордж был жив, хотя бы на один день в году у них была семья. Без семьи нет рождества сынок.
— Да, я начинаю это понимать.

— Ты не злишься?
— Злюсь? Я горжусь тобой. Я и Сэм… увлекаемся порой. А вот для тебя семья на первом месте. И так всегда.

Семья — замечательная вещь, а хорошая семья — это просто прекрасно. Когда семья создаётся, она стоит очень близко от понятия «любовь». Практически вплотную. Но это изначально разные вещи… Разные вещи существуют по разным законам, они по-разному возникают, по-разному развиваются и по-разному умирают. Они идут разными путями. Просто в какой-то момент их дороги пересеклись, и двое любящих друг друга людей создают семью…
Семья начинает жить и развиваться по своим законам, любовь же идёт собственной дорогой. Иногда, если сильно повезёт, эти дороги совпадают на протяжении всей жизни. Но это не правило, а исключение…
Когда дороги расположены на близком расстоянии, человек может идти одновременно по обеим, как по параллельным доскам. Но если эти дороги расходятся слишком далеко, приходится делать выбор… Это не катастрофа, это нормальное положение вещей.

— Сан Саныч, пересмотри «Крестного отца».
— Зачем?
— Затем, что это правильный фильм. Там ясно показано на шо люди идут во имя семьи, и шо с ними бывает, когда они идут против… Усвоил?

Всё самое важное для меня в мире — сейчас в этой постели…

Рождение здоровых детей и их счастливая жизнь в значительно большей степени зависит от отношения родителей друг к другу, от их любви, а не от внешних условий.

Счастье — это иметь большую, любящую, заботливую, сплоченную семью в другом городе.

… На мой взгляд, дожить до золотой свадьбы с любовницей — нельзя. Можно только с другом. Какой бы сильной ни была страсть, основанная лишь на сексе, она всё равно пройдёт. А чувство привязанности, необычайной потребности друг в друге, когда и дня не можешь прожить без знакомого шарканья тапочек по паркету — вот это и есть залог долгого семейного счастья.

Она выбросила из головы всё, что относилось к её собственной жизни, освобождая место для него. Впрочем, он и без того занимал в ее мыслях прочное место; у неё и часа не проходило, чтобы она не спросила себя, что он сейчас делает, как чувствует себя в эту минуту. А уж при свиданиях с ним для неё вообще всё, кроме него, переставало существовать. Теперь же, когда его жизнь перестала топтаться на одном месте и снова пришла в движение, её внимание будет ему еще нужнее.

Знаете, нет необходимости преодолевать миллионы световых лет и сокрушать смертоносного межгалактического врага, чтобы понять, что самая лучшая история может приключиться с тобой здесь, на родной планете, когда рядом твой брат и твоя семья.

… счастье — это когда у тебя есть люди, которым можно о нем рассказать.

Строить отношения – то же самое, что строить дом. Никогда не жалей на это строительство самых крепких кирпичиков: понимания, доверия, уважения… и умения готовить.

Становишься более самоуверенным, когда заводишь семью. Дети не могут жить без твёрдого ощущения, что их родители — нерушимая стена. Ты должен начать чувствовать себя этой стеной.

Проблемы наших родителей быстро становятся нашими проблемами.

… Просто помни и они будут с тобой.

Подозрительная мама — это полбеды. Настоящая беда — это мама, которой скучно.

Если к сорока годам комната человека не наполняется детскими голосами, то она наполняется кошмарами.

— Они мои друзья. Теперь уже и друзей иметь грешно? Нам весело, понятно? Мы вместе ходим на танцы.
— Они ведь геи, верно? Я думала, тебе стало лучше.
— Когда? Когда я выглядел несчастным? Это выглядело, словно мне стало лучше? Ты права, мама. Я обречен жариться в аду!
— Не говори так!
— Но так сказано в твоей Библии!
— В Библии сказано, что человек может измениться.
— Я пытался, мама! Я не могу!
— Почему ты предпочитаешь это?
— Как я мог предпочесть это? Как я мог предпочесть, чтобы моя семья меня ненавидела?
— Нет, мы любим тебя. Неужели ты не понимаешь, что потому мы и поступаем так?
— Правда, мама? Так поступают, когда любят?

Пожалуй, главный секрет семейного благополучия — это доверие. Именно абсолютное доверие должно стать краеугольным камнем в отношениях любящих людей. Но доверять друг другу нужно не только радости и мечты, но также и горести и проблемы, а это куда сложнее. Ведь очень часто мы пытаемся запереть свои неприятности глубоко в душу, чтобы не переносить их на своих близких — боимся расстроить их, испортить настроение, даже не подозревая, что эта призрачная забота как раз и зовется недоверием. Мы не верим в то, что человек поймет нас, что сумеет помочь и поддержать, боимся, что он может отреагировать как-то иначе, чем нам бы этого хотелось. И все же доверять своему супругу — самому близкому человеку — необходимо всегда и во всем, не зря же говорится, что муж и жена — одна сатана. А смысл брачного единства в том, чтобы бережно и доверительно относиться к счастью друг друга. Поэтому доверяйте, и тогда вам реже придется перепроверять!

Семья не дает нам упасть и не дает нам встать на ноги.

За всевозможными проблемами во всем мире часто стоят люди с проблемами в семье.

Пожалуй, живя один, он был не более одинок, чем многие, у кого есть семья.

Выйти за кого-то из них замуж? Нарожать кучу ребятишек и состариться раньше времени? Превратиться в копию своей матери? Никогда не улыбающейся, уже измождённой, не знающей в жизни радости, не получающей ни от чего удовольствия? Благодарю покорно! Увольте!

… Все несчастные семьи несчастны по-своему, а каждая счастливая – не знает об этом.

 Семья — как одежда. Её нужно немного поносить, что

Знаешь, люди привыкают друг к другу, живут бок о бок. Потом один другого просто не замечает. Одиночество в собственной семье, что может быть хуже?

— Что вам от меня нужно?
— Стать твоим другом.
— Нам не обязательно быть друзьями. Мы же семья.

В семейной жизни, старина, солнце светит не каждый день!

— Семья — это могила!
— Для кого могила, а для кого — надежный бункер.

— О… Если женщина принесет ему сапоги, она вовсе не так умна, как казалось.
— Почему?
— Сегодня я подвернулся ему под руку, а если завтра подвернется она?
— Неужели, ты думаешь?..
— Будущее покажет.

Семейное застолье. Субботний ужин у благовоспитанных людей, где каждый играет отведенную ему роль. Подаренный еще к свадьбе столовый сервиз, ужасные подставки под ножи в виде такс, пролитое вино и килограмм соли на скатерти, дебаты о телевизионных дебатах, о тридцати пяти часовой рабочей неделе, о Франции, сдающей свои позиции, о налогах, как же без них, о не замеченном радаре и штрафе за превышение скорости, злой говорит, что арабы слишком быстро размножаются, добрая возражает, что не надо обобщать, хозяйка дома уверяет, что блюдо пережарено, ожидая приятных для нее уверений в обратном, а патриарх беспокоится о температуре вина.

Достойный человек сделает все возможное для укрепления своей семьи.

Форма общения в нашем семейном кругу напоминает квадрат.

Все семейные пары притворяются. Даже самые счастливые.

В сущности, вне своей семьи он был совсем одинок, — и едва ли менее одинок в семье.

— Ты бы отдал свою корону? И что дальше?
— Воспитывал бы дочку с помощью моих сестер — одна большая, счастливая семья.

— Не вини себя так. Как можно предугадать, что предаст собственный брат?
— Ну… Я вроде как неподалеку был, когда твоя сестра тебе солгала.
— Такая уж она непостоянная!
— Так уж повелось с младшими — никогда не знаешь, что они выкинут в следующий раз!

… но было кое-что, чего мой убийца не понимал: он не понимал, как сильно отец может любить своего ребенка.

— Ты видишь себя таким же, каким тебя видят наши враги. Ты разрушителен, ты зол и ты сломлен. Ты… Ты словно затупленный инструмент. И ты думаешь, что тобой движут лишь… ненависть и злость. Что в этом твоя сущность. Но это не так. И все твои близкие знают это. Всё, что ты делал в этой жизни, хорошее и плохое, ты это делал из-за любви. Из-за любви ты растил своего младшего брата. Из-за любви ты сражался на благо всего мира. В этом твоя сущность. Ты самый заботливый человек на Земле. Ты самый самоотверженный, любящий человек, которого я когда-либо встречал. С самого начала нашего знакомства и с тех пор, как я вытащил тебя из Ада… И это знакомство изменило меня. И я проявлял заботу, потому-что так поступал ты. Я заботился о тебе. Я заботился о Сэме. Я заботился о Джеке. Я заботился обо всём мире из-за тебя. Ты изменил меня, Дин.
— Почему это похоже на прощание?
— Потому-что так и есть. Я люблю тебя.


Любящая семья — вот что важно для ребенка.

А что такое семейная жизнь? Аморальный напыщенный бред с маленькими ежедневными драмами. Забота друг о друге — пожалуй, это единственный достойный якорь. Ах да, еще секс.

Я ответственно отношусь к семье и поэтому… у меня ее нет. Но когда-нибудь обязательно появится.

Если человеческое общество станет когда-нибудь обществом без семьи, оно будет обществом бродяг и уподобится искусственному растению.

Немалое благо для семьи — изгнание из нее негодяя.

Я хочу подарить тебе сына…
В день, когда ты в мой город вернешься,
В час, когда ты, обняв меня сильно,
Всем несчастьям назло улыбнешься,

Я хочу, что бы был он похожим,
На любимого мною мужчину,
Чтоб читалось в глазах у прохожих
Нежность тихая… так… без причины

Я хочу, лишь проснувшись под утро
Слышать всё ещё сонное «мама»
Чтобы сердце, от гордости будто,
Разрыдалось немыми слезами,

Я хочу, чтобы ручки родные,
Протянул он ко мне, если страшно,
Чтобы были Вы рядом, живые,
Остальное поверьте, неважно!

Я хочу, сделать всё, что возможно,
Всё тепло, что в душе я хранила
В Ваши руки вложить осторожно…
Я вот так никогда не любила!

— Что бы ни случилось, мы — семья, верно?
— Ты так говоришь, как будто это все исправит, словно можно изменить тот факт, что все до единого наши разлады — именно оттого, что мы — семья.

Мне кажется, что, когда Господь создает семьи, он просто тычет пальцем в телефонный справочник, попадая наугад, а потом говорит тем, кого выбрал: «Эй! Следующие 70 лет вы проведете вместе, хотя у вас нет ничего общего и вы не нравитесь друг другу. Но если вы хоть на секунду почувствуете, что эти люди вам чужие — вам станет стыдно».

— У тебя странные отношения с матерью.
— Почему странные? — с досадой спросила она. — Я очень люблю её, но зачастую она меня раздражает, думаю, и я её тоже. Не такая уж это редкость, таковы семейные отношения.

Совершай добро по отношению к семье и не забывай его совершать по отношению к другим, не то потерпишь убыток в этом мире и лишишься награды в вечном мире. Будь экономным и не будь расточительным. Не будь в имуществе скупым, но и не будь разбазаривающим его.

Вот, сегодня я узнал, что у нас будет ребенок, и это полностью перевернуло мою жизнь, и походу навсегда. Вот я раньше вообще не знал, ради чего я живу, а сейчас точно могу сказать, что живу ради Леры и ради нашего ребенка.

А правда ведь — так, как улыбается тебе он, никто никогда не улыбается? Столько нежности всегда в его взгляде…
А руки? Какие у него руки! Сильные, большие и самые надежные на свете… И обнимают они всегда так… Так, что можно спрятаться от всего и от всех…
Даже, когда он отпускает меня от себя, мне спокойно.
Потому, что знаю: он есть…
Моя защита, моё плечо, моя опора, моя стена…
А кто ещё может вот так твердо и уверенно говорить :
«Всё будет хорошо»?
И кто ещё может целиком и полностью отвечать за «хорошо» моё и наших детей?..
Кто принимает решения?
Кто отвечает за каждый свой поступок?..
Он! Мой муж… Мой мужчина…
И я люблю его…
Пусть рычит, пусть не всегда прав… Да и рычание это такое родное… И без этого рычания было бы даже скучно…

Кто бы что не говорил или не делал, нет ничего важнее семьи.

Если семьи не любят тебя таким, какой ты есть, то с такими семьями нужно порвать.

Все те усилия и время, что ты потратил на то, чтобы заставить нас с братом ненавидеть друг друга, имели обратный эффект… Мы с Деймоном прошли через ад, который гораздо страшнее, чем ты!

 Чтобы выжить в трудные годы, семья должна противос

Относительно родственников можно сказать много чего… и сказать надо, потому что напечатать нельзя.

Это моя семья. Я нашел, я сам её нашел. Она маленькая и неполная, но все же хорошая. Да, все же хорошая.

Глобальные столкновения могут начинаться с мелких проблем в семье.

Семейные ценности бесценны, и поэтому стоят очень дорого.

Семья делает тебя таким, какой ты есть. Она дает тебе плоть, и кости, и формирует твою душу.

Хорошо иметь семью.
Тайна заключается в том, что в первую очередь нам не хватает не денег,
нам не хватает близости и любви.

В одиночку молодому сподручней, а когда годов полный мешок, поневоле о доме да семье начинаешь задумываться.

… При отсутствии компромисса ни за что не построишь счастливую семью.

Семья – это прекрасно. Лучше этого ничего нет, но почему-то иногда так хочется безграничной, одуряющей свободы.

У меня плохая привычка тебя недооценивать. Когда появлялась препятствие мне казалось, что ты не справишься, но ты справлялась. Благодаря тебе у нас есть за что сражаться — наша семья.

Семья — это такое счастье. Такое счастье и такая боль, которую невозможно придумать. В ней — всё. У кого не было семьи, тот не жил. А значит, я жила. Я жила ею безрассудно и необдуманно. В этом была сила и слабость.

Зачем и клад, коли в семье лад?

(Не надобен и клад, коли в семье лад.)

Жизнь подбирает людей в семейные пары таким образом, чтобы каждый из супругов разрушал ценности, которым придает избыточное значение второй супруг.

Твой сын будет знать, кем ты был и что ты сделал для всех нас.

 У каждого человека должна быть своя, пусть и небол

— А я никогда вас друзьями не считал…
— Что? А кто мы тогда?
— Семья.

Ведь в браке всегда две составляющие, два голоса, два мнения, две конфликтующие стороны, каждая из которых принимает собственные решения, имеет собственные желания и ограничения.

— Вилли, я знаю правило «Мы не едим членов нашей семьи…»
— Мы не едим членов ничьей семьи!
— А кого мы едим?

Дом, для которого прежде всего семья, всегда победит тех, кто потакает прихотям и капризам сыновей и дочерей.

– Если бы ты была с ней построже, она бы понимала, что можно, а что нельзя.
– Очень ценный совет от мужчины, который вынужден взять семью напрокат.

— Твой брат теперь в лучшем мире. Его страдания множились с каждым вздохом!
— Он страдал только из-за тебя!
— Знаешь, Тейт, в отличие от других моих детей, ты удостоился стольких даров! Почему же ты не можешь ими воспользоваться?! Просто улыбка или доброе слово открыли бы врата в рай.
— (Улыбаясь) Как бы сильно ты этого не хотела… Я никогда не буду твоим идеальным сыночком.

Все семьи нормальные, пока их хорошенько не узнаешь.

Наш брак напоминал миску с яичными белками. Мы оба старательно бились над ним, надеясь чего-то достичь, время от времени даже поднимали довольно высокую шапку пены. Иногда нам даже начинало казаться, что мы сумеем-таки сделать вполне приличное безе, но любой повар подтвердит, что, если взбивать белки слишком уж долго и упорно, если слишком стараться, пена просто опадет.

Знаешь, когда я оглядываюсь на то, через что прошла наша семья, через что прошёл каждый из нас, вижу всю ту боль… Я понимаю, что мы всё это пережили, поддерживая друг друга.

Будь у нее на это немного времени, она бы его любила.

Во время свадебного ритуала в любой религии служитель культа требует, чтобы молодожёны клялись в верности друг другу, пока смерть не разлучит их, а не пока живы их чувства.

Семья — это не только кровное родство. Это любящие тебя люди. Люди, которые всегда прикроют тебя.

– И вам тоже доводилось сражаться до смерти?
– Трижды. В первый раз я убила, во второй – даровала жизнь.
– А третий?
– Третью дуэль я проиграла.
– И ваш противник вас пощадил?
– Нет, он на мне женился…

В детстве папа по утрам будил меня одной и той же фразой: «Жизнь — это великий рассвет». Поэтому рассвет казался мне сказкой. Но когда меня лишили отца, утреннее солнце стало обжигать как огонь. Тогда я узнала, что такое ненависть. И теперь по утрам меня приветствует она.

 Для создания семьи достаточно полюбить. А для сохр

Покинутый чувствует только свою боль и только о ней и думает. Никто не спрашивает себя, каково приходится покинувшему. Мучается ли он своим выбором, страдает ли оттого, что побоялся общественного осуждения и остался с семьею, своими руками вырвав у себя сердце? Каждую ночь он ворочается без сна, не находя себе места и успокоения. То ему кажется, что он совершил ошибку, то чувствует, что был прав, оберегая семью и детей. Время ему не помощник, оно не лечит его ран  — чем сильней отдаляется от него день, когда он принял роковое решение, тем яснее, светлее и безгрешнее становятся его воспоминания об утраченном рае, тем скорее они превращаются в тоску. И сам он себе не помощник. Он отдалился от всех, в будние дни делает вид, что занят, а по выходным ходит на Марсово поле играть с друзьями в шары, покуда его сын кушает мороженое, а жена с потерянным видом глазеет на туалеты проходящих мимо дам. Нет на свете такого ветра, чтобы развернул лодку его жизни, он обречён на стоячие воды тихой гавани. Да, страдают все — те, кто уходит, и те, кто остаётся, их семьи, их дети. И никто не властен изменить это.

Каждая женщина в мире – Королева. Ведь создавая домашний очаг, она тратит свою жизнь на благо других. А значит, создает свое, хоть и маленькое, но Королевство.

Не говорите про «просто повезло». Не бывает простого везения в семейной жизни. Семья — это огромный труд, который под силу только тем, кто безоговорочно рядом всегда, в любых жизненных обстоятельствах.

Домашняя среда может свести на нет многое из того, что пытается привить школа.

Самая совершенная вера у того, кто самый благонравный и самый добрый к свой семье.

Сегодня пойду в магазин и куплю сыну новых книжек, как обычно откупаясь каким-нибудь подарком от бытовых скандалов, от простой нехватки любви к своему ребенку. Так легче. Купить на десятилетие чертов велосипед и больше не думать о том разочаровании, с которым сын смотрит на оступившегося отца. Подарить пару книжек и тем самым убедить самого себя, что мое равнодушие — это выдумка жадного до внимания ребенка.

Между членами семьи не должно быть секретов.

Люди — мерзкие? Готовы предать своих, чтобы спасти члена семьи, взятого в заложники? Это так. Люди пойдут на всё, чтобы спасти свою семью. Будут готовы лгать, превращаться в демонов или самого дьявола.

Семьи, я ненавижу вас! Закрытые дома, занавешенные окна, ревниво охраняемое счастье!

— Просто я… люблю церковь. Понимаешь, после… после Бобби, Кроули… я нуждалась в чём-то, что придало бы смысл… понимаешь, в утешении, кажется.
— Да, думаю, все мы к нему стремимся.
— Кроме тех, у кого оно уже есть.
— ?
— Да ладно. Ты и Дин? Вы нечто особенное, тебе не кажется?

Как же легко тебе проповедовать преданность семье, когда все решения принимаешь только ты.

В брак я не верю. Я верю в любовь и доверие — но я не верю в брак. Брак — это удел адвокатов, но никак не влюбленных. Мне не нравится это ощущение от брака — будто люди вступают в какую-то должность и отныне подчинены друг другу. Мне просто нравится просыпаться с тем человеком, которого я выбрала.

Тот, кто завидует нашей семье, — нуждается в помощи.

Все ищут острых ощущений, но самое важное — это семья.

— Значит, брат помер, да? Да уж, врагу не пожелаешь.
— Ему умирать не в первой. Хотя, в этом раз, похоже, все по-настоящему.
— И отец твой, и сестра тоже того…
— Все мертвы.
— Но мама хоть есть? Жива?
— Убита темным эльфом.
— Лучший друг?
— Сражен в битве.

Она зарыдала, а я обнял её и держал. Ну чем ещё помочь, когда у родной сестры всё нутро от боли выворачивается наружу? Только держать.

Семья — общность людей, которые обороняются вместе, а наступают порознь.

Этот человек никогда не был мне отцом. Почему сейчас я должна быть ему дочерью?

Человек скрупулезно изучает характер и родословную лошадей, быков и собак, прежде чем допустить их спаривание. Когда же речь идет о его собственном браке, человек редко проявляет такую предусмотрительность, а иногда и не проявляет ее вовсе.

Часто разница между счастливым и несчастливым браком заключается в трех-четырех непроизнесенных репликах ежедневно.

— Вы все умрете. Но вместе, как семья. Достойно.
— Но мы ведь не настоящая семья, я даже не знаю, кто все эти люди!
— Что?
— Она права, это абсолютная правда. Нет-нет-нет, мы не родственники друг другу — совсем!
— Нет, мы просто друзья.
— [хором] МЫ НЕ ДРУЗЬЯ!!!
— Я простой, обычный наркоторговец, я продаю дешевую траву, понимаете? Вы думаете, это моя дочь? Да это всего лишь бездомный панк. Честное слово. А мой «сын»? Это ботаник, который живет по соседству. Мы даже не похожи. И моя «жена» — она, на самом деле, дешевая стриптизерша.
— Ну спасибо, Дэвид, класс.
— Мы никому не расскажем…
— Стой, подожди, ты в коротких брюках и страшных туфлях — стриптизерша?

— Боже, как ты можешь ненавидеть то, кем я являюсь.
— Нет, нет, нет, дорогая. Я не ненавижу тебя. Я люблю тебя. Ты сильная, прекрасная, и ты хороший человек, и даже после всего, что с тобой произошло, ты стала именно такой, какой бы мы с мамой хотели, чтобы ты стала.
— Тогда, пожалуйста, не оставляй меня папа, прошу. Не оставляй меня. Папочка, не оставляй меня.

… твоего дедушку нашли японцы и упрятали в лагерь для военнопленных. У него были с собой эти золотые часы, и он знал, что если их найдут, то конфискуют. А дедушка очень не хотел, чтобы эти твари трогали часы своими немытыми желтыми руками. Тогда он решил спрятать их в самом безопасном месте: в своей жопе. Он полжизни проходил с этими часами в жопе. Потом они перешли по наследству к твоему отцу, и он тоже носил их в жопе. Когда твой отец умер, он отдал эти часы мне, и я тоже носил их в своей жопе. А теперь эти великие золотые часы — твои.

(Он знал, что если бы узкоглазые увидели у него часы, их бы конфисковали. Отобрали. Но твой папа считал, что эти часы принадлежат тебе. И он не хотел, чтобы эти косоглазые твари хватали своими немытыми желтыми лапами то, что принадлежит его сыну. Поэтому он нашел место, в котором мог их надежно спрятать — у себя в жопе. Пять долгих лет он носил эти часы в своей жопе. А потом он умер, от дизентерии. А часы отдал мне. И я прятал это угловатый кусок железа в своей жопе еще два года.)

Моя семья считает меня сумасшедшим. Не впускаю их в свою жизнь, держу дистанцию. В отличие от старших братьев я не посещаю семейные мероприятия и пока не женюсь, хотя мне скоро тридцать два. Еще я читаю «шибко заумные книги», не люблю мамины пироги, не созваниваюсь с родственниками и делаю вид, что не замечаю их, встречая на улице. У каждого представителя родни свой диагноз касательно меня. Для матери я — «хороший парень, но дурной на голову». Для отца — «выродок», «не сын» и вообще «черт знает что». Братья, обвинив меня прежде в гомосексуализме, наркозависимости и педофилии, остановились на «зажравшемся тихушнике». Продолжение следует.

Не превращай всякий разговор в битву за превосходство.

Наша обязанность, наш долг воздать слово благодарности нашим родителям, сказать им наше спасибо, пока они ещё живы, пока они ещё с нами.

Феномен контрастности семейных пар известен широко. Всякий знает, что если жена – бой-баба, то муж у неё непременно плюгавый огрызок. Зато если муж поперёк себя шире, то супруга окажется болезненно миниатюрной. Причины этого явления наукой не изучены, хотя всякий имеет по этому вопросу своё мнение. Одни полагают, что толстый супруг заедает исхудалого, другие подозревают существование закона сохранения суммарной массы супружеской пары.

«Значит, ты не испытала еще радости материнства?» — спросил я ее.
«Собираюсь в июле, — сказала она. — Есть еще вопросы?»
«Да, — ответил я, — когда же ты изменила свое мнение о том, что рожать детей в этом говенном мире — аморально?»
«Когда я встретила человека, который оказался не говном», — ответила она и повесила трубку.

всякому деревцу родная земля слаще

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ