Цитаты про слежку

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про слежку. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Приходилось жить — и ты жил, по привычке, которая

Он вдруг понял, как утомительна жизнь, когда приходится заново прокладывать каждую тропку и чуть не все время, пока не спишь, ты следишь за своими вышагивающими ногами.

— Нас пасли всё это время.
— Боже. Блин, а я тут вроде мастурбировал.
— Да, и я.
— Думаешь, надо сказать Джесси…
— Что мы мастурбировали в гостиной?

— Простите, мне… мне просто показалось, что за нами кто-то следит.
— Ах-ха, когда кто-то говорит о подобном, это всегда означает, что кто-то действительно следит.

Даже если вы не делаете ничего плохого, вы оказываетесь под наблюдением и вас записывают. Это позволяет добраться до точки, где вы и не должны сделать ничего плохого, вы просто в конечном итоге попадаете под подозрение от кого-то, даже по ложному обвинению, а затем они могут использовать эту систему, чтобы вернуться назад во времени и тщательно изучить любое решение, которое вы когда-либо делали, каждого друга, с которым вы когда-то что-то обсуждали, и обвинить вас в этом или просто взять под подозрением вашу невинную жизнь.

Я живу со своими родителями в большом доме. Они говорят, в наших местах «захватывающий ландшафт». Не знаю, верю ли я в ландшафт. Но как бы там ни было, вид из окна способствует моей слежке за соседями. Я с ними пока не знаком, но они кажутся отвратительными. Ниндзи.

У каждого из нас в кармане лежит датчик, который показывает, где мы находимся, в любое время и всюду. Подумайте о своей личной жизни. Дети, рождающиеся сегодня, могут вырасти и даже не знать о том, что такое частная жизнь. Они никогда не поймут, что значит иметь что-то, что не записано или не отслежено.

Пусть я уже давно не ношу значок, но раньше мы следили за преступниками, а не друг за другом.

Перестань подслушивать мои разговоры! Ты что, АНБ?

Времена сейчас такие. Никогда не знаешь, откуда за тобой камера подглядывает.

Я стараюсь не следить за модой, не хорошо — подглядывать и следить за кем-то.

Мы следим за Америкой, а Америка следит за нами.

Они были везде — на монетах, на марках, на обложках книг, на знаменах и плакатах, даже на сигаретных пачках. Глаза всегда видели вас, а голос монитора догонял повсюду. Так было днем и ночью, когда вы работали и когда вы ели, в помещении и на улице, в ванне и в постели — везде. Бежать было некуда. У вас ничего не оставалось своего, разве что несколько кубических сантиметров внутри черепной коробки.

Если вам приходится шпионить, так уж лучше за людьми, с которыми вы все равно встречаетесь. Это менее подозрительно и более приятно.

Я год занимался только тобой и больше ничем. Следил за тобой, изучал тебя, а встретился лицом к лицу и вдруг понял. Глаза-то не голубые, зеленоватые. Значит, и ты не идеален.

 Если ты Параноик, это не значит, что за тобой не с

Ты сейчас за ним проследи, как только увидишь, что он протянул свои руки к её… «сердцу», тут же стучи мне в вожатскую.

Ты не простой, ты не блеск, не отстой,
Ты не простой, но и я не простая.
Всюду за мной ты с подзорной трубой,
Ходишь за мной, смотришь глазки ломая.

Знаешь, ты мой нарушаешь покой,
Ты как шпион делаешь фотоснимки.
Лучше, ковбой, полистай-ка плейбой,
Выход простой – там покруче картинки.

Что-то не так, ты, наверно, маньяк.
Или тюфяк, кто ты? Не понимаю.
Знак мне подай, молча не наблюдай,
Не доставай, я тебя умоляю.

Слежка — это интересно. Это возбуждает. Если за тобой следят — значит, ты живешь как надо. Слежки надо удостоиться. За безобидным обывателем следить не будут.

Баркер совершил ошибку, чудовищную. Однако, он сам постарался её исправить. Не он хотел посадить невиновного, а ты. Порой, мне кажется, что я слежу не за теми.

Сегодня идёт разговор о том, насколько мы можем доверять технологии, которая окружает нас, и правительству, которое регулирует её использование. Вместе мы можем найти лучший баланс, положить конец массовой слежке и напомнить правительству о том, что если оно действительно хочет знать, что мы чувствуем — всегда дешевле спросить, чем шпионить.

— Тебе надо расслабится, ты с утра какой-то странный и зануден, что у меня кишки сводит.
— Друзья, мы на связи, прекрасный день для слежки!
— Так, парень из 5А одевает своих кошек в костюмчики…
— Это не противозаконно, некоторые любят так украсить питомцев.
— В балерин?!
— Девушки из 6С покупают пиццу и отдав деньги на чай, делают доставщику пиццы мин… Ого! Святые пипэронне.
— Это вторжение в личное пространство. Люди имеют право на секреты. Мы не должны…
— Должны! Их действия задевают интересы общества. Они делают это в межквартирном коридоре, а это общественная территория.

Всегда внимательно следи за своей женой, если она умная. А если дура — еще тщательнее. Понял?

Еще в начале двадцать первого века Датапол – он тогда назывался по-другому, но не в этом суть, – в первый раз составил полную базу всех секс-девиантов. Технология онлайн-наблюдения тогда делала свои первые шаги. В ее основе в те дни лежал простой, но мудрый принцип. Ты будешь смеяться, Ке, но каждый профессионал знает, что вы, извращенцы, реагируете не столько на картинку, сколько на подпись под ней…
Кеша проглотил это «вы, извращенцы» безропотно. Роптать не имело смысла по многим причинам.
– На картинке может быть пожилая негритянка, режущая арбуз, а подпись будет «тинэйджеры, пойманные в ванной» – и клиент все равно кликнет по ссылке. Человеческий мозг так прошит, что словесный уровень кодировки преодолевает визуальный. Сотни лет люди кричат, что мы живем в царстве визуальных образов. Это, конечно, так – но классифицировать визуальное многообразие можно только с помощью слов. Поэтому уже в двадцать первом веке главные порносайты мира были просто филиалами Датапола. Порноролики, возможно, снимались искренними энтузиастами, но их названия придумывали офицеры полиции по специальному алгоритму, позволявшему составить, так сказать, подробное меню всех возможных девиаций. И по первому же щелчку мыши эти диагнозы навсегда застревали в личной метадате… …
– Уже в те годы офицер спецслужб мог увидеть подробное секс-досье на любого гражданина, имеющего привязанные к личным аккаунтам девайсы – а все девайсы, засвечивались после первого же использования кредитной карточки или электронной почты… Мало того, на гаджетах уже тогда стояла дистанционно управляемая камера, а потребители свято верили, что она работает только тогда, когда рядом горит махонькая зеленая лампочка, хе-хе-хе… И каждый почему-то считал себя обязанным носить в кармане так называемый смартфон – микрофон и глаз сразу нескольких спецслужб. Это было, как людям объясняли в медиа, современно и престижно…
С тех пор технологии наблюдения стали неизмеримо совершеннее. А после появления внутримозговых подключений говорить о каком-то сопротивлении сканированию просто смешно. Тебе не понять этого олимпийского всемогущества, этого божественного всеведения, с которым смотрит в ваши души любой офицер спецслужб с полным допуском…

Массовая слежка не работает. Этот закон отберет у каждого россиянина деньги и свободу, не улучшив безопасность. Не стоит его подписывать.

— Мне просто нужно сделать пару фоток, как он к тебе клеится. И ничего больше.
— Ты уверен? В смысле, я могла бы выйти за него, может, заиметь пару детишек…

Эдвард Сноуден — это герой, который информировал общественность об одном из самых серьезных событий этого десятилетия — ползучем создании системы всеобщей слежки. Эта система оказала порочное влияние на суды в США, сделав их тайными и заставив их выносить решения, нарушающие конституционные гарантии для почти всего населения.

— Почему эти люди хотят меня убить?
— Потому что я тебя поцеловала.

Я работаю на компанию, которая понимает «организацию» как постоянную слежку за тем, куда ходит каждый сотрудник, что он предпочитает на обед и сколько минут способен крутить педали велотренажера. Повезло же мне.

— Господа, мы хотим обсудить незаконное преследование моего клиента. Мистер Эрмантраут стал объектом жестокой, безжалостной и несанкционированной слежки ОБН. Все мы знаем, что вы круглые сутки пасёте моего клиента. Бедняга и пары минут не может погулять с любимой внучкой, чтобы вы не затрясли кусты, подглядывая из своих биноклей. И это его беспокоит. И ему уже стало хуже в физическом и психическом планах.
— А по мне, здоров как бык.
— Ну, не все раны видны снаружи.

 Я же говорю. Нас всех постоянно слушают. Но никого

— Вам стоит крепко подумать, кому вы служите?
— Я служу Господу и королю. Именно в таком порядке. Полагаете, я в этом неправ, милорд?
— Ничего такого я не имел в виду, но я за вами слежу.
— А Бог следит за всеми нами!

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ