Цитаты про трагедию

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про трагедию. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Жизнь — это трагедия, когда видишь её крупным план

Трагедия и комедия сделаны из одного теста и достаточно слегка изменить освещение, чтобы из первой получилась вторая и наоборот.

Пошли в кино «Прощальный путь»,
Их мама с папой дома ждали.
Детей уже им не вернуть,
Они — сгоревшие в пожаре.

Они горели, словно уголь,
Который заперт лишь в камине.
Ребёнок в панике, напуган,
Закрыто всё, по кой причине?

Причина эта — нежелание,
Впускать к себе всех тех, кто любит
Халяву: фильмы без билета, опоздание…
Ну да, пускай пожар детей погубит.

Причина мне ясна, и вам,
И Путин тоже это знает.
Платить придётся по счетам,
Коррупция — всех убивает.

With things like “wisdom”, I can’t look forward;
There’s no reason, so I keep rotting
If only things could be wound back.

Я думал, что моя жизнь — трагедия. Но сейчас понял, что это чёртова комедия.

Главная трагедия любовных половинок заключена в том, что они никуда не исчезают.

Чего вы ожидали, когда только вступили в спецотряд? Уверен, вам рассказывали о жертвах, которые придётся принести. О том, что наверняка придётся сделать. Но такого не ожидал никто из нас. И если есть хоть малейший шанс возродить этот город из пепла, этот шанс есть у вас. Когда мы только появились здесь, всё лежало в руинах. Но со временем мы построим здесь дом. Отсюда мы отправляем людей в город на поиски других выживших. Врачей, бывших полицейских, инженеров — тех, кто поможет нам возродить Нью-Йорк. Там вам понадобятся все имеющиеся навыки и оборудование. С каждым выигранным боем вы становитесь сильнее, каждое испытание даст вам новые возможности. Но пробыв здесь достаточно, вы поймёте правду: если не объединиться, каждый умрёт в одиночестве… По всему городу спящие агенты организовали сеть штаб-квартир — вам нужно будет работать вместе с ними. Чтобы спасти то, что осталось, нужно рассчитывать не только на себя. Нужно дать Нью-Йорку шанс вернуть то, что казалось потерянным навсегда — надежду. Нужно работать вместе, объединять наши навыки. В этой борьбе у каждого своя роль, но и вы здесь не просто так. И учтите — мы вернём себе этот город. Рано или поздно вы окажетесь за этими стенами — в «Тёмной Зоне», где нет ничего, кроме жадности и страха, и никому нельзя верить. Эта битва — только начало.

То, что не убивает нас, однозначно делает нас сильнее. И эта идея – основная во всех фильмах о супер-героях. Эти истории существовали сотни лет. И потом трансформировались в это: «О, мои родители погибли, когда я был маленьким, теперь я стану супер-героем». Сколько раз вы это видели в кино? «Мою маму убили, и теперь я стану Бэмби и превращусь в крутого сильного оленя». Трагедия делает нас сильнее – это правда. Однажды я оказался рядом с детским психологом и мы разговорились. У меня только что родился ребенок, и мы говорили о том, какие они восприимчивые, как любое сказанное слово может сломать им жизнь. Но она сказала: «Дети, у которых в жизни все хорошо, не становятся ничем особенным». И я тогда подумал «Ого!» Это говорит детский психолог. Так что я ей верю.
На самом деле нет. Есть много особенных людей, у которых в жизни все было хорошо. Но какая-то правда в её словах все-таки есть.

История повторяется, первый раз как трагедия, второй раз как фарс.

Мы и будущие поколения должны помнить человеческую жестокость и ненависть, которая правила теми, кто сдал своих соседей в руки врага, ненависть, которая толкнула их на убийство… Моя мечта – чтобы память об этом стала предупреждением миру и человечество никогда впредь не повторила той трагедии.

Всякая любовь страшна. Всякая любовь трагедия.

Конфликт, драма, трагедия, по её мнению, ровно ничего не значат; в них нет никакой ценности, ничего, что заслуживало бы уважения или восторга.

Девочка моя, каждый человек живет со своей трагедией. И каждый справляется с ней как может: кто-то работает сутками до самозабвения; кто-то пытается убежать от прошлого, и города мелькают, как в калейдоскопе. А кто-то варит джемы, живя под гнетом невозможности встречи с тем, кому сделал больно.

Тщеславный человек скорее предпочтет, чтобы его жизнь стала темой трагедии, нежели фарса.

Трагедия — это когда я порезал себе палец. Комедия — когда вы провалились в открытый канализационный люк и сломали себе шею.

 Потеря жизни – это трагедия, но потерять душу еще

— У нас, в Англии, Энн, трагедия не в ходу.
— Почему?
— Как тебе сказать, трагедия — это крайность; а мы не любим крайностей. Трагедия суха, а в Англии сыро.

Некоторые народные трагедии идут без антрактов.

Ну что, Идолище Поганое, заценил масштаб трагедии?

Любую трагедию со временем можно превратить в унылый корявый фарс. Для того, чтобы превратить трагедию в фарс, не надо быть семи пядей во лбу. Достаточно просто в каком-то горисполкоме залезть в архивы тридцатилетней или сорокалетней давности, отыскать там инструкцию, сдуть с неё пыль и исполнить. Более того, исполнить ещё более гротескно, чем оно было бы исполнено сорок лет назад.

Трагедия жизни не в том, что люди умирают, а в том, что они перестают мечтать.

«Я тебя люблю» — эти три слова – начало любой трагедии…

Истории нужен счастливый конец… Даже если это и неправда. Во многих сказках грустные концовки, заменены на счастливые. Почему же все так отчаянно желают верить в счастливый конец? Возможно, дело в том что в реальном жизни трагедии не избежать. Кажется, я наконец-то это понял.

Настоящий трагизм жизни заключается в том, что старыми становятся слишком рано, а мудрыми слишком поздно.

У всего есть причина. Каждодневные трагедии тоже имеют смысл и приводят к общему выводу. Помни об этом и ты не сможешь назвать ни один случай бессмысленным.

… Общество навязывает нам некий стандарт жизненного успеха, несоответствие которому воспринимается как трагедия.

Частенько подлинные трагедии в жизни принимают такую неэстетическую форму, что оскорбляют нас своим грубым неистовством, крайней нелогичностью и бессмысленностью, полным отсутствием изящества. Они нам претят, как все вульгарное. Мы чуем в них одну лишь грубую животную силу и восстаем против неё. Но случается, что мы в жизни наталкиваемся на драму, в которой есть элементы художественной красоты. Если красота эта — подлинная, то драматизм события нас захватывает. И мы неожиданно замечаем, что мы уже более не действующие лица, а только зрители этой трагедии. Или, вернее, то и другое вместе. Мы наблюдаем самих себя, и самая необычайность такого зрелища нас увлекает.

В великой трагедии всегда хватает комических ситуаций.

Ты обвела их вокруг пальца.
Смотри, как они падают,
В этом падении есть что-то прекрасное и трагическое.
Позволь повторить.
(Трагедия в падении).

Все, кто ходит по Земле, главные действующие лица своих собственных трагедий.

Герман честно пытался представить герцогиню Бастельеро в угаре возвышенной трагедии, то есть в состоянии, в котором благородная фрау может свести счёты с жизнью. Не получилось, о чем он честно и сказал Рине. Не добавив, правда, что куда лучше представляет её, топящей обидчика или изменщика. К примеру, некоего полковника госбезопасности, замеченного в компании примадонны Брийонской оперы.

Look up here, I’m in heaven,
I’ve got scars that can’t be seen,
I’ve got drama, can’t be stolen,
Everybody knows me now.

Look up here, man, I’m in danger,
I’ve got nothing left to lose,
I’m so high, it makes my brain whirl.

Нет ничего более обжигающего, более невыносимого, трагичного и одновременно безнадёжного, чем недосказанность, неясность и страх, приправленные отсутствием возможности рассказать обо всем.

Аморально строить свое благополучие на чужой крови. Любая антигуманная политика в конечном счете оборачивается не только крахом правителей, но и трагедией для всего народа.

Большая любовь всегда кончается трагично.

Любовь умирает. Величайшая трагедия жизни не в том, что люди смертны, а в том, что они не умеют любить.

(Любовь умирает. Величайшая трагедия жизни состоит не в том, что люди гибнут, а в том, что они перестают любить.)

Как часто трагедия человека в том и состоит, что он является ее автором.

История, по-видимому, только тогда и нравится, когда представляет собою трагедию, которая надоедает, если не оживляют ее страсти, злодейства и великие невзгоды.

Покажите мне героя, и я напишу трагедию.

Может быть, люди должны пережить трагедию, чтобы начать делать то, что любят.

(Наверное, нужно пострадать по-настоящему, прежде чем рискнешь заняться любимым делом.)

Бывают трагедии, которые люди постигают чувством, но не могут охватить разумом.

— Теперь слезы текут рекой. И не только по Хью, но и по Джулии. По мне и по всему, что растрачено, потеряно и сломлено в этом мире.
— Сохрани пару слезинок для меня. Думаю, они мне пригодятся.

Знаешь, что на древнегреческом трагедия означает «песнь козла»? А я знаю, но все равно не понимаю. Не знаю, про что была первая трагедия, но с козлом явно случилось что-то плохое.

Неважно, веришь ли ты в Бога или нет, но если ты воин, Арлингтонское кладбище всю жизнь будет для тебя святым местом, и трагедия не в том, что человек умирает, трагедия — когда человек умирает зря.

Людям требуется трагедия, что поделаешь, это их врожденное влечение, это их аперитив.

Посмотри наверх, я на небесах,
Мои шрамы не видны,
Мою трагедию невозможно украсть,
Сейчас все знают меня.

Посмотри наверх, человек, я в опасности,
Мне больше нечего терять,
Я так высоко, что у меня кружится голова.

Человек как руина — часто скорее печален, чем трагичен.

— Я надеюсь, в шлюпках будут пассажиры одного класса?
— О, мама, замолчи! Ты не понимаешь? Вода ледяная! А шлюпок не хватит даже на половину пассажиров! Половина людей на корабле — погибнет!

И все же истинная трагедия Фауста заключается не в том, что он продал душу дьяволу. Настоящая трагедия в том, что нет никакого дьявола, чтобы купить вашу душу.

Только со временем становится ясно, что есть трагедия, а что – комедия.

Не в каждой истории нужно искать трагедию, Чарли, и даже если она там есть, это не оправдание твоим поступкам.

You’ve got ’em wrapped around your finger.
Watch ’em fall down,
There’s something beautiful and tragic in the fall out.
Let me say it one more time.
(tragic in the fall out).

Наиболее смешная вещь в мире — это трагедия.

Анекдоты смешны, когда их рассказывают. А когда их переживают, это трагедия.

Смерть Айртона Сенны в 1994 оставила тяжёлый отпечаток. Я был шокирован тем, что в нашем виде спорта могут происходить такие трагедии. Этот инцидент встряхнул меня. Я составил завещание. Я рекомендовал бы сделать это даже тем, кто не участвует в Формуле-1.

Трагедия: место, в котором трусы умирают, а герои погибают.

Не избежав трагедии в первый раз,
я думала: ничего, не сейчас, так в следующий.

Не избежав трагедии во второй раз,
я с негодованием думала: что, опять?

После третьего раза негодование утонуло в боли.
А к седьмому она не вызывала уж ничего,
кроме горького смеха.

Возможно, то, что я сейчас испытываю, не что иное, как шок, ведь прямо у меня на глазах один из моих заклятых врагов выстрелил во второго моего заклятого врага.
Все вышло как нельзя лучше. Бабах — и конфликт разрешен. Этот давний конфликт и мое знакомство с Бренди Александр породили во мне странное чувство — желание трагедии.

Война. Печальная вещь. Загоревшись однажды, огонь войны сжигает жизни, мечты и отношения дотла, оставляя после себя лишь горе… Из горя рождается трагедия. Трагедия приводит к рождению акумы…

То, что происходит со мной сегодня, романтики назвали бы мелодрамой, а циники – трагедией.

 Говорят, первые минуты и часы после семейной траге

Все женщины со временем становятся похожи на свои матерей. В этом их трагедия. Ни один мужчина не бывает похож на свою мать. В этом его трагедия.

Жизнь трагична в своей основе, надо стоически относиться к ее угрозам. Никакого «светлого будущего» не будет, ибо жизнь без боли, страданий, борьбы вырождается в растительное существование.

Вот величайшая трагедия жизни — что-то всегда меняется…

Вашей трагедии хватит на пять комедий.

Любовь к животному – коню, кошке, собаке – это всегда романтическая трагедия. Ведь ты любишь того, кто заведомо умрет прежде тебя.

– Жаловался бы ты поменьше, и был бы намного симпатичнее. Неужели тебе интересно смотреть на мир со своей испорченной точки зрения?
– Ну, знаете, мир – это не цветочный сад, полный маргариток. Если бы он казался всем раем, Голливуд не снимал бы свои душераздирающие драмы, как думаете? Трагедии всегда находят своего зрителя.

– Кто-то воскрешает старинные мелодии, кто-то – старинные постановки и костюмы. Некоторые воскрешают давние убийства.
– Фу!
– Фу… Можно и так сказать. Но человеческую природу вы этим не переделаете. Убийство – трагедия. А жажда трагедии присуща людям.

Трагедия — это всегда оргия Бога.

Tragedy, when the feeling’s gone and you can’t go on…
It’s tragedy, when the morning cries and you don’t know why,
It’s hard to bear, with no one to love you you’re goin’ nowhere.

Не делайте из любви трагедию.

Жизнь напоминала спектакль, трагедию, какие можно увидеть на сцене: падение Илиона, разграбление Фив. Только теперь трагедия стала нашей жизнью, и в ней играли реальные люди из плоти и крови — актерами стали мы сами.

С годами я обнаружила, что трагедия сродни землетрясению или теракту: никто не горит желанием испытать это на себе, но оказаться поблизости от места бедствия, стать его свидетелем многие не прочь.

Жизнь — комедия и трагедия вперемежку. Несколько самых смешных фраз в своей жизни я услышала на похоронах.

Всем на чужом пожаре занятье по душе найдется. Кому тушить, кому глазеть, а кому руки греть.

 Трагедия может соединять людей и может разделять.

Жизнь. Любовь. Какой в них смысл? Говорю тебе, существование человека — сплошная трагедия.

Ты думаешь, что видел самое ужасное в своей жизни, то самое, что объединяет все твои кошмарные сны в невероятный ужас, существующий наяву, и утешение тебе только одно – хуже уже ничего быть не может. А если и может, то разум не выдержит и ты этого не узнаешь. Но худшее происходит, и разум выдерживает, и ты продолжаешь жить. Ты понимаешь, что вся радость ушла из твоей жизни, что содеянное тобой лишило тебя всех надежд, что тебе лучше было бы умереть… но ты продолжаешь жить. Понимаешь, что в аду, сотворённом собственными руками, но всё же живешь и живёшь. Потому что другого не дано.

— Друзья мои, и в трагических концах есть своё величие. Они заставляют задуматься оставшихся в живых.
— Что же тут величественного? Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных.

Никакой поэзии нет, никаких благородных чувств. Я думаю, что это оттого, что на театре трагедий не дают. Мы, бывало, все трагедии наизусть знали, а нынче скромно! Они и по книге-то прочесть не умеют.

Чем больше счастья в жизни человека, тем трагичнее его свидетельские показания. Подлинно трагическим произведением искусства (если считать произведение искусства свидетельским показанием) окажется произведение человека счастливого. Потому что оно будет полностью сметено с лица земли смертью.

В наши дни о большинстве трагедий сообщает телефонный сигнал, как в стародавние времена гул набата оповещал жителей округи о пожарах и нападениях недругов.

Возможно, я предполагала когда-то, что после личного апокалипсиса мелкие жизненные неприятности не будут меня беспокоить. Но это не так. Ты все еще чувствуешь холод, ты все еще отчаиваешься, когда на почте затерялся пакет, и ты все еще раздражаешься, когда тебя обсчитывают в «Старбаксе». Казалось бы, в данных обстоятельствах меня должно смущать то, что я все еще нуждаюсь в свитере или муфте или возмущаюсь по поводу недоданных в сдаче полутора долларов. Однако с того четверга вся моя жизнь окутана таким покровом смущения, что я решила находить в мелких неприятностях утешение, а не символы выживания.

Почему трагические ситуации часто бывают еще и ужасно комическими?

Трагедия — это обман, где обманщик справедливее честного, а обманутый мудрее необманутого.

Вездесущее, грозное и колдовское море растворяло в себе муки, жгучие желания, душевные связи, ненависть и надежду, всё это отдалялось, казалось лишённым смысла, поскольку в море человек становится эгоистом и поглощен лишь самим собой. И кое-что невыносимое на суше – мысли, разлуки, утраты – в море перенести можно. Море – самое сильное обезболивающее, и Кой видел, как люди, которые на суше лишились бы навеки рассудка и душевного покоя, на борту корабля сумели пережить свои трагедии.

Трагедия — это история о человеке, который носит в себе семена собственной погибели. Я же нахожусь в совершенно другой ситуации — семена моей погибели носят в себе кто угодно, но только не я. Поэтому технически моя история на трагедию не тянет.

— Классическая трагедия помогает очиститься путем сопереживания.
— Э-э-э… То есть мы очищаемся, глядя, как другим плохо?
— Ну, это несколько упрощенный взгляд, но, грубо говоря, да.

Я, как и все моё поколение, вырос в ужасе перед атомной бомбой, так что трагедия минувшего сентября прозвучала словно эхом из прошлого. В целом она оставила у меня смешанные чувства. С одной стороны, деяние террористов бесчеловечно. С другой — столь же отвратительной была истерическая реакция прессы, взявшей на себя роль «продавца страха». Наконец, поток «патриотических» слез, которые продолжают изливаться с рок-сцены, заставляет задуматься о сути взаимоотношений рок-н-ролла и истэблишмента.

Нет ничего более зловещего, чем трагедия в комической маске.

— Впечатляет, да, впечатляет. И это ты все построил. Боже, да ты наверно хорошенько потрудился.
— Просто невероятно, как трагедия проясняет разум. Что мне было делать? Впасть в депрессию и отчаянье? Почему бы тогда просто не помереть в тех джунглях среди заброшенных храмов.

Что ж, кажется, мой план только что вылетел в окно. Жаль приносить эту жертву. Но если предназначение не будет вскоре исполнено, от числа подобных трагедий скоро будет тошнить. Кстати, о трагедии, полагаю, ты уже встречала Жанну? Хотя она заперла тебя и оберегала от проблем, после попадания в наши руки, она стала невероятно полезной. Но её явный недостаток послушания потребовал определенной… корректировки психики. Её трагическая гибель привела тебя прямо ко мне, как и предполагалось. Время пробуждения Левого ока уже близко. Не бойся, моя дорогая, милая Цереза.

Трагедия в том, что всю жизнь преодолевая боль и претерпевая страх, он не принял никаких мер предосторожности, когда подступила реальная угроза.

— Руби! Ты очнулась!..
— … Что случилось?
— Дядя Кроу нашёл тебя без сознания… Вытащил оттуда и принёс домой.
— Погоди! Где Янг? Она в порядке?
— Она… Думаю, с ней всё будет хорошо… Ей нужно время, чтобы… свыкнуться с этим. Она сильная, с этим справится.
— …
— Просто… Я рад, что мои девочки смогли вернуться.
— А что со Биконом и Вэйлом? Наши выгнали Гримм оттуда?
— В королевстве ситуация под контролем, но вот школа — тут не всё так просто. То существо [Гримм-дракон] — чем бы оно ни было — в общем, оно вряд ли мертво. Да, ты его приложила. Вот только оно не исчезло. Оно, как будто, застыло. Знаю, звучит обнадёживающе, но даже в таком состоянии оно привлекает Гримм к школе.
— Я сделала что?!
— …
— Ты сказал, что я его приложила. Что ты имел в виду?
— Слушай, мы разберёмся с этим потом. Но сейчас… сейчас там такой бардак. Я рад, что ты жива.

Трагедия и наслаждение всегда вместе.

У каждого своя трагедия.

Что? Что в этом мире может волновать меня, принцессу осуждения… Если ты действительно хочешь знать, я скажу: это люди, кто не может принять принять мою суть. Но в том нет трагедии: удел благородных особ — одиночество. И всё, что нужно — не потерять благородство души…

От трагических арий всякая безнадежная ситуация становится ещё хуже.

Настоящая трагедия должна быть короткой.

Удивительно, что иногда нас отделяет от трагедии один поворот ключа в замочной скважине.

В юности я полагал свой удел трагическим, но со временем понял, что это просто естественное положение вещей.

Есть нелюбовные трагедии и в природе: смерч, ураган, град. (Град я бы назвала семейной трагедией в природе).
— Единственная любовная трагедия в природе: гроза.

Почему же трагедия не вселяет в нас отчаяние, а как раз напротив, очищает души и примиряет с жизнью? Достигается это тою таинственною силой, которая скрыта в искусстве, — силою, которая жизненный ужас претворяет в красоту и делает его предметом нашего эстетического наслаждения.

Когда происходит трагедия, благородный муж сначала укорачивается, а потом делается выше.

Трагедия героя состоит в том, что большинство людей вовсе и не подозревают, что он погиб ради них.

 Люди только чай пьют, а в их душах совершается тра

Всегда в трагедии есть эта нелепость, эта грязь… все так никчемно, бессмысленно… так умирают животные.

Будучи актером, человек на некоторое время может убежать от действительности, проживая другие жизни. И мне показалась, что это мудрый и продуктивный способ перестроиться и отойти от моей личной трагедии.

Трагедия любви по большей части исходит из первоначальной иллюзии.

Глобальная перспектива делает трагедию не столь ощутимой. Если мы заберемся достаточно высоко, мы окажемся там, откуда трагедия уже не выглядит трагически.

Одна из величайших вещей, на которую способна трагедия, это наделение новым смыслом тех слов, которые мы используем каждый день: любовь, дом, семья, преданность и зависть.

Бывают трагедии, которые мы не можем ни предотвратить, ни исправить.

По крайней мере, перед смертью стоило бы поехать в то место, где я пережила первую любовную трагедию.

Трагедии заставляют людей либо ценить ближнего своего, либо бояться.

Человеческое сознание способно оформить как трагедию любое пустяковое происшествие.

Феб де Шатопер тоже кончил трагически. Он женился.

Я считал, что жизнь — это вообще трагедия, исход которой предрешён.

Трагедия врывается в твою жизнь, точно смерч, превращая всё в хаос. Ты ждёшь, пока пыль уляжется, а потом делаешь выбор… Можно жить среди развалин и считать, что это прежний особняк. Или вылезти из-под обломков и отстроить дом заново.

У некоторых трагедии нарастают, как мозоли, – просто от хождения по земле.

От трагедии до фарса — один шаг.
Как выяснилось, подавляющее большинство людей обезножели. Они не в состоянии сделать этот шаг. Топчутся на месте, моргая в недоумении. Только что было смешно, а вот теперь, значит, практически сразу, без предупреждения, без письменного уведомления, уже совсем не смешно. Нет, говорят они, мы так не согласны. Вы уж будьте любезны, скажите нам заранее, что мы должны делать в следующую секунду: плакать или смеяться?
Мы подготовимся, настроимся…
Эти люди не живут.
Они все время готовятся и все время не готовы.
Потому что от фарса до трагедии — тоже один шаг.
Хотите банальность? Наша жизнь короче этого шага.

 Трагедия тем и хороша, что в одной судьбе вдруг пр

Знаешь, Логан. Это была без сомнения самая лучшая ночь за очень долгое время. Я не заслужил этого. Я делал такие вещи, нечто неописуемое. Я вспомнил что произошло в Уэстчестере. Тогда из-за меня пострадало много людей. Только сегодня я это понял. Ты не говорил мне. Ведь всегда мы просто бежали от этого. Мне кажется, я наконец понял тебя.

Невозможно до бесконечности сохранять трагическое настроение. В этом разум подобен фениксу. Это его качество может быть полезным и вредным, оно просто часть воли к жизни, хотя именно оно позволило нам вступать в одну изнурительную войну за другой. Но мы не можем долго оплакивать даже целые океаны пролитого молока — таково необходимое свойство нашего организма.

Самые страшные трагедии разворачиваются не на экране, а за закрытыми дверьми обычных домов и квартир.

В тот год я жил дурными новостями,
Бедой своей, и болью, и виною.
Сухими, воспаленными глазами
Смотрел на мир, мерцавший предо мною.

И мальчик не заслуживал вниманья,
И дачный пес, позевывавший нервно.
Трагическое миросозерцанье
Тем плохо, что оно высокомерно.

— Я знаю, в чем твоя трагедия.
— Что ты имеешь в виду?
— У тебя большая ***а.
— Что?!
— Это не редкость. У тебя двое детей.

Это совсем не случайно, что первое слово в Западной литературе было именно «гнев». Гнев Ахиллеса. Теперь он понял, что это был гнев от того, что ты жив. От того, что у тебя нет выбора. …. «Илиада» — подлинная трагедия: когда ты вынужден драться на войне, которая тебе не нужна, когда тебя окружают редкостные болваны, которые не смогли даже разыскать Трою, когда ты не можешь забыть, что твоя мать тебя бросила за ненадобностью, а какой-то кентавр заставлял тебя есть кишки, когда у тебя нет ни выбора, ни вызова, а есть только уверенность, что ты еще нескоро вернёшься домой и что нет ничего, что могло бы тебя взбодрить.

Комедия – это история, в которой у хороших персонажей всё хорошо, а у плохих – плохо. Трагедия же – это такая история, в которой у хороших персонажей всё плохо, а у плохих – хорошо.

В наши времена трагедии уже не в моде.

Трагедия, где погибли невинные, не может считаться победой.

И тут сработали военные годы: слабенький полуголодный, да еще в пятом классе, когда у нас в Хвойной израненный самолет Пе-2, заходил на посадку, срубил верхушки трех сосен около железнодорожного моста, врезался в дом где была контора Заготзерно. Погибло 11 человек. Они похоронены у нас на кладбище в братской могиле. Я тогда сбежал с урока к «Заготзерну», видел всю эту страшную трагедию и поклялся: буду лётчиком.

Джордж Бернард Шоу как-то сказал: «В жизни есть две трагедии: Первая — это потерять страсть в своем сердце, вторая вновь обрести его».
Похоже Шоу пару раз разбивали сердце…
Походу Шоу был тупицей, трагедии бывают, что ж теперь сдаваться? Уйти? Нет! Когда твое сердце разбито — надо бороться за то, чтоб остаться в живых. Так надо! И эта боль и есть жизнь — страх, беспокойство, непонимание того, что тебя ждет лучшее будущее и за него надо бороться…
Шоу был прав. Когда мы стремимся к тому, что улучшит нашу жизнь: деньги, популярность, слава — мы забываем о главном. О простых вещах, таких как дружба, семья, любовь. О том, что у нас уже есть…
Да, потерять страсть — это трагедия, но обрести ее вновь это все, о чем ты можешь мечтать… Моя мечта сбылась, и если это трагедия, то пусть так… никому ее не отдам…

Трагедия, драма, комедия или фарс – всё это одно и то же событие, увиденное лицом к лицу, сбоку, сзади, с близкого расстояния или издалека. Или разными людьми.

Трагедии и скандалы имеют свойство расставлять приоритеты людей.

Трагедию находишь забавной только через время.

— Снимите маски! Что сказать, убийство в кружевах! Вас я видела, месье, вы невиновны в этой трагедии. Моя месть вас не коснется.
— Как любезно! Просто замечательно, простолюдинка собралась мстить двенадцати грандам королевства!

Природа своим чередом живёт, ей на трагедии всё равно.

Ах, в жизни женщины есть только одна настоящая трагедия. То, что для нее прошлое — это всегда ее любовник, а будущее — это, как правило, ее муж.

Жизнь по-настоящему красива лишь тогда, когда в ней заложена трагедия.

Поступки мужа все больше и больше отдаляли Таисию от него. Лишь пламя любви в сердце Таисии, которое уменьшилось до маленького огненного язычка, удерживало их брак. Она поражалась тому, как чуткий человек на её глазах преображался в одержимого и бесчувственного.

Для великих трагедий нужна кровь, а не слезы.

Трагизм нашего положения в том, что, пока мы то ли по молодости, то ли по недостатку воспитания еще не смогли обрести совесть, нас уже обвиняют в бессовестности.
Комизм нашего положения в том, что, после того как то ли по молодости, то ли по недостатку воспитания нас обвинили в бессовестности, мы наконец обретаем совесть.

Когда работаешь в штатском столько, сколько я — форма становится символом трагедии. Она пылится у меня в дальнем уголке шкафа, чтобы я не мог ее видеть.

Для кого-то 70 лет — как один миг. А для меня — много-много жизней, каждая из них — колоссальная амплитуда счастья и трагедий.

Трагический человек — это сама природа в высшем напряжении своего творчества и сознания.

Трагическое приводит низменную душу в оторопь и вдавливает в грязь, а высокую душу делает еще возвышенней.

Если трагическое не получает разрядки, оно ранит детские сердца. Размышление, анализ, выводы рассеют печаль, она уйдет, и к детям вернется душевное равновесие.
И может быть, это спасет их от трагедии, постигшей Ёсио…

Ничто не вызывает у людей большего интереса, чем человеческая трагедия.

Тебя и меня постигла в жизни страшная трагедия, хотя твоя трагедия была непохожа на мою. Хочешь знать, в чем она заключалась? Вот в чем: Ненависть в тебе всегда была сильнее Любви.

Это наше общее наследие, оно всегда с нами, понимаем мы это или нет, оно представляет собой причудливый и незримый фон наших мыслей. Иногда мы как бы «извлекаем их на поверхность», и тогда обычно говорим о «предчувствии» или об «инстинктивных поступках». Здоровое, незамутненное сознание, не подверженное каким-либо психическим заболеваниям, способно держать эти психологические «шрамы» на должном расстоянии. Но во время сна сознательные, подконтрольные рассудку процессы приостанавливаются, и возникают трагедии…

В суициде может быть своя эстетика, но не зрительная — повествовательная. Красоту такого произведения искусства оценят не те, кто видел сцену смерти или обнаружил обезображенный труп, а те, кто услышал историю произошедшей трагедии.

Абсурд питает трагедию.

Если, скажем, со мной в качестве главного героя будет написана история, это безусловно, будет трагедия.

Фарс составляет сущность театра. Рафинированный фарс становится высокой комедией, брутализированный фарс — трагедией.

Он хотел бы напиться, но пафос трагедий не в этом.

Трагедия — инструмент для обретения человеком мудрости.

В России власть может быть любой, кроме слабой. Слабая власть в России — всегда трагедия и кровь.

Трагедия происходит не с художником и не с машинистом поезда, а в уме художника или машиниста поезда.

Люди всегда смеются над своими трагедиями, — это единственный способ переносить их.

Идеализм всегда оборачивается трагедией.

Я думаю о них. Об остальных. О нас. Мы совершали дурные поступки, но они тоже были необходимы… или же так нам просто казалось. Как и в любой другой трагедии, роковой финал был неизбежен.

Трагедия — это крупные планы, комедия — общие.

Нельзя жить прошлым! Нельзя. И мы тоже не будем… Мы всё забудем и оставим позади, потому что иначе людям нельзя. Надо жить и… и не оглядываться. Надо жить.

— Это и есть трагедия?
— Трагедия, моя юная леди, это когда благородное искусство, предлагающее символическое видение мира и основанное на взаимодействии написанного текста и индивидуальности актёра, мысль и живая жизнь сплетаются в особом ритуале, благодаря которому человеческий дух поднимается на небывалые высоты трансцендентальной святости. Поняла, девочка моя?
— Нет.

Комедия имеет намерение отображать людей худших, а трагедия — лучших, чем существующие.

 Легко убежать и спрятаться, когда трагедия входит

– Но песни всегда такие печальные. Разве любовь не может быть счастливой?
– Поэты не пишут песен о счастливой любви. Трагедии лучше ложатся на музыку. 

— Там произошла трагедия.
— Чезаре!?
— Нет, Джованни Сфорца. Он напоролся на нож, который Чезаре… случайно держал.

Но лишь в эпических трагедиях печаль безысходна. В реальной жизни трагичное и комичное настолько переплетены между собой, что, когда ты особенно несчастен, происходят смешные вещи, заставляющие тебя смеяться помимо собственной воли.

Жизнь состоит из беспощадных трагедий, которые обрушиваются внезапно. В ней нет ничего постоянного; нет спокойствия, нет безопасности.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ