Цитаты про учение

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про учение. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

В кромешной тьме — нет места свету.

Учиться жизни это совсем нетрудно, если ты не ставишь себя выше всех остальных.

Если вы доверяете себе, любой ваш выбор будет верным. Если вы не доверяете себе, все, что вы делаете, будет неверным.

Не силой дерутся, уменьем.

Странно подействовало ученье на Илью Ильича: у него между наукой и жизнью лежала целая бездна, которой он не пытался перейти. Жизнь у него была сама по себе, а наука сама по себе.
Он учился всем существующим и давно не существующим правам, прошел курс и практического судопроизводства, а когда, по случаю какой-то покражи в доме, понадобилось написать бумагу в полицию, он взял лист бумаги, перо, думал, думал, да и послал за писарем.

И медведя люди учат.

И после трапезы – один час для отдыха. Всего один, невозможно короткий час.
В первый же день монашества Маленький Архат незаметно подсказал Змеенышу, задержавшись на миг около Цая и шепнув, ни к кому вроде бы конкретно не обращаясь: – Новички не отдыхают. Как правило, первым делом они идут осматривать оружейную…
И Змееныш покорно двинулся осматривать Большой зал оружия. Час пролетал подобно мигу.
И вновь наступал черед воинского искусства, но уже не общий для всей братии: отдельно строились новички, отдельно – «опоясанные веревкой», отдельно от тех и других – знатоки-шифу, хранители секретов и умений.
И – что сразу заинтересовало Змееныша – в отличие от мирских школ и школ иных обителей, здесь никогда не допускали свободного поединка (пусть даже и учебного, пусть по договоренности!), если монах-воин провел в усердных занятиях менее трех лет. До того – нет тебе соперника, нет тебе помощника! Сам трудись! Воистину:
Пока готовится рука
Для ноши кулака —
Пройдет снаружи год иль два,
В душе пройдут века!
И на закате – ужин.

Радость моя! Учить других так же легко, как с нашего собора бросать на землю камешки, а проходить делом то, чему учишь, все равно, что самому носить камешки на верх собора.

Учи других — и сам поймешь.

Как много наших сверстников суровых,
Людей непьющих, сытых и здоровых,
Всегда и всюду поучавших нас,
Ушли во тьму — их огонек погас…

Уже я прожил больше полстолетья,
Но открывая новую тетрадь,
Я повторяю: надо жить на свете,
Чтобы учиться, а не поучать.

— Как новая работа? Научила чему-нибудь хорошему?
— Неа. А ты чему-нибудь научился?
— Ничему.
*дают пять*

— Бхикку, он отрицает всё, чему Вы посвятили свою жизнь. Какого Вам слышать это?
Бхикку удивился моему вопросу, широко раскрыл глаза и воскликнул: «Он всё говорит правильно!»
— И что же вы теперь собираетесь делать?
Бхикку задумчиво посмотрел вдаль, а потом вдруг сказал:
«Да, я последую наставлениям мистера Кришнамурти. Хочешь знать, как?»
«Конечно!»
«Я отвергну учение учителя, который призывает отвергать всех учителей и их учения».

Учиться — это совершать подвиги каждый день!

Чему бы ты ни учил, будь краток.

Уроки исполнять и скотина способна, которая в соху или телегу впряжена. Ученье светом брызжет на тех лишь, кто ищет света. Не уроки важны, а страсть к познаниям.

– Ах, Аслан, – сказала Люси, – как же попасть в твою страну из нашего мира?
– Я буду учить вас этому всю жизнь, – ответил Лев. – Сейчас я не скажу, долог путь или короток, знайте лишь, что он пересекает реку. Но не бойтесь, я умею строить мосты.

Учение чрез поступки и жизнь есть самое лучшее учение.

Наука учит только умного. Не всякому все дается.

По мере того, как объем предлагаемого знания увеличивался, дело Иванушки усложнялось. Большинства наук он совсем не понимал. Не понимал истории, юриспруденции, науки о накоплении и распределении богатств. Не потому, что не хотел понимать, а воистину не понимал. И на все усовещивания учителей и наставников отвечал одно: «не может этого быть!»

Жду от духа слов и сил,
Чтоб мне открылись таинства природы,
Чтоб не болтать, трудясь по пустякам,
О том, чего не ведаю я сам.

Чем сомнительнее учение, тем больше сил приходится тратить для доказательства его чистоты.

Учиться и заимствовать у них всё, что можно, но у себя дома устраиваться как нам лучше и удобнее.

Повторение позволяет привыкнуть к миру, считать его хорошо известным.

Учить и дрессировать — это очень разные вещи. В первом случае человеку показывают разные новые фокусы, дают понять, в чем их прелесть, и помогают овладеть техникой. А во втором — просто по ушам бьют за всякую оплошность или сахар в пасть суют за примерное поведение, ничего толком не объясняя.

Готова ли ты идти до конца, чтобы встретить своё естество, если ради этого придётся отречься от учителей и от самого учения, которое так поддерживает тебя и делает счастливой?

На свете есть много такого, что мы плохо усвоили и что нам следует без конца повторять.

любовь к себе
учит других
любить тебя

Грабли — уникальное учебное пособие для неучей.

В ученом доме и кошка ученая.

Корень учения горек, да плод его сладок.

Объяснять правила, хвалить способных и сетовать на бестолковость остальных любой дурак может. А вот найти подход ко всякому новичку, познакомить его с самим собой, объяснить фундаментальные вещи так, чтобы он понял, мало кто умеет.

Для христианина нет оконченного курса; он вечно ученик и до самого гроба ученик.

Что вам по нраву, то и изучайте.

В учении благородного мужа разве присутствует забота о тождестве и различии с другими учениями? Важна только его истинность и ничего более.

Грамоте учиться всегда пригодится.

Без первых четырех правил арифметики награбленную добычу разделить нельзя.

Известно, что когда у орлов кровь закипает, то они педагогические приемы от крамолы отличить не умеют.

Лучше всего мы учим тому, в чем сами нуждаемся.

У меня было три видных учителя, питерские гуру. Все они закончили свой путь к просветлению в психиатрической лечебнице. Некоторые их ученики оказались там же. Я такого финала не захотел.

Ужасное во мне кипит к наукам рвенье:
Хоть много знаю я, но все хотел бы знать.

К матросской жизни не приучишь упражнениями в луже, зато чрезмерной тренировкой в луже можно убить способность сделаться матросом.

Женатому учиться — времечко ушло.

Кто посвящает жизнь свою учеиью и добру,
Слывет наставником людей на жизненном пиру.
Приводит человека в мир познания стезя,
Когда не знаешь ничего — ни ткать, ни прясть нельзя.

Информация в чистом виде ‒ это не знание. Настоящий источник знания ‒ это опыт.

В современном мире выиграет не тот, кто держится за когда-то полученные знания, а тот, кто умеет учиться всю жизнь. Меня в университете не учили, как стать президентом. Чтобы быть им и выдерживать требования времени, приходится учиться и днём, и ночью, и всегда. Запомните, кто готов к изменениям, тот выиграет. Кто говорит на одном языке с исследователями, инвесторами, тот выиграет.

 Вот ради этого и становишься учителем. Ради пробле

Я пробудить у вас хотела бы желанье
Науки познавать, вкушать плоды познанья.

Значит, тот из нас, кто не любит учиться — будет учиться больше. Жизнь — забавная вещь.

Знаете ли вы, что такое экзамен по математике? Надо зубрить, зубрить и зубрить по шести, по восьми часов в день математику, и только математику.

Так где ж найти слова, чтоб нам учить людей?

Посвящать себя учению — значит каждый день приобретать.

Чему учат в университетах? Тому, что нет людей смешных, глупых или злых. И – очень зря. Чему учит проклятая жизнь? Тому, что города горят, а люди – не важно, глупые, смешные или злые – просто гибнут в огне.

Мудрено тому учить, чего сами не знаем (не умеем).

Так что учиться нужно у всех, у кого только можно, даже житейским вещам: класть кирпичную стену или готовить блюда из гороха или брюквы. Но открывать сердце свое — одному из тысячи.

Я восхищался тобой. Хотел быть похожим на тебя. Но Ярохвост был моим наставником, я любил и уважал его, он сделал меня тем, кем я стал. А ты убил его. Ты убил Ярохвоста, предал своё племя. Я скорее умру, чем пойду с тобой!

После того как я кое-что узнал, мне впервые пришло в голову, что я еще ничего не знаю, и это было так: недоставало связи, а ведь в ней главная суть.

Когда я был подростком, мой отец рассказывал мне о мрачном Средневековье, о времени, когда культуре и учению мешали варварские ритуалы и войны. С годами я понял, что Средневековье так и не закончилось, а страх, ненависть и жестокость, которые мешали жить нашим предкам, все еще рядом.

Ученым быть не грех, но грех во тьме ходить:
Невежда может ли Отечество любить?

При обучении ораторскому мастерству, человека необходимо научить двигаться на сцене и жестикулировать, а уже потом обращать внимание на текст и на смысл сказанного.

Хотите учить других — сами сначала поучитесь! Пока люди не поумнеют, ничего с ними не сделаете. А поумнеют — без вас поймут!..

 Мне бабушка в детстве купила букварь.
Учился я гр

Не учи рыбу плавать! Поучи щуку плавать!

Тяжело в учении — легко в лечении.

Имморализм Ницше гораздо моральней «нравственности» Толстого в перспективе личного опыта того и другого. Оба не следовали тому, чему учили.

В просвете между ближайшими стволами мелькнула чья-то фигура, и вскоре монах лет тридцати с небольшим подбежал к ним.
– Как играть на железной флейте, не имеющей отверстий?! – брызжа слюной, торопливо спросил он у Змееныша.
– Понятия не имею, – честно признался Змееныш.
– Не имею, – забормотал монах, – не имею… не имею понятия… не имею! Он захлопал в ладоши, запрыгал на месте, потом низко-низко поклонился Змеенышу и побежал прочь. Не имею! – выкрикивал он на ходу хриплым, сорванным голосом. – Не имею!..
– Близок к просветлению, – без тени усмешки сказал Маленький Архат, прикусывая очередную сорванную травинку. – Вся логика подохла, одни хвосты огстались. Подберет их – станет Буддой.

— Ты многому научился в войну, верно?
— Почти всему. Живёшь-то почти всегда как на войне.

Успешный ученик воплощает надежды учителя.

Мы — люди умные, и должны учиться на чужих ошибках, в данном случае — на своих.

Как эти темные несносны нам умы!
Ведь о себе сказать должны вы”я”, не «мы»
Трудна грамматика для грубого сознанья…

— Учиться надо было!
— Я учился…
— Не тому и не у тех ты учился!
— Ой, ой не тому и не у тех! Вы уловили самую суть дела…

Ученый человек всегда представляет собой богатство.

А ведь есть учителя, умные есть учителя, да плохо их слушают — нынче время такое.

Образованность — это основа умения честно прожить жизнь, насладиться ею, получить радость от познания мира во всех его формах — через литературу, науку, театр и т. д. Учение — естественный процесс, который продолжается всю жизнь, — поднимает людей к вершинам знаний, культуры, потому что они движутся вперёд. Самое главное, что я хочу сказать молодому поколению, — спешите учиться, спешите получать образование. Всякую науку можно в молодости легче одолеть и усвоить.

Если мы хотим научиться, мы сумеем.

Унция осторожности стоит фунта ученья.

 Мой муж говорит, что книги пока что не прибавили н

Мне нравятся слова, прочитанные мной позавчера: ученье — свет, а неученье — тьма. Но я хочу исправить их: ученье — жизнь, а неученье — могила.

Различие не в том, вечно или преходяще данное учение, а в том, жизненное ли это учение на некоторое время или мертворожденное.

Когда человек перестает учиться, он вступает в стадию старения.

Не нужен ученый, а нужен смышленый.

Оправдывают свое невежество неискусством учителей только те, которые сами из себя ничего не умеют делать и всё ждут, чтобы их тащили за уши туда, куда они сами должны идти.

Ах, но кого чужое учит горе,
Кому подскажет боль чужих обид,
Что сам он должен испытать их вскоре,
И кто грядущий день предотвратит?

Когда ты знаешь как, умеешь, но уже не можешь сам – ты тренер.
Когда ты знаешь как, не можешь сам, но можешь научить остальных – ты профессор.
Когда не знаешь, как, не можешь сам, не можешь научить, но можешь наказать, если эти суки сделают не так — ты президент.

Незнанья право дать я женщине готов,
Лишь не видать бы в ней мне страсти исступленной
Ученой делаться лишь с тем, чтоб быть ученой.

Я мало учился и ничего не выучил.

Я почувствовал необходимость в основательном учении, в образовании, дабы быть на свете полезным человеком.

Педагогические идет Ницше — не натаскивать, не вдалбливать догмы, но учить мыслить самостоятельно, не цепляться за старые истины.

Я разорен, разорен! В то время как я дома радею о хозяйстве, мой сын и слуга все проматывают в университете.

Если ты умеешь читать, то можешь научиться чему угодно. Было бы желание.

Учение – это движение из одного мгновения в другое.

Когда вы вырастете, вы должны успеть сделать больше, чем успели мы. Ставьте перед собой задачи и обязательно добивайтесь их решения. Безвольный, ленивый и изнеженный человек ничего не может достигнуть. Можно и даже нужно увлекаться многими вещами, но нужно успешно сочетать увлечения со своим главным делом. Для вас это — учение. И в любом своём занятии надо стремиться дойти до сути, не плавать по поверхности. Каждому из вас, ребята, хочу пожелать: ищите большую цель в жизни. Ищите её уже сейчас, когда вы учитесь в школе. И ещё: не бойтесь трудностей и не пасуйте перед ними, в борьбе закаляется и крепнет характер и происходит рождение Человека.

Кто ни о чём не спрашивает, тот ничему не учится.

Ныне много грамотных, да мало сытых.

Надо учиться, чтобы быть!

Учись любить других, учись жалеть других, и радость поселится в уме и сердце.

Мы, бедные, учимся на медные, а богачи на рублевички.

… научить чему-нибудь можно лишь при условии, что личность ученика — священна.

Давно известно, что лучший способ разобраться самому — это начать учить других.

— О чем ты задумался?
— Я свободен, но ничего не знаю. И мало умею. Я даже не умею читать.
— Ты зато умеешь то, чему не научить.
— Но я ничего не знаю, ничего… А хочу знать, хочу!
— Что знать?
— Да все: отчего звезды падают, а птицы нет, куда уходит солнце на ночь, почему луна меняет свою форму, есть ли дом у ветра, или он бродяга…
— Хочешь, чтобы я рассказала, где его дом? Он берет свое начало в пещере: далеко на севере в этой пещере спит молодой бог. Ему снится девушка, и тогда он вздыхает, и ночной ветер шевелится от его дыхания.
— И я хочу знать о тебе все. Каждую твою линию, каждую черточку. Я хочу знать каждую твою часть. Каждое биение твоего сердца.

Ремесло пить, есть не просит, а само кормит.

Отец, Горюнов Александр Лупанович.
Посмотрите на его руки; они умели всё.
Образование 2кл. церковно приходской школы.
Путём учебы на курсах и невероятной воли добился работы дежурным по Станции в Песи и Теребутицах, затем в Хвойной начальник станции и диспетчер.
В войну был в блокаде в Ленинграде работая на станции Кушелевка.
После войны Хвойная. Много отдано сил и нервов, стал попивать, но золотые руки не дали пропасть, плотником ушел на пенсию.

Каждому человеку в жизни, в сущности, нужен всего один учитель… Настоящий. Остальных можно стерпеть…

Знаете, в чем проблема человечества, по моему мнению? Все люди страдают от чего-либо, недовольны чем-либо. Но нет ни одного человека, который был бы недоволен собственным умом.

Может быть, всё наше обучение было направленно на это? Даже если мы учили… что-то совершенно бесполезное. Они учили нас… как надо учиться.

Языкам не иначе учить, как разговаривая с ними на тех языках.

Любому, кто приступает к учению, приходится выкладываться настолько, насколько он способен, и границы обучения определяются собственными возможностями ученика. Именно поэтому разговоры на тему обучения лишены всякого смысла. Страхи перед знанием — дело обычное; все мы им подвержены, и тут ничего не поделаешь. Однако каким бы устрашающим ни было учение, еще страшней представить себе человека, у которого нет знания.

Вижу я в котомке книжку.
Так учиться ты идешь…
Знаю: батька за сынишку
Издержал последний грош.

Пусть в молодости мной владело увлечение, –
Теперь я научен знать времени значение.

Всё зависит от того, зачем тебе вообще нужно учение: чтобы просто стать счастливой, или же чтобы успеть встретиться с собой Настоящей во что бы то ни стало, пока ты ещё жива?

Рвение без знания все равно, что лошадь, закусившая удила.

Те, которые любят учиться, никогда не бывают праздными.

Пантеизм — учение, утверждающее, что всё есть бог, в отличие от монотеизма, согласно которому Бог есть всё.

Не для школы, а для жизни мы учимся.

Разве уже великие книги человечества не говорят с непревзойденной ясностью, что нам делать и чего нам не делать?

Мясо было таким жестким и жилистым, что сразу становилось ясно: эта корова умерла своей смертью после долгих лет существования впроголодь.
Нож был таким тупым, что сразу становилось ясно: оселок не прикасался к его лезвию по меньшей мере в течение трех предыдущих жизней этого куска железа. Змееныш Цай обреченно скрипел проклятым ножом по проклятому мясу, прекрасно понимая, что выполнить приказ – до полудня разделать выданные ему полутуши говядины – он не сможет даже в случае особого расположения милостивого Будды. Впрочем, он уже привык к подобным заданиям.
Таскать воду дырявым ведром; мыть полы, по которым время от времени прохаживалась толпа монахов в грязных сандалиях, беседуя исключительно о высоком; покорно выслушивать обвинения то в воровстве, то в непочтительности, то еще в чем-то, кланяясь и не предпринимая малейших попыток оправдаться – за такие попытки больно били палкой и продолжали обвинять с удесятеренным рвением; по сто раз на дню доставлять преподобным отцам забытые ими где попало веера и мухобойки, вместо благодарности получая оплеухи… и пилящий жесткое мясо тупым ножом Змееныш все время думал: в чем же разница? Ему казалось, что именно в этом неуловимом различии, как в скрытом под жесткой скорлупой ядре ореха, кроется если не ответ на вопрос, то хотя бы часть ответа. Все чаще и чаще он вспоминал слова раненого хэшана, услышанные в страшной роще, достойной украшать скорее варварские земли, чем окрестности благочестивой обители:
– Если хочешь, чтобы патриарх Шаолиня назвал тебя послушником, – забудь эти слова.
– Какие?
– Справедливость и подлость. Человеческая нравственность заканчивается у ног Будды, и не думай, что это плохо или хорошо. Это просто по-другому. Совсем по-другому.

Человек, открытый учению, — это очень интересный человек. Он со всеми советуется, на всех смотрит как на потенциальных учителей, но открывает сердце не всем. И правильно делает.

Учітесь, читайте,
І чужому научайтесь,
Й свого не цурайтесь.

Учитесь, читайте,
И чужому учитесь,
И своего не отвергайте.

Учился читать да писать, а выучился петь да плясать.

Понимание того, что ты неуч, заставляет думать и в конечном итоге приносит плоды.

Плохому учатся и без учителя.

Конечно, интересно учиться новому. Но ровно первые пять минут, а потом мозг начнёт страдать. Мозгу же предстоит перестраивать самого себя под новый опыт, формировать новые навыки. То есть фактически ему сейчас придётся перекладывать внутри самого себя нервные пути – анатомически меняться, шипики канделовские растить

Используя учение Маркса на полную катушку, ученые и реформаторы делали вид, что Маркс ничего не открыл, кроме банальностей.

Ах, боже мой, наука так пространна,
А наша жизнь так коротка.
Мое стремленье к знанью неустанно,
И все-таки порой грызет меня тоска.
Как много надо сил душевных, чтоб добраться
До средств лишь, чтоб одни источники найти;
А тут, того гляди, еще на полпути
Придется бедняку и с жизнею расстаться.

В науке здесь парить не надо через меру:
Все учатся кой-как, по мере сил;
А кто мгновенье уловил,
Тот мигом делает карьеру.

Богословие или «теология» (греч.) есть учение о Божестве; оно существовало и до появления христианства. Теологами в древней античности называли тех поэтов, которые занимались происхождением мира (космогония) или богов (мифология), в отличие от философов, которые рассматривали вещи сами по себе.

Я учиться не хочу.
Сам любого научу.

Век живи — век учись (а умри дураком).

Ученого учить только портить.

Живи и учись.

Для человека мало быть сытым; надо, чтоб у него были разум и сердце. Постараюсь это хорошенько запомнить, чтобы нынешний урок не пропал даром ни для меня, ни для моего народа. Только ученье облагораживает человека и делает его добрым и милосердным.

Повторенье — мать ученья.

[Повторенье — мать учения и утешение дураков.]

Вы, о люди, истребляете леса, а они украшают землю, они учат человека понимать прекрасное и внушают ему величавое настроение.

Что за хрень? Каким, интересно, местом вы все думали? Вы думаете, вот так нужно делать школу безопаснее? Знаете, как мне будет безопасней? Если в школе не будет металлодетекторов, или камер, или вооружённых охранников! Вы всех нас убиваете! Вы не понимаете? Устраиваете учения с реальной стрельбой и долбежкой в двери, чтобы подготовить нас к чему?! Чтобы мы знали, какого на месте жертвы?! Учите нас готовиться к смерти и заставляете бояться за свою жизнь?! Мы и так знаем, какого это. Вы пугаете нас до смерти! Каждый день, каждый день! Мы же дети! Мы дети, мы должны радоваться сранной жизни, а не учится тому, как обманывать смерть, потому что знаете что? Потому что все люди умирают! Так что прошу, дайте нам жить!

Я передовой человек. Вчера была лекция для управдомов, и я колоссальную пользу получил. Почти все понял.

Древние пришли бы в ужас, узнав, как исказили их учения, как религия обернулась платным пропускным пунктом на небеса…

Учиться — я понимаю, но зачем же ручку целовать при этом?… Они не наши, во многих случаях они являлись нашими врагами. А враги — лучшие профессора. Петр заимствовал у шведов их военную науку, но он не пошел к ним в вассальную зависимость. Я терпеть не могу немцев, но и у них я научился многому. А заимствуя у них сведения, все-таки благоговеть перед ними не стаду и на буксире у них не пойду. Разумеется, я не говорю о презрении к иностранцам. Это было бы глупо. Презирать врага — самая опасная тактика. Но считаться с ними необходимо.

Не научи, да в мир пусти, так будет шиш, а не куски.

Учение — свет, неученье — тьма,
Включайся в процесс, сейчас не до сна,
Прогресс поглотит, как цунами волна,
И неважно, кто там у руля.

Не выучит школа, выучит охота (нужда).

Книжные фантазии ничему полезному в жизни не учат.

Я приехала сюда, чтобы на свободе позаниматься правом, а не отдыхать, как воображает моя мать. Терпеть не могу отдыхать.

Был в школу царевич отправлен для выучки встарь.
В оправе серебряной доску вручил ему царь.
И золотом с краю отец начертал для юнца:
«Угрозы учителя лучше, чем нежность отца».

Настойчивость в учении поможет.

Прежде всего, одно общее замечание. Чтобы научиться ездить на велосипеде, надо ездить на велосипеде. Чтобы научиться писать, надо писать!

Жизнь вовсе не прожита зря хотя бы потому, что на моих ошибках смогут поучиться. Если бы люди еще учились на чужих ошибках!..

Леность ведь всему мать; что кто умеет, то забудет, а чего не умеет, тому не научится..

То, чему ты здесь научишься, будет помогать тебе на протяжении всей жизни. А то и нескольких жизней, если у тебя есть талант.

Фрэнк, видимо, последователь учения о хранении наркотиков под названием «спрячу на видном месте».

Ученый водит, неученый следом ходит.

Во время суда он решил, что судьи не имеют права судить его, и высказал это. Когда же судьи не согласились с ним и продолжали его судить, то он решил, что не будет отвечать, и молчал на все их вопросы. Его сослали в Архангельскую губернию. Там он составил себе религиозное учение, определяющее всю его деятельность. Религиозное учение это состояло в том, что все в мире живое, что мертвого нет, что все предметы, которые мы считаем мертвыми, неорганическими, суть только части огромного органического тела, которое мы не можем обнять, и что поэтому задача человека, как частицы большого организма, состоит в поддержании жизни этого организма и всех живых частей его. И потому он считал преступлением уничтожать живое: был против войны, казней и всякого убийства не только людей, но и животных. По отношению к браку у него была тоже своя теория, состоявшая в том, что размножение людей есть только низшая функция человека, высшая же состоит в служении уже существующему живому. Он находил подтверждение этой мысли в существовании фагоцитов в крови. Холостые люди, по его мнению, были те же фагоциты, назначение которых состояло в помощи слабым, больным частям организма. Он так и жил с тех пор, как решил это, хотя прежде, юношей, предавался разврату. Он признавал себя теперь, так же как и Марью Павловну, мировыми фагоцитами.


Недоученный хуже неученого.

У врагов есть чему научиться.

Научись сначала ходить, потом будешь брать уроки плавания.

Наблюдательность и непредвзятое отношение даёт возможность учиться у других ораторов.

Истинное этическое учение апеллирует к ценностям, которые душа человека знала всегда.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ