Цитаты про Великую Отечественную войну

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про Великую Отечественную войну. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Да, нам далась победа нелегко.
Да, враг был храбр

— Понятно, что художественной литературой невозможно заместить знание истории, исторических фактов и той действительности, которая была. Невозможно почувствовать все те произведения, о которых говорилось, прекрасные, замечательные произведения, если ты не знаешь, о чем идет речь. Это разные вещи. Безусловно, это задача школы. И это ничем нельзя заместить. Чтобы это все понять и прочувствовать, надо об этом знать. Надо знать исторические факты.
— Нет таких школ.
— Нет — надо создавать. Другого выхода нет.

Мемуары Главного маршала авиации А. Е. Голованова (1904—1975) приходят к читателю последними из мемуаров полководцев Великой Отечественной войны. Лишь сейчас книга командующего Авиации дальнего действия издается в истинном виде и в полном объеме. Все авторские оценки и детали восстановлены по рукописи. Судьба автора исключительна: необычайно яркий взлет в годы войны и необычайно долгое и глухое замалчивание в последующие времена. Причина опалы заключалась прежде всего в том, что деятельность АДД была подчинена непосредственно И. В. Сталину, о котором А. Е. Голованов много пишет в своей книге. Увлекательно и живо рассказывает Главный маршал о самоотверженных полетах экипажей бомбардировщиков, о становлении наступательного рода авиации Советских ВВС, о многих драматических эпизодах на фронтах и в Ставке, участником и свидетелем которых был.
Книга А. Е. Голованова, несомненно, входит в золотой фонд российской военной мемуаристики

Да, винтовка без патронов
В свой последний Сталинград.

И тут сработали военные годы: слабенький полуголодный, да еще в пятом классе, когда у нас в Хвойной израненный самолет Пе-2, заходил на посадку, срубил верхушки трех сосен около железнодорожного моста, врезался в дом где была контора Заготзерно. Погибло 11 человек. Они похоронены у нас на кладбище в братской могиле. Я тогда сбежал с урока к «Заготзерну», видел всю эту страшную трагедию и поклялся: буду лётчиком.

… К суфлерской будке старшина
припал и бил во тьму.

История сама
суфлировала ему.
Огнем поддерживая нас,
в боку зажимая боль,
Он без позы и без прикрас
сыграл великую роль…

Когда я сейчас вспоминаю своих бойцов, командиров, день за днем перебираю в памяти события того незабываемого времени, то больше всего поражаюсь массовому героизму. Не отдельным подвигам, которых немало в любой войне, а именно массовому героризму.

Очень страшно в двадцать лет быть уже два раза раненой, уже пятнадцать месяцев воевать и в пятый раз ехать отсюда в Сталинград.

Мы никогда не забудем, что этот народ заплатил жизнью двадцати семи миллионов человек, чтобы освободить нас от фашизма.

В Штатах было все не так, как в Европе, где недостающее третье измерение заменяла борьба против бюрократизма, против властей и жандармов, борьба за временные визы, за работу, борьба против таможенников и полицейских — словом, борьба за то, чтобы выжить! А здесь нас встретила тишина, мертвый штиль! Только кричащие газетные заголовки и сводки по радио напоминали о том, что где-то далеко за океаном бушует война; Америка знала лишь войну в эфире: ни один вражеский самолет не бороздил американских небес, ни одна бомба не упала на американскую землю, ни один пулемет не строчил по американским городам.

Днем барон сказал крестьянам:
«Шапку с головы долой!»

Ночью отдал партизанам
Каску вместе с головой.

В Европе журналисты мне в лицо говорили: «Что вы в России со своей Победой носитесь? Вот мы уже забыли». Я у них спросил: «Сколько дней ваши страны сопротивлялись Гитлеру?» Молчат. Тогда я продолжил: «Польша была завоёвана за 28 дней, и за те же 28 дней в Сталинграде немцы смогли захватить всего несколько домов. Дания продержалась ровно день. А вся Европа покорилась за три месяца. И освобождать её пришлось нашим солдатам. И какой ценой! Миллион жизней советских солдат, отданных за освобождение европейцев от фашизма». Но Европа предпочла об этом забыть!

Приведу ещё один документ. Это доклад Международной комиссии по репарациям с Германии во главе с И. М. Майским, подготовленный в феврале 1945 года. В задачи комиссии входило определение формулы, согласно которой побеждённая Германия должна была возместить понесённый ущерб державам-победительницам. Комиссия пришла к следующему выводу: «количество затраченных Германией на советском фронте солдато-дней превосходит это же количество на всех других союзных фронтах по крайней мере в 10 раз. Советский фронт оттягивал также четыре пятых германских танков и около двух третей германских самолетов». В целом на долю СССР пришлось около 75 процентов всех военных усилий антигитлеровской коалиции. Красная армия за годы войны «перемолола» 626 дивизий стран «оси», из которых 508 — германские. 28 апреля 1942 года Рузвельт в своем обращении к американской нации заявил: «Русские войска уничтожили и продолжают уничтожать больше живой силы, самолетов, танков и пушек нашего общего неприятеля, чем все остальные Объединенные Нации вместе взятые». Черчилль в послании Сталину 27 сентября 1944 года писал, что «именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины…».

Не спит в эти ночи родной Сталинград
От грохота бомб и снарядов.
Но держится храбро советский солдат –
Не пустит за Волгу он гадов.

Над Родиной, слава, как птица лети
И гордо скажи нашим людям:
Пока мы живые, врагу не пройти!
Умрем, но победу добудем.

Прощай, мой мундир, мой надежный слуга.
Приходит минута разлуки.
Навеки прощай!… Уж не ступит нога
В мои генеральские брюки!

С тобой покорить я надеялся мир,
Мечтал о добыче и славе.
С тобою в Париж я вступил, мой мундир.
В тебе гарцевал я в Варшаве.

Осталась прореха в твоем рукаве,
Прореха огромная — сзади
На память о тщетном стремленье к Москве.
О том, что стряслось в Сталиграде…

С тобою дождались мы черного дня,
Свой век доживаем в разлуке,
И скоро повесят тебя и меня
Суровые твердые руки.

Для меня всё, что было связано с Великой Отечественной войной, свято, не подвержено никаким изменениям. Это то, на чём я стою, на чём стоит моя семья. Я считаю, что это великий подвиг советского народа и русского народа.

Не для торжественных речей,
Не для банкетов светских
Собралась шайка палачей,
Гауляйтеров немецких.

Иных уж нет, а те — в пути,
Готовятся к отлету…
Но где бездомному найти
Гестаповцу работу?

Кули таскать? Рубить дрова?
За это платят скудно.
Притом дрова — не голова,
Рубить их очень трудно.

Лудить, паять, кроить, дубить
Труднее, чем дубасить.
Носить трудней, чем доносить,
И легче красть, чем красить.

… наши деревья просят, чтобы им оказали честь, повесив на каждой их ветке по немецкому солдату!

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ