Цитаты про возраст

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про возраст. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Когда становишься старше, тебя больше мотивирует п

Женщины, которым за тридцать, находятся в своей лучшей форме, но мужчины, которым за тридцать, слишком стары, чтобы это понять.

Иной сходит в могилу ста лет, а умер едва родившись.

Я не могу играть человека сорока пяти лет, так как мне тридцать три и я совсем не знаю, как это — быть сорокапятилетним.

— Почему сорок лет не отмечают?
— А чему веселиться? Пятый десяток. Ты лысеешь. У тебя болит коленка: просто вышел из машины — мениск. Половина зубов не свои, вторая — на очереди. Ты теперь точно знаешь, где у тебя сердце. На пляже в плавках почему-то хочется быстрее одеться. Я не помню, когда проснувшись я чувствовал радость! Танцую только когда пьяный. И лучше… уже не будет. Будет только хуже! Ты станешь всё это праздновать?

Если у человека богатый внутренний мир, если у него есть душа, то с ним хорошо и интересно вне зависимости от того, тринадцать ему или девяносто.

Юность – это когда вам разрешено остаться допоздна, чтобы встретить Новый год. Средний возраст – когда вас заставляют это сделать.

Нелегко приходится женщине, которая хочет казаться девочкой в тридцать шесть лет.

Я чувствую себя таким старым. В молодости победы приносили удовольствие, а сейчас, с возрастом, у меня больше нет ни желания, ни сил.

… Мой возраст зависит от того, какой сегодня день, и от людей, с которыми я говорю.

Мы не становимся мудрее с возрастом, Эбигейл. Но учимся избегать или, наоборот, сеять вокруг себя хаос — в зависимости от того, что желаем.

Друзья в шестнадцать лет заводятся уже не так просто. В два раза проще, конечно, чем в тридцать два, но в восемь раз труднее, чем в два года. Таблица умножения. Элементарно.

Всякую книгу следует читать дважды: в первый раз, когда ты моложе автора, и снова — когда становишься старше.

— Тебе уже 43 года, а тебе всё мама не разрешает!
— Ну и что? «Мама не разрешает» все возрасты покорны!

В двадцать лет все мы жалеем о том, что делали в четырнадцать, в тридцать три жалеем о том, что делали в двадцать пять, а ближе к пятидесяти, кажется, начинаем жалеть обо всем подряд. Но вот что я понял: к черту все эти сожаления.

  — Сколько тебе лет?
— Мне? Я еще совсем малышка.

Нефиг мне указывать, что делать — мне 8 лет!

— Симпатичные девушки.
— Да, они тоже считают тебя симпатичным.
— Что они сказали?
— Спросили, есть ли у тебя младший брат.

Возраст не приносит мудрости. Часто он просто преобразует простую глупость в напыщенный самообман.

Проблема среднего возраста в том, что окружающие люди думают, будто ты уже полностью сформировался.

В нормальной женской биографии — до тридцати лет хронология, после тридцати мифология.

Удивительно, но я себя 39-летнего никогда и ни за что не променял бы на себя 23-летнего, к примеру. Мне офигенно нравится быть здесь и сейчас. Что бы я изменил в 23, «если бы»? Да все. Но не понимаю иногда этих соплей «эх, вот мне бы…» Нет вчера, нет завтра, живи сегодня.

За 80 лет не случалось всерьез отчаиваться – только делаю вид. Это сохранило шевелюру, гладкую кожу морды лица и инфантилизм старого мудака.

В детстве время тянется, а потом — бац! — и тебе уже пятьдесят и ржавая коробочка единственное воспоминание.

А мне ведь всего тридцать… Ну, максимум – тридцать два.

Умирают всегда слишком рано, даже если человеку девяносто.

Биллу тридцать два. Он выглядит на тридцать два. Пять лет назад он выглядел на тридцать два, и через двадцать лет он будет выглядеть на тридцать два. Ненавижу мужчин.

Мне 70, это смешно. Как я до такого докатился?

Для нее возраст — это такая же характеристика ее личности, как цвет глаз или рост. Никому же в голову не приходит стесняться, что глаза карие, а рост 165?

— Сколько тебе лет?
— 23. А тебе?
— Я достаточно стар, чтобы не помнить свой возраст.

Каждое поколение хочет быть последним. Каждое поколение ненавидит новое направление в музыке, которую не понимает. Нас бесит и злит, когда наша культура сдает позиции, уступая место чему-то другому. Нас бесит и злит, когда наша любимая музыка играет в лифтах. Когда баллада нашей революции превращается в музыкальную заставку для телерекламы. Когда мы вдруг понимаем, что наш стиль одежды и наши прически уже стали ретро.

18 лет. Не ребёнок и не взрослый. В этом возрасте мечтают о побеге. Может, не так как Гекльберри Фин и Нанук. Но я тоже хотел сбежать от реальности.

Подлец ты иль невинен, как ребенок.
Одно не забывай:
Желанья с возрастом соразмеряй.

Настоящий мужчина — это мужчина, который точно помнит день рождения женщины и никогда не знает, сколько ей лет. Мужчина, который не помнит дня рождения женщины, но точно знает, сколько ей лет, — это её муж.

— Что ж ты мне врал-то?
— Чего?
— Что тебе семь лет!
— А сколько?
— Но ты весишь-то ты на все восемь!!!

Не знаю, сколько ей лет, но выглядит она старше.

Воистину мужчины — мальчишки, в любом возрасте.

Человеку столько лет, на сколько он себя чувствует.

И слишком стар, чтоб знать одни забавы,
И слишком юн, чтоб вовсе не желать.

Три истинных возраста человека: молодость, зрелость и «когда, черт возьми, я успел так постареть?»

Есть одно качество у времени: оно ускоряется с годами. В детстве каждый год тянется бесконечно, тебе бесконечно долго шесть лет и никак не исполняется семи, когда будет другая жизнь, школа… А чем ближе к старости, тем быстрее осыпаются листочки календаря. Моргнул — понедельник, еще моргнул — опять декабрь…

Если моя наружность и возраст внушают вам недоверие к моим словам, постарайтесь преодолеть его, как я преодолела самолюбие, говоря вам об этом. Я необычайно восприимчива к чувству дружбы и отдаюсь ей всецело; там, где это мне кажется необходимым, я ставлю границы и всегда помню о них; но я боюсь того, из-за кого я потеряю голову, и стану все время сомневаться, не сделала ли я слишком много для него или слишком мало… Я всегда была окружена людьми гораздо старше меня и как-то незаметно приспособилась к их возрасту. Я недолго была молодой, быть может, я от этого проигрываю, но зато я более рассудительна…

Не стыдись учиться в зрелом возрасте: лучше научиться поздно, чем никогда.

Он не любил свою тещу. Клавдия Ивановна была глупа. Ее преклонный возраст не позволял надеяться, что она когда-нибудь поумнеет.

Но возраст и мудрость не обязательно идут рука об руку, как я часто убеждался. Некоторые люди становятся глупее, но приобретают больше авторитета.


Возраст — это просто дурацкие цифры.

Пока не достигнешь определенного возраста, тебе нечего «оставлять позади». Такая уж, выходит, штука жизнь: череда поступков, которые в конце концов ты хочешь просто оставить позади.

— Джеймс, насколько старой я выгляжу?
— Я не знаю.
— Это неправильный ответ.
— Тогда, какой ответ правильный?
— Понимаешь, есть правило. Ты должен усвоить его и тогда найдешь достойную женщину. Когда женщина задает вопрос насколько старой она выглядит — подумай о том, что она хочет услышать в ответ, и потом назови этот возраст. Это и будет правильный ответ.
— Ты выглядишь на двадцать пять.
— Ты правда так считаешь?
— Ага.

Не важно сколько тебе лет. Тебе может быть и 99, и ты можешь оставаться ребёнком. И пока ты ребенок, ты во все врубаешься, ты знаешь, что вокруг происходит.

Да, сейчас мне 70, и мне нравится 70. Не так сильно, как мне нравилось 69. Ну, 69 всегда было моим любимым числом. Сейчас я понимаю: мне 69 с 1 пальцем в жопе.

Одно из преимуществ зрелого возраста заключается в том, что тебе с каждым годом все больше и больше плевать на мнение остальных.

Сколько мы себя помнили, Саманта каждый год отмечала 35 лет.

Мы живем со всеми нашими печалями, связанными с возрастом и разлукой.

Нужно достичь определённого возраста, чтобы получить право разрушать свою жизнь.

Вот что случается, когда человек доживает до таких прелонных лет, как Пицель: все, что ты видишь или слышишь, напоминает о том, что видел или слышал, когда был молодым.

Я слишком молода, чтобы стать старухой, и слишком стара, чтобы быть молодой. Я везде лишняя.

Альберт Гибсон: — Могу поклясться, ты считаешь её девственницей.
Гарри Таскер: — Не смеши меня, ей всего… Сколько ей?
Альберт Гибсон: — Ей четырнадцать лет!
Гарри Таскер: — Ей всего четырнадцать лет.

Становясь старше, время от времени ты должен выбирать, с кем сражаться. В молодости ты воюешь со всеми. Ты как боец на ринге, дерешься со всяким, кто бы ни вошел. С возрастом приходится осознавать: подожди-ка, это не стоит потраченных сил, потерпи, пока не начнется монтаж.

С возрастом понимаешь, что жизнь тебя намного умней, и самое разумное — предоставить ей идти своим ходом, а самому делать только то, в чём уверен наверняка.

У меня такое чувство, будто ты за эти три месяца стала, по крайней мере, на пять лет старше — так ты изменилась. Ты стала на пять лет красивее. И на десять лет опаснее.

 Сперва ты всю жизнь чувствуешь себя подростком, у

Зрелость — это способность осознавать предел своих возможностей.

Я не люблю те дни, когда становлюсь старше на один год. Я люблю дни, когда становлюсь старше на одну книгу.

Любовь на всякий возраст имеет свои страданья.

— Знаешь, что мне в тебе нравится?
— Что мне 17?
— Нет. Что ты не боишься.
— И мне 17…
— Да.

Это такой возраст, когда у человека весь мир «болит».

У каждого из нас есть истинный возраст, не меняющийся с годами.

Вслед за этим – главный вопрос. Чего мы, собственно, ждем от жизни? Что принесет нам радость, когда пробьют часы и дальше прятаться от своих пятидесяти невозможно, а комплексовать при встречах с тридцатилетними – разрушительно. Ни ночные клубы, ни яхты или дискотеки уже не помогают, потому что либо в них уже не зовут, либо самой неинтересно. Себя не уговорить, что главное в твоей жизни – это выполнение за детей домашнего задания или стирка пеленок, а дети выросли и дом опустел.

— Ну что, мне можно дать девятнадцать?
— Да. По шкале от одного до десяти, где десять означает самый идиотский вид, тебе вполне можно дать девятнадцать.

— С возрастом верить всё труднее, — ответил я. — Примерно как жевать стертыми зубами. Мои зубы не стали циничнее или малодушнее. Они просто стерлись.

Единственное, о чем женщина никогда не забывает, — это год ее рождения, как только она его наконец выбрала.

Вот, что меня пугает: мне уже 60, а я ни разу не покидал Землю.

Чернопопики, выползни… Мне 40 лет, чем я занимаюсь?..

Чем старше женщина, тем короче юбка и выше каблуки.

В моем возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.

 Возраст теории еще не делает ее истиной — мало ли

Знаешь, а она на полгода младше меня. И всегда была… И, похоже, всегда будет.

— Сколько же вам лет?
— К науке, которую я в данный момент представляю, это не имеет никакого отношения…
— Ну а все таки, 30?
— О-го-го-го-го.
— 40?
— А-ха-ха-ха-ха.
— 50?
— Хо-хо-хо-хо-хо. Почти. 38.

До 30 лет — Мы играемся с жизнью и Она Нам прощает многое… После 30 лет — жизнь играется с Нами и не прощает Нам ничего…

Это только для молодых слово «ночь» имеет характерных сексуальный привкус, с годами же хочется посвятить это время, прежде всего, полноценному сну в удобной кровати.

— Мне кажется, для нашего возраста у нас слишком большой опыт отчаяния. Давай забудем о нем.
— И слишком большой опыт забвения.

Одному мудрецу было позволено становиться тем, кем ему хочется. И он решил быть замечательным атлетом с пятнадцати до двадцати пяти лет, прекрасной женщиной с двадцати пяти до тридцати лет, великим писателем от тридцати пяти до сорока пяти, доблестным полководцем с сорока пяти до пятидесяти пяти, известным всему миру политиком с пятидесяти пяти до шестидесяти пяти и садовником с шестидесяти пяти до семидесяти пяти. А потом он отправился на небо.

С возрастом изменяется всё: внешность, здоровье, желания – неизменными остаются только воспоминания.

До шестидесяти лет мужчина живет для женщин, после шестидесяти — для себя.

Если возраст чему и учит, то умение не торопиться, если всё равно опоздал, среди этих наживных премудростей явно числится.

В некотором смысле, когда мне было семнадцать, мне уже было пятьдесят. Я всегда был старым.

Мне кажется, люди изначально живут в одном возрасте, и когда их личностный возраст совпадает с биологическим, они счастливы. Смотришь на Джаггера — ему всегда двадцать пять. А сколько тридцатилетних, в которых жизненной силы едва на семьдесят? Скучные, брюзжащие, потухшие. Лидия Львовна, как мне кажется, была счастлива лет в тридцать пять — сорок, в том чудном возрасте, когда женщина еще прекрасна, но уже мудра, еще ищет кого-то, но уже может жить одна.

Когда тебе 20, женщины контролируют отношения. Когда тебе 30 и ты холост, ты уже не позволяешь женщинам узурпировать тебя, ты сам держишь в руках все рычаги. Происходит тотальная смена власти.

— Кузнечик в училище был лучшим из нас.
— Товарищ командир, ему ещё нет восемнадцати лет. Вы знаете, при поступлении в училище, он приписал себе один год, но парень!..
— Ну сколько же ему дежурить?
— До совершеннолетия!

В шестнадцать лет многое кажется смешным.

 «А сколько тебе лет на самом деле?» — спросил я.

Если человек в двадцать лет полагает, что к сорока пяти согнется, будет дряхлым и хилым, то так с ним наверняка и произойдет.

С возрастом у нас меняются вкусы и предпочтения, мировоззрение и отношение к жизни. Так же с возрастом меняется и отношение к любви…

С годами человек становится всё более ненасытен, всё более ощущает свою тленность. Только юность готова верить в бессмертие.

Я не верю мужчинам, которые старше меня. Ни их красивым словам, ни их ласкам. Они неискренни. Они добиваются моего доверия. Они хотят меня… И бросают меня. Они уходят, с милой ложью, что я была важна им…

Ничто так не молодит, как потеря паспорта.

Чем старше я становлюсь, тем менее серьезно я отношусь к критике.

Мне уже двадцать семь. Я ничуть не умнее, чем в пятнадцать лет. Я словно застыла на месте, никуда не двигаюсь.

Взрослыми бывают и в три года, детьми бывают и в сто лет.

В двадцать лет даже сиюминутные неудачи — не более чем приключения.

Всегда хочется сбежать от родительской опеки, от дурацкой одежды. Лет в 12-13 тебя выпускают в мир, выгоняют даже: «Иди погуляй!» Развивай интересы, ищи свою музыку. Ты становишься жадный до всего нового и интересного. Две недели пробуешь быть вегетарианцем, решаешь за кого голосовать, идёшь на митинг, находишь новую пластинку, новую книгу.
Но темп замедляется. Тебе за двадцать. На полпути к тридцати всё замедляется, ты начинаешь определяться. Это уже финальный ты. Теперь по радио слушаешь музыку десятилетней давности. … А потом тебе сорок сорок пять, ты сидишь перед монитором, потому что у тебя Фейсбук и ты не знаешь, как из этой сволочи выйти.

Что мне кажется самым сексуальным в женщине? Её возраст, если ей 18 лет.

В сущности, я прекрасно понимал, что умереть в тридцать лет или в семьдесят — невелика разница, всё равно другие мужчины и женщины останутся жить после тебя, и так будет ещё тысячи лет. Ясно и понятно, чего проще. Теперь или через двадцать лет — всё равно я умру. Сейчас при этом рассуждении меня смущало одно: как подумаю, что можно бы прожить ещё двадцать лет, внутри всё так и вскинется.

— Вы как-то изменились с возрастом? Вы могли бы сказать, что раньше были «лучше, чище»?
— Нет, не мог бы. Я не изменился. Я лучше понимаю, чего я хочу, и лучше знаю, как этого добиться. Но то, чего я хочу, так же недостижимо. Это – совершенство. Есть старинный принцип: «Жить быстро, умереть молодым». Рок-н-ролльный такой. Умереть молодым не значит — умереть в раннем возрасте. Можно умереть молодым в девяносто восемь лет. Старость – это когда человек теряет интерес к жизни, замыливание восприятия. Человек должен быть мудрым, но не старым.

Женщине столько лет, на сколько она выглядит в глазах мужчины, которому она нравится.

 Ей все еще тридцать пять лет с тех самых пор, как

Некоторых раздражает наша разница в возрасте. Они думают — «что эта 96-летняя делает рядом с парнем, который в 4 раза старше ее?» А вы знаете, мне наплевать. Даже говорят, что меня потянуло на молоденьких… Да какая разница! Я решил укусить ее, и теперь мы будем вместе навсегда.

Думаю, люди с возрастом начинают понимать вещи иначе. Вопрос не в том, что становишься мягче или начинаешь видеть вещи не черно-белыми, а серыми. Я правда думаю, что понимаю вещи иначе. Лучше.

Став старше, ты поймешь, что сожалеешь лишь о том, чего не сделал.

— Я хочу выглядеть на балу на 25! Что ты мне посоветуешь?
— Машину времени.

… возраст – это не синоним старости. Это опыт, которым нужно делиться с другими, а не ждать Привратницу на пороге.

Она брюзжала на возраст просто так, для разнообразия. Меньше всего ей хотелось вновь становиться молоденькой дурочкой. Да-да, святая правда! — а кто не верит, пусть идет себе мимо.

Паспорт человека — это его несчастье, ибо человеку всегда должно быть восемнадцать, а паспорт лишь напоминает, что ты можешь жить, как восемнадцатилетняя.

Юность моя закончилась, хотя всего двадцать один раз зимние холода успели проморозить моё бренное тело.

Кто в старости может обходиться без любви, тот не любил в юности, ибо для любви годы не помеха.

Если возраст что и гарантирует, то это усталость.

Многим проще поверить в ложь — так спокойнее. И для многих проще — солгать, чтобы успокоить… С возрастом почему-то к этому привыкаешь, только тем быстрее начинаешь путаться и сам перестаёшь видеть разницу между настоящим и выдумкой.

Как-то не верится, что в восемнадцатый день рождения я волшебным образом мгновенно стану взрослой.

Самый пакостный возраст: женское уже пробудилось, сил, как у годовалой телушки, а ума нет и впомине.

Мне только исполнилось 18. И мне кажется, я понял… что люди значат друг для друга.

 Я ничего не боялась, а потом повзрослела, улетела

Знаешь, в детстве я думала, что когда я вырасту, я буду выглядеть как принцесса. И вот я выросла. Я совершенно не выгляжу как принцесса, но мне почему-то кажется, что можно ещё немножко подрасти и всё-таки стать принцессой, хотя в сущности я понимаю, что скоро стану совсем взрослой и буду выглядеть как моя мать, а всё, что происходит со мной сейчас, покажется мне лучшим временем моей жизни.

Возраст помогает забыть то, что так хочется забыть.

Скрывать возраст женщины — это не ложь. Это как вам служить в армии. Священный долг.

Когда вы молоды, вы много страдаете и волнуетесь — все кажется очень важным и серьезным, но со временем все становится проще.

В двадцать лет человек уже точно знает, что рок-звездой ему не быть. К двадцати пяти можно догадаться, что стоматологом или умственным работником тебе тоже уже не стать. А в тридцать к тебе начинает подбираться темнота, и ты уже задаешься вопросом, удастся ли тебе хотя бы реализовать себя, не то что уж добиться успеха или благосостояния. В тридцать пять уже становится в основном ясно, чем ты будешь заниматься всю оставшуюся жизнь. Человек смиряется со своей судьбой.

— Ты несколько молода для того, что я хотел тебе дать.
— Я не более молода, чем ты себе выдумал.

Никогда не прибавляй себе годы, букашка, об этом позаботится сама жизнь.

– Вы тут осмотрите все, а я пару минут погуляю.
– От хто цю нахабну пигалицу командиршей назначив? – возмущенно поинтересовался дядька Мыкола.
– Если совсем не знаешь, что делать, приходится слушать тех, кто хотя бы догадывается. Вне зависимости от их возраста, – невозмутимо ответил Вольх Всеславич.

Многие с возрастом сходят с ума — у меня подружки, например, все делают пластические операции, но все скрывают это — «прям ну не делала, поверь, просто выспалась». Одна так била себя в грудь, что швы разошлись.

В тридцать лет, на поэтической вершине своей жизни, женщины могут проследить весь путь её и видеть будущее так же хорошо, как прошлое. Женщины знают тогда цену любви и дорожат ею, боясь утратить её; в ту пору душу их ещё красит уходящая молодость, и любовь их делается всё сильнее от страха перед будущим.

Возраст научил тебя чему-то. Кажется, будто тебе известен какой-то большой секрет. И никто не знает, что же происходит.

Говорят, средний возраст возникает, когда воспоминания становятся важнее, чем мечты.

Кто-то влюбляется в пятьдесят и счастлив, кто-то – в четырнадцать и первого разочарования ему хватает на всю жизнь. А есть люди, которые ни разу не испытывали ничего похожего и таких немало.

Я смотрю в этот мир внимательно –
всё с годами становится просто.
Меньше
женщин
годится в матери.
И всё больше
годится
в сёстры.

 Мы должны рождаться старикам и потом молодеть, пот

Не скрывай свой возраст, а то тебе дадут больше.

… люди, с которыми мы расстаемся в юности, продолжают оставаться для нас новенькими, только что отнятыми, и подсознательно мы никак не готовы смириться с их подержанным видом, когда вдруг встречаем сорок лет спустя…

Возраст, когда встреченная на улице одноклассница — это, скорее всего, её дочь.

Мне — тридцать два, ей — восемнадцать… Как подумаешь, тошно становится. Мне — всего тридцать два, а ей уже восемнадцать… Так уже лучше.

Что ж, стара, видно, стала Аксинья… станет ли женщина смолоду плакать оттого, что за сердце схватит случайное воспоминание?

Всякому чтению свой возраст. В шестьдесят лет не стоит перечитывать «Детей капитана Гранта», а в сто пять незачем листать «Камасутру».

Шаг – детство, шаг – юность, шаг – зрелость и шаг – старость… Вот и весь наш путь от колыбели до могилы.

— После пятидесяти женщины становятся волшебницами.
— Почему?
— Потому что они исчезают.

— Ты чем-то расстроен? Всё в порядке, малыш?
— Мне 48 лет. Вряд ли я уже малыш.

Водить машину можно с шестнадцати, отправиться на войну в восемнадцать, в двадцать один можно пить, а пенсию дают в шестьдесят пять. В каком возрасте твоя любовь становится настоящей?

Все в твоей жизни зависит лишь от одного человека. И с возрастом все больше понимаешь, что этот человек — ты.

Мне говорят: «Я вырос, смотря на вас по телевизору». Я удивляюсь, как такое возможно? Когда на съемках «Джессики Джонс» при заключении договора я заполнял документы на получение медицинской страховки, над графой «возраст» мне пришлось сидеть и вспоминать! Пришлось считать по пальцам. Люди говорили мне, что, когда доходят до определенного возраста, то не могут вспомнить, сколько им лет. Я раньше говорил: «Не глупите, это невозможно». Так вот, это правда!

Три периода в жизни женщины:
1. Когда она не боится выдать свой возраст.
2. Когда она боится выдать свой возраст.
3. Когда возраст выдаёт её.

Когда-то имелись классовая система, и расовая система, и половая система. Этих трех систем больше нет или скоро не будет. А теперь у нас имеется возрастная система.
Те, кому от двадцати восьми до тридцати пяти, идеально свежие — это супер элита, цари и царицы; те, кому от восемнадцати до двадцати восьми, плюс те, кому от тридцати пяти до сорока пяти, — это бояре, аристократия; все остальные, кому меньше шестидесяти, составляют буржуазию; все, кому от шестидесяти до семидесяти, представляют собой пролетариат, массы; а все, кто еще старше, — это крепостные и призраки рабов.

Знаете, если кто-то может одурачить меня новой грудью или губами, я не против. Но должен признать, что у меня есть предубеждение по этому поводу. Потому что мне все равно на морщины — и свои, и женские. Они кажутся мне интересными.

В двадцать мужчина кажется себе ужасно пресыщенным и постаревшим; в тридцать – почти маразматиком; в сорок – «не таким уж и старым», а в пятьдесят – «решительно молодцом».

Человеку ни в каком возрасте не следует ставить на жизни крест, ибо все ещё может повернуться.

Хрупкая мимолетная грань между юностью и молодостью. Уже грациозные, но ещё не заученные движения. Она уже осознала свою женскую привлекательность, но ещё не знает, как ею распорядиться. Она любит весь мир и полна предчувствия встречи со своим единственным…

— Это же аморально!
— Какая может быть мораль, ведь мы несовершеннолетние!

Наверное, у каждого человека есть сердцевина, над которой никакой возраст не властен.

Как только женщина входит в тот возраст, когда у нее есть мнение, энергия и сила, ее регулярно при помощи вины заставляют забиться в нору и не отсвечивать.

Французские женщины расцветают в сорок лет! Не могу дождаться!

Внутри себя все мы одного возраста.

— Возраст — только деталь. Важно главное. Вы любите ее, и она вас тоже любит.

Получать удовольствие от жизни можно в любом возрасте.

Ты всегда чувствуешь себя моложе своих лет. Я храню в себе мои прежние лица, как дерево — годовые кольца. Это сумма того, что составляет моё «я». В зеркале отражается только моё последнее лицо, я же знаю все свои прежние.

С возрастом нужно заставлять себя заводить новые мечты. Скажем, я пролетал 37 лет, но теперь мне интересно учить летать других. Иногда нужно находить у жизни новые стороны, чтобы не заскучать, — например, рассказывать о своих успехах, вдохновлять и поддерживать других.

Я ожидала от жизни чего угодно, но только не того, что когда-нибудь мне будет больше сорока.

Возрасту отнюдь не всегда сопутствуют речи, которые стоит слушать.

 Человеку твоих лет скорее можно простить десять ку

Я стал вампиром в шестнадцать лет, и поэтому я выгляжу до сих пор на шестнадцать. Житие у нас тогда, в шестнадцать лет… тяжкое было.

Чем старше становишься, тем сильнее проявляется вкус к жизни.

Борода сивая, да душа красивая.

Ни за что на свете не хотела бы, чтобы мне снова было двадцать. Сейчас я намного счастливее, чем тогда, ведь в том возрасте мы еще только узнаем себя, пытаемся понять, кем хотим быть, страдаем от неуверенности в себе. Сейчас я точно знаю, что мне нужно, а без чего я могу прожить.

Как человек узнает, что он стар? Он стар, если три дня приходит в себя после такой пьянки. Стар, если даже покончить с собой толком не может. Стар, если портит компанию кислой рожей, затесавшись среди молодняка. Их жизнерадостность действует на нервы, их иллюзии утомляют. Человек стар, если сказал вчера девчонке, родившейся в 1976 году: «Семьдесят шестой? Помню, в том году была засуха”.

— Ты ещё очень молодая!
— Всё зависит от того, о чём идёт речь…

Она достигла того критического возраста, когда женщина начинает раскаиваться, что всю жизнь была верна мужу, которого в сущности никогда не любила, и когда пышный закат ее красоты еще позволяет сделать выбор: быть только матерью или еще раз — в последний — быть женщиной.

Чем старше я становлюсь, тем меньше обращаю внимание на то, что говорят люди. Вместо этого я наблюдаю за тем, что они делают.

Возраст — всего лишь число.

У дочери Софи Арну спросили однажды, сколько лет ее матери.
— Право, не знаю, — отвечала она. — Мама каждый год сбавляет себе по году, так что скоро я буду старше её.

Секрет молодости заключается в том, чтобы жить честно, есть медленно и лгать о своем возрасте.

Время – вот оно, уходит без любви, исчезает, и вместе с ним увядает моя очаровательная юность. Сначала я хвасталась, что меня принимают на улице за двенадцатилетнюю девочку, потом, что за девятнадцатилетнюю, а потом – уже стало неудобно об этом говорить. Юность утекает между пальцами, испаряется с каждым выдохом, а что же взамен, если все построено на имидже невинного ангела или распутного ребенка?

«Земную жизнь пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу»… Мне в то лето стукнуло сорок лет, и я считал, что жизнь уже прожита.

Чем старше я становлюсь, тем меньше думаю о том, как выгляжу, и больше о том, что делаю.


Возраст исчисляется душевными шрамами.

Женщины — это учебник географии. С 16 до 22 она подобна Африке: местами девственна, местами открыта. От 22 до 35 подобна Азии: горяча и таинственна. От 35 до 45 — США: бодра и технична. От 45 до 55 подобна Европе: сплошные руины, но местами любопытно. А после 60 — Австралия: все о ней знают, но никто не хочет туда соваться.

Возраст — это действительно состояние души.

Ибо только молодые видят жизнь впереди, и только совсем старые видят жизнь позади; остальные, те, что между ними, так заняты жизнью, что не видят ничего.

Не зря говорят, что возраст выдают глаза. Бывает, удается напрочь стереть с лица все индивидуальные черты, все признаки возраста, остается гладкий белый лист. Но глаза никуда не денешь.

Главное — быть молодой в душе: активной, интересующейся, любящей жизнь, и времени задуматься о возрасте не найдётся.

Иногда младшие в доме показывают правильную дорогу старшим.

Глупо внушать новые мысли человеку, когда ему скоро стукнет сто лет.

– Сколько же тебе лет? – спросила девушка, и Ричард порадовался, что она задала этот вопрос: сам бы он никогда не осмелился.
– Столько же, сколько моему языку, и чуть меньше, чем моим зубам, – ответила Охотница.

Мне снился сон, короткий сон длиною в жизнь.
Земля в цветах, Земля в огнях, Земля в тиши.
Спасибо, жизнь, за праздник твой –
Короткое свидание с Землёй.

Осень жизни — она всегда внезапна.
Осень жизни — как много дел на завтра.
И всё ж приходит день такой –
Когда, пройдя свой путь земной,
Уходим мы по млечному пути.

Возраст совершенно не меняет мужчин. Даже если сил у них останется только на то, чтобы поднести ко рту ложку, на женщину они всё равно будут смотреть с огоньками в глазах!

… смотри не на морщинки вокруг глаз. Не на губы, не на лоб и не на что другое. Хочешь узнать, сколько женщине лет, смотри ей в глаза.

Маленькие детки — маленькие бедки, а с большими хлопот не оберешься.

— Мне тридцать лет, — сказал я. — Я пять лет как вышел из того возраста, когда можно лгать себе и называть это честностью.

Ты слишком стар, чтоб конфисковывать у детей велосипеды.

— Я уже не ребёнок.
— Нет, ребёнок! Сколько тебе лет, кстати?
— Восемнадцать. Через месяц будет девятнадцать.
— Девятнадцать? Да как тебе не стыдно? — возмутилась бабушка.
— А что я такого сказала?
— Если уж ты не ребёнок, что тогда про меня говорить?

— Ты улыбалась просто так. Я бы подумал, что ты влюблена, но давай начистоту.
— Начистоту?
— Твоя молодость осталась позади.
— Я ещё молодая.
— По тебе не скажешь.

Каждая женщина вправе сама решать, сколько ей лет.

— Сколько убитая весила раньше?
— 75 кг.
— Считай 80. Известный факт: все женщины врут о своем весе и возрасте.
— Погоди-ка, на днях ты сказал официантке, что тебе 29.

Выход на пенсию — это удел молодых. Они ещё найдут себе занятие. Я для этого слишком стар, ведь мне просто нечем будет заняться.

Женщина никогда не должна быть слишком точной в определении своего возраста.

Если вечером в ресторане видишь мужчину с девушкой, которая выглядит как его дочь, — то это не его дочь.

Брату Севера шестнадцать, самое время делать величайшие глупости.

— … В двадцать лет думаешь о всякой ерунде. В тридцать начинаешь слегка разбираться, что почем. А вот когда тебе исполняется сорок, начинаешь по-настоящему наслаждаться жизнью.
— М-да, интересная точка зрения. Ну а в пятьдесят?
— А в пятьдесят начинаешь исправлять то, что отчебучил в сорок.

Жизнь, прожитую достойно, следует измерять деяниями, а не годами.

— Сколько тебе лет?
— 20… 19… 18…
— Ты что, ракету запускаешь?
— 17.

Шоу-бизнес устроен таким образом, что вам всегда приходится как бы извиняться за свой возраст. Каждый раз, когда вы отмечаете очередное прожитое десятилетие, вас спрашивают: ну что, не страшно в эти ваши сорок, пятьдесят или шестьдесят. Но мне это никогда не казалось страшным. Не страшно прожить очередной десяток лет. Страшно проснуться однажды и осознать, что впереди не осталось больше ни одного десятка.

Если женщина не скрывает своего возраста, значит она собой довольна.

В восемнадцать лет мужчина обожает, в двадцать любит, в тридцать желает обладать, в сорок размышляет.

— Я писательница — Эдмонда Пюже-Ростан, не читал?
— Я читаю только криминальную хронику. Шучу, у тебя есть довольно интересные вещи об одиночестве. Об одиночестве и возрасте. Словом, о том, о чем ты, наверняка, не знаешь. И наоборот, у тебя нет ни слова о любви, о которой ты могла бы многое рассказать.

 По мере того как возраст умножает надобности нашег

Он был младше ее на всю жизнь, а интеллектуально отставал навсегда.

Больше всего я жалею о том, что из моей жизни исчезла спонтанность. Это же так круто: в жопу всё, поехали в Вегас. Но я так больше не могу.

Возраст для женщины — не самое главное: можно быть восхитительной в 20 лет, очаровательной в 40 и оставаться неотразимой до конца дней своих.

Мальчиком я радовался дню рождения, а теперь расстраиваешься — цифры пугают.

Возраст женщины определяется её внешностью, а мужчины — самочувствием.

— Ты рано влюбилась.
— А сколько должно быть лет?
— 40.

Ну, что вы за люди такие! Как вам не стыдно! Вам по сорок лет, большая половина жизни уже прожита. Что у вас позади? Что в настоящем? Что впереди? Мрак, грязь, страх и ничего человеческого! Опомнитесь, опомнитесь, пока не поздно! Вот вам мой совет.

Никогда не доверяйте тем, кто скрывает свой возраст.

Я не знаю, как воспитывать ребенка, потому что я сам еще ребенок. Вот когда мы играем в настольные игры, у меня нет цели чему-то ее научить, я просто хочу выиграть!
Она вообще не умеет проигрывать. Она сразу плачет. Я ее жалею, конечно, но у самого в голове: «Ты знала, с кем связываешься! Надо уметь читать правила! В пять лет пора уже!»

К сожалению, женщиной неопределённого возраста можно быть до определённого возраста.

Женщины как-то ухитряются приспосабливаться к возрасту и оставаться очаровательными, чуть ли не до самой смерти, мужчины же не такие гибкие и не так легко воспринимают перемены.

… в любом возрасте возраст — дрянная штука: в детстве — гланды и полная зависимость, юность — онанизм и вопросы без ответов, зрелость — порог жизненных сил и предел глупости, старость — артрит и никчемные сожаления.

— Михаил Андреевич, скажи откровенно, как ты себя чувствуешь?
— Я хорошо себя чувствую, Леонид Ильич.
— Хорошо себя чувствовать ты не можешь!
— Почему, Леонид Ильич?
— Да потому что тебе — восемьдесят лет! Не может человек в восемьдесят лет чувствовать себя хорошо. Кстати, что Владимир Ильич писал об этом возрасте?
— Он про этот возраст ничего не писал, Леонид Ильич. Он в пятьдесят четыре умер.

Иллюзии, как и зубы, теряются с возрастом.


Очень долго жить — об этом даже подумать страшно.

Знаю, это прозвучит по-детски, но я всегда любила фильмы ужасов. В детстве я по уши влюбилась в Дракулу. Мама страшно огорчилась, она считала, что это какой-то нездоровый интерес. Она мне говорила: «Этот вампир тебе в отцы годится!»

Сколько можно обижаться? Семь лет уже прошло. А для вас, котов, вообще все 35.

С семи до одиннадцати — это большой кусок жизни, полный притупления и забытья. В этом возрасте мы постепенно теряем дар общения с животными, а птицы перестают садиться на наши подоконники, чтобы поболтать. Постепенно наши глаза привыкают к тому, что видят, и начинают оберегать нас от чуда.

Мне подумалось, что Я небывало старый, раз вспоминаю какие-то журналы и умиляюсь этому.

У нас сейчас такой возраст, когда в любовь нужно окунаться с головой, ведь правда, говорят, что жениться нужно по глупости, потому что через пару лет ты будешь критиковать всех претендентов на твое сердце, а ночами плакать из-за того, что потеряла.

Дело не во времени, кто-то за двадцать лет делает больше, чем другой за восемьдесят.

40 лет — это такой возраст, когда наконец-то чувствуешь себя молодым. Но уже слишком поздно.

Мне было 16 лет. Мне минуло 16 лет. Мне больше не будет 16 лет. Мне, чувствующей себя самой юностью. Но на самом деле я не постарела и ни от чего не отказалась.

Людские лица должны быть покрыты паутинкой морщинок. Это ведь атлас судьбы, по которому можно проследить, сколько человек плакал или смеялся, как часто злился или был счастлив. Каждая складка – зарубка времени. Глаза, обрамленные веером морщинок, кажутся мудрее. Испещренные волнами кожи руки – благородными. Старость – это не наказание, а Божий дар. Красиво дожить до преклонных лет – величайшая мудрость, которую впору занести в Красную книгу. Современные люди не хотят видеть свое отражение старше 18 лет. Забывают, что омолодить можно все, но не душу, сердце, голос…

У женщины всегда три возраста: кажущийся, действительный и приписываемый ею себе.

Кто-то к шестидесяти только вылезает из пелёнок, а кто-то и в 20 уже старик.

Голос звучал ещё хрипло, но чувствовал себя он уже немного лучше. Сердцебиение замедлилось, слава Богу. Кто мог знать, что после пятидесяти, все горы такие крутые.

— Возраст — не гарантия эффективности.
— А молодость — не гарантия свежих решений.

Нет ничего безобразнее старика, который не имеет других доказательств пользы его продолжительной жизни кроме возраста.


У таланта нет возраста.

Мне бы хотелось перепутать все на свете, — сказала Лилиан. — Пусть бы я прожила сегодня день или час из пятидесятого года моей жизни, а потом из тридцатого, а потом из восьмидесятого. И все за один присест, в каком порядке мне заблагорассудится; не хочу жить год за годом, прикованная к цепи времени.

Если уж Богу было угодно дать женщине морщины, он мог бы, по крайней мере, часть из них разместить на подошвах ног.

С возрастом начинаешь на все смотреть иначе. Огромное становится мелким.

— Не могу ваш возраст угадать. 25? 16?
— От скуки чувствую себя старухой.
— Забавно. А сегодня вы себя на сколько себя чувствуете?
— Сегодня мне лет 100.

Я развивался быстро и без особых усилий, но одновременно терял свою внутреннюю незаполненность. Иегова предупредил, что эти занятия сделают меня старше, так как реальный возраст человека — это объем пережитого. Воруя чужой опыт, я платил за него своей неопытностью, которая и есть юность. Но в те дни происходящее не вызывало у меня сожалений, потому что запасы этой валюты казались мне безграничными. Расставаясь с ней, я чувствовал себя так, словно я сбрасываю балласт, и невидимый воздушный шар поднимает меня в небо.

Возраст — понятие относительное. У меня свои преимущества: в моем организме не было ни капли спиртного и я не выкурил ни одной сигареты. Мои ощущения сравнимы с ощущениями тридцатилетнего человека, не более того.

Но преклонный возраст — вовсе не обязательно несчастный возраст. Это может быть и успокоение, и процветание…

Семнадцать плюс двенадцать — всего-навсего двадцать девять, а это, чёрт возьми, ещё не старость. Клеопатре было сорок восемь, когда Антоний ради неё отрекся от власти над миром.

Дольше живу — и все выше тени невидимых стен у моей тюрьмы…

— Ты бы дал мне 50?
— Да… Смотря откуда брать… От шеи и выше.

С возрастом люди не становятся счастливее — они просто опускают планку ниже, чем прежде.

Если подумать, сколько бы вам было лет, если бы вы не знали своего точного возраста?

Я не боюсь смерти, я просто счастлив жить, видеть, слышать, чувствовать, наслаждаться окружающим миром. Видите, какой я расчётливый! Я не прошу, подобно Фаусту, вернуть мне молодость. Мне бы хотелось просто оставаться таким, какой я есть. Я бы охотно согласился и дальше терпеть все те неудобства, которые причиняет мне мой возраст. И пусть мне говорят, что я преувеличиваю или прошу слишком многого. Будет вам! Я прошу даровать мне всего лишь ещё тысячу лет — не так уж и много — просто из любопытства, чтобы увидеть, каким станет наш мир в третьем тысячелетии…

Любви все возрасты покорны.

 Кто вырос, тот угрюм и привередлив,
Кому еще раст

Проходят дни,
Бегут года.
Все чаще говорю
Мужчинам «Да!».

Эхма, молодежь, молодежь! Ума у вас, может быть, и больше против нас, стариков, да сердца мало!

— Ты не тот, кого я знала десять лет назад.
— Дело не во времени, детка. Дело в пробеге.

Как летит время! Вот уже десять лет, как мне двадцать пять!

Родители упрекают детей в том, что те несмышлёны по молодости лет, а дети родителей — в том, что те уже немолоды, но всё ещё молодятся.

Когда мне исполнится 50, а я так ничего и не добьюсь, ты должен будешь меня застрелить.

Возраст не приносит мудрость автоматически. Может принести знания. Но мудрость — это не крем, которым смажешь себя вечером, а утром станешь мудрее.

Ну и что, что больше ста?
Лишь бы кровь была густа!
Говорят, любви покорны
все, буквально, возраста.
Так что, нянька, хошь не хошь,
а и я на дело гож!
Коли все любви покорны,
так и я покорный тож.

На вопрос, в каком возрасте следует жениться, Диоген ответил: «Молодым ещё рано, старым уже поздно».

В конце концов, возраст – не тот критерий, который стоит принимать во внимание, если есть любовь.

— Почему всегда на кладбище?
— Люблю проводить время с ровесниками.

Возраст – это ничто иное, как насмешка.

… в разном возрасте счастье имеет разный вкус…

— Мне всегда казалось: все, что случается до восемнадцати лет, это пустяки, — сказала Мэри.
— Так оно и есть, — подхватил Эйб. — И то, что случается после, — тоже.

 Меня не пугает мой возраст. Наконец-то у меня появ

Социально приемлемая разница в отношениях мужчины и женщины половина возраста плюс 8.

Странное чувство испытываешь все-таки в день своего рождения, даже если никакого значения не придаешь ему. Тридцать лет… Было время, когда мне казалось, что я никак не доживу до двадцати, так хотелось поскорее стать взрослым. А потом…

В восемнадцать лет я все дни напролет мечтала о любви. В двадцать два года я ею занимаюсь всю ночь. Я, конечно, ***ь, потому что последний вариант меня устраивает больше.

— И сколько у нас сейчас времени?
— А сколько мне лет?
— Недостаточно, чтобы уметь пользоваться телефоном.

Теперь года прошли,
Я в возрасте ином.
И чувствую и мыслю по-иному.
И говорю за праздничным вином:
Хвала и слава рулевому!

Сегодня я
В ударе нежных чувств.
Я вспомнил вашу грустную усталость.
И вот теперь
Я сообщить вам мчусь,
Каков я был
И что со мною сталось!

Сегодня мы моложе,
Чем когда-либо будем.

Чем старше ты становишься, тем сложнее тебе найти что-то такое, на что бы ты мог потратить пару лет жизни.

В таком возрасте всё, что видишь, чувствуешь и мыслишь, в конечном итоге, подобно бумерангу, возвращается к тебе же.

Дэвид насмешливо смотрел на нее, вспоминая беспокойные искания ее ранней юности, страстное желание добиться славы на сцене.
— А как же насчет великих стремлений, Салли?
Она благодушно рассмеялась:
— Они тоже немножко заплыли жиром, Дэвид.

А у каждой женщины известных лет (которые вернее было бы называть «неизвестными») бывают такие настроения, когда нужно поднять бодрость духа. А ничто так не поднимает этот упавший дух, как атмосфера любви. Чувствовать, как тобой любуются, как следят за каждым твоим движением влюбленные глаза, тогда всё в чуткой женской душе — прибавленные за последние дни два кило веса и замеченные морщины в углах рта — исчезает, выпрямляются плечи, загораются глаза, и женщина смело начинает смотреть в своё будущее, которое сидит тут же, подрыгивает ногой и курит папироску.

— Как тридцать шесть?
— Да, да, я моложе вас, Анатолий Ефремович, а на сколько я выгляжу?
— На тридцать… пять…
— Опять врёте!

Я не женщина, но при упоминании о летах грущу. Когда-то мой сын на похоронах моего отца сказал: «Я теперь понял, что такое смерть. Вот яблоко упало, сгнило, а потом на этом месте новое яблоко прорастет». Так неужели я не прорасту где-нибудь когда-нибудь?

Ужасная несправедливость: мужчины краснеют до шестидесяти лет, женщины – до шестнадцати.

О тридцатилетнем мужчине:
— Сколько бы вы ему дали?
— Не меньше 10 лет.

Чем больше взрослею, тем больше понимаю, что возраст ума не добавляет, а только изнашивает. Я ни разу не умнее, чем был тридцать лет назад, только сильнее устаю жонглировать ложью и скрывать страх. Самокопание не выявляет моих ошибок, но лишь выматывает.

Возможно, придет время, когда люди научатся распознавать зрелость характера и будут говорить: вот это настоящий мужчина, хотя ему всего четырнадцать лет. По воле случая и судьбы он стал зрелым человеком, который трезво оценивает себя, знает, что такое ответственность и чувство долга. Но пока это время не пришло, мерилом будут служить возраст и рост.

Возраст — это не проблема. Возраст — это только цифра.

Люди могут быть выше тебя по положению или богатству, или возрасту. Но пока ты выше их по знаниям и умениям — ты всегда будешь в выигрыше.

Мне недавно исполнилось 28, и я себе купила крем из серии «25+». То есть в предыдущие три года я думала: «Это не со мной». Этот крем себе вовремя никто не покупает. Я бы просто назвала его — «Пора». Пора что-то делать… А крем «50+» я бы назвала «Смысла особо нет, но всё равно помажьте».

— Сколько вам?
— Я ещё мальчик: мне пятьдесят… с хвостиком.

Жизнь после тридцати уже слишком коротка для плохих книг.

Однажды утром в Гюнсбаке я сказал себе, что до 30 лет считаю себя вправе читать проповеди, заниматься наукой и музыкой, но после этого рубежа посвящу себя непосредственно служению людям.

В тот день, когда ребенок понимает, что все взрослые несовершенны, он становится подростком;
в тот день, когда он прощает их, он становится взрослым;
в тот день, когда он прощает себя, он становится мудрым.

Возраст — это не то, сколько тебе лет, а как ты их чувствуешь.

Я начал смекать, что возраст — это кое-что! Углубляет мысли, делает практичней.

У человека нет возраста, есть состояние души.

… Двенадцать — возраст, когда девочки проявляют чрезмерное любопытство ко всему, что их не касается.

Не стоит говорить с женщинами о возрасте, и с возрастом — о женщинах.

Когда вам пять, ваш возраст известен с точностью до месяца. Даже когда вам за двадцать, вы еще помните сколько вам на самом деле лет. Вы говорите: мне двадцать три. Или, допустим, двадцать семь. А вот после тридцати начинаются всякие странности. Сперва — просто сбой, минутное колебание. Сколько вам лет? Ну, как же мне — уверенно начинаете вы и вдруг останавливаетесь. Вы собирались ответить, что тридцать три, но ведь это неправда. Вам тридцать пять. И тут вас одолевает беспокойство, вам кажется, что это начало конца. Да так оно и есть, только пройдут десятилетия, прежде чем вы это признаете.


Наше сердце не станет мудрее с возрастом.

В тридцать мы хотим заводить друзей. А в сорок понимаем, что они не спасут нас больше, чем любовь.

Возраст не защищает вас от любви, но любовь защищает вас от возраста.

Поверьте мне, в сорок лет вам будет казаться, что вот теперь только и начинается ваша жизнь.

Почему-то, чем взрослее становишься, тем быстрее двигается время. Я еще не до конца, конечно, разобрался в этом вопросе, но я думаю, что всему этому причиной является человеческая слепота. Чем старше – тем менее зрячий. Это как однажды забыть протереть окно. Оно вдруг мутное, и почти ничего не видно.

Сорока семи лет от роду скажу, что всё, что мне суждено было узнать, — узнала до семи лет, а все последующие сорок — осознавала.

— Сколько тебе лет?
— А сколько нужно?

Я хотел бы изменить свой возраст. Быть бы хотя бы на 20 лет моложе. Хотя что это даст — через 20 лет опять будет то же самое.

Восемнадцать лет — это практически еще ребенок. Мир открыт перед тобой, такой манящий, он зовет тебя всеми своими красками, а тебе надо умирать. Так и не увидев его. Так и не пожив в нем. Так и не оставив после себя ничего.

Ужасно! Чем старше я становлюсь, тем быстрее умнею!

С возрастом мы утрачиваем многие важные качества. И одно из них – дар быть счастливым просто так. Ловить на крючок маленькие радости и подолгу с восторгом разглядывать их.

Многие из нас убеждены в том, что выход на пенсию знаменует начало периода свободы и счастья. Можно бросить все дела и сидеть сложа руки, говоря себе, что наконец достиг возраста, когда больше можно не работать. Можно ли совершить более ужасную ошибку в своей жизни, рассуждая подобным образом? Значит ли это, что теперь можно расслабиться и перестать активно жить? Да ладно вам, полноте! Мы запрограммированы на то, чтобы жить больше века.

Мне словно семьдесят восемь лет,
Я помню Beatles и Radiohead.

Ему стукнуло тридцать: межеумочный возраст, когда ты слишком стар, чтобы быть молодым, и слишком молод, чтобы быть старым.

В сорок лет жизнь только начинается, это я уж теперь точно знаю!

 — Королева уважает мудрость возраста.
— Разумеетс

В двадцать лет я думал, что знаю о жизни все. В тридцать выяснилось, что я не знал ничего. Десять лет я потратил, чтобы узнать то, что потом придется выбросить из головы.

Мне 46 лет. Это очень стрёмный возраст, просто никакой. Про этот возраст даже ни одной пословицы нет, а могла бы быть. Например: «В 46 баба просто есть».

Даже взрослым иногда хочется прокатиться на карусели. Юность в детстве не заканчивается. Нужно наслаждаться каждой минутой своей жизни. Мы должны делать все, что в наших силах, чтобы сохранить радость юности. Если твоя жизнь слишком предсказуема, не отчаивайся. Устрой себе безумную скачку. Вернись к тому, что доставляло тебе радость в детстве. Прыгни с трамплина. Прокатись на пони. На время забудь о возрасте.

Кидзуки по-прежнему семнадцать. Наоко по-прежнему двадцать один. Навсегда.

Жизнь – игра в одни ворота. Но тебе же всего двадцать семь, может, еще повезет как-то.

Ни одна вещь с возрастом не становится проще.

В мои годы нужно жить разумом, а не сердцем и эмоциями.

И хором бабушки твердят:
«Как наши годы-то летят!»

— Когда мне скучно, я чувствую себя старой.
— И сколько же тебе сегодня?
— Мне тысяча лет!

С возрастом путешествовать в одиночку становится скучно. В молодости все совсем иначе. Пускай в одиночку, да как угодно, куда ни поедешь, путешествие приносит столько радости.

Возраст — это то, что существует в наших мыслях. Если вы о нем не думаете — его нет.

С возрастом падает потребность в деньгах, но растёт спрос на покой.

Урок закончен, а вас я поздравляю: вы стали старше на целых 50 минут!

Юность довольствуется парадоксами, зрелость — пословицами, старость — афоризмами.

 — Но мне 20 лет.
— Ничего, со временем это проход

Настоящий трагизм жизни заключается в том, что старыми становятся слишком рано, а мудрыми слишком поздно.

Люди становятся лучше, когда немного поизносятся, вроде как ружья или сёдла.

— Гляди. Там кто-то еще старше нас.
— Это зеркало.

Она полагала, что с возрастом и опытом придут основательность и спокойствие, но все наоборот, сильнее становятся только стресс и страх не оказаться в отличницах. Чувство, что она обязана что-то доказать, стало гораздо сильнее.

— Не хочешь куда-нибудь сгонять?
— Но мне всего двенадцать.
— Клёво. Обожаю дам постарше.

— Весело отмечаешь, брат…
— Мне уже десятый раз исполняется тридцать лет. Дни рождения потеряли смысл.

Боюсь, возраст — это последний партнёр, которого мы можем заполучить. Проблема в том, что после того, как он нас поимеет, он не уходит.

Вот каким должен быть тридцатилетний: повзрослевшим, но не разочарованным, устроенным в жизни, но не самодовольным, житейски мудрым, но не настолько, чтобы броситься под поезд. Это должно быть лучшее время жизни.

На свете полно людей старше меня на десять лет, с кем у меня сложились добрые и тёплые отношения, без намёка на выламывание рук. Да и вообще, все, кто старше меня на десять лет, в большинстве своём люди просто замечательные.

— Мне будет сорок.
— Когда?
— Когда-нибудь.
— Через восемь лет.
— Но это будет!

Источник молодости существует: это ваши ум, талант, творчество, которые вы приносите в свою жизнь и жизнь ваших близких. Когда научитесь пить из этого источника, вы действительно победите возраст.

В молодости надо делать то, что хочется, а в старости НЕ делать того, чего НЕ хочется.

— У нас как будто передоз, — задумчиво говорит Тия.
— Передоз? — повторяет Джейми.
— Да. Нам чуть за двадцать, а мы уже сыты этим миром по горло…

Возраст — это всего лишь цифра, она не определяет ни ум человека, ни его взгляды на жизнь. Все зависит не от прожитых лет, а от пережитых обстоятельств в жизни…

 Несколько лет назад меня осенило: все люди, достиг

Хорошо быть взрослым. Никому ничего не должен.

Даже если раны детства заживают, ранимость никогда не проходит. Возраст не служит защитой от душевной травмы.

Можно пережить одиночество в двадцать пять, можно и в сорок пять, но только, если тебя любили в пять.

… быть одиноким в сорок не то, что в тридцать, с каждым годом это становится все менее понятным, менее завидным, более жалким и неприличным.

Пятьдесят лет ещё совсем не старость.

— Моему младшему братишке стукнет 40.
— А сколько тебе?
— 39.

Молодость внутри нас. Пока мы молоды в душе, то внешне мы всего лишь взрослые дети.

Мы не молоды…
Мы в таком возрасте, когда надо чуть-чуть думать о жизни…

Знаете, когда мне было лет двадцать и я плохо выглядела, я знала, что посплю и утром всё будет нормально. Сейчас это не работает. В 28 ты просыпаешься такая как-будто бы только что вернулась с пасеки.

В определенном возрасте порядочные люди прощают друг другу ошибки и прежние слабости, бурные же страсти, которые проводили между ними резкую грань, уступают место нежной привязанности.

Никогда нельзя верить женщине, которая не скрывает своих лет. Женщина, которая говорит, сколько ей лет, может рассказать все что угодно.

Другой перевод:
Никогда не следует доверять женщине, которая называет вам свой возраст. Женщина, способная на такое, способна на всё.

В юности нам кажется, что жизнь дана нам в дар, но с возрастом оказывается, что она дана нам в рассрочку.

В нашем возрасте не секс страшен — любовь.

Парни в восемнадцать словно звери: их невозможно понять.

Сексуальной и красивой можно быть в любом возрасте. И, наоборот, чувствовать себя никем, замухрышкой и прятаться в коконе собственных комплексов можно и в цветущие 18. Нет, дело именно в самосознании и внутренней гармонии.

Что ж получится, если я умру в девяносто лет естественной смертью? Но этого не случится! Я не допущу такого унижения!

Для людей старше сорока — тебя просто вот душит твоя жизнь, наваливаясь на тебя. Я хорошо помню как Маргарита Зиновьевна Арсеньева, замечательный переводчик, она нам объясняла смысл фильма «Зеркало», вот почему он так построен, так странно. Она тогда говорила, что когда вы проживёте сорок лет, вы поймёте, что воспоминания вас душат, они набрасываются на вас и погребают под собой.

Не думай о том, что стареешь, — это старит.

— Не важно, что ты красивая. Я люблю тебя и такой.
— Не волнуйся, это все обвиснет с возрастом. А пока мы здесь стоим, я набираю вес.
— Это успокаивает.

Я снова на год моложе, чем буду в следующем январе!

Человек, как известно, честнее всего лет до двадцати пяти, в это время он органически не выносит несправедливости, однако молодёжь слишком прислушивается к себе, ей ново и любопытно наблюдать, как новыми чувствами (она уверена, что подобное не испытывал никто) полнится душа.

К тому же молодой человек был совершенно потрясающий: с узким, умудренным жизнью лицом — Софи он показался очень взрослым, сильно за двадцать.
— Небеса милосердные, — удивилась Софи. — Да этот чародей Хаул при всей своей злобности — сущее дитя едва за двадцать! Да, быть старой — совсем другое дело, — думала она, переворачивая бекон на сковородке.

В шестнадцать душа не умеет бояться.

Он уже достиг возраста, в котором банальные истины поражают нас своей истинностью, тогда как в двадцать лет поражали своей банальностью…

Мне только тридцать три года, а ощущение, что сто. Еще не пожил, а уже старик. Где моя жизнь?

Кто не мечтал жить тысячи лет, чтобы первые сто, к примеру, зарабатывать деньги, вторые сто — путешествовать, третьи — медитировать или там просто валяться на травке, да мало ли что можно делать, не думая об улетающих, как дорожные столбы за окном машины, годах.

После пятидесяти в счет идут уже дни!

Мне сейчас сорок пять. Либо середина здоровой жизни, либо конец не очень здоровой жизни.

— Сколько тебе лет?
— 25.
— А мне сколько?
— А Вам всегда будет 18!

 Ей 18 лет. Ты знаешь, что в этом возрасте любая ме

В шестнадцать лет ты наслаждаешься жизнью, а в шестьдесят убегаешь от смерти? Это не для меня.

— Что Вы, что Вы! Я старею! Мне уже тридцать семь лет!
— Сколько, сколько?
— Тридцать семь!
— Интересно… В прежние времена я был младше Вас на два-три года. А сейчас, если мне не изменяет память, мне стукнуло сорок!
— Что Вы говорите! Возможно. Вы всегда были сильней меня в математике.

26 числа этого месяца мне исполняется 56 лет, а я все еще не стал взрослым.

Годы идут, похищая у нас одно за другим.

Когда тебе будет 20, мне будет 40. Когда тебе будет 30, мне будет 40. Ну а когда тебе будет 40, ты наконец поймешь, почему мне до сих пор 40…

Мне кажется, совершенно напрасно все так помешаны на возрасте. Нужно стремиться быть не молодой, а ухоженной.

— … Милая барышня за 30, отчаянно ищущая мужа.
— 29 лет и 15 месяцев, гадёныш!!!

Тук-тук… Быстрее сердце рвётся
Куда-то вдаль, к своим мечтам…
Она летит, поёт, смеётся,
Свистит сгорающим мостам…

Дзинь-дзинь! Будильник. Восемь тридцать.
Пора вставать – работа ждёт.
Тик-так! Пора бы измениться,
Иначе мимо жизнь пройдёт.

Важность жизненного события не измеряется возрастом, как впрочем и наличие ума прожитыми годами!

Впечатление о людях меняется изо дня в день. Когда ты проводишь с ними время, вместе растёшь, ты начинаешь понимать их всё лучше и лучше.

Я знаю только одну алхимию, придающую возрасту красоту: она зовётся чувством.

Там, где мальчишка прибавит себе пару лет, чтобы казаться взрослее, опытнее и умнее, женщина их отнимет, чтобы казаться моложе и привлекательнее. И это не значит, что женщины хуже или лучше мужчин, это значит, что такими нас создала природа.

Детство – период человеческой жизни, находящийся между младенческим идиотизмом и юношеским безумием, на две стадии отстоящий от грешной зрелости и на три – от старческого маразма.

Стас младше меня лет на десять. Или на пятнадцать? Я старше его не целую жизнь.

— Ты еще так молод!
— Мне тридцать четыре года, — сверкнул глазами ученик. — Пора бы вам уже перестать считать меня ребенком. Я не был им даже в шестнадцать лет, когда мы впервые встретились. Улицы быстро старят.
Я не смогла не улыбнуться. Право, какой наивный мальчик!
— Мне не хотелось обижать тебя, лорд Авантюрин, — слова прозвучали немного иронично. — Но мой возраст исчисляется столетиями. Ты для меня всегда останешься ребенком, сколько бы ты не прожил.
— А себя вы, значит, считаете взрослой особой? — моментально нахохлился Мило. — И эта взрослая особа сидит второй день в шкафу, потому что огорчена смертью котенка?

Как хорошо, когда тебе шесть лет! — подумал Ялмар. — Очень хорошо! Почти так же хорошо, как семь. Пять лет тоже неплохо, да и четыре — ничего. Ну а когда восемь — когда восемь, ты уже наполовину взрослый. И всё-таки, пожалуй, лучше всего, когда тебе шесть.

После сорока люди так трудно поддаются переубеждению. В восемнадцать наши убеждения подобны горам, с которых мы взираем на мир, в сорок пять – пещерам, в которых мы скрываемся от мира.

Есть истины… которые, как политические права, не передаются раньше известного возраста.

Я осознал, что возраст — это просто цифра, которая очень точно показывает, насколько ты старый.

Невозможно в конце концов не стать тем, кем тебя считают другие.

В двадцать лет царит чувство, в тридцать — талант, в сорок — разум.

Детское творчество — это стопроцентная демонстрация того, кто ты на самом деле. Я думаю, это, наверное, последний раз, когда мы говорим правду.

I think kids’ art is 100% a declaration of who they are. I think it’s it’s maybe the last time we tell the truth.

Мы недостаточно взрослые, чтобы купить себе пиво – чему мы можем научить мир?

— Она старая лгунья. Денег или славы захотела. Как та русская царевна Анастасия. Роза Дьюитт Бьюкейтер погибла на «Титанике», когда ей было семнадцать, так?
— Верно.
— Если бы она выжила, ей было бы больше ста лет.
— Скоро исполнится сто один.
— Значит, она очень старая лгунья!

Проклятие возраста — все вокруг становится отражением чего-то другого.

Возраст важнее в паспорте, чем на трассе.

— Как думаешь, я сойду за пятидесятилетнего?
— Я даже не уверен, сойдешь ли ты за живого…

Каждый человек достигает такого состояния, когда от него остаются только фотографии. Последствия твоей жизни становятся важнее её проживания — улики и вещественные доказательства важнее «преступления».

В десять тебя называют гением, в пятнадцать — талантом, а как стукнет двадцать — уже обычный человек.

 Зрелость: возраст, когда ты уже достаточно стар, ч

— Сколько вам лет?
— Давайте так: один человек сказал мне, что я старый, как вы.

Я сама знаю, что ещё молода и прекрасна телом, но, право, иногда мне кажется что мне 90 лет. Так износилась душа.

… Средний возраст — это на десять лет больше, чем тебе самому. Величина переменная.

Волноваться из-за возраста женщины нужно лишь в том случае, если она слишком юна для тебя.

Возраст определяется личным ростом, а не прожитыми годами.

Двадцатилетнего мужчину возбуждают мысли. Сорокалетнего — возбуждает кожа. А для тридцатилетнего самое опасное — когда женщина превращается в силуэт. Он может обнять его так же легко, как самого себя…

У возраста есть своя абсолютная прелесть –
он близких людей превращает навек в друзей.
И если обычной нежности захотелось,
ты знаешь, где чай и чашки, открыта дверь.
И будешь, не важно, чистым ли или грязным,
Бушующим светом или унылой тьмой,
я буду рада просто искренним фразам,
я буду счастлива рядом сидеть с тобой.

Если твоё тело в точности соответствует твоим представлениям, а твои представления сводятся к тому, что состояние тела никак не зависит от времени и определяется внутренним образом, то тебя никогда не смутит, что ты чувствуешь себя моложе своих лет, и не испугает, что ты слишком стар.

С возрастом люди не перестают играть, просто игрушки становятся все дороже и опаснее.

Как говорила моя двоюродная тётя Роза – девочка, если мужчина жмакает тебя за талию ладонями, радуйся! Плакать ты успеешь после сорока, когда на твою талию ему не хватит полного размаха рук…

Если до 33 лет Бог прощает ошибки, то после — все, ты уже пишешь жизнь на чистовик.

— А почему вы не торгуетесь?
— Я не умею.
— Хорошо живете…
— Да что ж хорошего?
— Ну, значит жизнь не заставила научиться.
— Просто она взялась за меня в том возрасте, когда уже ничему не выучиваются.

Не важно сколько тебе лет, но, если ты обладаешь даром и в чем-то понимаешь толк, к тебе должны прислушиваться.

И я, как ты, коплю года,
Чем вызвал зависть и злорадство.
Но сам не верю иногда,
Что лишь года — твоё богатство.

— … Женщина мало чем отличается от мужчины. Вам либо интересно с ней общаться, либо нет. При чём тут возраст? Он не имеет ровно никакого значения.
— А если не только общаться?…
— Всё равно. Вам либо хочется с ней спать, либо не хочется. Возраст — это объективный параметр, интерес и желание — субъективные категории. Не нужно смешивать их в одну кучу.

Дни рождения приятно отмечать до своего совершеннолетия, остальное — всего лишь постоянное напоминание о возрасте!

— Она сказала, что не хочет быть невежливой, но что… — вы только послушайте! — что я слишком стар!
Миссис Оливер поспешила его утешить:
— Что вы хотите! Если человеку больше тридцати пяти, молоденькие девчонки считают его чуть ли не полутрупом.

Красавицы девятнадцати и двадцати девяти лет одинаково уверены в собственной силе, тогда как в десятилетие, разделяющее эти два возраста, требовательность женского естества мешает женщине ощущать себя центром вселенной. Дерзкая уверенность девятнадцатилетних сродни петушиному задору кадет; двадцатидевятилетние в этом смысле скорей напоминают боксеров после выигранного боя.
Но если девчонка девятнадцати лет попросту избалована переизбытком внимания, женщина двадцати девяти черпает свою уверенность из источников, более утончённых. Томимая желанием, она умело выбирает аперитивы; удовлетворённая, смакует, точно деликатес, сознание своей власти. К счастью, ни в том, ни в другом случае она не задумывается о будущих годах, когда её внутреннее чутьё всё чаще станет мутиться тревогой, страшно будет останавливаться и страшно идти вперёд. Но девятнадцать и двадцать девять — это лестничные площадки, где можно спокойно повременить, не ожидая опасности ни снизу, ни сверху.

Не знаю, когда я состарился. Может быть, этим утром. А может, это было много-много дней назад.

Не более суток: человек, который просыпается в моей постели каждое утро, не имеет решительно никакого отношения к тому, кто ложился туда накануне. Иногда их связывают общие воспоминания, но они смутны и малозначительны.

Хуже гастрита в 16 лет может быть только облысение в 22.

По какому такому праву человек считает, что может делать все, что захочет, под тем лишь предлогом, что ему 2 года?

Мне не грустно, просто я
Так давно не был один
И не спрашивал себя,
Нужных слов не находил.
Я и грусти не хотел
И печаль от себя гнал.
Только, что я постарел,
Я еще не понимал…

Моя работа — это секс, наркотики и рок-н-ролл. Но с возрастом понимаешь, что все это — ребячество.

Мне исполнилось 30. Впереди, неприветливо и зловеще, пролегала дорога нового десятилетия.

Вот всегда так: старики посылают молодых воевать. Ставили бы в строй не моложе пятидесяти пяти, разом бы все войны прекратились.

Тысячелетнее дерево легче встретить, чем столетнего человека.

— Сколько тебе лет, Эдди?
— Леди никогда не раскрывает свое возраст.

Когда нам двадцать лет, мы пляшем в самом центре жизни. Когда нам тридцать – бродим в пределах круга, очерченного жизнью. В пятьдесят – плетемся строго по краю, избегая смотреть как внутрь, так и наружу. А потом – и это привилегия детей и стариков – становимся невидимыми.

Хорошо молодое лицо —
Жизнь ещё не писала на нём,
И своим не пахала резцом,
И своим не дышала огнём.
Больно время его обожжёт,
Так же, как обжигало и нас.
Пусть упрямым останется рот,
Не погаснет сияние глаз,
Но добавится что-то ещё —
Станут тоньше, духовней черты.
С этой грани начнётся отсчёт
Настоящей мужской красоты.
Да, тогда лишь придёт Красота,
И теперь навсегда, до конца:
Красота не пустого холста —
Обожжённого жизнью лица.

– Не знаю. Ты иногда кажешься совсем мальчишкой, чуть не моложе меня, а иногда — в самом деле серьёзный взрослый мужчина,  — честно призналась она.
– Знаю за собой такое.  — Я засмеялся в ответ.  — Это результат конфликта характера и жизненного опыта. Первый категорически против серьёзности, второй не даёт совершать желаемое количество глупостей.

Оценить возраст киборга было сложно: выглядел он немногим старше двадцати, а вел себя по большей части серьезнее и умнее двадцатипятилетнего Теодора. Впрочем, когда парни на пару откалывали какой-нибудь номер, восемнадцать они заслуживали только в сумме.

Мы все паникуем по поводу возраста. Лекарство от этого — ваше физическое желание.

Я уже так стара, что стала забывать собственные мемуары.

Кто в сорок лет глуп, тот умным не станет.

Знает не тот, кто много прожил, а тот, кто много постиг.

Один из признаков того, что юность уходит, – это когда у мужчины начинают расти волосы из ушей. Более весомый признак – когда за ланчем он начинает разговаривать о деньгах, а не о женщинах.

Черт, мне двадцать. И это больше не смешно.

Можно быть счастливым в 8 и в 28, но если кто-то говорит вам, что он был счастлив в 16, значит, он либо лжец, либо идиот.

— А что это с Марго?
— Кризис среднего возраста!
— А сколько ей?
— Девятнадцать с половиной!

Внутри меня — все тот же молодой парень, который только недавно вышел на сцену. Понимаете, когда я пою, мое тело чувствует все то же самое, что когда я начинал свою карьеру… Да, я люблю свой возраст. Конечно, да.

Она принадлежала к породе тех «свойских старушек», которые благодаря превосходному пищеварению и полной душевной глухоте остаются законсервированными на два поколения вперед.

Возраст ни о чем не говорит. Так же как серьезное лицо не говорит о наличии ума.

Путешествия обогащают опыт молодых, но случается также, что они вносят смуту в душу пятидесятилетних старцев.

… вы полагаете, что устремления людей приобретают важность лишь с определенного возраста? Разве у вас теперь чувства острей или мысли ясней, чем в десять лет? Разве звуки, краски, запахи мира вы воспринимаете так же ярко и живо, как тогда? (…) Время старит и печалит, и мало что дает человеку сверх этого.

— Мне надо рано встать, завтра я буду играть девятнадцатилетнего.
— Когда ты сказал «рано», ты имел в виду в 86-м?

— Эй, мне двадцать лет! Сделай скидку на возраст!
— Скидки делают только на уцененный товар, а ты себя, надеюсь, таковым не должна считать!

Учиться истине никогда не поздно. В преклонном возрасте похвалы достойна не седина, а характер.

Чем старше становлюсь, тем сильнее ощущаю, будто какая-то неведомая сила с каждым годом по крупице забирает у меня желание радоваться новогодним праздникам. Может, все дело в возрасте? И волшебное предвкушение сказки ушло вместе с детством? Ведь зачастую нам, взрослым, уже просто лень доставлять себе счастье и радость, а обращать внимание на приятные предпраздничные мелочи нет ни сил, ни времени, ни желания… Вместо надежды на чудо и ожидания волшебства наши головы забиты неутешительными новостями из телевизора, растущими ценами в магазинах, тревожными прогнозами на будущее… А тут ещё отсутствие снега, мрачное небо над головой, неулыбчивые лица на улицах… Какое уж тут новогоднее настроение?
… И все же так хочется верить, что ещё день-другой и все изменится! Все проблемы и неприятности станут прошлогодними, в доме запахнет еловой хвоей, мандаринами и шоколадом, а свежее, радостное, новогоднее настроение все-таки ворвется в мою жизнь и непременно изменит ее к лучшему!

С возрастом становишься только умнее и лучше — это как вино.

В моем возрасте нельзя так далеко планировать. Я даже бананы зеленые не покупаю!

… менять привычки и привязанности почти в сорокалетнем возрасте нелепо.

Если бы тебе было 25, это было бы очаровательно, но тебе 32 и это уже глупо.

Если мужчине за 30 и он холост, то тут уже что-то не так. По Дарвину это естественный отбор: чтобы они не размножались.

— Возраст?
— Он не так уж молод, чтобы ухаживать, но не настолько стар, чтобы волочиться.

Моя жизнь делится на два периода: до 20 лет я ничего не помню; потом следуют годы, о которых я предпочитаю забыть.

Сорок лет — старость юности, пятьдесят — юность старости.

Я не знал никого, кто дожил бы до ста лет и был бы интересен чем-либо ещё, кроме этого.

Не только возраст делает человека главой семьи.

Средний возраст группы тридцать лет. Вы отдаете себе отчет? Тридцать лет! Пол жизни уже пролетело, и вы даже уже не успели заметить это. Вам в спину уже дышат отвязные малолетки. Ваши бедра пожирает целлюлит. Вы даже уже выпить не можете так, чтобы на утро посмотреть без слез на себя в зеркало. Вы, конечно, можете записаться на другой семинар, где вас научат расставлять ароматические свечи и расскажут вам о том, что каждая женщина прекрасна по-своему. Но вы-то понимаете, что это не так? Красивая мордашка канает, пока вам восемнадцать. Но теперь, когда нам за тридцать, мы должны что-то противопоставить тем, кто моложе нас — сексуальность, опыт, умение доставить мужчине истинное наслаждение. И мы ведь к этому готовы?

— В нашем возрасте сердце уже всегда б/у.

— Тебе 19?
— Почти 18.
— Ясно. 17.

Романтика не умирает и для тех, кому больше восьмидесяти…

We live with all our sorrows tied to age and separation.

Нам кажется, что с возрастом мы начинаем понимать закономерности, но в действительности мы только утрачиваем воображение. Ребенком я воспринимал мир как волшебство. Конечно, у меня были обычные страхи, например, перед походом в школу, но они ведь были у всех, так что казались мне совершенно нормальными.

Зевес, балуя смертных чад,
Всем возрастам дает игрушки:
Над сединами не гремят
Безумства резвые гремушки.

Сколько раз я в жизни наблюдал: как только стукнет даме под пятьдесят, а в особенности если она вдова или старая девка, то так и тянет ее около чужой любви покрутиться. Либо шпионит, злорадствует и сплетничает, либо лезет устраивать чужое счастье, либо разводит словесный гуммиарабик насчет возвышенной любви. А я хочу сказать, что люди в наше время разучились любить. Не вижу настоящей любви.

Молодость — заблуждение, зрелый возраст — борьба, старость — сожаление.

Глаза сдаются возрасту без боя,
меняют восприятие зрачки,
и розовое всё и голубое
нам видится сквозь чёрные очки.

Когда девятьсот лет тебе будет, не сможешь хорошо выглядеть, а?

(Когда тебе девятьсот лет исполнится, тоже не молодо будешь выглядеть ты.)

— Через несколько дней мне исполнится сорок. Сорок!
— И что?
— А то, что я уже старая.
— А я какая, по-твоему? Древняя?
— Ну перестань, ты же понимаешь, о чем я.
— Да ладно тебе, Рози. Стоит ли так переживать из-за того, что Земля совершила еще один оборот вокруг Солнца. Относись к этому проще.

— Вы… Вы выглядите очень…
— Привлекательно? Спасибо. На секунду я подумал, что ты скажешь, что я молодо выгляжу, и тогда бы мне пришлось объяснять, что мне на самом деле 24 года, и каждый может молодо выглядеть, если будет правильно питаться и заниматься спортом.

Мудрость не всегда приходит с возрастом. Бывает, что возраст приходит один.

Сложный возраст, недостаток родительского внимания и, как результат, острейший кризис оригинальности.

 Возраст зависит от того, как человек себя чувствуе

Чем отличаются тридцать шесть лет от сорока шести? Ощущением, что тридцать шесть — это почти конец, тогда как сорок шесть — самое начало.

Если ты не приедешь на день моего рождения, то мне исполнится не 22, а 44 года…

Если человеку нравится жизнь, если он способен получать удовольствие от каждой минуты, проведенной на этой земле, если он умеет находить для себя радости даже в мелочах, то он молод, какие бы цифры не были написаны в его паспорте.

Когда человек молод, он может любить и в разлуке — он может любить в письмах, в мыслях, в одном лишь пылком воображении, — быть может, он чувствует, что жизнь ещё впереди, а быть может, и потому, что в таком возрасте страсть в нем гораздо сильнее, нежели потребность сердца, а с годами любовь становится привычкой больного, согревающим компрессом для души, у которой осталось только одно крыло и которая уже не так высоко витает в идеальном мире.

Одно и то же в разном возрасте видится по-разному…

Вы, молодежь, считаете, что мужчины умнеют с возрастом, но это не так. Дураком был, дураком и остаешься…

Ее внешность вошла в прекрасную пору абсолютной, исчерпывающей полноты образа, когда лицо выражает покой и свободу от смятений молодости, от стремления непременно успеть и обязательно настигнуть… То золотое сечение возраста, краткий миг благоденствия, когда ты в ладу со временем, собственным телом и собственным лицом…

Я знаю, что мужчина в 17 лет — идиот, в 18 — болван, к 20 развивается до придурка, в 25 он простофиля, в 30 — ни то ни сё, и только к славному 40-летнему возрасту становится обычным дураком.

В двадцать лет красота — это естество, в тридцать пять — награда, в пятьдесят — чудо.

Мне нравится мой возраст. Мне не нравится возрастная группа, в которую я попала.

Вся эта придумка с возрастом — ложь. Наступают моменты, когда тебе пять лет. В один день ты умен, в другой — глуп. Сейчас я чувствую себя мудрой. Это случается нечасто, но случается. Есть моменты, когда я чувствую себя очень глупой. Мне бы хотелось подступиться к любому возрасту в любое время, к любой зрелости.

Каждому мужчине столько лет,
Сколько женщине, какой он близок.

Жизнь следовало бы начинать стариком, обладая всеми преимуществами старости – положением, опытом, богатством, – и кончать ее юношей, который может всем этим так блистательно насладиться. А сейчас мир устроен так, что в юности, когда счету нет удовольствиям, которые получаешь на один-единственный доллар, у вас этого доллара нет. В старости же у вас есть доллар, но уже нет ничего такого, что хотелось бы на него купить.

Когда вам говорят: «Как молодо вы выглядите!» — вам говорят, что вы уже стары.

 У женщины три возраста: тот, который она имеет в с

— Ты немного вырос из возраста, когда занимаются вырезаниями, не думаешь?
— Мне не столько лет, чтобы на меня влияло то, что говорит мне мой отец. Так что я спокоен.

Возраст женщины, которая всех критикует, называется критическим возрастом.

Только с возрастом начинаешь ценить то немногое, что имеешь, и то многое, что когда-то по глупости растерял в нелепой погоне, которую принимал за жизнь – друзей, любовь, свои привязанности. Себя самого, в конце концов…

Возраст — он не в теле, он где-то на самом дне души…

Помните, что люди бывают молоды только раз в жизни. Хватайте счастье таким, каким оно ваc найдет.

Самые интересные мысли приходят в голову, когда тебе восемнадцать лет.

Наверное, каждый это ощущает к тридцати –
Фантомные боли в сердце, но всё чаще рецидив.

В Поднебесной Цепи есть поверье, что время, проведенное с друзьями, не засчитывается в возраст. Так выпьем же за верного друга, который не просто сохраняет мне жизнь, но и вернул потерянные годы.

— А я-то думал, что с годами ты повзрослеешь.
— Какое разочарование, а? Мы не становимся умнее, только старше.

Не стареет лишь незначительный процент людей. В основном с телевидения.

Чем старше человек, тем больше в его жизни того, чего уже не исправить.

Отношение к миру у меня молодое, но тело уже состарилось.

Он мечтал о девушке милой, доброй, двигающейся с изяществом. Она непременно будет прекрасной, потому что, как любое произведение искусства, женская красота со временем открывает новые грани.

Возраст человека делится на три стадии: детство, юность и … «Вы отлично выглядите!». Есть правда ещё четвёртый этап — совсем грустный — «Вы прекрасно держитесь!».

При этом он заявил, что совпадению наших мыслей удивляться не приходится, — в конце концов, пояснил он, мы с ним люди одного, по сути дела, возраста.
— Шутить изволите, молодой человек? Что это значит?
— Ну, меня отделяет от колыбели пятнадцать лет, а вас — примерно столько же от могилы.

То, что видишь каждый день много лет, постепенно превращается в памятник тебе самому — каким ты был когда-то,— потому что несет на себе отпечаток чувств уже почти исчезнувшего человека, появляющегося в тебе на несколько мгновений, когда ты видишь то же самое, что видел когда-то он. Видеть — на самом деле значит накладывать свою душу на стандартный отпечаток на сетчатке стандартного человеческого глаза.

Возраст — лучшая отмазка для нуля, которого достают вопросами, почему он такой круглый.

Проблема не в возрасте, проблема в голове.

Немало женщин, по современным понятиям даже девушек, которым ещё нет тридцати, а смотрятся они уже как пенсионерки — из-за потасканности или неухоженности.

Я тебе не молодёжь, если, конечно, ты не кондуктор. Тогда мне 15.

Возраст — это не цифра, а жизненная позиция.

Возраст измеряется временем. А где время? На часах? В календаре или в лучах солнца, которые движутся по подоконнику?

— Ты бережешь коконы, из которых уже вылетела бабочка. Старые корсеты, в которые ты уже никогда не влезешь. Зачем же их беречь? Доказать, что ты была когда-то молода, невозможно. Фотографии? Нет, они лгут. Ведь ты уже не та, что на фотографиях.
— А письменные показания под присягой?
— Нет, дорогая, ведь ты не число, не чернила, не бумага. Ты не эти сундуки с тряпьём и пылью. Ты — только та, что здесь, сейчас, сегодня, сегодняшняя ты.

Мои ровесницы не говорят мне, что я красивый, однако пожилые подруги моей бабушки говорят мне, какой же я красавчик. Эх, почему я не жил в шестидесятых, когда они были молодыми?

Мне было уже лет девять или что-то в этом роде, а в таком возрасте все люди уже думают — кроме, наверное, счастливых.

Тильдену было под семьдесят. А в этом возрасте человек относится к памяти как к неточному путеводителю по происшедшим событиям.

— Что вы считали нормальным поведением в 9 лет?
— Ну, помогал мыть посуду, стриг газон, улыбался и не говорил, что на самом деле думаю. Они не видели кошку, вылетающую из окна, или как я поджигаю гараж, картинки с ножами и так далее.

В моем возрасте либо уже знаешь наперед все ходы, либо ты пропал.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал для тебя?
— Я хочу, чтобы ты был старый. На десять лет старше. На двадцать лет старше!
Этим она говорила ему: хочу, чтобы ты был слабый. Чтобы ты был такой же слабый, как я.

 Вы вошли в тот возраст, когда к любому мужчине сле

Всякому известно, что, когда тебе за тридцать, ты уже не такая счастливая, веселая и легкомысленная, какой была в двадцать два, и что честный ответ, скорее всего, будет такой: «На самом деле, прошлой ночью мой женатый любовник, который, как оказалось, носит подтяжки и милый свитерок с горлышком из ангорской шерсти, сообщил мне, что он голубой (или сексуальный маньяк, наркоман, моральный импотент) и отлупил меня фаллоимитатором». И реакция: «Здорово, спасибо».

К пятидесяти годам у меня было лицо человека, который может умереть с минуты на минуту. Я умер в девяносто шесть, после долгой агонии.

В 20 лет жизнь еще не кончилась! Она только начинает кончаться. А еще через 20 лет она кончает начинаться.

Когда женщине исполнится тридцать, первое, что она начинает забывать, это свой возраст; а в сорок он уже совершенно изглаживается из ее памяти.

Самая тяжелая форма зависти — это когда человек постарше завидует человеку помладше, потому что понимает, что его время ушло.

Годы идут, и никто из нас не молодеет.

Видишь ли, если тебе 35 лет и все такое, это вовсе не значит, что ты знаешь об устройстве мира гораздо лучше остальных. Это зависит не от того, сколько ты жил, а от того, как ты жил все это время!

Приятное выражение лица сложно сделать, если внутри нет ничего приятного. Это становится особенно заметно с возрастом: по лицу старика всегда можно понять, что это за человек.

Только в тридцать лет женщина умеет пользоваться таким выигрышным положением. Она умеет посмеяться, пошутить, приласкать, не уронив себя в глазах света. В эту пору она уже обладает необходимым тактом, умеет затронуть чувствительные струны мужского сердца и прислушаться к их звучанию. Молчание её так же опасно, как и её речь. Вам никогда не угадать, искренна ли женщина этого возраста, или полна притворства, насмешлива или чистосердечна. Она даёт вам право вступить в борьбу с нею, но достаточно слова её, взгляда или одного из тех жестов, сила которых ей хорошо известна, и сражение вдруг прекращается; она покидает вас и остаётся властительницей вашей тайны; она вольна предать вас на посмеяние, она вольна оказывать вам внимание, она защищена как слабостью своею, так и вашей силой.

В двадцать пять гением может быть любой. В пятьдесят для этого уже что-то надо сделать.

Тебе — 18, ты не можешь знать, чего хочешь. Ты узнаешь, когда тебе будет 45, но тогда ты уже будешь слишком старой, чтобы получить!

Мне исполнился сорок один год. Ты понимаешь, Юрик? Сорок один! Я же пятый десяток разменяла. И что же я, как девчонка-малолетка, всех боюсь? Начальников боюсь, родителей боюсь, даже просто людей на улице боюсь, а вдруг меня кто-нибудь обидит, оскорбит, нахамит мне? Ну сколько же можно всех и всего бояться, а? Что я, рассыплюсь оттого, что на меня кто-то наорет? Да пусть орут, пусть ругаются, с меня даже волосок не упадет.

Твои… черты,
Запечатленные Кануном.
Я буду стариться, а ты
Останешься таким же юным.

Твои… черты,
Обточенные ветром знойным.
Я буду горбиться, а ты
Останешься таким же стройным.

Волос полуденная тень,
Склоненная к моим сединам…
Ровесник мой год в год, день в день,
Мне постепенно станешь сыном…

Нам вместе было тридцать шесть,
Прелестная мы были пара…
И — радугой — благая весть: —
Не буду старой!

Доброта и ум — свойства старости. В двадцать лет женщине куда интересней быть бессердечной и легкомысленной.

 В пятьдесят человек может быть ослом, не будучи оп

А я раньше думал: скоро начнется жизнь, сейчас будет самое интересное… а буквально недавно понял: а она уже идет… Лет 15 как. Более того, лет через 15 она закончится… Стоп! А я же должен еще что-то сделать… успеть, попробовать как-то все еще… ааа!! А она раз — и все… Нет, не в смысле что я умру, а просто все самое главное пройдет… и я буду об этом только вспоминать.

Я думаю, если волосы начинают выпадать еще в молодости, то возрастные проблемы переносятся легче.

Вот когда доживете до моих лет, поймете, что делать это было вовсе незачем.

У тебя была мечта, верно? Прекрасно. В 8 лет это было очаровательно, в 18 вдохновляло на новые свершения, в 28 это выглядит неловко.

Известность очень опасна, потому что незаметно извращает твои мечты. Она меняет всех, но в тридцать пять сопротивляться этим переменам все же проще, чем в семнадцать.

Послушай меня, старина… Не важно, сколько тебе лет, важно, как ты себя ощущаешь. Я, например, себя ощущаю, как кусок варёного дерьма.

Если в возрасте 20 лет ты не коммунист, то у тебя нет сердца. Если в возрасте 30 лет ты не капиталист, тогда у тебя нет мозгов.

У юности нет возраста.

— Поймите, детка. У меня беда.
— Какая?
— Мне двадцать девять лет.

— Просто тетя Сара пьёт.
— Майкл тоже выпивал.
— Майклу было 21 год. В этом возрасте пьянство кажется чем-то новым… и все так делают. А тетя Сара пьет потому, что хочет, чтоб ей было 21 год.
— Тебе 21.

— Хорошо. Сколько вам лет, мистер Губвиг?
— Двадцать шесть. Это важно?
— Мы любим давать читателям самую полную информацию. — мисс резник одарила его сладкой улыбкой — Ну и кроме того, это пригодится, если нам понадобится написать ваш некролог.

Недавно подумала, что в тридцать лет у женщины самая старая душа. Подростковая энергия растрачена, а детские комплексы никуда не делись. Юность прошла, а зрелость, с её уверенностью и силой, так и не наступила: кажется, следом сразу старость.

В разном возрасте для любого из нас содержание книг будет различным.

У возраста есть свои границы познания.
Душе всегда двадцать пять, шестнадцать и сто.
Ты можешь мучиться вопросами мироздания,
а можешь просто жить, всем ветрам назло…

 Возраст — это обстоятельства, а не половая зрелост

В пятьдесят лет мужчина более опасен, чем во всяком другом возрасте, ибо обладает дорогостоящим опытом и часто состоянием.

Пенсия для богатых людей, бедные умирают на работе.

— Он еще слишком мал.
— Или ты слишком стар…

— Тебе не кажется, что я слишком стар для тебя?
— Нет, я люблю антиквариат.

( — Я слишком стар для тебя.
— Нет, я люблю антиквариат. Или стремлюсь к этому.)

Женщина на семь лет моложе, чем утверждают её подруги, и на пять лет старше, чем дают ей мужчины.

В девятнадцать лет человек не согласен просто совершать поступки. Ему важно их всё время оправдывать.

Быть может, это любовь старит нас прежде времени, и она же возвращает нам давно минувшую юность.

Доктор Рид, вы четыре года учились в колледже, потом ещё четыре на медицинском. Значит, вам уже как минимум восемь лет…

Мне когда было 14 лет, я думал, что 40 лет — это так далеко, что этого никогда не будет. Или будет, но уже не мне. А вот сейчас мне практически 40, а я понимаю: действительно не будет… потому что до сих пор 14.

В двадцать лет можно судить обо всех мелочах с точки зрения того, что правильно

Свои пятьдесят пять лет Казим носил с небрежной лёгкостью.

В какой-то момент, в 33 года организм включает энергосберегающий режим. Вот ты пьёшь на вечеринке, всё круто, ты танцуешь на барной стойке, и где-то в час ночи организм тебе говорит: «Так, чувак, тебе, наверное, хватит. Нам пора спать. Не будем терять время — усни прямо здесь!»

— Сколько вам лет?
— Не помню…
— Я бы дал меньше!

Любой возраст, так же как и любая ступень психологического развития, имеет собственную психологическую истину, так сказать, свою программную правду.

 Я совершенно здорова. Но когда уже стукнуло шестьд

Тридцать три для мужика — хороший возраст: главные ошибки уже сделаны, а начинать сначала еще не поздно.

В Древнем Риме средняя продолжительность жизни не превышала сорока лет. Сегодня она приближается к восьмидесяти годам, но я имею в виду духовный мир человека. В духовном отношении мы умираем раньше. Вам не кажется что вы проспали свою жизнь, сеньоры?
Время в нашем восприятии теперь течет значительно быстрее. Дни бегут, годы летят. Что за излишества так подействовали на возраст?
— Излишнее социальное давление, конкуренция, информация, обязательства, тесные рамки, поборы, необходимость находиться на уровне современных требований. Урежьте излишества, даже если это будет сопряжено с потерей денег и статуса. Если вам не хочется стать пожилыми людьми, требующими вернуть себе молодость, которая уже прошла, имейте мужество урезать.

Должен сказать, у меня довольно паршивое настроение. И так уже лет сорок.

Год — это нитка с узелками: когда одни узелки распускаются, умирают, но другие, на другом конце, завязывают новые.

Возраст ещё не повод становиться взрослым.

Почтенный возраст — не заслуга, это со всяким может случиться, вроде как с лестницы упасть.

С возрастом он все сильнее стал ненавидеть людей — в каждом человеке он видел собственные пороки.

Когда я был мальчишкой, сорокапятилетние казались мне стариками. Сейчас я не чувствую груза лет, но вижу морщины у себя на лице. Слишком много смеялся! В душе-то я еще молодой, лет на двадцать пять. Но пить бросил. Когда у тебя свои дети, нехорошо напиваться. Я хочу прожить подольше ради своих детей. Хочу еще с их детьми побегать.

Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится.

Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал взрослым, то оставил младенческое.

Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан.

Не успеешь снять траур по утраченной молодости, как средний возраст уже позади.

Никогда число прожитых лет не заставит признать нас, что мы прожили достаточно.

— Чарли, но я не могу выйти за тебя!
— Почему?
— Мне только 16!
— Это скоро пройдёт.

— Смотрю на тебя и думаю — стареешь ты, Андрюша.
— Купитман, да я по сравнению с тобой младенец с розовой попкой.

— Ну, скажи-ка, «сынок», сколько тебе лет?
— Двадцать четыре.
— Выходит, ты родился, когда мне восемь лет было?
— А тебе сколько?
— Тридцать два.
— Ну ты загнул! Ты ж весь седой!
— Это мука!

Хуже одиночества в тридцать может быть только одиночество в двадцать.

(Хуже, чем быть незамужней в тридцать, может быть только быть незамужней в двадцать.)

Каждая женщина имеет тот возраст, какого заслуживает.

Юность тщеславна: в зрачках открыто
Читается жажда «Быть знаменитой!»
Зрелость скептичнее: «Слава крылата.
Верней и надежнее жить богато».

И знает лишь мудрость порой одна,
Какая всем этим мечтам цена:
Все дело в здоровье. Его, друзья,
Ни славой, ни златом купить нельзя!

… В каждом возрасте и каждом времени есть свои преимущества…

После переходного возраста наступает переход в высшее общество; после «Микки Маус Клуба» — общество клубных покемонов.

Ты не выглядишь на сорок. У тебя вид хорошо сохранившейся шестидесятилетней дамы.

Эта женщина неизменно очаровательна: преклонный возраст не повредил ей ни в чем — она сохранила всю свою память и жизнерадостность. Пусть телу ее восемьдесят четыре года, душе — не более двадцати.

Пятьдесят — еще не страшно.

Есть огромная разница между 25-летней девушкой и замужней женщиной того же возраста.

— Было время…
— 4:35.
— Ты меня не понял. Я не спрашивал, сколько времени, я сказал «было время».
— Было время?
— Возьми, к примеру, вон ту шоколадку. Весьма аппетитно, правда?
— Ей лет 70.
— Сегодня — да… Но было время….

— Вы и так самый пожилой президент в истории страны. Некоторые ваши сотрудники рассказывали, что после встречи с мистером Мондейлом вы очень устали. Вы можете с полной уверенностью заявить, что сможете работать в таких условиях?
— Я отказываюсь считать вопрос возраста центральным для этой кампании. Поэтому я обязуюсь никогда в политических целях не акцентировать внимание на молодости и неопытности моего соперника.

С возрастом ветер все сильнее. И он всегда в лицо.

Мужчинам, которые уже полысели, не следовало бы драться. Им следовало бы философствовать.

Юная красотка пленяет меня. Женщина в годах — захватывает. У одной — красота тела, у другой — опыт и мудрость.

Глаза, Вилли! Они-то у людей не меняются, будь тебе хоть шесть, хоть шестьдесят.

 Способность любить… Это не зависит от возраста. Ст

Я уже в таком возрасте, Фёдор Петрович, что мне приходится быть серьёзной.

С возрастом мы теряем ярость.

До аскетизма нужно дорасти.

… худшее в преклонных годах – то, что из них тоже вырастаешь.

Только вы, мужики, как выпивка — чем старше, тем дороже, а мы, девушки, как устрицы — хороши свежими!

— Ты еще маленькая…
— Не такая уж и маленькая, мне 16, я уже могу понять, когда кто-то ведет себя как полный кретин.

В десять лет — чудо, в двадцать — гений, а после тридцати — обыкновенный человек.

Зря говорят, что с годами становишься мудрее. Как заметил какой-то русский писатель, это только характер может меняться с возрастом; ограниченность же человека не меняется до самой смерти… Иногда эти русские говорят очень дельные вещи. Не оттого ли, что зимой вообще лучше думается?

Это был ладный парнишка лет сорока. «Ну и ну! — сказала себе Софи. — Ещё нынче утром я бы решила, что он старик! Надо же, всё, оказывается, зависит от того, как посмотреть!»

Старые и молодые, мужчины и женщины, все хотят одного: спокойствия и счастья. Разница лишь в том, что молодые думают, будто счастье их ждет в будущем, а старики убеждены, что лучшие дни уже в прошлом.

Иди, наслаждайся! Что ещё делать в двадцать лет? В тридцать извлекаешь уроки. А в сорок — платишь за выпивку.

Иногда любовь дает нам пощечину. И даже если это не впервые, каждый раз это одинаково больно. Любовь никому не делает скидок. Это дело, в котором опыт ничего не значит. Хорошая пощечина в 20 лет ранит также, как и пощечина в 60.

Юный друг, всегда будь юным,
Ты взрослеть не торопись.
Будь весёлым, дерзким, шумным,
Драться надо — так дерись!

Никогда не знай покоя,
Плачь и смейся невпопад,
Я сама была такою
Триста лет тому назад!

Когда время, годами шурша,
Достигает границы своей,
На лице проступает душа,
И лицо освещается ей.

 Давайте сыграем в игру. Я буду называть числа, а в

Нам вчера/ сегодня / завтра
Семнадцать.
Влюбленным всегда семнадцать лет.

… Когда ты старше двадцати пяти, сваливать вину на родителей запрещается.

Мое богатство — мои года.

Мне уже многое поздно,
Мне уже многим не стать,
И к удивительным звёздам
Мне никогда не слетать.
Мне уже многое сложно,
Многого не испытать,
Годы вернуть невозможно,
Но я умею мечтать.

Today we`re younger
Than we ever gonna be.

А факт безжалостен и жуток, как наведенный арбалет: приплыли, через трое суток мне стукнет ровно двадцать лет.

И это нехреновый возраст – такой, что Господи прости. Вы извините за нервозность – но я в истерике почти. Сейчас пойдут плясать вприсядку и петь, бокалами звеня: но жизнь у третьего десятка отнюдь не радует меня.

Фландерс, тебе шестьдесят лет, а ты не прожил ни одного дня.

– Бабушка Роза, а сколько вам лет?
– Оскар, малыш, ты что, можешь запомнить тринадцатизначное число?

Когда он положил трубку, его лицо превратилось в старческое: у людей после наступления определённого возраста лицо на несколько секунд может принять такое выражение, как будто что-то ускользает от них, как будто они собираются превратиться в пыль.

Любовь хороша независимо от возраста.

— Не смешите меня! Как может для мужчины быть женщина постарше — интереснее?
— Легко! Молодость — это оптический обман. Зрелая женщина — это не молоко, не сливки, а сметана. А если ее еще хорошо повзбивала жизнь — то масло!

Она младше чем коньяк в твоём бокале.

— Мне тридцать шесть лет, между прочим.
— Это бестактно с твоей стороны напоминать мне о моём возрасте.

Помнишь, ты сказал, что деньги — ничто? Да, старик, мне 42 года и я наконец-то понял, что ты хотел мне сказать.

 Я становлюсь старше и костенею. Но всеми силами ст

— Скажите, пожалуйста, а сколько же лет вашему сыну Виктору?
— 25!
— Боже мой! 25… и отец троих детей! Моему под сорок, а он как дитя!
— А выглядит совсем как взрослый!

Забыть о возрасте проще, чем ты себе представляешь. Просто перестань отмечать дни рождения. Когда забудешь свой возраст, всё начнёт случаться легко. Шестерёнки жизни смажутся внутренним счастьем, предначертанное пойдёт своим ходом. Заведёшь семью, когда для неё созреешь. Дети появятся, когда будешь к ним готова. Учиться пойдёшь, когда захочешь учиться. Люди же набивают свою жизнь незрелым, ненужным, потому что «подошло время».

Кому, когда седая борода
Мешала быть, как юноша, влюбленным?
Мы любим невзирая на года.

Когда тебе исполняется тридцать наступает сакральный момент: ты понимаешь, что ведешь себя как твои родители.

По-моему, глупо, когда люди пытаются скрыть свой возраст и выглядеть моложе, чем они есть на самом деле. Отказываться от своих лет — это всё равно, что отказываться от себя самого.

Где твои семнадцать лет?
На Большом Каретном.
Где твои семнадцать бед?
На Большом Каретном.

А где твой черный пистолет?
На Большом Каретном.
А где тебя сегодня нет?
На Большом Каретном.

С возрастом начинаешь сознавать, что твои возможности далеко не безграничны, и спокойнее относиться к собственным неудачам.

Ты выходишь на сцену в надежде выдвинуться, наступая на всех, кто станет на твоем пути! Когда вокруг никого не останется — тебя сделают примой! Я тоже стала примой не сразу. Но кто-то помоложе и понастырнее всегда оказывается у тебя за спиной.

У старости есть свои удовольствия, не меньшие, чем удовольствия молодости. Старость находит удовлетворение в собственной совершенности. Она сбросила путы эгоизма. Душа, наконец-то ставшая свободной, радуется быстротечному мгновению, но не молит его помедлить.

Возраст определяется не прожитыми годами, а ответственностью, возможностями и зрелостью ума.

Только одна алхимия придаёт возрасту красоту, и зовётся она чувством.

По паспорту Диду было за пятьдесят, по сердцу восемнадцать. Англичане хорошо говорят: костюму столько времени, на сколько он выглядит.

Каждый этап существования обладает собственным запахом: детство пахнет молоком, юность – дикостью, зрелый возраст – духами, старость – лекарствами.

Мне известно, что тебе около сорока, выглядишь ты на тридцать, думаешь, будто тебе немногим больше двадцати, а поступаешь так, якобы тебе всего лишь десять.

Грусть не может быть бесконечна. В молодости она похожа на легкую простуду, с возрастом больше напоминает мигрень. Грусть, как вирус гриппа, пока не проявится в полной мере, не покинет организм…

В нашей среде не задаются никакими вопросами, пока не доживут до тридцати лет, а тогда бывает уже поздно на них отвечать. Вот как это происходит: тебе двадцать лет, ты делаешь глупость-другую, потом вдруг просыпаешься — а тебе уже тридцать. Вот и все: никогда больше твой возраст не будет начинаться на двойку. Надо решиться быть на десять лет старше, чем десятьлет назад, и весить на десять кило больше, чем в прошлом году. Сколько лет тебе осталось? Десять? Двадцать? Тридцать? Средняя продолжительность жизни сулит сорок два, если ты мужчина, и пятьдесят, если женщина. Но она не учитывает болезней, выпадающих волос, маразма, пятен на руках.

— Ты же знаешь, что ты мне нравишься.
— Тогда почему ушел?
— Потому что тебе 15!
— Какое значение это имеет, если тебе кто-то нравится?

До тридцати лет некоторым людям ещё можно верить; но после тридцати верить нельзя уже никому.

Мне всегда казалось, что приставка «мадам» — как лишняя морщина — делает тебя старше сразу лет на 10.

Говорят, труднее всего прожить первые семьдесят лет. А дальше дело пойдет на лад.

Прожитые годы давят на кости.

Самый главный подарок, который опыт дарит людям — это умение отделять зёрна от плевел. Сколько ж было в юности переживаний из-за пустяков, которые тогда казались вселенской трагедией! Сколько времени и сил было потрачено на вещи, не стоившие и ломаного гроша! Сколько души и нервов было отдано отношениям с людьми, которые явно этого не заслуживали!… С возрастом уже всё не так. Уже умеешь понять, что ценно, и посвятить себя только этому…

Люди за тридцать далеко не самые позитивные няшки в мире. Потому что у тебя уже достаточно жизненного опыта, чтобы ненавидеть человечество в целом, но ты ещё и недостаточно самодостаточен, чтобы быть наедине с собой нормально.

Человек молод или стар в зависимости от того, каким он себя ощущает.

Средний возраст — это когда ваш возраст становится виден в средней части тела.

Запомните: сколько бы вам не было лет — это самый подходящий возраст, чтобы любить, мечтать и радоваться жизни.

Парни в 20 лет — пустая трата времени. У них нет ничего для разговора: они незрелые. Я предпочитаю мужчин постарше.

В двадцать один год жизнь лежит перед тобой, как карта. И только годам к двадцати пяти начинаешь подозревать, что смотришь на карту вверх ногами, а к сорока окончательно в этом убеждаешься. А к шестидесяти, уж поверьте, вы узнаёте, что безнадёжно заблудились.

Это неизбежно: после двадцати пяти лет любая встреча на жизненном пути — повторение пройденного.

 Годы обостряют пороки и заметно притупляют достоин

Одно точно — сердце никогда не уходит на пенсию Никто не может перестать любить по собственной воле ни в каком возрасте.

— Cколько тебе лет?
— Уже можно.
— Что можно?
— Приставать к тебе!

После определенного возраста каждый человек отвечает за свое лицо.

Рыжий безнадежно старше их. Не годами, а количеством вопросов, которые задает сам себе.

Любовь сметает всё: веру, богатство, национальность, границы, возраст. И даже смерть.

Я рассуждаю философски. Полагаю, что это распространенный способ мыслить, когда тебе скоро стукнет тридцать. Своего рода защитный механизм, потому что человек начинает осознавать потери — потерю времени, достоинства, идеалов. Я не радуюсь тому, что остался без лодки, но аханье её вернет не больше, чем вчерашнюю молодость.

Первые пятьдесят лет
Как первые пятьдесят грамм.-
Хорошо, но быстро.

Возраст — это просто цифры, а не состояние ума или причина для какого-то определенного поведения.

… секрет женского счастья — умение вовремя перейти из одного возраста в другой, а возрастов у женщины три: дочь, жена и мать.

В двадцать пять мужчины полагают, будто знают все на свете; в сорок – рассказывают бесконечные истории, слушая которые можно выкурить целый ящик сигар; в шестьдесят…ах, в шестьдесят…там ужи до семидесяти недалеко; а пятьдесят – это пора возмужания.

Петер говорит:
— Вот еще одна вещь, которой я не понимаю: ваших отношений с Кларой. Она гораздо старше вас.
— Возраст не важен. Я ее любовник. Это все, что вы хотели узнать?
— Нет, не все. Это я уже знал. Но любите ли вы ее?
Лукас открывает дверь:
— Мне неизвестно значение этого слова. Никто его не знает. Я не ожидал от вас подобных вопросов.
— Однако вам еще не раз придется услышать подобные вопросы. И иногда вы будете вынуждены на них отвечать.

С возрастом человек, как это ни странно, начинает обращаться с молодыми, как с детьми, забывая, каков был сам в такие годы.

— С возрастом становлюсь медленнее, Альфред.
— Вы слишком стары, чтобы умереть молодым. Но не то чтобы не пытались.

Муж миссис Х., девяноста двух лет, упал и сломал себе нос. Миссис Х. опасается, что это может обезобразить его на всю жизнь.

Он ощущал небольшую неловкость, ту неловкость, которая обыкновенно овладевает молодым человеком, когда он только что перестал быть ребенком и возвратился в место, где привыкли видеть и считать его ребенком.

Красота — это искра, вспыхивающая, когда через даль годов внезапно соприкасаются два разных возраста.
Красота — это упразднение хронологии и бунт против времени.

Возраст — это что-то, не имеющее значения, если вы не сыр.

Обычная история:

Бежал вперёд от цели к цели,
О чём мечтал, всего достиг,
И только отдохнуть хотел я, –
Из зеркала глядит старик.

— Какой ужас! Я отмечаю свой тридцать пятый день рождения!
— Будь добра, заткнись? Мне вообще сто сорок лет.

Нам уже по 40. Даже если судить по западным стандартам, мы в том возрасте, когда можем даже не знать, когда нас кто-то любит.

Как люди в этом возрасте могут решать, с кем они хотят провести остаток своей жизни? Я не могу решить, что съесть на обед!

Старыми ногами он твердо стоит на земле, в его пальцах живет мастерство, а в костях мудрость, и на мир он смотрит открытыми глазами.

Мне двадцать восемь. Знакомые называют мой возраст «под тридцать» и считают, что я обязана думать о чем-то важном: о детях, общественном положении, пенсионном фонде, даче, машине, занятиях спортом… Потому что сейчас мне «под», а когда станет «за», будет поздно — на мне никто не женится, ребенок родится эпилептиком, а все приличные должности достанутся молодым и дерзким.

— Я мужчина! Хоть куда! В полном расцвете сил.
— Да-а? А в каком возрасте бывает этот… расцвет сил?
— Ну, знаешь, э-э-м-м… Не будем об этом говорить.

— Сколько тебе лет?
— 17.
— И давно тебе 17?
— Довольно давно…

— Да, у меня вчера было свидание с Чарли из транспортного.
— Да? Ну и сколько ему лет?
— Примерно моего возраста.
— Тебе не кажется, что он слишком староват для тебя?

… теперь нет ни юношей, ни молодых девушек; двадцатипятилетние старики и старухи устало бродят по свету, обдумывая пользу жизни, расследуя порок и насмехаясь над чувствами.

… когда-нибудь ты дорастёшь до такого дня, когда вновь начнёшь читать сказки.

(Однажды вы станете такими взрослыми, что снова начните читать сказки.)

С какого возраста начинаешь просыпаться усталым?

 На твоем лице морщины, которых не было в семнадцат

Жаль, что людей нельзя отреставрировать, словно картины.

Мне 25 лет и… 13 месяцев.

Она была в два раза меня моложе, то есть в два раза искреннее.

Кое-кто говорил, что ей рано выходить замуж, — в таком возрасте надо путешествовать и вообще получать от жизни удовольствие. Ну и что? Джерри и Холли просто стали путешествовать вместе. Так было намного лучше, потому что, стоило им расстаться, Холли чувствовала себя так, словно ее тело лишилось какого-то жизненно важного органа.

— Сколько лет?
— Тридцать четыре. Мне не хочется говорить о ней плохо, но выглядит она на все тридцать пять.
— Невероятная разница.
— Представь себе — да! Я между тридцатью четырьмя и тридцатью пятью годами прожила прекрасные десять лет.

Я не настолько взрослый, чтобы в моей игре разум преобладал над инстинктами.

Какое значение имеет возраст, если нас связывает настоящая дружба?

В любом возрасте оставаться ребенком — лучший способ прожить жизнь на полную.

У меня нет настоящего паспорта, я не знаю, сколько мне лет, и мне все кажется, что я молоденькая.

Старость — это возраст разочарований… А юность — возраст иллюзий.

Похоже, чем старше мужчина, тем моложе его очередная жена.

Есть люди, которых старость не догоняет.

— А это что за невиданное чудовище?
— Это не чудовище, это Коза…
— Это из которой сыр?
— Сколько тебе лет?
— Шестнадцать!
— Когда мне было три года, я уже знала, что такое коза!

Самый трудный подростковый возраст — между тридцатью и сорока.

 Уверенность большинства в том, что они выглядят на

Мужчине столько лет, на сколько он себя чувствует, женщине столько, на сколько она выглядит.

В восемнадцать лет, наверное, все же проще. Тот, кто сделал призывной возраст в восемнадцать лет — был очень умный. В таком возрасте человеком гораздо проще манипулировать. Еще романтика и грезы о подвигах. Еще нет ответственности. Нет семьи. Почти нечего терять. Проще загадить голову высокими лозунгами о долге, Родине, патриотизме, доблести. К сорока годам все это уже не работает. К сорока годам вообще становишься осторожней.

Двадцатилетние девушки — прекрасны, пока не увидишь одну из них рядом с мужчиной, который разбил тебе сердце.

После сорока мне стало нравиться, когда меня называют придурком. Мне исполнилось сорок совсем недавно. Вроде бы сорок — это не очень мало, и нужно, типа, о чем-то задуматься. Но пока вокруг меня толпы людей за 50, которые творят такие безумные штуки, на которые я не могу решиться в свои сорок три, я ни о чем задумываться не собираюсь.

На самом деле этой девочке было по крайней мере под тридцать (никогда я не мог установить её точный возраст, ибо даже её паспорт лгал), и она давно уже рассталась со своей девственностью при обстоятельствах, менявшихся по настроению её памяти.

Женщине может быть сколько угодно лет. Главное, чтобы она не превратилась в тетку. А эта беда случается и в двадцать.

Несмотря на свой преклонный возраст — целых двадцать два года!

Тяжело быть взрослой. Столько людей, все от тебя чего-то хотят, вяжут по руками и ногам.

С восемнадцати до двадцати, в тот странный возраст, когда государство даёт в руки оружие, но ещё не позволяет покупать водку, я служил в десантных частях.

Почему девушки красятся как старухи, а старухи как девушки?

Мечтам и годам нет возврата.

Возраст? … Женщина вольна не отвечать на этот вопрос. Просто напишите, что я женщина без возраста.

Она выглядит на двадцать пять (когда молчит), рассказывает всем, что ей
почти двадцать шесть, хотя месяц назад ей исполнилось двадцать три.

— 30 это не так много. Знаешь сколько лет Земле?
— Под 40?

 Ему исполнилось всего лишь двадцать, и с каждой же

В 20 лет ваше лицо дает вам природа, в 30 его лепит жизнь, но в 50 вы должны заслужить его сами… Ничто так не старит, как стремление молодиться. После 50 никто уже не молод. Но я знаю 50-летних, которые более привлекательны, чем три четверти плохо ухоженных молодых женщин.

У каждого своё время. Ты можешь смотреть на тридцатилетнего человека и знать, что, когда волосы его поседеют, а лицо покроют морщины, он обретёт свою наилучшую внешность. Взять того же профессора, Дональда Трефузиса. Подростком он должен был выглядеть смехотворно, ныне же стал самим собой. Другие, чей подлинный возраст составляет лет двадцать пять, стареют гротескно, их лысины и раздавшиеся животы оскорбляют то, чем эти люди были когда-то.

В пятьдесят лет каждый из нас имеет такое лицо, какого заслуживает.

Восемнадцать смотрят на тридцать четыре сквозь туманную дымку юности; но двадцать два с беспощадной четкостью видят все, что относится к тридцати восьми.

По-моему, двадцать пять – наиболее трудный и больной возраст и для тебя, и для окружающих. Ты способен соображать, с тобой обращаются как со взрослым. Но бывают встречи, которые сталкивают тебя в отрочество, ибо тебе не хватает опыта, чтобы постичь и усвоить их значение.

Терпению мы учимся с годами. Чем меньше остаётся жить, тем легче нам даётся ожиданье.

Иногда тебе нужна смена обстановки, чтобы разобраться в том, кем ты будешь дальше. Когда тебе 18, тебя считают взрослым, но мне кажется, что в этом возрасте у тебя все еще детский склад ума, по крайней мере, так было у меня.

Если в детстве вы были послушной, тихой и прилежной девочкой, то лет этак к девятнадцати непременно захотите исправить всю несправедливость ситуации и наверстать упущенное.

Иногда встречаешь женщину, глядя на которую гадаешь и не можешь понять, сколько же ей лет. Смотрится она великолепно, и оттого про нее хочется сказать, что она находится в возрасте где-то между двадцатью пятью и вечной молодостью.

Многие думают, что в юности эмоции сильные, а с годами они стираются. Неверно. С годами человек учится управлять своими чувствами, подавлять их. Но сами чувства слабее не становятся. Просто они прячутся и концентрируются в укромных местах. И если вдруг случайно наткнешься на такой тайничок, полетишь в пропасть. Боль будет нешуточная. Знаешь, я теперь то и дело на них натыкаюсь, то и дело…

Молодая красивая женщина — это чудо природы. Немолодая красивая женщина — это чудо искусства.

Странная вещь! Терпение приходит с годами. Чем меньше остается лет жизни, тем больше наша способность к терпению.

Когда друзья напоминают, что мне уже больше шестидесяти лет, Я сама не могу в это поверить. Кажется, что мне всё еще двенадцать лет. Я, наверно, осталась в том детском возрасте и смотрю на мир широко раскрытыми глазами. Мне всё ещё интересно жить. Я благодарна судьбе за каждый прожитый день, за возможность постоянно открывать для себя что-то новое… Если вам посчастливилось сохранить в себе душу ребёнка, тогда самое лучшее в вашей жизни ещё впереди…

Да бросьте вы про возраст. Все мы в одном возрасте: живы, и слава Богу.

 Несколько десятков новых годов делают человека ста

— С возрастом приходит мудрость.
— С возрастом приходит усталость.

Нынешние женщины скрывают вес, а не возраст.

Возраст у меня такой, что, покупая обувь, я каждый раз задумываюсь: «Не в этих ли штиблетах меня будут хоронить?»

В 20 лет ты ещё можешь чего-то добиться одними пылкими взглядами, в 30 — своей интересной личностью, но в 40 тебе нужны деньги и слава.

Годам к пяти все уже сформировано: умение любить и ненавидеть, любопытство и стремление познавать окружающий мир. Темперамент, характер — все заложено изначально.

С возрастом начинаешь ценить традиции, в какой бы форме они ни проявлялись.

В любом возрасте гораздо интереснее проводить время с тем, кто старше или младше тебя — только не со сверстниками.

С годами сам секрет теряет смысл. Но то, что он у вас есть — отнюдь.

Наше сегодняшнее выступление мы посвящаем дамам бальзаковского возраста. Многие мужчины сбрасывают их со счетов, но мы-то знаем: чем старше дама, тем вкуснее борщ.

Горе миру, который не ведает уважения к возрасту.

Средний возраст — это когда ты слишком молод, чтобы идти на пенсию, и слишком стар, чтобы получить другую работу.

Я не хочу думать про возраст, но кругом знаки. Кругом. Мне моя подруга недавно рассказала анекдот, а потом снова рассказала его же через пятнадцать минут. И самое обидное, что я это поняла когда уже смеялась второй раз.

Возраст — безжалостный вор. Когда дни твои подходят к концу, он лишает тебя ног и сгибает спину. Боль и помутившийся рассудок — вот его приметы.

Иногда человек бывает старше своей наружности.

 Я обожаю мужчин за семьдесят. Они всегда предлагаю

Возраст не всегда делает нас мудрее.

Скоро уже безрассудные поступки мне будут не по возрасту.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ