Цитаты про вирусы

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про вирусы. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Мой компьютер, как и сердце, давно должен был осво

В живой клетке он [вирус] ведёт себя как живое существо, а вне клетки мёртв как камень. Из чего очевидно, что нельзя провести чёткой границы между живым и мёртвым.

— Ты знаешь, мы могли бы видеть друг друга, если бы ты включила компьютер.
— Я не собираюсь подходить к той чертовой штуковине. Я заражусь компьютерным вирусом!
— Ты не можешь заразиться компьютерным вирусом.
— О, так ты теперь и астронавт, и врач?

Деньги – они ведь как любой вирус: едва он проник в человека и начал разлагать его, он уже вновь в поиске новой жертвы и свежей, неиспорченной крови.

— Слишком короткий срок для любого заражения; я подумал, что ЦКЗ лучше отойти на второй план…
— Я согласен.
— Правда, что ли?
— Разумеется.
— Как часто вы трогаете свое лицо?
— Что?
— В течении дня… Как часто?
— Я не знаю. Один раз в час…
— Каждые три минуты. Ваши руки трогают рот каждые пять минут, и вы трогаете кого-то каждые двадцать минут. Вот так распространяется инфекция. Не любите террористов, а попробуйте договориться с вирусом? Вирус существует только для того, чтобы искать переносчика и размножаться. Это все, что он делает, а делает он это быстро. У него нет политических взглядов, нет религиозных убеждений или каких-нибудь культурных заморочек, и он совсем не уважает закон. Ему не известны понятия времени, географии. Для него сейчас по прежнему Средневековье, с той лишь разницей, что можно летать в металлической трубке от одного пира к другому. Так начинаются эпидемии. Ну что, все еще хотите войти туда первым?

Существует потенциальная опасность привнесения болезнетворных организмов в существующую земную экологическую структуру. По нашему мнению, полностью удовлетворительной стерилизации космических зондов и пилотируемых аппаратов, возвращаемых на Землю, достичь невозможно. Считаем необходимым безотлагательно создать научный комплекс, способный бороться с внеземными формами жизни, если таковые будут случайно превнесены на Землю.

Поскольку инфекция переносится явно по воздуху, вероятен контакт через кожу или через легкие. Микроорганизм может внедряться непосредственно сквозь кожный покров. Или попадать в легкие при дыхании. Или и то и другое.

Наша встреча была иной,
Всему виной:

Пандемия, локдаун, дом —
Сплошной дурдом.

Мы друг друга нашли в сети:
«Куда ж пойти?»

Мы решили гулять в лесу,
«Я Вас спасу!»

Обещание дал. Итог:
Спасти не смог.

Я без страха привился «V»,
А Вы мне: «Фи!»

Отказались колоть: «Бурду?
Прости, пойду».

Я просил, умолял. Увы,
Упёрлись Вы.

И однажды Ваш голос стих,
Как этот стих…

Стоун исходил из той посылки, что угроза бактериального заражения при космических исследованиях — угроза двусторонняя и что защита от нее также должна быть двусторонней. До статьи Стоуна предметом научного обсуждения служила в основном лишь опасность, угрожающая другим планетам от спутников и космических зондов, которые могут нечаянно занести туда земные микроорганизмы. В 1959 году в НАСА были введены строгие правила стерилизации космических аппаратов перед запуском. Стоун рассмотрел ситуацию, противоположную по характеру. Он указал, что в равной мере вероятно и другое: заражение Земли внеземными организмами через посредство космических зондов.

Существует только одна форма инфекции, которая распространяется быстрее, чем вирус. И это — страх.

(Лишь одна эпидемия распространяется быстрее вируса, — подумала она. — Это страх.)

Не многие американцы представляют себе, какого размаха достигли в США военные химико-биологические исследования. Сумма правительственных расходов на разработку химического и бактериологического оружия превышает 500 миллионов долларов в год. В университете Джона Гопкинса выполняли программу сравнительного изучения существующих или потенциально возможных болезней, представляющих интерес для ведения бактериологической войны, и изучения некоторых химических и иммунологических реакций на отдельные анатоксины и вакцины.

Правда — это вирус.

Форт-Детрик строился специально для разработки новых химических и биологических средств ведения войны. Только 15 процентов проведенных здесь работ освещаются в научных журналах, остальное засекречено, как и все исследования в Харлее. Харлей представляет собой сверхсекретное учреждение, занимающееся главным образом вирусами, за последние десять лет там выведены многие новинки.

Отдыхает планета…
моря.., города.., поля..,
тротуары.., проспекты.., мосты.., автострады.., дороги…
Может.., каждого гостя задуматься просит Земля…,
чтобы мы об неё..
вытирать перестали бы ноги…

В будущем обеспечение асептической среды, «острова жизни» и системы поддержания стерильности приобретут еще большее значение.

 Если у тебя на компьютере постоянно живут вирусы,

— Что если вирус мутировал и стал более вирулентным, и им можно заразиться также легко, как простудой, и скоро, как в фильме «Я — легенда», нас ждет настоящий кошмар.
— Вы наркоман?
— Нет, я аллергик, но…

За многие века сосуществования человек постепенно выработал очень точно сбалансированный иммунитет по отношению к большинству микроорганизмов. Сотни различных видов вирусов и бактерий обитают на коже, в легких, кишечнике и даже в крови. Потенциально все они смертельно опасны, однако человек постепенно приспособился к ним, и лишь некоторые из них способны теперь вызывать у него болезни.

Вирусы состоят из чистой ДНК (или аналогичной самореплицирующейся молекулы), окруженной белковой оболочкой. Все они паразиты. Предполагается, что они возникли из «взбунтовавшихся» генов, которые освободились и теперь путешествуют из тела в тело прямо по воздуху, а не более традиционным способом — в таких «экипажах», как сперматозоиды и яйцеклетки. Если это так, то мы могли бы с тем же успехом рассматривать себя как колонию вирусов.

— Может дыхнешь на меня, заразишь своим энтузиазмом?
— Бог знает, чем ты заразишься.

…Я искал правду. Нашёл её. Она мне не понравилась. Хотел бы я теперь забыть её к чёрту. Алекс Мерсер. Город пострадал из-за его ошибок, из-за того, что он наделал на Пенсильванском вокзале. И, кем бы он ни был, он — часть меня. Закрывая глаза, я вижу память тысячи мертвецов — кричащих, когда я забираю их жизни. Мгновения, которые я буду переживать вечно. Чем я стал? Чем-то меньшим, чем человек. Но так же и чем-то большим.

— Знаешь, что такое вирус?
— Вирус?
— Ну да. Вирус.
— Это такая форма жизни?
— Нет.
— А что?
— Это такая форма смерти…

Продажа масок людям в условиях пандемии — равносильна продаже патронов солдатам на войне.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ