Цитаты про взрослы][

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про взрослы][. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Для малых детей взрослые всегда кажутся умными и а

На самом деле с годами мы не взрослеем, а лишь приучаемся выглядеть взрослыми.

Люди никогда не взрослеют. Они просто учатся вести себя на людях.

Кто никогда не был ребенком, никогда не будет взрослым.

Эдди открыл одну из великих истин детства: настоящие монстры — взрослые.

Когда пишешь роман о взрослых, точно знаешь, где остановиться, — на свадьбе; но когда пишешь о детях, приходится ставить последнюю точку там, где тебе удобнее.

Мало ли, что они взрослые. Это еще не значит, что они правы.

Драматическое отличие ребёнка от взрослого, собственно говоря, состоит в следующем: ребёнок живёт к «колеблющемся мире», законы которого ему неизвестны и постигаются по мере необходимости; мир взрослого статичен, регламентирован, снабжён многочисленными комментариями и полезными в хозяйстве «сносками». Неожиданность, необычность, инородность, все смыслы волшебного английского слова «strange» — нормальное явление в жизни ребёнка, но взрослого эти факторы эффективно выбивают из колеи.

Все хотят научить чему-то, поскольку взрослые…

Мы стали теми, кем нас пугали в детстве.

Взрослые не знают, что это такое — быть ребенком,
Даже когда утверждают обратное. Они ничего об этом не помнят. Ты уж поверь. Они все позабыли. Забыли, каким огромным казался им тогда мир. Как трудно было слезать со стула. И каково это было — все время смотреть снизу вверх. Позабыли. Не помнят напрочь. И ты позабудешь.
Взрослые, правда, любят поболтать о том, как это было прекрасно — быть ребенком. Иногда они даже мечтают снова стать детьми. Только вот о чем они мечтали, когда детьми были? Ты-то знаешь? По-моему, они мечтали наконец-то стать взрослыми.

Дети не такие дураки, чтобы верить, будто все всегда повторяется. Это как раз типичная взрослая дурость.

У детей существуют два способа передвижения, один из которых утрачен большинством взрослых. Первый – это плестись и волочиться. Второй – это бежать вприпрыжку. Как правило, нормальный ребенок первым способом движется в школу, а вторым – обратно.
У взрослых, как вы понимаете, утрачен второй способ.

Я люблю младенцев и маленьких детей, пока они еще не выросли, и не стали думать, как взрослые, и не научились, как взрослые, лгать, и обманывать, и подличать.

— Летим со мной туда, где ты никогда не станешь взрослой.
— Никогда – это очень долго.

 Взрослым нравится думать, что они знают, что твори

Когда взрослые, имея дело с одаренными детьми, ставят перед ними новые и новые цели. Нередко получается, что дети, чересчур озабоченные решением этих задач, постепенно теряют свойственную их возрасту свежесть ощущений, радость от достижения цели. Замыкаются в себе, перестают давать волю чувствам. И нужно потратить много времени и сил, чтобы отомкнуть детскую душу. Детские души податливы, их легко можно согнуть. Но, раз согнувшись, они застывают, и распрямить их очень трудно. Часто даже невозможно.

С возрастом люди не перестают играть, просто игрушки становятся все дороже и опаснее.

Быть взрослыми — это значит не стесняться просить о помощи.

Блин, взрослые иногда бывают такими тупыми, ха-ха…

Взрослые никогда ничего не понимают сами, а для детей очень утомительно без конца им все объяснять и растолковывать.

Я уже давным-давно такой взрослый, что самому страшно.

— Когда я в младшей школе был, мне старшеклассники такими взрослыми казались…
— Даже мне вы все взрослыми кажетесь. Кроме брата.
— Эй! Я вообще-то я выгляжу ужасно взрослым! На жизнь постоянно жалуюсь, грязной лжи не гнушаюсь, от проблем трусливо убегаю.
— Неужели в твоём представлении образ взрослого выглядит так печально?

Взрослый человек не может снова стать ребенком, не впадая в детство. Но разве его не радует наивность ребенка и разве сам он не должен стремиться к тому, чтобы на более высокой ступени воспроизвести присущую ребенку правду?

Счастье есть воображаемое состояние, которое прежде приписывалось предкам; теперь же взрослые обычно приписывают его детям, а дети — взрослым.

Быть взрослым значит быть одиноким.

Все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит.

Взрослые утешаются памятью о былом, а дети надеются на будущее.

Как странно мы проводим тот маленький отрезок времени, называемый нашей жизнью. Ребенок говорит: „Когда я стану юношей“. Но что это означает? Юноша говорит: „Когда я стану взрослым“. И, наконец, став взрослым, он говорит: „Когда я женюсь“. Наконец, он женится, но от этого мало что меняется. Он начинает думать: „Когда я смогу уйти на пенсию“. А затем, когда он достигает пенсионного возраста, он оглядывается на пройденный им жизненный путь; как бы холодный ветер дует ему в лицо, и перед ним раскрывается жестокая правда о том, как много он упустил в жизни, как все безвозвратно ушло. Мы слишком поздно понимаем, что смысл жизни заключается в самой жизни, в ритме каждого дня и часа.

… есть взрослые, которые видят только деревья, а лес – никогда.

Насколько мне известно, взрослым случается иногда задумываться о своей бездарной жизни. В таких случаях они начинают стонать, бестолково метаться, как мухи, которые тупо бьются и бьются в стекло, чахнуть, страдать, переживать и удивляться, как занесло их туда, куда они вовсе не стремились. У самых умных эти причитания превратились в ритуал: о, презренное, никчёмное буржазное прозябание! Сидят в гостиной за столом и вздыхают с самодовольным видом: «Эх, где мечты нашей молодости! Развеялись как дым, такая сволочная штука — жизнь». Ненавижу их фальшивую умудренность! На самом деле они ничем не отличаются от остальных — такие же ребятишки, которе не понимают, что с ними случилось, им хочется плакать, но они пыжатся и корчат из себя больших и крутых.

Взрослые — они как дети, только ещё хуже, потому что их никто не накажет за плохое поведение.

— Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?
— Я хочу быть тем, кем хотят быть все взрослые, ребёнком.

Взрослых людей даже среди очень старых и беспредельно могущественных — единицы. Ну ладно, дюжины. Все равно исчезающе малый процент.

Вечно повторяется одно и то же. Как только дашь себя увлечь и заговоришь со взрослыми о чём-нибудь по-настоящему важном, всё кончается разочарованием или даже унижением.

Быть взрослым — значит понимать, что ты не сможешь защитить тех, кого любишь, от всего.

Я слушал и верил всему миру, как верят правде дети, а может быть, только дети. Взрослые, зачастую, уже не могут верить ни во что.

Большинство взрослых настолько освоились в мире, что всё Творение они принимают как само собой разумеющееся.

Когда мы убиваем в детях способность критически мыслить, говоря, что кролики появляются из шляп, мы создаем взрослых, которые верят в астрологию и гомеопатию.

Если взрослый вспоминает своё детство, оно представляется ему счастливым временем, когда радуются настоящему и, ничего не желая, идут навстречу будущему, поэтому взрослый завидует детям. Но сами дети, если бы они могли дать об этом сведения, сообщили бы, вероятно, другое. Вероятно, детство не есть та блаженная идиллия, какой она нам кажется позже, если желание стать взрослым и делать то, что делают взрослые, заставляет детей стремиться поскорее пережить годы детства.

Когда-нибудь ты станешь взрослым и умным.
И будешь заниматься сексом — столько, сколько захочется.

Взрослые всегда должны помнить о том, чтобы не показать детям дурного примера.

Взрослым тоже нужны родители.

Почему взрослые думают, что дети лучше переносят тайны, чем правду? Разве они не знают про мрачные истории, которые плетешь себе сам, чтобы объяснить тайну?

Только очень глупые взрослые всегда ведут себя как положено взрослым, и только очень глупые дети всегда похожи на детей.

Взрослые умеют сдерживать себя и, даже отчаянно рыдая, экономят силы, потому что краешком сознания понимают: жизнь продолжается, и когда-нибудь придётся прекратить плакать, встать и пойти умыться, извиниться перед всеми присутствующими за свое поведение, а потом выпить кружку камры и отправиться спать. А вот младенцы не имеют представления о будущем, они живут только здесь и сейчас, а потому всегда плачут так, словно в их распоряжении вечность, которую надо наполнить криком и слезами.

Ну что за уроды эти взрослые: говоришь им о цвете глаз твоего нового друга-странном, как отблеск заката на стекле,-вдруг он вампир? а они тебе: кто его родители, как он учится, куда думает поступать; а потом сам становишься таким-определенным, определяющим, как геометрия.

Разница между ребенком и взрослым человеком в том, что ребёнок ищет счастья, а взрослый избегает несчастий.

Люди не могут оставаться детьми вечно. Как бы нам не было одиноко и больно… мы должны становиться взрослыми.

Ничто так меня не раздражает, как эти взрослые, которые не слушают детей и воображают, что всё знают.

Преимущество детей состоит в том, что они любопытны, а взрослые претендуют на обладание абсолютными истинами, что мешает им испытывать изумление.

Обрывки серьезных взрослых слов
уже не мешают мне видеть сны,
Я засыпать привык давно
под ругань из-за стены…

Трудный ребенок — это ребенок, задавленный требованиями чистоплотности и подавлением сексуальности. Взрослые считают само собой разумеющимся, что ребенка надо научить вести себя так, чтобы жизнь взрослых была как можно более спокойной.

Каким взрослым мечтал я стать? Какой взрослый – хороший? Тот, что в определённом возрасте устраивается на работу, тот, что в определённом возрасте женится, тот, что уже заранее составил план своей жизни? Такой взрослый, которого все остальные люди считают хорошим? Какой он? Если я стану взрослым, я буду счастлив? Не знаю…

Ребёнок привязывается к кукле, щеглу, цветку в горшке, потому что пока ещё у него ничего больше нет; узник или старик привязывается к тому же самому, потому что у них уже ничего нет.

Взрослые вечно думают самое скучное.

— Чуть ли не сто тысяч лет взрослые вертят под носом у своих детей такой переплёт из верёвочки… Не удивительно, что ребята растут психами. Ведь такая «кошкина колыбель» — просто переплетённые иксы на чьих-то руках. А малыши смотрят, смотрят, смотрят… И никакой, к чёрту, кошки, никакой, к чёрту, колыбельки нет!

… дело в том, что пока ты маленькая, ты можешь видеть то, что невидимо для тебя большой.

Вот так вот. Вроде взрослые люди, а мозгов нет. В наше время вообще трудно взрослеть.

Взрослые никогда не верят, если вы говорите с ними всерьез.

Взрослые… думают, что уже знают все. Они вырастают и вместо того, чтобы расширять кругозор, решают, во что им верить, а во что не верить. В подобных вещах невозможно сделать выбор: вы либо верите, либо нет. Вот почему взрослые медленнее учатся. Они более циничны, они теряют веру и хотят знать только то, что может пригодиться в повседневном существовании. Их не интересуют бесполезные вещи. Но… Именно эти лишние, бесполезные вещи и делают жизнь жизнью.

Это смешно, что взрослые не могут понять, что именно хотят делать.

Ребенок показывает свою игрушку, взрослый – прячет ее.

… дети обладают особой способностью перенимать у взрослых их злобу.

Это очень печально, когда забывают друзей. Не у всякого был друг. И я боюсь стать таким, как взрослые, которым ничто не интересно, кроме цифр.

В чем разница между человеком взрослым и ребенком? Ребенок полагает, что все его касается, и он на все должен реагировать. Взрослый понимает, что есть куча вещей, которые его не касаются.

Взрослые и дети — два разных народа, вот почему они всегда воюют между собой. Смотрите, они совсем не такие, как мы. Смотрите, мы совсем не такие, как они.

Пацаны — режут, бабы — стреляют, дети — бутузят, взрослые — умом меряются! Вот настоящее поле боя — серое вещество.

Но даже взрослые иногда ошибаются. Или не находят выхода и тогда делают вид, что их ошибка — правильный поступок.

Усилия взрослых направлены, в сущности, на то, чтобы сделать ребёнка удобным для себя.

Мир существует лишь за счёт интрижек испорченных взрослых. И законы правды диктует тот, кто сильнее.

Удивительно, сколько на свете взрослых людей, которые будто и не жили вовсе.

Дети способны простить абсолютно всё. Обиды укореняются по мере взросления…

Родительский дом — как перевалочный пункт, спокойная и приветливая гостиница для привала усталому страннику. Передохнуть и отдышаться, но не жить. Постоянно находясь на старом месте, пригреваешься в прошлом, оно-то притягательное, уютное. И глазом моргнуть не успеешь, как впадешь в вялую дремоту безволия. Чуть задержишься — потом не вырвешься. Кому хочется возвращаться во взрослую реальность, где нужно рвать, добиваться, преодолевать и не сдаваться? Никому! Никто не бежит стометровку после вкусного обеда, куда приятнее поспать часок-другой. Вот и с прошлым так. Нельзя пропустить минутку, когда пора встать и вернуться обратно.

Получается, взрослых нет. Есть постаревшие дети.

Взрослые, уже давно забывшие, как были детьми, закатят глаза, усмехнутся и скажут: «Все пройдет». Как будто подростковый возраст — болезнь сродни ветрянке. О нем все вспоминают как о досадной неприятности, но совершенно забывают, насколько болезненно переживали его в свое время.

Нет в жизни ничего замечательнее, чем когда взрослые люди на деле осуществляют детские авантюры.

Порою мы, взрослые, сами того не сознавая, играем с глубочайшими чувствами ребенка и ломаем куда более ценное, чем все то, что дети ломают сами.

Большая часть взрослых равнодушна к птичьему перышку, к стеклянному шарику, к цветному камушку — и отсюда берет начало равнодушие к вещам, которые окружают человека, и равнодушие к миру, в котором эти вещи существуют.

Какой смысл взрослеть, если не позволять себе иногда впадать в детство.

Мы, взрослые, не понимаем детей, так как мы не понимаем уже больше своего собственного детства.

— Взрослой, — хмыкнула леди Полли, — я бы хотела, чтобы Сьюзен действительно стала взрослой. Пока она была школьницей, она ждала своего теперешнего возраста, и проведет всю жизнь, пытаясь в нем остаться. Основная ее идея — как можно быстрее мчаться к самому глупому возрасту в жизни, а потом оставаться в нем как можно дольше.

«Почему Луна круглая?» — спрашивает малыш. Почему трава зеленая? Откуда берутся сны? До какой глубины можно прорыть тоннель? Почему на ногах есть пальцы? Слишком часто учителя и родители отмахиваются от таких вопросов с пренебрежением, даже с насмешкой или спешат сменить тему: «А что, Луна должна быть квадратная?» Дети быстро понимают, что такие вопросы взрослым не по душе. Несколько раз повторится негативный опыт — и еще один ребенок потерян для науки. Хоть убей, не понимаю, с какой стати взрослым нужно притворяться всеведущими и перед кем — перед шестилетками! Неужели нельзя честно признаться, что ты чего-то не знаешь? Такая хрупкая самооценка?

Государь, по крайнему моему разумению, взрослые не должны вмешиваться в любовные дела детей.

А что, если взрослых вообще нет. Вдруг само понятие «взрослые» ничего – обман? Что, если их деньги – это только игральные фишки, их деловые сделки – не больше, чем выменивание бейсбольных карточек, их войны – игры с игрушечным оружием в парке? Что, если внутри своих костюмов и выходных платьев они все еще сопливые малыши?

Как стать взрослым: «Выпяти грудь, скажи ПОДОХОДНЫЙ НАЛОГ, а теперь прими многозначительный вид».

К молодым людям нельзя относиться свысока. Очень может быть, что, повзрослев, они станут выдающимися мужами. Только тот, кто ничего не достиг, дожив до сорока или пятидесяти лет, не заслуживает уважения.

Детей интересует вопрос: откуда всё берётся, взрослых — куда всё девается.

– Не ходи по грязи, – сказал Папа.
– Я просто хотел пройтись по радуге, – объяснил Мальчик.
А про себя он подумал, что, наверное, человек вырастает тогда, когда перестает замечать радугу в бензиновой лужице.

— Почему вы — вообще все взрослые — почему вы как-то пугаете нас жизнью? Чуть что — жизнь покажет, жизнь проучит. Ведь если всю дорогу только худшего ожидать, то так и будешь ходить с насупленными бровями. А я вот уверен, что всё у нас будет хорошо! Всегда!

 Дети не предавали, не обманывали и не подводили ме

В них [детях] столько пылкости, жадного интереса ко всему! Наверное, этого мне больше всего не достает во взрослых людях — девятеро из десяти уже ко всему охладели, стали равнодушными; ни свежести, ни огня, ни жизни в них не осталось.

Ты по-другому смотришь на вещи. Кто-то видит деревья, кто-то лес. Ты — из первых. Для тебя люди — не толпа. Это дар. Высшая сила направляет в мир необыкновенных детей, чтобы спасти его. Необычных, не таких как все, тонко чувствующих. Взрослые умеют закрывать глаза на многие вещи, презирать истинные ценности, например, искренность, веру в чувства…

Когда-нибудь обращали внимание, что в каждом взрослом живет ребенок, который брыкается, пытаясь выбраться наружу? Может, стоит их выпустить, пока не разнесли все вокруг?

Кто сказал, будто дети неспособны решить, чего они хотят от своей жизни?
Взрослые.

— Для чего нужно детство?
— Почему ты спрашиваешь?
— А почему взрослые вечно отвечают вопросом на вопрос, когда не знают, что ответить?

И маленькая принцесса сказала ему: «Взрослые сами себя не понимают, и детям сложно постоянно всё им объяснять».

В каждом когда-то жил ребёнок — он мог, словно рентген, просветить насквозь пообедавшего удава. Или увидеть живого барашка в коробке, нарисованной на бумажном листке. Но главное — он знал правду, он знал всё как есть. У него не было двойного дна. Он сам был и маленькой планетой, и космосом вокруг нее. Он был всем, самой жизнью. Но где он теперь? «Зачем этот мальчик покончил жизнь самоубийством? »

— Пап, а драконы существуют? — спросил мальчик.
— Нет, — ответил папа.
— Совсем никак?
— Совсем, — сказал папа и ушел.
«Ты не обижайся, он просто стал слишком взрослым», — шепнул мальчик дракону. И тот понимающе глянул со страницы чёрными буквами.

Если все дети особые, почему из них вырастают обычные взрослые?

Взрослые ввели в свою жизнь понятие «хобби» как официальное право взрослого на частичку детства. Это ребенок играет в монетки, взрослый — уже нумизмат.

«Дети и дураки всегда говорят правду», — гласит старинная мудрость. Вывод ясен: взрослые и мудрые люди правду никогда не говорят.

Вот что значит быть взрослым: иметь на спидометре 210 и не превышать 60.

Детей обманывают конфетами, взрослых — клятвами.

Ты знаешь, что значит быть взрослым? Это когда все меньше и меньше остается причин смеяться!

 Отец отшутился: я слишком взрослый, чтобы не прини

Дети не признают боли. Они хотят жить в шоколадном мире. В вымышленном мире утопии, как Питер Пэн. Но синдром Питера Пэна — это психическое заболевание людей, которые не хотят расставаться с детством. Таких людей помещают в больницу. Потому что смысл вселенной и траектории душ заключается не в том, чтобы оставаться ребенком, а в том, чтобы взрослеть… А быть взрослым означает принимать темные стороны мира и самого себя тоже.

Взрослыми становятся не тогда, когда заводят ребенка, а тогда, когда умирает последний, кто помнит ребенком тебя самого.

Нет ничего обиднее в детстве, чем когда взрослые смеются над твоими переживаниями.

Надоело читать «Обломова»
И ждать от женщин хорошей погоды,
Надоело быть мягким, нежным, ненужным,
Надоело жить в городе,
Где власти боятся снега,
А гаишники здороваются
С дорогими автомобилями.
Надоело быть взрослым,
Который всё знает,
Но ничего не может.

Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя появился новый друг, они никогда не спросят о самом главном. Никогда они не скажут: «А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он бабочек?» Они спрашивают: «Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?» И после этого воображают, что узнали человека.

Только вот взрослые не понимают, что счастье не в том, чтобы покупать дорогие вещи, а в том, чтобы наслаждаться каждым прожитым днём. Красивые вещи – это лишь временное удовлетворение и радость, а вот природа, солнечные блики на воде, чистое голубое небо, капли дождя, все это настоящее, – ибо истинное счастье в мелочах.

Я думаю, самое лучшее в том, чтобы быть взрослым, — это возможность покупать конфеты когда и где угодно.

Взрослые не умнее детей, они только взрослее.

О Господи, если взрослые ломают головы над этой чепухой, то я не хочу, не хочу быть взрослым.

Я не знаю, почем взрослые так много врут, например когда говорят я скажу тебе потом или увидим, а на самом деле хотят сказать «нет» или я тебе не скажу даже, когда ты вырастешь.

Взрослые слишком часто живут рядом с миром детей, не пытаясь понять его. А ребенок между тем пристально наблюдает за миром своих родителей; он старается постичь и оценить его.

В наше время всем приходится нелегко. Подростки живут в мире, который терроризируют экстремисты; взрослые живут в мире, который терроризируют подростки.

Хотя становимся старше, иногда так страшно
Проснуться взрослым однажды.

Взрослый человек — этот тот, кто не нуждается в родителях. Взрослый человек — этот тот, кому не нужно ни за кого цепляться и ни на кого опираться. Взрослый человек — это тот, кто счастлив наедине с собой.

Я достаточно разбирался во взрослых, чтобы понимать — если я всё-таки расскажу, мне вряд ли поверят. Мне и так не особо верили, даже когда я говорил правду. С чего бы им верить, когда на правду совсем не похоже?

Дети никогда не слушались взрослых, но зато всегда исправно им подражали.

— Чем же, по-твоему, живут взрослые?
— Господи, да они и не живут вовсе. Делают вид, что живут. Видимость жизни. Будто работают. Будто веселятся. Будто стремятся к чему-то. А сами безрадостные… Показуха! Везде одна показуха!..

Дети наивно полагают, что взрослые не видят, когда они врут. Дети не понимают, что обмануть взрослых нелегко: те ведь сами были детьми, и только делают вид, что их провели.

Я уже не говорил с ними ни об удавах, ни о джунглях, ни о звёздах. Я применялся к их понятиям. Я говорил с ними об игре в бридж и гольф, о политике и о галстуках. И взрослые были очень довольны, что познакомились с таким здравомыслящим человеком.

Разница между взрослыми и детьми заключается в стоимости их игрушек.

Сказка несет иронию, которой взрослые часто пренебрегают, используя ясные и понятные слова.

Подростковый возраст — это очень тяжелый период. Взрослые обращаются с подростками как с детьми и ждут, чтобы они вели себя как дети. Командуют ими, словно маленькими животными, а потом хотят, чтобы из них выросли нормальные взрослые. Рационально мыслящие, уверенные в себе люди. Это трудный, никчемный, нестабильный период.

Они вышли из возраста свинки и ветрянки и подцепляют теперь моды.

Теперь, когда я стала взрослой, мои надежды на будущее были просты: я хотела жить одна и быть окруженной цветами.

Помните, когда вы были маленькими, больше всего Вас волновало: получите ли Вы велосипед на день рождения и разрешат ли Вам есть пирожное на завтрак? Но когда Вы стали взрослыми — все изменилось… Серьезно! Не надо обманываться видом новых туфель, классного секса и отсутствием родительской опеки. Быть взрослым — значит быть ответственным. Ответственность — это ужасно. Все очень плохо. Взрослым надо бывать в разных местах, делать разные вещи, зарабатывать деньги, платить за квартиру, а если Вы — хирург, который держит в руках человеческое сердце — привет, вот она ответственность! Велосипед и пирожные просто цветочки, не так ли? А хуже всего, когда ошибешься, а сделать уже ничего не можешь…
Мы взрослые. Когда это произошло? Как это прекратить?
Ответственность — это ужасно!
К сожалению, детство и юность слишком быстро проходят, а ответственность остается с нами. Ее не избежать. Либо мы с ней сталкиваемся, либо переживаем последствия. И все же, во взрослой жизни есть свои прелести: я про туфли, секс, отсутствие родительской опеки — это так здорово!

Кто вырос, тот угрюм и привередлив,
Кому еще расти, тот всё поймет.

Нельзя сразу перестать быть ребенком, сразу, с громким треском, как лопнувший воздушный шарик с надписями «Бурма-Шэйв» по бокам. Ребенок просто выходит из тебя, как воздух из шины. И однажды ты смотришь на себя в зеркало, а оттуда на тебя глядит взрослый человек. Можно продолжать носить голубые джинсы, можно по-прежнему ходить на концерты Спрингстина и Сигера, можно подкрашивать волосы, но лицо останется таким же — взрослого человека.

Понимаю! Взрослые кого угодно сведут с ума! Они запрещают нам что-то делать, а потом идут и делают это сами.

Взрослые иногда нуждаются в сказке даже больше, чем дети.

 — Сын, я заказал тебе молочный шейк. Я знаю, что т

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ