Цитаты про игры

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про игры. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
  — Мне надо было бы фору у вас попросить.
— Я по

— Не стоит так ходить, Вилли!
— Почему?
— Потому что я проигрываю!

— Ты играешь во что-нибудь? В смысле, играл до того как?..
— Да, был чемпионом Европы по классикам, а теперь сам понимаешь.

— Привет, я — Крис Минц-Плассе, и я нахожусь на острове, где проходили события игры Assassin’s Creed…
— Эй, Крис, это Far Cry. Far Cry 3, а не Assassin.
— А! Окей… Привет, я — Крис Минц-Плассе, прогуливаюсь по острову, чьи пейзажи вдохновили на создание игры Far Cry 2. Компания Ubisoft пригласила меня, чтобы…
— Нет, Крис. Это Far Cry 3. Третья часть. Они трилогию сделали.
— Да? Ёпт!

После первого удара, шары будут двигаться в разные стороны. И начнется игра. То же можно сказать о важных изменениях, которые происходят в жизни. Если даже кто-то проходит через определенный «разбивающий» момент, твой умиротворенный мир может рассыпаться на куски. Столкнувшись с трудностями большинство людей паникует и редко кто из них готов начать все сначала. Поскольку игра уже началась, не бойтесь ею наслаждаться.

Что такое окончательная победа в игре? Вдумайтесь в ужас этих слов.

Мудрая женщина обязательно дает своему мужчине возможность поиграть в игры. Игрушки это мало понимают, но на то они и игрушки.

– Любите игры? – добавил кипятка в заварник Павел и сел напротив.
– Только сексуальные, в них нет проигравших.

Сказать – не сделать. Это просто люди.
И мне они, заметь, совсем не судьи! –
Не кипятись, сам знаешь: жизнь – игра,
Но правила в ней есть. Им быть всегда.

Выиграть можно и безо всяких шансов на успех, проиграть можно с любыми козырями.

When you’re feeling down and your resistance is low
Light another cigarette and let yourself go
This is your life
Don’t play hard to get
It’s a free world
All you have to do is fall in love
Play the game, everybody play the game of love

Хороший игрок видит границу в любой игре.

Я играю ради самой игры.

Человека познают в игре и в дороге.

— Киндермат!
— Нечестная игра! Ты специально мои ходы плохо думал!
— Своими мозгами надо играть.
— Как он может своими мозгами играть, когда он эти куклы первый раз видит?


Весь мир играет комедию.

Кино — это механическое средство, это отчасти игра, игра в иллюзии. Изменится техника, изменится и кино. Когда-нибудь его смастерят на компьютере.

Извините, не оправдал надежд.

Тот, кто играет с огнем, рано или поздно обожжётся.

There’s a game,
That I played
There are rules,
I had to break
There’s mistakes,
That are made
But I made ’em my way

Выбор игры всегда заслуживает пристального внимания, поскольку рассказывает об игроке куда больше, чем подробные биографии и заполненные анкеты.

Игра никогда не меняется, меняются лишь игроки.

В игре «на слабо» нет правил, нет судей… Игра не прекращается, пока кто-нибудь не двинет кони!

Мне очень жалко людей, которые рожают в сорок лет. Дети — это, конечно, счастье и всё такое, но вот мне 27, моему сыну 4 и мне уже немножко в падлу играть. Я же думал, что буду носить его на шее всегда: в садик, на работу, в институт. Но я уже устаю, и это нормально. А когда тебе 45, а сыну 5, мне кажется, там уже игры какие-то не сидячие. Там больше лежачие.
— Пап, давай бери машинку, мы сейчас будем догонять меня по всей комнате.
— Слушай, давай в червей поиграем лучше. Типа мы были большим червём, нас разрубила лопата, и вот моя половина умерла, а твоя убирает игрушки и идёт спать!

С годами человек многое теряет, но это жизнь, и ты понимаешь это — когда теряешь. Ты понимаешь, что жизнь это такая игра, где важен каждый дюйм. Опоздал, сделал на шаг больше, на шаг меньше, и отдал этот дюйм. Мы будем драться за каждый дюйм! Потому что, мы знаем, сумма этих дюймов и есть разница между победой и поражением, между жизнью и смертью! В драке побеждает тот, кто готов отдать жизнь за этот дюйм! И я готов драться и умереть за этот дюйм, потому что это и есть жизнь!

Игра на фортепиано — движение пальцев; исполнение на фортепиано — движение души. Обычно мы слышим только первое.

Я ждала от Него подвоха –
Он решил не терять ни дня.
Что же, бинго. Мне правда плохо.
Он опять обыграл меня.

От тебя так тепло и тесно…
Так усмешка твоя горька…
Бог играет всегда нечестно.
Бог играет наверняка.

— Я был любезен с тобой, Айви! Я водил тебя в театр, в кино — я ни за одной девушкой так не ухаживал!
— Я должна сиять от счастья?
— Нечестно получать от парня все, что он предлагает, и ничего не давать взамен! Игра не по правилам!
— Я не играю в твои игры! Смирись с этой мыслью.

Бреду меж острых скал, через висячий мостик,
Туда, где вечна тьма и ярок древний свет.
Там ждут на дне они, тревожа мертвых кости,
И знают лишь они на мой вопрос ответ.
Я в Черный лес стремлюсь, где Царь Лесной поможет
Мне истину открыть, назвав расплаты час.
Как много их, глупцов, кто мнил себе, что сможет
Ту цену заплатить — их больше нет средь нас.
И все же мне пора. Не я избрал дорогу
В извечную игру…

Остальные строчки были все в тёмных пятнах, за исключением двух последних

И, покидая тех, кто вечно ждёт на дне,
Я слышу, как они смеются в спину мне.

Кто не мошенничает — тот не хочет выиграть.

Адам был прав: жизнь — это игра, в которую мы должны играть. И как бы мы ни были осторожны, невозможно прожить жизнь без единой царапины. Но, к счастью для нас, мы не обязаны играть в эту игру в одиночку.

Игра не закончена, пока мы умеем дышать.

Какой смысл продолжать игру, если вы знаете, что у противника все козыри?

Любая игра хороша до тех пор, пока не коснется нежных чувств.

Жизнь подобна карточной игре, в которую ты играешь, не зная правил.

Чем меньше ты знаешь об игре, чем больше забываешь, что ты — игрок, тем бессмысленнее становится жизнь.

Хороший игрок всегда помнит это правило: к игре присмотрись, а потом уж за карты берись.

Жизнь всего лишь игра. Истинная ценность жизни — наслаждаться игрой до самого конца.

Игра — это естественный механизм познания мира.

Говорили, что видеоигры вредны, потому что приучают равнодушно относиться к смерти, и размазанные по экрану внутренности воспринимаются как знак своего успеха. В эту минуту Вэл решила, что настоящий минус игр – это то, что игроку положено перепробовать все. Если видишь пещеру, ты в нее заходишь. Если встречается таинственный незнакомец, ты с ним заговариваешь. Если попадается карта, ты следуешь по маршруту. Но в играх у тебя сто миллионов миллиардов жизней, а у Вэл была всего одна.

Я испытывал свою судьбу как минимум в ста испытаниях, но так не смог пройти ни одного из них.

Игра была в буквальном смысле на поражение. И слава богу. Если б я не проигрывал, она бы длилась бесконечно, а в бесконечной игре нет никакого смысла.

Хочется крикнуть: «Чур, не играю». Мне совершенно ясно, что я зашел слишком далеко. Наверное с одиночеством нельзя играть «по маленькой».

Это ведь не какая-то игра, где я мог бы перезагрузиться и попробовать изменить выбор.

Он не любит, не ненавидит, не страдает. Для него всё игра, легкое развлечение. Кто-то охотится, кто-то развлекается, бросая кости. Русе же играет людьми.

 Безумие наступает мне на пятки.
Игра в любовь.
Т

Не игры должны играть вами! А вы ими!

Город потерянных душ,
Непролитых слёз,
Впитает всё без остатка.
Город потерянных душ,
Где мы на износ
С тобою играем в прятки.

Не верь тому, кто говорит красиво, в его словах всегда игра.
Поверь тому, кто молчаливо, творит красивые дела.

Игра не имеет смысла если ты не стремишся к победе.

В карточной игре под названием жизнь нужно стремиться побеждать той картой, что тебе выпала.

Давеча, как карты сдавали
Без ставок, но наверняка,
Мы в разные игры сыграли,
Я в покер, а Вы в дурака.

Вы — игра, и в вас играют.

По углам, по углам — все должны спрятаться

Опять я сижу в засаде
Потому что мы играем в нашу игру
Опять я жду около стены
Снова я очень близок к победе.

Мы весело шутили — мы были хорошими актерами, умели делать хорошую мину при плохой игре.

Мои поступки всегда искренни. И всё же они — не более чем актёрская игра.

Это игра! Нужно угадать: кто чей родственник и кто чей любовник. И чем больше у тебя родственников и любовников — тем больше у тебя очков!

Все получили то, во что играли. Ведь игру придумали мы все. А у придуманных игр всегда какие-то косяки с финалом.

Четвёртый раз смотрю этот фильм и должна вам сказать, что сегодня актёры играли как никогда.

Я не признаю слова «играть». Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить нужно.

Мне давно следовало догадаться, что именно ради этого ты меня придумал. А все эти разговоры о якобы неизбежном конце света и моей мистической помощи — специальная хитроумная брехня для ушей твоих могущественных приятелей. Что бы уважали и делились плюшками.

Играя в жизнь, мы не замечаем, как она играет нами. Она заставляет нас пренебрегать чувствами близких людей, не понимая, что их любовь — самое дорогое, что у нас есть. Она подкидывает нам соблазны, но тут же дает силы, чтобы сделать правильный выбор.

Смотрите же, с какою грязью вы меня смешали. Вы собираетесь играть на мне. Вы приписываете себе знание моих клапанов. Вы уверены, что выжмете из меня голос моей тайны. Вы воображаете, будто все мои ноты снизу доверху вам открыты. А эта маленькая вещица нарочно приспособлена для игры, у нее чудный тон, и тем не менее вы не можете заставить ее говорить. Что ж вы думаете, со мной это легче, чем с флейтой? Объявите меня каким угодно инструментом, вы можете расстроить меня, но играть на мне нельзя.

Я не хочу говорить
О том, что мы прошли.
Пусть это меня и ранит,
Но это в прошлом.
Я сыграла все свои карты,
Ты сыграл свои.
Нечего больше сказать.
Нет тузов для игры.

Я понял, что любовь — больше, чем просто игра,
В которой победить –
Значит то же самое, что и проиграть.

Я вообще-то не планировал задерживаться в кинематографе надолго, поэтому и подумал – почему бы и нет? Попробуем себя в жанре мужской эротики. У меня с девушкой-то еще не было эротических сцен! И вот мы с Хавьером Белтраном, который играл Лорку, изображаем жаркую мужскую любовь. Я встаю раком, начинаю стонать, все дела. Испанские техники начинают громко ржать. По сценарию после малоудачного секса у меня должен был случиться нервный срыв. Это было легко сыграть.

Если пульса не будет, значит из игры вышел,
Значит я открыл глаза там, на уровень выше.

Игра — это жизнь. Играя, живи, живи, играя. Это не больно — боль в твоей власти. Это не страшно — ты умирал сотню раз и столько же раз воскресал. Убивай! Это только игра! Это весело! Машины, которые умнее тебя, воскресят бренное тело, поставят на прежнее место, вложат в руки новое оружие. Играй!

I don’t wanna talk
About the things we’ve gone through.
Though it’s hurting me
Now it’s history.
I’ve played all my cards
And that’s what you’ve done too
Nothing more to say.
No more ace to play.

Необычные действия заставляют других игроков заново обдумывать свои стратегии.

И у меня есть крохотное укромное место, где хранится кое-что сокровенное, но я запер это место на замок, а ключ выбросил. Сейчас осталась игра, только игра, и ничего более.

Жизнь — это игра, и играть нужно по правилам. Правило №1 — делай что хочешь.

Единственный способ стать умнее — играть с более умным противником.

(Чтобы поумнеть — играй с более умным противником.)

Жизнь, что ни говори, всегда ведь немножко блеф, разве не так?
Слишком короток этот игровой стол, и слишком многим не хватает фишек. И слишком плохи карты у нас на руках, чтобы успешно продолжить игру…

Хороший игрок тот, кто умеет выигрывать с плохими картами.

 Игры детей — вовсе не игры, и правильнее смотреть

Я сетую на то, что колода плохо перемешана, лишь до тех пор, пока не придет хорошая карта.

Любая игра между мужчиной и женщиной, по каким бы правилам ни велась, имеет чувственную подоплёку.

Ведь это я играю роль человека, которого все ненавидят.

Пол. Прогнившие Доски. Меня тошнит недавним ужином, и внезапно я понимаю, что именно так изобрели импрессионизм. Когда играешь в гения, главное — заиграться. Играть и не верить никому.

Ёжик с Медвежонком давно любили эту игру: закрывать глаза, а когда откроешь — все по-другому.

Когда мы с кошкой играем, еще вопрос, кто с кем играет — я с ней или она со мной.

Конец игры – это только начало.

— Ты и правда выиграл так много запоминая карты? А может у тебя были тузы в рукаве?
— Нет, это жульничество, а у меня память! Я представляю, что каждая карта из колоды — это яркий персонаж. Валет червей — балерун с рожками как у чёрта, бубновая двойка — утка с сигарой. Вот так.
— Почему утка?
— Неважно. Каждая карта — живое существо, а её расположение в колоде — место в моём дворце памяти.
— Ладно, а что за дворец памяти?
— Столь светлое место в твоём мозгу, что ты можешь обойти его целиком. У каждого свой дворец, но он всегда велик, рельефен, ярок. Мой дворец — это цирк-шапито. Главное, если десятая карта в колоде — валет червей, то я вижу танцора с рожками на ярмарке в Миссури.

Жизнь – игра, не проиграй себя.

В обычном состоянии почти все Драконы очень серьезны.
Они утверждают, что не любят игры, что не играют в игры, и что любые игры не совместимы с их естественной серьезностью.
И это — самая большая игра, в которую Драконы играют, не прекращая…

Всегда полезно играть именно ту роль, какую противник навязал тебе – это отвлекает.

— Упражнение с игрой такой же простое и такое же важное. Вы падаете на пол и играете со щенком. Играйте как следует! Пусть он вас грызет, погрызите его в ответ, если не боитесь набрать полный рот шерсти.

В сущности, штаб похож на опытного картежника, с которым стали бы советоваться из соседней комнаты:
— Что мне делать с моей дамой пик?
Тот пожал бы плечами. Что он может ответить, не видя игры?
Но штаб не имеет права пожимать плечами. Если в его руках еще остались какие-то боевые единицы, он обязан пустить их в ход и использовать все возможности, пока война еще ведется. Пусть вслепую, но он обязан действовать сам и побуждать к действию других.
Однако наугад очень трудно решить, что делать с дамой пик.

Единственное, чего женщины не прощают, это предательство. Если сразу установить правила игры, какими бы они ни были, женщины обычно их принимают. Но не терпят, когда правила меняются по ходу игры. В таких случаях они становятся безжалостными.

 Если в игре есть кровавые следы, то нужно идти по

После определенной точки деньги перестают быть целью, они перестают вообще иметь значение. Сама игра — вот, что захватывает.

This is life.
It’s a test.
It’s a game.
Did you pass?
Play again
In the hope
That you see
Where you’ve been.

ИГРА – взаправдашняя понарошность.

Актеры, как дети, им бы только поиграть.

Играть злодея забавно. Скажем так, актёру веселее изображать плохого парня. Но играть героя доставляет больше удовольствия. Есть чувство удовлетворения. Играть плохиша определённо весело. Но если бы мне надо было выбирать, я бы выбрал играть героя.

Торговая марка выиграла у людей битву в World War III. Особенность Третьей мировой войны состоит в том, что ее продули все страны одновременно.

Иногда победа оказывается больнее проигрыша. Чем больше побеждаешь, тем тяжелее крест, который нужно нести.

По условиям матча требуются персики, и замена не допускается.

Если ты богат, не думай об этом, если ты беден — не принимай свою бедность всерьез. Если ты способен жить в мире, помня о том, что мир — это только спектакль, ты будешь свободным, тебя не коснутся страдания. Страдания — результат серьезного отношения к жизни; блаженство — результат игры. Воспринимай жизнь как игру, радуйся ей.

— Почему ты предал меня?!
— Я твоя пешка. Связь между нами приносит пользу. Но знаете, граф, быть вашей пешкой немного утомительно… Поэтому я тоже захотел поиграть. Это будет игра за жизнь.

В шахматах главное — воображение. Ты знаешь, куда пойдёшь. Но, кроме тебя, не знает никто.

Не во всякой игре тузы выигрывают

Мы день за днем играем роль за ролью
И примеряем маски по одной:
Мы можем стать Надеждой и Любовью,
Шутом, Рассказчиком, а может и Судьбой.

Играем в спорт, в политику и в бизнес,
Жонглируем здоровьем и семьей.
И не понять порою, где же в жизни
Тот чудный миг, где можно быть собой.

Я поссорился с женой. Мы с ней играли на ревности друг друга. Точнее я играл. А она была сообщницей. После пятнадцати лет брака ревность — надёжный стимул. Будем откровенны, нам льстит ревность второй половины.

 Хочешь познать человека — смотри на его характер,

Несмотря на общепринятое мнение, я умею играть честно.

Играем с людьми, затем играем в людей.

Ты мне не поверишь!
Но это всё правда,
Что сон и реальность
Играют с тобой!

Здесь-то все понятно: ты пешка. И пешкой закончишь, если не сыграешь. Правила ясны: бери, сколько дали, отдай сколько нужно, разницу себе. Вопрос в том, у кого какая разница.

Ты похож на людей, закрывающихся в своих комнатах, думающих, что они живы потому, что они тратят свою жизнь на видеоигры. Если ты правда хочешь жить в реальности, борись с ней! Создай свою собственную судьбу и живи в своей собственной реальности! Разве это не то, что называют настоящей жизнью? Разве не это настоящий игрок? Тот, кто играет в игру жизни?!

Играть одной скучно. Но когда есть неудачник, которого можно втоптать в грязь, игра преображается.

Я больше не играю со своей душой.
Какая есть, кому-нибудь сгодится.

Неприятно, когда кто-то ещё знает правила игры, правда?

Поиграть в войну с разбойниками всегда здорово. Но перемирие гораздо приятнее.

Чтобы знать исход игры ещё до её начала, нужно контролировать обе стороны.

Отличный цвет — фиолетовый. Аккуратно зажатый в цветовом спектре между синим и красным. Он приносит выигрыш.

Как можно выиграть или не проиграть в игре, правила которой постоянно меняются и меняются не вами?

Мое бегство будет означать, что я продолжаю игру, которую уже давно проиграла.

— Скажи еще раз, я правда хорошо играла? Я так волновалась! У меня сердце стучало!
— Я стука не слышал.
— Аплодировали негромко.
— Нет, громко! Но это из-за акустики, все дело в диффузии, она препятствует группированию волн. Понимаешь, когда звуковые волны распространяются, они…
— Ты ботаник, мой дорогой.

 Ты не можешь ни выиграть, ни проиграть, до тех пор

Вы играете в шахматы, мистер Касл? Бывает так, что хорошо поставленная пешка оказывается сильнее короля.

Чем искушеннее игра, тем искушеннее соперник. Если соперник поистине хорош, то он загонит жертву в ситуацию, которой сможет управлять. И чем ближе она к реальности, тем ей легче управлять. Найди слабое место жертвы и дай ей немного того, чего ей так хочется. Отвлекай жертву, пока она корчится в объятиях собственной жадности.

Бог, возможно, и не играет в кости, но он, определённо, наслаждается игрой.

В команде не существует такого понятия, как бесполезный игрок. Даже если ты никогда не играешь в матчах, не может быть, чтобы парень, который тренируется больше, чем кто бы то ни было, был совершенно бесполезен!

Я всегда думал, что жизнь — это невероятная игра. Игра, подходящая только для мазохистов.

Война – это не игра. Только дети, психи и генералы так думают. Война – это боль, война наносит раны, убивает и приносит несчастья.

Не важно, кто начинает игру, важно, кто заканчивает.

В этой колоде была пара лишних тузов, — игра по мне.

Я твоих игр, наверное, не пойму –
Даришь надежду, сразу её забираешь…
А в итоге все сводится к одному:
Я пишу тебе, ты никогда не читаешь.

Нет ни одного человека в мире, который бы не знал, как играть. Главное отличие в том, сознают ли они это или нет. Тех, кто делает это осознанно, называют актёрами. Остальные просто не осознают это.

Ни одна живая душа не посмеётся, если увидит в твоей игре отдачу и стремление.

Вот в этом-то твоя проблема. Ты больше боишься проиграть, чем хочешь выиграть.

Никому не доверять. Только так можно остаться в игре.

Хорошо, что в СССР популярной игрой были шахматы, а не бейсбол.

 Как я могу любить тебя, если ты не любишь меня? Эт

В человеческом мире существует много разных игр. Вопрос не в том, чтобы отказывать людям в праве играть в другие игры, а в том, чтобы человек четко осознал правила собственной игры.

Что наша жизнь? Игра! Добро и зло — одни мечты; труд, честность — сказки для бабья. Так бросьте же борьбу, ловите миг удачи, пусть неудачник плачет, кляня свою судьбу!

Так кончилась достопамятная ратная потеха при Ашби де ла Зуш — один из самых блестящих турниров того времени. Правда, только четыре рыцаря встретили смерть на ристалище, а один из них попросту задохнулся от жары в своем панцире, однако более тридцати получили тяжкие раны и увечья, от которых четверо или пятеро вскоре также умерли, а многие на всю жизнь остались калеками. А потому в старинных летописях этот турнир именуется «благородным и веселым ратным игрищем при Ашби».

Мы так любим дешёвые драмы
С их придуманными диалогами,
Где актёры немножечко переиграли
Со вздохами, криками, стонами.
Где мы, неувлечённые ролью,
В дурацких костюмах со скованной грацией
От бульварного прячемся шума,
В обшарпанных декорациях.

Всякая игра диктует свои правила, и если хочешь участвовать – будь любезен их выполнять.

Я тоже игрок, я не сама игра!

Шахматы игра не для общества, партнеры не замечают никого, кроме друг друга.

If you play, you play for keeps.

Риск обвинения в блефе не в том, что вы можете проиграть, а в том, что партнер может уйти из-за стола. А кто захочет играть сам с собой?

Пусть это и виртуальность, выдумка, но здесь я чувствую себя живее, чем в реальности.

Жизнь — жестокая игра, не брезгующая фальшью и шулерством. Игра, выявляющая подлинную сущность наших натур.

Все то, что предшествует любви, все эти прощупывания почвы, несмелое продвижение вперед, просчитывание шагов, это по-кошачьи беззвучное скольжение, эта скрытая борьба партнеров – вот наивысшее наслаждение для нас.

Когда тебе тяжело на душе и нет сил бороться.
Подкури сигарету и расслабься…
Это твоя жизнь –
Не строй из себя недотрогу.
Это свободный мир.
Всё, что тебе надо сделать — это влюбиться.
Играй в игру, все играют в игру, под названием «Любовь».

Для детей игры — важное занятие. Играют только взрослые.

 И не спрашивай, в чём цель игры. Выяснить это и ес

Мой сын не верует упрямо,
Никак не верует в войну,
Он говорит мне: «Что ты, мама!
Война бывает в старину,

Теперь такого не бывает»!
И объясняет, почему:
«В войну ведь мальчики играют,
А взрослым это ни к чему.

У вас ведь много дел серьезных
Зачем вам детская игра?»
Он прав, мой сын. И это взрослым
Давным-давно понять пора.

Человек — существо странное… Один мудрец назвал его «играющим зверем». Человек все превращает в игру. Любые отношения между людьми, любые ценности и даже объекты веры — все постепенно становится игрой, пьесой, где прописаны не только реплики и роли, но даже сами характеры героев, их сущности.
Несколько репетиций, а дальше — пожизненные гастроли. Пожизненные. Повторы, повторы, повторы. Но, заигрываясь, человек теряет не только свою индивидуальность, самого себя, но и ощущение жизни. Но потерять себя — значит умереть. И он умирает, физически оставаясь живым.
Начав играть однажды, человек уже не может остановиться. Он играет снова и снова. А в какой-то момент ему начинает казаться, что все — это игра, а игра — это все. И тогда он решает: без игры ничего не выйдет — все на ней держится, она включает в себя абсолютно все. Не выйдет…
Но не выходит как раз из-за этой самой игры — вот то, чего человек не понимает.

Геймеры — это, как правило, рассеянные и озабоченные сопляки, живущие в неубранной, загаженной комнате.

Я давно вышел из игры. Если не играешь, то и не проигрываешь…

Она умильно смотрела на него, как кошка, которая делает вид, будто любуется птичкой.

Любовь — это игра в карты, в которой блефуют оба: один, чтобы выиграть, другой, чтобы не проиграть.

Везде играет одинаково
Актриса Лия Ахеджакова.
Великолепно! В самом деле
Везде играет на пределе.

Там, где правила игры не позволяют выиграть, английские джентльмены меняют правила.

Пока дышишь, ты должен играть.

Самый лучший шулер за карточным столом это тот, кто лучше всех знает правила игры.

— Вам стоит изменить правила игры, пока они не обыграли вас.
— Не лучше ли найти мужа, который сыграет вместо меня?
— Лучше играть вместе с вами, чем вместо вас.

Игра снова возобновилась. Счастье в чистом виде. Грубое, природное, вулканическое. Это было лучше всего.
Лучше наркотиков, лучше героина. Лучше, чем допинг, кокс, крэк, дурь, гашиш, конопля, марихуана, ЛСД, кислота и экстази.
Лучше, чем секс, фелляция, групповуха, мастурбация, тантризм, камасутра, «тайская тележка».
Лучше, чем арахисовое масло, бананово-молочный коктейль.
Лучше, чем трилогия Джорджа Лукаса.
Лучше, чем все «Маппет-шоу».
Лучше, чем конец 2001 года.
Лучше, чем виляющая бедрами Мэрилин, Лара Крофт, Наоми Кэмпбелл.
Лучше, чем соло Хэндрикса, чем шаги Нила Армстронга по Луне, чем хоровод вокруг елки, чем состояние Билла Гейтса.
Лучше, чем все трансы Далай Ламы, чем все уколы тестостерона Шварценеггера и коллагеновые губы Памелы Андерсон.
Лучше, чем Вудсток и оргазмические рейвы.
Лучше глюков Де Сада, Рембо, Моррисона и Кастанеды.
Лучше, чем свобода.
Лучше, чем жизнь!

Игра – моя жена. Она требует лояльности и ответственности. Она дает мне ощущение покоя и мира.

Чтобы справиться с дьяволом, надо играть в его игру.

 В играх без правил правила нужно знать особенно тщ

— То есть, если я правильно понял, — сказал Гарри, когда объяснение Рона (с сопутствующими жестами) приблизилось к завершению, — поймавший снитч получает сто пятьдесят очков?
— Да…
— Как много десятиочковых голов обычно забивает команда без учёта снитча?
— Эм, пятнадцать или двадцать в играх профессионального уровня.
— Какая-то глупость. Это нарушает все возможные принципы создания игр. В остальном правила вроде ничего, спорт как спорт, но вот снитч, который, как говоришь, практически всегда приносит команде больше очков, чем все остальные члены команды, и таким образом определяет исход матча… Два ловца летают по полю, почти не взаимодействуя с другими игроками, и каждый из них надеется, что ему повезёт заметить снитч первым.
— Дело не в везении! — запротестовал Рон. — Нужно, чтобы твои глаза двигались особым образом…
— В этом нет взаимодействия с другими игроками. Неужели действительно так интересно смотреть, как кто-то мастерски двигает глазами? И когда одному из ловцов наконец удаётся поймать снитч, то этим он обесценивает работу, проделанную остальными игроками. Как будто взяли нормальную игру и добавили в неё бессмысленную позицию, чтобы кто-то мог стать Самым Важным Игроком, не вникая в суть и не участвуя в общем процессе. Кто был первым ловцом? Принц-идиот, который хотел играть в квиддич, но не мог выучить правила?

Познание атома – детская игра по сравнению с загадками детской игры.

Нет ничего слаще предвкушения. Только в тот миг, когда все козыри уже на руках, но ещё не на столе, игрок может быть счастлив по-настоящему. По сравнению с этим блестящий отыгрыш, заслуженная
победа и звон честно выигранных монет – хоть и приятная, а все же суета.

— Время играет в игры со всеми…

Вы когда-нибудь видели, чтобы чертовы шлюхи ходили в школу для потаскух? Мне нечего сказать вам о моих способах художественного выражения, потому что никакого метода у меня нет. Я не знаю, откуда это прибывает. Я это не играю. Это – что-то, что я чувствую.

— Мы сильны в игре, потому что живём в ней и убиваем там остальных, но в реале ты тормозишь. Не стоит. Живи с размахом, словно в игрушке!
— Ты уже не отличаешь игру от реальности. Грёбаный школьник!

Говорит: «Давай в прятки играть. Я прячусь». Я говорю: «Давай». Первую неделю я сам искал. Через 2 недели милиция в Ростове нашла. За баком сидела, смеялась.

Эта игра — пробный камень человеческого ума.

Ты можешь потерять много солдат, но все равно выиграть игру.

Мы еще долго сопротивлялись, оба, и даже очень долго; может быть, мы иногда сопротивляемся и по сей день… Но мы, по сути дела, видим: это игра, чтобы получше узнать, в какой мере мы себе еще принадлежим.

В это холодное лето мы будем играть в слепых. Мы руками закроем друг другу глаза, узнавая лица наощупь, кончиками пальцев, запоминая их не красивыми, а тёплыми, не умными, а живыми. Мы будем узнавать истории чужих судеб, осторожно проводя губами по причудливым линиям на руках. Мы будем слушать. Мы научимся слышать.

Ты только пойми, что бывают расклады, когда ты играешь. А бывают наоборот — когда играют тебя.

— Почему ты отказываешься? Я думал, что ты-то способен понять… Cчастье быть всемогущим и править миром.
— То есть подобно Богу? Полагаю, в какой-то мере это даже увлекательно. Правда, роль арбитра или рефери не для меня. Я не могу искренне наслаждаться игрой, не участвуя в ней. И знаешь, я всем сердцем люблю эту игру под названием «жизнь». Поэтому, несмотря ни на что я предпочту остаться игроком до конца своих дней.

Пойми меня — я не играю в игру, когда тебя нет, мне кажется, я умру,
Когда ты есть я хочу бежать, прятаться и выжидать непонятно чего,
Как будто не я и не здесь, и ты — не ты, так бывает, когда ты есть,
Но всё теряет, когда тебя нет, вкус, аромат и цвет.

— Знаешь, иногда продолжаешь играть, даже когда знаешь, что проиграешь.
— Или иногда ты перестаешь играть, зная, что можешь победить, но играть нужно всё равно…

( — Знаешь, просто иногда мы продолжаем игру, даже если знаем, что проиграем.
— Или иногда мы выходим из игры, даже если знаем, что можем выиграть.)

Чтобы переиграть идиота — надо думать, как идиот!

Если вы играете, надо знать правила, мой хороший.

Да, не все взрослые любят игры. Но те из них, кто играют, делают это, чтобы выиграть!

Говорят, не надо ненавидеть игрока, ненавидьте игру, но когда вы вместе придумали правила, проигрывать стало слишком больно.

Ты смотрел на жизнь как на шахматную игру, и за это я благодарна тебе. Мне виделась соната. Из за этих различий погибли и король и королева, и оборвалась мелодия.

— Мы будем играть в интересную игру.
— Как называется?
— Есть ли Бог на свете.

Самую большую ложь мы приберегаем для себя. Играем в игру, где мним себя богами, способными самостоятельно сделать выбор, и течение несет нас по избранному пути. Притворяемся, что не принадлежим к дикой природе. Воображаем, будто все нам подвластно, а цивилизация есть нечто большее, чем просто маскировка. Там же, где таится неизвестное, уповаем на разум.

Теперь, к концу моей жизни, я не играю на сцене, ненавижу актеров «игральщиков». Не выношу органически, до физического отвращения — меня тошнит от партнера «играющего роль», а не живущего тем, что ему надлежит делать в силу обстоятельств.

— Почему обязательно в карты? Мало интересных игр? В бой, в кораблики. Да вот хорошая игра, в города. Знаешь, я говорю «Москва», а ты на последнюю букву на «а» — Астрахань. А ты, значит, на «н» — Новгород, понимаешь, да? А теперь ты, Федя.
— А чё я?
— Ну, говори на «д».
— Воркута.
— Почему Воркута?
— А я там сидел.
— Ну хорошо. А ты, значит на «а».
— Джамбул.
— А причём тут Джамбул?
— Потому что там тепло, там мой дом, там моя мама.

Шарль Касхоун, историк, автор «Принципов свободы», утверждал, что Первую Куклу изобрела Первая Девочка, реализуя материнский инстинкт. Таким образом кукла стала прообразом человека, а ее взаимоотношения с девочкой – прообразом творчества в целом, и театрального искусства в частности.
Современник Касхоуна, искусствовед Ингре Тинжан выдвинул альтернативную гипотезу. По Тинжану, кукла есть результат желания Первого Верующего создать образ Первобожества – образ подвижный и доступный, позволяющий, так сказать, обеим сторонам «дергать за ниточки».
Сторонники каждой из версий по сей день ведут яростные споры.
А девочки играют в куклы.
И фанатики воздвигают идолов.

Мяч круглый, игра продолжается 90 минут. Это теория, все остальное факты.

— Знайте, что когда бы и где бы мы не встретились, я буду любить вас так же, как люблю сейчас!
— Клятва игрока.

I found that love is more than just a game,
Play and to win –
but you lose just the same.

Я бы сказала, что я играю честно, но… Я больше не играю.


Игре нужен победитель.

— Мы играем в одни игрушки, Максим. Вот в чем дело. А сами становимся игрушками в руках других.

Ты говоришь, что моя жизнь — всего лишь игра.
Да, игра! Но моя игра.

Игра заканчивается не тогда, когда ты проигрываешь, игра заканчивается, когда ты умираешь.

— Вы играете…
Он разжал пальцы, вид у него был усталый.
— Верно, играю, — согласился он. — С вами играл молодого, блестящего адвоката, играл воздыхателя, играл балованное дитя — словом, один бог знает что. Но когда я вас узнал, все мои роли — для вас. Разве, по-вашему, это не любовь?

Это мое игровое лицо. Игра началась.

Он отвык от серьёзной игры и проиграл потому, что не использовал весь потенциал фигур. Он дурак.

Она играла на пианино и на нервах — одинаково виртуозно.

Они уходят, выполнив заданье,
Их отзывают высшие миры,
Неведомые нашему сознанью,
По правилам космической игры.

— В какую игру ты играешь, Кэтрин?
— А ты хочешь поиграть?
— Я не могу играть, пока не знаю правил.
— А нет никаких правил, Стефан. Нет никаких правил…

— Сколько пальцев я показываю?
— Четыре?
— Скажи два.
— Два?
— Отлично, вставай. Давай. Вали на поле. И захвати клюшку.

Не вижу смысла спорить. Если хочешь доказать свою правоту, то играй — и выигрывай!

Игру мы задумываем сами, а вот игроков бывает, подкидывает случай.

То ли стало свободней ему от игры, то ли стало свободней играть…

Первое правило в этой игре — не пытайся просто выжить, старайся победить.


Ты не знаешь, что случится, если не сыграешь.

На орла ли падает монетка или на решку, правильно и то, и другое — если не играть.

Это жизнь.
Это тест.
Это игра.
Ты прошёл?
Сыграй снова
В надежде,
Что увидишь,
Где ты был.

Складывалось ощущение, что он просто наслаждается ходом игры, придуманной им самим.

В моем сне игра идет по моим правилам.

Люди играют в игры, когда у них нет настоящего.

В нормальном состоянии человек, как это ни странно, вообще не занимается ничем, кроме игры. Он так устроен. Заставить его заниматься чем-либо другим можно только превратив сначала в животное — например, путем грубого физического принуждения. Человек играет, когда работает, играет, когда отдыхает, играет, когда занимается сексом, играет, когда ссорится. Короче — практически всегда.

Игра не закончена, пока она не закончена.

Нечестная игра — это не игра, а пустая трата времени!

— Я знаю, во что можно без света поиграть.
— В подпольный кружок демократической оппозиции?

Век честных рыцарей прошел. Известно, что порой мир гордых женщин окружен бессовестной игрой.

… Я вкратце объясню правила этой игры.
— Первое: карты раздаются всем игрокам поровну. Хотя в реальной жизни карты отнюдь не поровну раздаются.
— Второе: начало игры. Первым ходит раздающий, он кладёт карту. Остальные по очереди кладут карты поверх.
В реальной жизни они всегда забывают про мой ход, всегда находится кто-то, кто влезает без очереди.
— Третье: у каждой карты своя сила. От слабейших к сильнейшим: тройка, четвёрка, пятёрка, шестёрка, семёрка, восьмёрка, девятка, десятка, валет, дама, король, туз, двойка. Джокер может заменить любую карту.
В реальной жизни сила определяется не только способностями, но ещё и вещами, вроде связей или денег.
— Четвёртое: игрок может класть только те карты, которые сильнее уже лежащих. Если кто-то играет двумя картами, отвечать надо тоже двумя картами.
В реальной жизни ты сыграл бы слабыми картами, даже зная, что они не победят. Это вроде жертвы пешки. Или чтобы преподать кому-то урок.
— Пятое: если ты не можешь положить карту, можно пропустить ход.
В реальной жизни тебе не дадут пропустить ход.
— Шестое: после того, как все пропустили и ход вернулся к тому, кто положил последнюю карту, этот игрок заходит с новой карты. Карты, лежащие на столе, отбрасываются.
В реальной жизни прошлое никогда не отбрасывается.
— Седьмое: все этапы повторяются. Первый, избавившийся от всех своих карт, становится дайфуго (миллиардер), следующие – фуго (миллионер), хеймин (простолюдин), хинмин (бедняк) и дайхинмин (нищий).
Единственное, что соответствует реальной жизни. Как оно вообще работает? Это приводит меня в уныние.

Для меня шахматы не игра, а искусство.

Если ты женщина, то можешь играть.

— Глупо играть ради денег.
— А ради чего ты тогда играешь?
— Ради музыки. Ради людей. Даже нет, не так. Ради того, что музыка делает с людьми.

 Война — это не покер! Её нельзя объявлять, когда в

Игрок и его персонаж — одно целое.

Жизнь — как азартная игра, в которой невозможно постоянно выигрывать. Пока у тебя есть фишка, всегда есть надежда.

Что ж это за несуразная форма взаимоотношений — экзамен!… Надо ведь было такое придумать: чтобы один человек рассказывал другому человеку то, что другой человек и без него знает! Этакая дурацкая игра для дошкольного возраста…

Вся наша жизнь — игра, театр военных действий.

О наслажденье — ходить по краю!
Замрите, ангелы, смотрите: я играю.
Разбор грехов моих оставьте до поры,
Вы оцените красоту игры!

Не смотрите в глаза тем, кто сбитым дыханьем
Пробивается вверх, зажигая рассвет.
Не шепчите имён своих ждущим на грани,
Не вскрывайте их боли желаньем побед.
Кто горит ярче всех — изнутри выгорает,
Разлетаясь на тени пронзительных слов.
В вечном поиске счастья сквозь жизнь пролетая,
Берегите сердца, не играйте в любовь.

Если хочешь играть — играй!
Если хочешь летать — лети!
Жизнь — это тоже игра.
Если ты упал, встань и иди…

— Славное все же занятие — игра. Особенно в пути.

— Представляешь, мы кидаем этот мячик уже целых два часа.
— Ого. Я чувствую, что уже похудел, штаны сползают.

Если хочешь избежать проигрышей, играй только в те игры, что придумал сам.

— Я вижу что-то горячее…
— … Камень.
— Я вижу что-то жёлтое..
— … Камень.
— Я вижу что-то…
— Я вижу что-то надоедливое!..
— Эээ что это?

Не садитесь играть с судьбой. У нее всегда три туза в рукаве.

К несчастью, в нашем мире нельзя выиграть, не отступая от правил. Игроки всегда будут отступать от правил, а пешки предавать игроков.

Есть два вида людей: игроки и фигуры.

  — Осторожнее. Игры в Сирано могут не довести до д

Мы играем в странные игры… Жизнь и смерть всего лишь уровни.

… жонглирование истиной в любой игре не проходит для игрока безнаказанно.

Игрок жалеет обычно не о проигрыше, а о крушении надежд на выигрыш.

Что такое? Они сдались? Так все заканчивается, когда я полностью серьезен? Если противник теряет желание играть, в чем тогда радость от игры?

Не устремление ли к идеалу, которого попросту нет и быть не может, питает вселенную и движет звезды? Игре не видно конца. Не эта ли невероятная тайна хранится в ларце Персефоны, – владычицы Царства Аида?

Нет у меня никакой особой техники игры. И я даже никогда не верил в подобные вещи. В актерстве нет правил, я играю на чистых инстинктах.

Какими бы ни были заботы — все уйдут, когда начнёшь играть.

Если кто-нибудь сейчас спросит меня, к чему столько игры, отвечу: я пытаюсь родиться заново, но только так, чтобы получилось лучше…

… жизнь все-таки — азартная игра, в которой выигрыш часто достается беспечным, а не благоразумным.

Кто-то из великих сказал: «Мы перестаем играть не потому что взрослеем, мы взрослеем, потому что перестаем играть». В детстве свято веришь в нерушимость дружбы, кажется, что твои друганы будут рядом всегда, но у жизни другие планы. А вот мы с пацанами показали жизни жирную дулю — взяли и не прекратили играть.

Жизнь — игра, а люди — игроки. Они готовы поставить на карту всё состояние, если выпадет хотя бы один шанс из тысячи. Но отнимите у людей этот шанс, и они не станут играть…

Нельзя выйти из игры, если всё время оглядываешься.

У той игры,
В которую я играл,
Есть правила,
Которые мне пришлось нарушить.
И даже если
Я допустил ошибки,
Я сделал это по-своему.

Мне говорил попутный ангел:
«Ты сам себя заставил жить
По правилам игры,
Но жизнь — игра без правил».

Волейбол… Игра, от которой обмирает сердце. Игра, в которой пульсирует мысль, лихорадочная, жаркая, работающая в режиме постоянного цейтнота. Игра, где всё построено на обмане (противника) и где всё без обмана (для зрителей). Игра без ничьих. Игра без грубости, жестокости и насилия. Игра, заставляющая на время забыть о неуютном, несовершенном мире за прямоугольником разделённой сеткой площадки.

Мы будем играть в Любовь. — А какие же правила этой игры? — На старте двое, а на финише — возможны варианты..

Красиво ты вошла в мою грешную жизнь,
Красиво ты ушла из нее.
Но, играя, разбила мне душу.
А ведь это — совсем не игрушка,
Это сердце мое.

Игроки, не умеющие владеть собой, долго не живут.

С возрастом люди не перестают играть, просто игрушки становятся все дороже и опаснее.

Нет ни правых, ни виноватых, каждый исполняет свою роль.

Жертвовать жизнью можно только тем, у кого не осталось выбора. А для остальных это просто игра.

— Как поделим?
— Теоретически — пополам.
— Что значит «теоретически»?
— То, что к концу большой игры, один из нас может надуть другого!
— Интересно, кто кого?

Лучше играть перед пустыми креслами, чем перед пустыми лицами.

Игра забывается, а результат остается в истории.

Суть игры заключалась в том, чтобы, подвесив такую пиньяту над дверью, швырять в неё палками и камнями до тех пор, пока она не расколется и не «покажет», какие подарки у нее внутри.
Смерть и подарок — два в одном.

— Вы были искренни или всего лишь играли?
— Как мне ответить, чтобы получить эту роль?
— Ну что ж, неплохо. Идёмте.

Драконы, играющие в Драконов, — самые опасные.

Вечность — иллюзия, а любовь всего лишь игра.

Выигрывать легко, а вот проигрывать — сложно. Иногда, чтобы проиграть, нужна вся жизнь.

— А теперь самое время вернуть себе власть. Дай Ли, арестуйте принцессу Племени Огня!… Я сказал — арестуйте её!… Да что это с вами?
— Они просто ещё не решили. Они ждут, чем всё это закончится.
— О чём это ты?
— Я читаю твою судьбу в твоих глазах. Ты был рождён нищим. Тебе пришлось преодолеть много препятствий на пути к власти. Но главный принцип — «разделяй и властвуй» — тебе остался неизвестен. Дело в том, что они не знают, кто окажется на этом троне, и кто кому будет кланяться. Но я знаю. И ты знаешь. Ну?..
— Ты победила меня в моей игре.
— Не льсти себе — ты был слабым игроком.

Eckstein, Eckstein — Alles muss versteckt sein

Wieder lieg ich auf der lauer
Denn wir spielen unser spiel
Wieder wart ich an der Mauer
Wieder steh ich kurz vorm Ziel

Роджер утверждает, что мы не существуем. Как раз наоборот, только мы и существуем. Они тени, мы вкладываем в них телесное содержание. Мы — символы всей этой беспорядочной, бесцельной борьбы, которая называется жизнью, а только символ реален. Говорят: игра — притворство. Это притворство и есть единственная реальность.

Ты, наверно, думаешь, что тебе выпало 18 карат невезения? Да нет, просто игра попалась нечестная.

Забавная это игра: ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь… Вопрос лишь в том, кто знает больше.

Она и знать не знала, куда заведут ее эти игры. А если бы знала, то поцеловала бы его один-единственный, последний раз, развернулась бы и убежала куда глаза глядят.

— Ты торгуешь людьми как бейсбольными карточками! Это тебе не игра!
— Это игра. Именно игра. Но это не детская игра. Совсем другая игра. Серьёзная и опасная. И её проиграть нельзя.

Как правило, лучшие онлайн-игроки с наилучшей репутацией в реальности — ни на что не годные бездельники с кучей свободного времени.

Я знаю секрет, как их [кошмары] пережить. Я просто вспоминаю… всё хорошее, что я видела в жизни. Даже самую маленькую мелочь. Это как игра. Я играю снова и снова. Она надоела мне много лет назад, но… бывают игры гораздо хуже.

У меня есть только игра, там все ясно. Занес мяч за линию и ты молодец. Игра разумна, а жизнь — эта жизнь дерьмо!

И тут я вспомнила. Конечно! Эти детские ночные поверья. Про гнома жвачек, или «жвачного короля». Про фею игрушек, для которой привязывали конфеты к ножке кровати. Я даже припомнила своего персонального шкафного монстра. Интересно, как он сейчас? Пожалуй, я сейчас в себя так не верю, как когда-то верила в него. Так забавно, так искренне это было!

Не надо стыдиться играть. Детских игр нет.
Зря взрослые говорят, а зазнайки за ними повторяют: «Такой большой, а играет как маленький. Такая большая, а ещё играет в куклы».
Важно не то, во что играть, а как и что при этом думать и чувствовать. Можно умно играть в куклы и глупо и по-детски играть в шахматы. Можно интересно и с большой фантазией играть в пожар или поезд, в охоту или в индейцев и бессмысленно читать книжки.

Как известно, в любой культуре люди прыгают от радости в момент наивысшего счастья. Прыгание является международно признанным выражением радости, и баскетбол — это тот вид спорта, который построен на прыгании… Возможно, игрок прыгает, потому что он счастлив, но, что более вероятно, он счастлив, потому что прыгает. Мне приходилось слышать, как игроки жалуются по поводу практически любой детали игры — правил, размера или цвета мяча, формы или температуры в раздевалке, — но я никогда не слышал, чтобы кто-то жаловался на то, что им приходится прыгать.

Если вам не нравятся тренировки, значит тренеру не нравится ваша игра.

Раз, два – любовь игра, игра в чувства,
Раз, два – любовь игра, любовь – это искусство.

 Как вам кажется, хорошо ли я сыграл комедию своей

Такой способен играть людьми, как пешками, и без зазрения выкинуть одну из фигур, чтобы продвинуться по шахматной доске на одну клеточку.

Всё в мире — игра. Думать, что всё потеряно, бросать всё на середине — это глупо. И тот, кто дойдёт до конца, наслаждается победой — вот главное правило этого мира.

Я за доской, но кто фигуры ставил?
Кровью
Горчит победное вино.
Я
Вошла в игру, ее не зная правил,
Бросив прялку и веретено…

Игра до добра не доводит. Нельзя играть в некоторые игры с людьми, которые для вас слишком близки и дороги. В игре необходимо соблюдать такт дурачества и шутки, что не всегда удается с любимыми.

Жертва всегда сомневается в сопернике. На самом деле она сомневается в себе, в своих возможностях. Но в этом не признается. Даже самому себе.

— Прости, Дин.
— Нет. Ты лишь играешь в извинения.

Каково это — быть актёром? Возможно, больно. Проживать насквозь, невыразимо, невыносимо, многие жизни, расписывать изнанку собственного сердца чужими страстями, трагедиями, взлетать и падать, любить и умирать, и вновь вставать, унимать дрожь в руках, и снова начинать новую жизнь, снова плакать, сжимая в бессилии кулаки и смеяться над собой. Изредка приподнимая край маски, уже не для того, чтобы вспомнить своё собственное лицо, а лишь затем, чтобы сделать глоток свежего воздуха, не пропахшего гримом. Больно… Но в то же время — прекрасно. Обнажать чувства до предела, настоящие, живые чувства, куда более реальные бытовых кухонных переживаний, доводить их до апогея, задыхаясь от восторга бытия, захлёбываясь алчным огнём жадных, жаждущих глаз зрителя. И падая на колени, почти не существуя ни в одном из амплуа, почти крича от разрывающего тебя смерча жизни и смерти, судьбы и забвения, видеть, как с тобою вместе, замерев в унисон, в едином порыве умирает зал. Замолчавший, забывший сделать новый вдох зал, который любил вместе с тобой, вместе с тобой плакал и смеялся, который, не взирая на пасмурный вечер на улице, обшарпанные доски сцены, увидел то же, что и ты, что-то бесконечно большее, чем просто игру в жизнь. Саму жизнь. Настоящую. Прожитую честно, откровенно, полностью, до дна. Театр как любовь, как секс с самой желанной женщиной, однажды испытав на себе это таинство, этот акт бытия, ты уже не сможешь остаться прежним.

Любые ошибки — это часть игры, не думайте про них, просто старайтесь как можно быстрее исправить.

Nach dem Spiel will jeder wissen, wie man hätt’ ausspielen müssen.

После игры каждый знает, как нужно было играть, чтобы выиграть.

Без напряжения игра теряет интерес.

С эхом не поиграешь… – Ты ему: «Доброе утро!» – и оно тебе: «Доброе утро!», а ты ему: «До свиданья», – и оно тебе: «До свиданья». Скучно!

Когда играешь в одиночку, по правилам, известным только тебе одному, отступать от них нельзя ни на шаг, иначе незримый и неизъяснимый партнер, чье гипотетическое присутствие наполняет твое бодрствование хоть каким-то подобием смысла, пожмет плечами, выйдет, закрыв за собой дверь, игра закончится, так толком и не начавшись, и что тогда останется у тебя?

— Что вы думаете о вашем мире? Легко ли в нем живется?
— В этой игре нет ни цели, ни правил. Семь миллиардов игроков делают то, что им заблагорассудится. Мир наказывает тех, кто отстает или вырывается вперед. Ты не можешь пропустить свой ход… а будешь много болтать — станешь изгоем. Нет никаких характеристик. Хах! Мы даже не знаем, что это за жанр. Весь этот мир — просто одна неудачная игра.

Не играйте по его правилам. Заставьте его играть по вашим.

 Что наша жизнь? Игра! А самая азартная игра начина

В жизни все будет не так легко, как в игре.

Не играйте по их правилам. Играйте по своему.

Мы с судьбой играем в прятки,
А она нам задаёт загадки:
Как найти нам то, что потеряли?
Как вернуть, что сами мы отдали?

Люди ходят в казино с той же целью, что и на свидание вслепую. В погоне за удачей. Но, как правило, оказываются у разбитого корыта. Если все знают, что выигрывает казино — зачем играть?

Игра загадочней всего
И бескорыстнее на свете.
Она всегда — ни для чего,
Как ни над чем смеются дети.

Это моя игра. Хотите обыграть меня в моей же игре?

Выигравший никогда не скажет: «Это всего лишь игра».

— Мы будем играть в интересную игру.
— Как называется?
— «Есть ли Бог на свете».

Всё — не более, чем игра, ставка в которой — жизнь.

Я знал, что все ее приманки были просчитаны. Что она вела бой своим оружием. Что, как только она увидит меня у своих ног, все кончится. Что, возможно, она отдастся мне. Но с чувством превосходства. Так что на следующий день мне придется от стыда пустить себе пулю в лоб.

Все знают игру «каменное лицо»? Давайте немного изменим правила. Представьте, что вы залезаете под стол, и у троих мужиков из четверых из штанов торчит член, а у четвертого огурец. У вас завязаны глаза и вы, нащупывая что-то, начинаете отсасывать. Окей, вам попался огурец, вы выиграли.
Нет! Вы не выиграли, потому что вы уже спустились под стол с открытым ртом.

Ты любишь выигрывать, но не умеешь играть!

Ты играешь так, как будто это для тебя ничего не значит. Абсолютно ничего. Это тоже одна из причин, по которой ты все время выигрываешь. Потому что тебе наплевать. Потому что если бы ты проиграл, это бы тебя не задело. Даже если бы ты проиграл ВСЕ сыгранные тобою партии.

А что, если взрослых вообще нет. Вдруг само понятие «взрослые» ничего – обман? Что, если их деньги – это только игральные фишки, их деловые сделки – не больше, чем выменивание бейсбольных карточек, их войны – игры с игрушечным оружием в парке? Что, если внутри своих костюмов и выходных платьев они все еще сопливые малыши?

 В бешенстве сегодня,
в доброте вчера,
трудно быт

Жизнь в конечном счёте игра:
Кому-то джекпот, кому-то — тюрьма.

Не начинай игру, если не собираешься довести ее до конца.

Знаешь, есть игры, в которые интересно играть впервые — дальше неинтересно.

Есть такая игра, в которую играют дети: они соединяют руки на счет «три», со всей силы сжимают пальцы, ты терпишь сколько можешь или хотя бы дольше, чем соперник. Игра продолжается, пока один не скажет «хватит», сдастся и не попросит пощады. Это не очень веселая игра. В игре на сострадание, когда один ребенок кричит, а другой слушает и боль прекращается. Разве вы бы не хотели, чтоб все было так просто? Это больше не игра, и мы уже не дети, ты можешь кричать «помилуй» или все, что хочешь. Никто тебя не услышит. Это всего лишь ты, кричащий в темноту.

За последние семь лет я твердо усвоил одну вещь: в любой игре всегда есть соперник и всегда есть жертва. Вся хитрость — вовремя осознать, что ты стал вторым, и сделаться первым.

Мир игр — это та же жизнь. Только интереснее.

Мне бы поиграться
В кошки-мышки,
Мне бы оставаться
Еле слышной,

Чтобы поискали
За колонной,
В Греческом бы зале,
Или даже в Тронном.

Услыхать бы толки
Бредни или враки,
Ощетинив холку,
Брешут же собаки.

Возгорю желаньем
В морду беспардонно
Плюнуть в каждом зале,
В Греческом и в Тронном.

Загадочная женщина — это либо фасад, игра, ловушка для мужчин, либо загадка для нее самой, и это хуже всего.

Ты либо гений, либо игрок…

Я думал, что любовь — игра. Это не так. Любовь важнее смерти.

— Это такая игрушка — пазлы.
— Она поломана!
— В этом и смысл, Альф. Ты должен её собрать.
— Чего это? Я её не ломал!

Формула любой игры проста и делится на три части: важно знать, как началась игра, когда стоит остановиться, и кто в итоге вышел победителем.

Да, он считал политику и войны игрой. Он потерял интерес к сегодняшнему дню и к миру. И лишь наблюдает за чужими страданиями, а потому и не имеет права быть императором.

Научиться играть в шахматы легко, но трудно научиться играть хорошо.

 Жизнь — это всего лишь игра, так говорят,
Но это

Я знаю то, чего не знают они. Финал. Как я до него доберусь не важно, пока все герои играют свои роли.

Жизнь — игра, первейшее правило которой — считать, что это вовсе не игра, а всерьез.

Этого человека, подумал Лючано, судьба обделила выразительностью. Натура страстная и увлеченная, страдая или обожая, он абсолютно не умел выразить свои чувства. Что ни делал, все казалось искусственным. Талант, любовь и горе в такой обертке принимали облик скверной пьесы, оказывая профессору медвежью услугу.

Жил-был один старик. По вечерам близ его жилища собирались играть дети. Игра всегда сопровождалась громкими воплями. Старику это надоело и однажды он пригласил их к себе. Он рассказал им, как ему нравится слушать детские голоса, и обещал каждому 50 центов, если они придут завтра.
Ребята пришли и играли еще веселее и громче. Старик заплатил им и обещал в следующий вечер заплатить снова. Но следующим вечером дети получили уже не по 50, а по 25 центов. На третий вечер старик заплатил по 15 центов и объяснил, что у него заканчиваются деньги.
«Подумайте, пожалуйста, – попросил он, – а не согласились бы вы завтра прийти снова и поиграть за 10 центов?» Крайне разочарованные дети заявили, что больше вообще не придут.
Стоит ли за какие-то 10 центов тратить столько сил?

Неужели жизнь — это не более чем игра на выживание в душном зале, где ты мечешься в четырех стенах, без конца передвигая деревянные плахи?

— Превращать лечение в игру — безумие!
— Ты не видишь дальнюю перспективу.
— Какую перспективу? Как мы засовываем пациента в пакет?
— Нет, если мы ошиблись, умрёт он быстро. Дальняя перспектива — выбрать в команду лучших, и тогда все сэкономленные пакеты пригодятся для покупок в магазине.

И на третью ночь, во время нашей игры, я нахожу ответ на вопрос, который снедает меня. «Дикая Кошка» послужила метафорой для моей ситуации. Лютик — это я. А Пит — тот, кого я так сильно хочу защитить — это свет от фонарика. Пока Лютику кажется, что у него еще есть шансы схватить лапами неуловимый луч, он агрессивен и встает на дыбы (совсем как я, с тех пор как покинула арену, оставив живого Пита там). Когда же луч окончательно гаснет, Лютик на время расстраивается и теряется, но быстро приходит в себя и хватается за что-то другое (вот что произойдет, если Пит умрет). Но одна вещь, которая вводит Лютика в ступор — это когда я направляю фонарик высоко на стену, где он попросту не может достать и даже подпрыгнуть. Он мечется вдоль стены, вопит, и никак не может ни утешиться, ни отвлечься. И в таком состоянии он пребывает до тех пор, пока я не выключу фонарик (именно это и пытается проделать со мной Сноу, вот только я не знаю, какую форму примет его игра).

Он точно знает, как надо играть, и именно поэтому всё время проигрывает.

Я считаю, что играть роль — значит, как можно дальше уйти от самого себя. Взять отпуск от своей собственной личности. Стать другим, войти в кожу другого человека.

Игра не в том, чтобы понять, чего тебе не хватает, чего надо достичь, игра в том, чтобы понять, кто ты уже есть…

«Что, если?» Классический сценарий «что, если?». Что, если бы жизнь была игрой, в которой можно сохраниться и потом вернуться в точку, где ты должен сделать выбор? Изменилась бы она? Ответ – безусловное «нет». Профит получат только те, у кого есть возможность выбирать. Тем же, кто такой возможности лишён, этот сценарий не поможет никак. А значит, нет смысла сожалеть. Точнее, жизнь и есть сплошная последовательность сожалений. Такие вот дела. А есть ещё сценарий «слишком поздно». Ввязавшись в сценарий «что, если», ты никогда его не завершишь. От твоего ответа ничего не изменится. Приняв решение, поздно уже пытаться его изменить. Нет в нашем мире условных операторов, параллельных потоков и циклов. Жизнь линейна. Рассказывать о вариантах – затея бессмысленная. Я прекрасно осознаю, как я ошибался. Но мир виновен в том поболее меня. Он полон войн, нищеты, дискриминации и прочих не самых приятных вещей. Поиск работы запросто может оказаться совершенно безрезультатным. И даже случайная подработка может ударить по кошельку, если ты вынужден покрывать недостачу из собственного кармана. Так существует ли в этом мире правда? Правду, основанную на прегрешениях мира, и правдой-то называть не стоит.
С другой стороны, правдой может оказаться и то, что всё в мире неправильно. Но есть ли смысл пытаться продлить то, что неизбежно закончится? В конце концов ты потеряешь всё. Это и есть самая настоящая правда. Но пусть даже так. В неизбежной потере всего есть своя красота. В неизбежном конце всего есть смысл. Даже временная передышка, застой и неопределённость в жизни когда-нибудь закончатся. И ты должен смириться с такой правдой. Уверен, когда-нибудь ты посмотришь на свои потери как на бесценные свои сокровища. Это будет подобно тихой радости, накатывающей на тебя, когда ты пьёшь сакэ в одиночестве.

Кажется игра — «это вещь» сегодня. Но будьте осторожны, игроки, только один может быть победителем.

Игры в жизнь. Игры кончились. Если «минус» — другого раунда не будет.

Зимой у детей даже игры жестокие. Летом дети играют в футбол, пускают кораблики по реке. Зимой дети играют в снежки. И дети в этом отлично поднаторели. Все же делали такой снежок, внутри которого чистый лёд. И этот снежок делается не для того, чтобы навесиком бросить в капюшон. Этот снежок делается для того, чтобы отправлять в кому девочку, которая тебе давно нравится.

 Не нужно ненавидеть везунчика, нужно ненавидеть иг

В игре детей есть часто смысл глубокий.

— Вчера ты изменил планы на игру.
— Я всегда так делаю, когда чувствую подвох.
— Подвох?
— Конечно, Тулур случайно там оказался в тот самый момент, когда мы выходили с бриллиантами?
— Как ты догадался?
— Ты — это ты, а я это я. Мы наблюдали за Тулуром, пока он по твоей наводке наблюдал за нами.

Игру в покер я люблю до сих пор и часто выигрываю. Это умная игра, позволяющая научиться, когда следует воспользоваться преимуществом, когда пасовать, а когда и поблефовать.

Если ты потерпел одно поражение в игре, то продолжи её, а затем отплати противнику вдвойне.

Жизнь — азартная игра. Большую часть времени она жестока и болезнена, и не для тех, кто робок. Приз достается победителю, а не тому, кто даже не явился на битву.

Мне нравилось учиться в школе, там все было понарошку. Нам давали книжки с красивыми картинками, тетради в линейку и клеточку. Это была такая игра – школа. Я играл в нее с удовольствием.

Бог Дьяволу: «Интересно, догадываются ли люди о том, что их жизнь – всего лишь часть нашей игры?»

Любовь — это игра. И я потратил достаточную часть своей жизни на эту игру.

Весь мир — это шахматная доска. Игрок, находящийся по ту сторону доски, скрыт от нас. Мы знаем, что он всегда играет честно, что он всегда справедлив и терпелив. Но мы также знаем, что он никогда не пропустит ошибку с нашей стороны, что он никогда не примет в качестве оправдания наше незнание правил.

Не так важно то, как ты играешь, а насколько тебе это нравится.

Вы должны изучить правила игры. И тогда вы будете играть лучше, чем кто-либо ещё.

В сущности, игра — это добровольное наложение на себя немыслимых, зачастую нелепых ограничений.

Взяв меня в свою ладонь, молю, будь осторожна.
Не сделай слишком больно мне, если нежно невозможно.
Я так хочу тебя, я лягу у порога,
Ну поиграй со мной чуть-чуть, поиграй немного.

— Что козырь? — Черви. — Мне ходить.
— Я бью. — Нельзя ли погодить?
— Беру. — Кругом нас обыграла.
— Эй, смерть! Ты право сплутовала.
— Молчи! ты глуп и молоденек.
Уж не тебе меня ловить.
Ведь мы играем не из денег,
А только б вечность проводить!

Мы с Фандориным-сан сравнивали достоинства японской и английской гимнастик. Я мог позволить себе быть снисходительным, так как превосходство Востока на Западом в этой сфере очевидно. Все дело в том, что у них физические упражнения — это sport, игра, а у нас — Путь к духовному самоусовершенствованию. Именно к духовному, потому что физическое совершенство не имеет значения и тащится следом само по себе, словно железнодорожный состав за паровозом.

… в игре, даже самой наивной, проявляется общность интересов и равноправие; исчезают границы, иерархии и биографии. Игра — это пространство для всех и каждого.

Жизнь похожа на олимпийские игры, устроенные сумасшедшими. Мы должны учиться бороться за жизнь, борясь с жизнью. А тем, кто не может сдержать негодования, видя глупость этой игры, лучше уйти с арены.

— Но так случилось, что все тузы у меня на руках.
— Но так уж случилось, что я не в карты играю.

Весь мир занимается лицедейством.

Даже если ты играешь шаблонные образы, например, героев–любовников, у тебя всегда есть шанс сделать это лучше.

как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем,
когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
разлюбившими

— … Набор затей у нас огромный,
Ведь жизнь — веселая игра!
— Не для того, кто на кону.

Жить надо ради самой жизни, чтобы жить. Остальное – просто игры, в которые играют люди.

[девушка играет на пианино]
— Достаточно.
— Я могу лучше… мне надо только…
— Сомневаюсь. Это было блестяще.

Что такое игра актёра, как не ложь, и что такое хорошая игра, как не убедительная ложь?

Пусть меня убьет монстр, но я не уступлю этой игре… Этому миру… Ни за что!

Игроки меняются, игра неизменна.

Я знаю этих маленьких актрис,
Настойчивых, лукавых и упорных,
Фальшивых в жизни, ласковых в уборных,
Где каждый вечер чей-то бенефис.

А рядом жизнь. Они не замечают,
Что где-то есть и солнце, и любовь,
Они в чужом успехе умирают
И, умирая, воскресают вновь.

Если игра длится слишком долго – это жизнь.

 Игра — это праздник, потому что она выводит нас за

Нигде человек не раскрывает столь живо собственный характер, как в своей манере изображать характеры других.

Слабый игрок всегда ищет оправдания.

Совсем не плох и спуск с горы:
Кто бури знал, тот мудрость ценит.
Лишь одного мне жаль: игры…
Ее и мудрость не заменит.

— А ты на чем играешь?
— Эээ, нинтендо, тетрис еще… Вопросы точнее задавай.

Любовь кажется тебе приятной игрой, но это игра с огнем — гибельная игра, особенно для человека с деревянным сердцем.

Но есть игра, в которую никогда не надо играть. Повторяю: никогда! Даже если ее предложит самый лучший друг. Она зключается в том, чтобы похоронить себя в бетоне.

Вся наша жизнь — игра, к тому же азартная.

Если не можешь выиграть – не играй.

Вся жизнь — игра. Только нужно, чтобы другие видели, что ты играешь по правилам. Тогда любого из них можно одурачить.

Когда игра заканчивается, король и пешка падают в одну и ту же коробку.

Знаешь, мы никогда не забудем игры, в которые играют люди.
Нас с тобой наконец настигли люди, которые играют в игры.

Знаете, какая разница между игрой на сцене и игрой в кино? Играть — все равно что ходить по канату. На сцене канат натянут высоко-высоко. Брякнешься — так брякнешься по-настоящему. В кино канат лежит на полу.

После остановки сердца мозг человека работает еще семь минут. У нас целых шесть минут, чтобы поиграть…

Знакомство с правилами игры: «так можно, а так нельзя» — и есть начало осознания ребенком границ своей свободы, определяемых жизнью и обществом; это — один из путей приобщения его к коллективу.

Хороший игрок, проигравший в шахматы, искренно убежден, что его проигрыш произошел от его ошибки, и он отыскивает эту ошибку в начале своей игры, но забывает, что в каждом его шаге, в продолжение всей игры, были такие же ошибки, что ни один его ход не был совершенен.

В великой игре, которая зовется жизнью, самыми несчастными оказываются те, кто боится рискнуть стать счастливым.

Не стоит бояться играть против таких команд, как «Барселона». Надо выходить, биться и получать удовольствие.

Все действуют под влиянием момента, но не это ли доказательство настоящего игрока?

Есть игра: осторожно войти,
Чтоб вниманье людей усыпить;
И глазами добычу найти;
И за ней незаметно следить.

При правильной игре с обеих сторон ничья неизбежна.

Мы не сможем стать лучшими, не получая удовольствие от игры.

Даже самых умных в мире людей можно обмануть – особенно если они не знают правил игры.

Очень часто единственным, что толкает тебя к победе, является желание надрать кому-то задницу.

Никогда не тянись за деньгами,
Если ж ты, проигравши, поник —
Как у Пушкина в «Пиковой даме»
Ты останешься с дамою пик.

Мы играли с любовью во множество игр, а я не знала правил.

Игру нельзя отрицать. Можно отрицать почти все абстрактные понятия: право, красоту, истину, добро, дух, Бога. Можно отрицать серьезность. Игру — нельзя.

В игре жизни есть только одно правило: рано или поздно мы все заканчиваем играть.

В игре ты богатый, но в реале ты мадао.

Мы играем, чтобы победить! Стараться, зная, что всё равно обречён на поражение, абсолютно бесполезно.

  — Я его почти поймала!
— Молодец. Теперь счёт 7:

Мир — одно большое игровое поле, и единственная цель состоит в том, чтобы остаться в игре.

Если бы смерть была только паузой для того, чтобы уйти со сцены, сменить костюм и вернуться в качестве нового действующего лица… Бросились бы вы ей навстречу? Или решили бы не спешить? Если бы жизнь была всего лишь баскетбольным матчем или пьесой с концом и началом, когда участники действа, закончив играть, сразу готовятся к новому матчу, к новой постановке… Как бы вы стали жить, доподлинно зная, что смерти нет?

Получается как в игре: то, что для одной команды добро, для её соперников — зло, а для зрителей всего этого действа — зрелище, которое, судя по всему, вне морали, как ни верти…

Или мы будем играть в морской бой, как это делаю я на работе, или ты меня развлекай.

Твой успех в этом мире определяется не тем, когда ты начинаешь, а тем, когда ты выходишь из игры.

You don’t need to cage me,
To close all the doors,
As long as you need me
I will always be yours.
Play with me.

Если не можешь победить – меняй игру.

В шахматах всё решает первый ход: если оба игрока сделают лучшие ходы, победит тот, кто сделает это первым.

Так со смертными судьба порой играет:
То вознесет их вверх, то в пропасть низвергает.
И так устроен мир, что в счастье иногда
Уже заключена великая беда.

Музыкантов было пятеро — труба, саксофон, банджо, стрингс-бас и тромбон; самому молодому из них уже явно перевалило за полсотни, а банджист и вовсе мог сойти за непутевого младшего братца египетских фараонов. Но это я заметил, только когда ребята сделали короткий перерыв, чтобы промочить горло, а пока играли, они были людьми без возраста, не простомолодыми, а почти бессмертными. Но это неудивительно, с хорошими музыкантами всегда так, они не принадлежат этой земле, пока играют, а стареют только во время перекуров.

Главное — оставаться собой. Это великое искусство. Это самое трудное, потому что не требует от тебя никаких усилий. Не нужно никому и ничему подражать, не нужно строить из себя мудреца или корчить недоумка… Понимаешь, о чём я? Надо просто говорить своим голосом и заниматься… э-э-э… любимым делом.

Большинство людей вместо того, чтобы стремиться к добру, жаждет счастья, блеска и долговечности; они подобны тем глупым актёрам, которые желают всегда играть большие, блестящие и благородные роли, не понимая, что важно не то, что и сколько играть, а как играть.

Наша жизнь — пьеса, в которой Бог распределил роли. Нам остается лишь их с достоинством сыграть!

— Не раздумывая не могу. Потому что «А» — мне не ясно какие последствия могут вытечь из чашечки кофе, «Б» — …
— Молодой человек, с вами всё ясно. Играйте в пинг-понг, Гена! Это у вас получается неплохо.

 Тот, кто берётся играть в престолы, или погибает,

Какая разница, чем заниматься — лишь бы получать удовольствие от игры. И иметь шанс пересесть за другой стол, когда почувствуешь, что заигрался.

Игра — вот то, что будни обращает в сказку!

Чтобы выигрывать, прежде всего нужно играть.

— Я больше не играю.
— Не нравится эта игра — начни другую, свою!

Нельзя выиграть, если не играешь.

Игра повсюду. Вот например, я скажу, что у вас красивый галстук. Значит ли это, что я солгал, желая сделать вам комплимент? Нет, я пошутил, а галстук и правда красивый. Или нет? Вот видите, вы уже ни в чем не уверены.

Вот, — вымолвил, наконец, Остап, — судьба играет человеком, а человек играет на трубе.

Находясь в древнем, пропитанном запахом смерти замке, он улыбался так весело и беззаботно, словно для него это уже давно не имело значения. Я никогда не забуду его лица. Складывалось ощущение, что он просто наслаждается ходом игры, придуманной им самим…

Любовь как игра. Кто первый сказал «люблю», тот и проиграл.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ