Цитаты про инквизицию

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про инквизицию. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

Никто не ждёт испанскую инквизицию!

— Не думаю, что это разрешено — жечь людей, — сказал Адам, — иначе все вокруг только этим и занимались бы.
— Если ты верующий — то можно, уверенно произнес Брайан.

— Не бойся, — обратился к стражнику его напарник, — ведьмы не могут вредить тем, кто их арестовывает. Ты когда-нибудь слышал, чтобы ведьма убила инквизитора во время пыток или на суде?
— Нет.
— А всё почему?
«Потому что ведьмы, которых вы ловите, не настоящие», — подумала Лара.
— Потому что на нашей стороне Бог! — с гордостью объявил стражник, подняв палец.

— Это вот и есть ведьма?
— По мне, не очень похоже.
— Священник сказал, она призналась.
— Мы оба прекрасно знаем, как церковь умеет убеждать.

Сжечь — не значит опровергнуть! Грядущие века меня оценят и поймут!

Потому что даже идиоты прекрасно знают — можно убить соседа, ограбить друга, повесить на столбе бургомистра, испытывать терпение герцога, но не стоит играть в такие игры с инквизицией.

Она присела к огню, грела руки и ждала; её старые губы и руки посинели от холода; к ней подошёл незнакомец. Это был путешественник; он мягко заговорил с ней и, зная что рядом никого нет, кроме меня, он сказал, что ему жаль её. Потом он спросил, является ли правдой то, в чём она призналась, и она ответила, что нет. Он выглядел удивлённо и ему ещё больше стало её жаль, он спросил:
— Зачем же вы признались?
— Я стара и бедна — сказала она, — и я работаю только чтобы выжить. Не было другого выбора как только лишь признаться. Если бы я этого не сделала, они бы могли меня отпустить. Это бы погубило меня, ведь никто бы не забыл о том, что меня подозревали в чародействе, и для меня не нашлось бы работы, и куда бы я ни пошла, они бы пускали собак в мою сторону. Совсем скоро настал бы голод. Огонь лучшее решение — конец близок. Вы были добры ко мне, вы двое, и я благодарна вам за это.
Она прильнула ближе к огню и вытянула руки чтобы согреть их, снежинки мягко спускались на её седые волосы, делая их ещё белее.
Собралась толпа и полетело яйцо, которое попало ей в глаз и потекло по её лицу. Кто-то смеялся.

Да, есть сладострастие боли, так же как сладострастие веры и даже сладострастие смирения. Если ангелам-бунтовщикам столь немногого хватило, чтоб огонь обожания и смирения стал в них огнем гордыни и бунта, что говорить о слабом роде человеческом? Ну вот, я рассказал тебе, какие мысли смущали меня при ведении следствия. Из-за них я отказался от должности. Не хватало духу преследовать слабости грешников, коль скоро у них те же слабости, что у святых.

— Это безумие! Как может инквизиция судить животное?
— Это уже не первый случай. Несколько месяцев назад судили термитов. Они съели кусок алтаря.

Вы играете в жизнь мою, превозносите мою смерть.
Хорошо первым быть в бою, а потом на костре сгореть.
Задыхаясь от дыма палачей проклясть
Смыть с души своей обиды, клевету и грязь.

Так помолитесь за душу мою, я мертв шестьсот с половиной лет.
Я прошу, хоть в аду, хоть в раю не ищите тайны, которой нет.

— Всё роете?
— Ваше величество, чтобы не сносить ваш замок, я решился… на подкоп.
— Ваше величество, а как же быть с королевскими привидениями, которые живет в подземелье?
— Безусловно! Они не любят беспокойство и могут запросто покинуть наш замок. Так как же быть с королевскими привидениями?
— …
— Вот не знаете, а копаете. Ваше счастье, магистр, что вы вскопали все дороги, иначе к нам пожаловал бы Святейший епископ. И гореть бы вам тогда, магистр, на костре.

… теперь я отлично понимал, чем подкупают своих адептов всевозможные темные божества. Банальные жажда силы, власти и игра на низменных инстинктах. Сам ничтожество, но тебя коробит от зависти при виде могучего воина? На алтарь его! Так, в свое время, не слабо порезвилась средневековая инквизиция, проведя серьезную работу по генной коррекции населения. Еще бы, если сотни лет подряд объявлять каждую симпатичную девушку ведьмой, то на выходе получим тот самый страх и ужас, что в просвещённой Европе зовется современными женщинами.
И ведь так сложно не поддаться искусу – отказала тебе деревенская красотка – да она ведьма! А святой католический брат не оспорит, ему и самому страсть как хочется заполучить жертву в пыточный подвал, раздеть, пуская похотливые слюни, обрить все тело и очень тщательно его осмотреть, в поиске дьявольских меток.

Большой простор для добрых дел,
Экстерминатус — не предел,
Он очень скоро будет тут,
Скажите: как его зовут?
Ин! Кви! Зи! Тор!
Насмешливая песенка струилась между нашими Метками, не слышимо для других.
— Отец Себастьян. Встречайте! В этом году, впервые за все время существования магической школы, ее посетит эмиссар Святого престола.

Такое чувство, что евробюрократия местами возвращается во времена святой инквизиции. Охота на российских ведьм объявлена. «Индекс российских СМИ» введён. Что дальше? Духовные суды над российскими дипломатами, переходящие в сжигание их на брюссельских кострах?

Все как обычно — инквизитор за порог, черт в дом.

Огонь, огонь, огонь!
Пусть всё вокруг горит!
Имперской правды свет
Пусть пепел озарит.
Наш мир погряз в грехе!
Должна его смыть кровь!
Ведем со скверной бой
Под звон колоколов.

Гори, огонь, гори!
Сожжем еретиков!
Ласкает взор огонь
Божественных костров.
Не остановят нас
Проделки темных сил,
От них очистим мы
Прогнивший этот мир!

— Нам придётся применить к тебе пытки.
— Это ещё зачем? — задрожала она. — Что это даст?
— Весьма немало, — сказал епископ. — Либо ты не выдержишь боль и признаешь, что ты ведьма. Либо ты выдержишь боль, и это докажет, что во время пыток дьявол лишил твоё тело чувствительности, а значит, ты ведьма.

— Значит… вы сожжёте меня на костре? — услышала она свой глухой голос.
— Ну что ты, милочка, — оскалился обвинитель. — Дрова нынче дороги. Конечно, не сожжём.
С губ сорвался облегчённый вздох.
— … Всего лишь повесим.

– Пророк Брута завещал: «Да будет десять тысяч голосов», – пояснил священнослужитель. – Иногда мне кажется, что он имел в виду, мол, лучше спорить между собой, чем казнить неверующих огнем и мечом. Все так сложно. – Он вздохнул. – К Ому ведут сотни путей. К сожалению, мне иногда кажется, что на большинстве из них кто-то разложил грабли. Вампир был прав. Мы утратили свой огонь…
– Но вы жгли на нем людей!
– Знаю… знаю…

Нельзя забыть,
Нельзя простить,
Грех можно только искупить.
Должны страдать,
И умирать,
Искупать!
Свой Грех.

Могущественный Император, ниспошли свой чудодейственный свет, И да выведет меня он из тьмы. Дрожи пред его величием, Ибо все мы ходим в тени Его. Да будут отделения опустошителей гневным пламенем, несущим свет правосудия Императора в самые темные части битвы. Там где они встанут — будет крепость добродетели.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ