Цитаты про исповедь

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про исповедь. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

— Меня зовут Сиракуз, и я — алкоголик.
— Я уже говорил тебе, Циркач, что исповедь — это не общество анонимных алкоголиков.
— Ну, в нашем городке его нет. Я не пью уже 2 года, 7 месяцев и 18 дней. В этом месте обычно хлопают, Отец.
— Ты в кино видел?
— Да.

  — Это исповедь, Отец, мы тут не сплетничаем.
— Я

Человек забывает свою вину, когда исповедался в ней другому, но этот последний обыкновенно не забывает ее.

Мишель — ее большая нечистая тайна, грех и наказание, а так сладко сознаться в грехе тому, кто свят.

Я зайду, не возражаешь? Несмотря на свою должность, я никогда не был у тебя на исповеди. Я искал себе оправдание, убеждал себя, что это времена виноваты. Что я пойду на все, лишь бы защитить детей. Я верил, что другого выхода нет и лишил жизни столько людей. На меня давит бремя моих грехов, они так тяжелы, что мне их никогда не искупить. Но, знаешь, сегодня у меня хорошее настроение. Я все смогу, если постараюсь. Если немного подумать, то найдутся куча способов сделать так, чтобы никто не погиб. Почему я не понимал этого раньше? Прости, любимая. Мою следующую жизнь я бы хотел прожить в более удачном месте, где царят мир и покой, где нет войн и несправедливости. Это — Рай, и там я, вместе с ним и девчонками. Я не хочу умирать! Я еще столько всего должен сделать! Я хочу быть вместе с ними! Подожди! Подожди! Не можешь ждать? Говоришь — нельзя? Это дерзость. Просить прощения? Я его не достоин.

Я уж думал, что настал мой последний час, и решил исповедоваться перед господом богом в своих грехах. По счастью, их оказалось так много, что я не успел перебрать и половины, как показалась земля. Остальные я приберег для обратного пути.

Секрет можно доверить лишь двум типам людей: адвокату и священнику. Причём священник не берёт за это плату.

Есть такие лестные для человека грехи, что исповедоваться в них значило бы впасть в грех тщеславия.

Тересина часто исповедовалась. Отец Рамон приходил из-за нее в отчаяние. Ведь он прекрасно видел, что в то время как руки, колени и губы Тересины каялись в прошлом грехе, её томные потупленные глаза, сверкнув из-под опущенных ресниц, обещали свершение нового.

Совет — это всегда исповедь.

Я плачу по ночам, живу, как полутруп,
Но с близкими – и то на излиянья скуп.
Кто настежь пред людьми распахивает двери
В тайник своей души, безумен или глуп.

Я не особо религиозный человек. Единственный момент, когда я задумывался о своей вере, это когда я узнал цены на психоаналитиков. Я узнал их и такой: «А-а… Ну значит, исповедь, понял!»

— В первый раз пришли на исповедь?
— Да. И в последний!

Если благочестивец столько времени проводит со своим исповедником, то это потому, что ему нравится говорить о себе, хотя бы и плохо.

Говорят, что исповедь лечит душу, и с течением времени я приобрела привычку исповедоваться. Конечно, онлайн гораздо проще: нет ни священника, ни наказания, есть только экран компьютера и абсолют той клавиши с названием Delete.

 ... в этот-то и состоит подлинная опасность — не в

Лосяра… Быть может, я бы… Хотел бы попросить тебя, Сэм. Ранее, когда ты там исповедовался, что ты говорил? Я спрашиваю потому, что с моим прошлым возникает вопрос: «Откуда начинать просить прощения?». Ну, знаешь…

— Сын мой, Всевышний наказал нам заботиться о душах землян. Но не здесь, на земле, наступает исцеление души грешной. Ты, сын мой, ел хлеб беззакония и пил вино хищения.
— А ты знаешь, отец, какое оно сладостное, вино хищения?
— Кто ты? Дьявол или слабоумное дитя?
— Я Зобар. Первый конокрад на свете, ваше священство.
— Больше вам нечего мне сказать?
— Домой бы надо, попрощаться со всеми. Лошадей погладить, поплевать им в морды, чтобы не сглазили. Вина хищения глоток не мешало бы.

До сих пор он молчал лишь потому, что боялся натолкнуться на предрассудки и непонимание. А теперь, побуждаемый телесной слабостью и глубокой потребностью в исповеди, он был похож на художника, который долго отделывал и шлифовал свое произведение и вот, наконец, понял, что пришла пора выставить его напоказ, открыться людям.

Сама исповедь, а не священник, дает отпущение.

Я исповедую уже 25 лет. За это время люди на исповеди изменились: стали с горечью говорить о том, что не умеют любить. Переживают, что чувствуют себя как сухая земля, и проблемы у них становятся серьёзные, глубокие. А до этого всё просто было: пост нарушил, молитвы не прочёл, сардельку съел в пятницу.

Чего будут стоить ваши тайны на смертном одре, когда некому будет выслушать вашу исповедь?..

Кресло парикмахера — исповедальня… Здесь все говорят обо всем. Всегда так было.

Что такое исповедь? Хвалиться своими пороками! Кто мог бы говорить о своих муках без упоения, то есть счастья?!

Ты, ты ложишься на смычок, когда другие звуки немы…

Искренность исповедующегося небескорыстна.

— Что-то ещё?
— Думаю, да. Я украл.
— Господи. Что ты украл, Сиракуз?
— Женскую одежду.
— О Боже, Боже, Боже… Мне это совсем не нравится, Сиракуз. Это плохой поступок.
— Это не то, что Вы подумали, Отец. У меня была причина.
— Какая?
— Я украл, чтобы никто не видел, как я это покупаю.

Всё, что вы скажете, останется между нами. И Богом, разумеется, но Он ещё не был замечен в нарушении тайны исповеди.

Какое ныне настало время! Бывало, если кто искренно раскается в грехах, то уже и переменяет свою греховную жизнь на добрую. А теперь часто бывает так: человек и расскажет на исповеди все свои грехи в подробности, а потом опять за свое принимается.

— Ну-с… будем исповедоваться?
— Я это делал всю жизнь.

 Говорят, исповедь — очищение души, но иногда это в

— Я вытащил её в сети из воды.
— В сети?
— В моей рыбацкой сети.
— Ты, конечно, шутишь?
— Нет, не шучу. Может, это мне и приснилось, но когда утром я вернулся к лодке, она была там.
— Она провела ночь на лодке?
— Нет.
— Нет?
— Так где же девушка провела ночь?
— Я Вам не скажу.
— И я не могу тебя заставить?
— Нет. И Вы не можете никому рассказать.
— Нет, на моих устах печать. Но ты будешь держать меня в курсе, Сиракуз?
— Разумеется, Отец.
— Так я увижу тебя в воскресенье на мессе?
— Вы же знаете, что нет, Отец.
— Полагаю, да. Ты приходишь только на исповедь. Потому что в нашем захудалом городишке нет общества анонимных алкоголиков. Хотя бы прочти пару раз «Аве Мария» по пути домой.

Ещё во мне умерли Ингви, Честер из Линкин Парка,
Это исповедь панка, я — кладбИще музыкантов!

Прости меня, святой отец, ибо я шалун.

— Мучает меня, отче, один вопрос…
— Поведай мне, дочь моя, надеюсь, я облегчу твои муки.
Безусловно! Всенепременно! Получи, фашист, гранату!
— Почему, когда ты разговариваешь с Богом — это названо молитвой, а когда Бог с тобой — шизофренией?

Покаяние не ограничивается одной лишь исповедью. Как целожизненный подвиг, покаяние включает в себя и милостыню, и применение с обидчиками, и воздержание, и борьбу со страстями. Вся жизнь христианина охватывается именем покаяния, ибо имя это переводится как «перемена» и для вечной жизни в Боге нам нужно измениться. Но есть, несомненно, в покаянии место и для исповеди, как есть место для посещения врача в трудном деле лечения.

Насколько исповедь другому действует сильнее и глубже, чем исповедь самому себе, настолько психоанализ эффективнее самоанализа.

Это не исповедь, так искренность под минус.

Исповедоваться и рассказывать о своих преступлениях — не одно и то же. Вы не каяться пришли, а побеждать, доказывать право на жизнь. Мы действительно не в кино. Я не отпускаю вам грехи.

— Сэмми, когда я в последний раз исповедовался?
— Ты никогда не исповедовался.
— Да, слишком давно.

Ты идешь к кому-то и думаешь: «Расскажу». Но зачем? Чтобы, как ты надеешься, облегчить душу? Вот почему ты так мерзко чувствуешь себя потом — душу-то ты раскрыл, но если все, о чем ты поведал, действительно ужасно и трагично, тебе становится не лучше, а хуже: обнажение, неизбежное при исповеди, только усугубляет страдание.

Искренне покаявшийся — редко совершит греховное.

— Ваше Святейшество, Вам есть в чём исповедаться?
— Нет.
— Ваши грехи?
— Мой самый большой грех заключается в том, что совесть меня не терзает.

Как удобно: оплаченный рай, наш господь прощает всех,
Насилуй и убивай, обманывай, предавай — плюс исповедь, минус грех.

Исповеди можно просто произносить вслух. Стенке. Но мне, как и большинству глупых людей, нужен духовник.


Исповедь – духовный стриптиз.

Некоторые считают, что исповедь помогает грешной душе обрести покой, освобождает её от стыда и сожалений за свои ошибки. На смертном одре многие хотят облегчить уход, исправив свои грехи, ведь если нас не погубит сама смерть, это сделают дурные мысли.

Иногда душе полезно исповедаться.

Исповедь лечит душу, а для брака — как клизма с расплавленным свинцом.

Исповедованием грехов расторгается дружба с грехами.

Если бы все мы исповедались друг другу в своих грехах, то посмеялись бы над тем, сколь мало у нас выдумки. Если бы все мы раскрыли свои добродетели, то посмеялись бы над тем же.

Иногда возникает непреодолимое желание исповедаться. И нельзя упускать этот момент.

…У людей, еще не усвоивших привычку лгать, ничто не требует таких затрат энергии, как необходимость хранить тайну, и ничто не приносит такого облегчения, как исповедь…

В исповеди нет лжи, есть лишь желание отразиться в глазах другого чуть лучше, чем ты есть.

Все знают, что с ними что-то не так, просто не знают, что именно. Все хотят исповедаться, все хотят достичь катарсиса, особенно виновные… Но виновны-то все.

На Страшном суде в свете Истины проявится всё, чего мы не замечали или не хотели замечать в себе. Как сказал мне однажды на исповеди некий товарищ мой: «Я вдруг понял: будет Страшный суд и на нём мне покажут человека, которого я никогда раньше не знал. Это буду я…»

— Я пообещал вашей жене, что вы исповедуетесь.
— Зачем?
— Она так умоляла.
— И часто ты обещаешь невозможное?

Я думала, что, заговорив о своих обидах, я только растравлю их ещё сильней, но происходило обратное  — омытые слезами язвы тотчас же затягивались. Я то и дело бессильно колотила кулаками по гальке, руки были уже ссажены до крови, но я не чувствовала боли, потому что в этот момент я исцелялась. Я поняла, почему католики ходят к исповеди, зная, что священники такие же грешники, как они сами, если не хуже. Неважно, кто примет твою исповедь, важно открыть свою душу, чтобы солнечный свет и жар очистил её, а дождевые воды  — омыли.

Мало кто напивается во время исповеди. Все думают о покаянии. Но я напилась, так как думала главным образом о грехах.

— Сообщаешь о прелюбодеянии заранее?
— Разве так не честнее, чем на исповеди, когда все давно позади и уже ничего не исправишь?

  — Отче, я пока не могу исповедаться.
— Вы не мож

Не торопитесь окончательно назвать того или другого священника духовным отцом. Приглядитесь к разным священникам, побеседуйте с ними, исповедайтесь у них перед причастием. Пусть пройдет немало времени, прежде чем Вы подойдете к священнику и попросите его быть Вашим духовником. «Чтобы не ошибаться, не должно торопиться», — советовал преподобный Амвросий Оптинский. А уж торопиться в деле избрания духовного руководителя совсем не следует. Вы должны быть опытом убеждены, что этому священнику Вы доверите свою духовную жизнь и, во многом, дело вашего спасения.

Не выбирайте духовника по пристрастию: по его красноречию, обилию духовных чад, известности, тем более внешнему виду. Избирайте, советуют святые отцы, смиренного, молитвенного, не осуждающего никого, имеющего страх Божий. Молитесь, чтобы Господь послал Вам такого батюшку. А как и когда встречаться с ним, решите позже, это само собой происходит.

На исповеди:
– Батюшка, грешна я: чревоугодничала, пила, блудила…
– Знаю, дочь моя.
– Откуда?!
– Подписан на твой «Инстаграм».

Да, в двадцать и шестьдесят пишут разные исповеди.

Давай,
Проверь меня.
Облегчи свою душу
Исповедью.
А я отпущу тебе грехи,
Ты же знаешь, я умею прощать.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ