Цитаты про известность

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про известность. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Он не хочет быть предметом разговоров: он хочет ст

В нашем бренном мире громкие имена забываются раньше, чем успеваешь цукат дожевать.

Я часто думаю о том, что люди, ищущие и стремящиеся к славе, не понимают, что в так называемой славе гнездится то самое одиночество, которого не знает любая уборщица в театре. Это происходит от того, что человека, пользующегося известностью, считают счастливым, удовлетворенным, а в действительности все наоборот.

Эйнштейн однажды написал Чарли Чаплину:
«Ваш фильм «Золотая лихорадка» понятен во всем мире, и Вы непременно станете великим человеком.»
На что Чаплин ответил:
«Я Вами восхищаюсь еще больше. Вашу теорию относительности никто в мире не понимает, а Вы все-таки стали великим человеком».

Граждане уверенно полагают, что известность — это всеобщее обожание.
Разочарую.
Это только на одну половину обожание, а на другую половину — ненависть.

Кумиры не должны разочаровывать своих зрителей — без них мы бы и наполовину не были такими, какими являемся.

They love you when you are on all the covers.
When you are not then they love another.

Миллионы людей так и уходят непризнанными гениями, одни — непризнанными окружающими, другие — непознанными сами собой.

А фамилия моя — фамилия моя слишком известная, чтобы я её называл!

Я рисовал свою жизнь для того, чтобы потом рисовали меня.

Картману снится, что он поет в группе:
— Да, я звезда! Звезда!
Просыпается:
— А чёрт, я никто!

Благодаря КВНу меня стали узнавать на улицах, правда пока на одной, в одном доме и только мама!

Известность часто бывает пожирающим душу огнём, для которого не осталось иного горючего.

Меня пугает известность — ведь, чем больше
В комнате людей, тем сложнее быть честным.

Считается, что известность это что-то вроде заболевания проказой. Ты вдруг понимаешь, что тебе нельзя показываться на людях, ходить в обычные места и вообще делать то, к чему ты привык. Но если ты плюнешь на это, и будешь продолжать делать то, к чему привык, то постепенно ты поймешь, что вовсе не обязательно приносить в жертву свою свободу.

 Какой смысл быть всемирно известным игроком в квид

Публичная личность – это призвание.
Публичная личность – это признание.
Признайся себе, что до этого дня
Ты нигде не встречал никого симпатичней,
Красивее, проще, умнее, скромнее меня!

Ты меня удивляешь. Ты знаешь сокровища Сьерра Мадре, но не знаешь Шарлиз Терон. Ты напоминаешь мне мою бабушку.

Зло самое горькое, самое нестерпимое для стихотворца есть его звание и прозвище, которым он заклеймен и которое никогда от него не отпадает. Публика смотрит на него как на свою собственность; по ее мнению, он рожден для ее пользы и удовольствия. Возвратится ли он из деревни, первый встречный спрашивает его: не привезли ли вы нам чего-нибудь новенького? Задумается ли он о расстроенных своих делах, о болезни милого ему человека: тотчас пошлая улыбка сопровождает пошлое восклицание: верно, что-нибудь сочиняете! Влюбится ли он? — красавица его покупает себе альбом в Английском магазине и ждет уж элегии. Придет ли он к человеку, почти с ним незнакомому, поговорить о важном деле, тот уж кличет своего сынка и заставляет читать стихи такого-то; и мальчишка угощает стихотворца его же изуродованными стихами. А это еще цветы ремесла! Каковы же должны быть невзгоды?

Слава для меня — это что-то мгновенное; счастье не длится долго. Слава не может жить каждый день, она действительно воодушевляет, но только временно. Известность — как икра: она, конечно, очень вкусная, но если вы едите ее каждый день, она вам быстро надоест.

В известности есть страшное однообразие — все люди так похожи в своих чувствах и словах, и вам так быстро это приедается, так трудно изображать интерес к тому, что стало для вас обыденным.

Это феномен нашего удивительного времени — быть звездой, не делая ничего, а только блистая, в основном, за папины деньги.

Что слава? — Яркая заплата
На ветхом рубище певца.

Я как-то летел из Лос-Анджелеса. И Джордж Клуни сидел где-то в двух рядах от меня — костюм, запонки и этот подбородок. И мы попадаем в страшный, ужасный шторм. Наш самолёт трясло, качало. И народ на борту рыдал, люди вслух молились, понимаешь? А я просто сидел. Они рыдают, а я сижу и думаю: «О Боже! Утром, когда Сэм получит газету, на обложке будет лицо Клуни, а не моё».

Легче сбыть макулатуру, когда тебя знают, чем гениальное произведение, когда твое имя никому не известно.

Я много зарабатывала и могла купить себе всё, что хотела. Это было здорово. Но известность ко многому обязывала. Модель всегда должна находиться на виду, чтобы о ней не забыли. Если ты заболела или решила отдохнуть, то будь готова к тому, что тебе придется отрабатывать пропущенное.

Знаете, в чем отличие звездной свадьбы от свадьбы обычной пары? Обычно все думают: хорошо бы на свадьбе было побольше людей с фотоаппаратами. А мы думаем только о том, как вышвырнуть таких людей прочь.

Он мечтал, что о нем напишут в журналах и однажды кто-нибудь где-нибудь проведет ретроспективный анализ его работ, хотя не имел ни малейшего понятия о том, что это будут за работы. Он жаждал экстремальных ощущений, но без осложнений и неприятностей. Ему хотелось жить так, чтобы даже случайно сделанная фотография оказывалась удачной. Его жизнь должна выглядеть удачной, веселой; точно, в ней должно быть много веселья и не больше печали, чем совершенно необходимо.

— Роб, ты неплохо справляешься с возросшим интересом к тебе, при всем при этом ты застенчив. Как тебе удается справляться с таким интересом к своей персоне?
— Много прячусь. Много жалуюсь.

Поверьте, если я по-настоящему захочу сделать какую-то дикость, мне будет плевать, появится это завтра в газетах или нет.


Чтобы стать известным, надо ведь пострадать, так?

Я думала, что известные люди горды, неприступны, что они презирают толпу и своею славой, блеском своего имени как бы мстят ей за то, что она выше всего ставит знатность происхождения и богатство. Но они вот плачут, удят рыбу, играют в карты, смеются и сердятся, как все…

Мне нужен увлажняющий крем. Мне нужно, чтобы меня постоянно фотографировали. Я не такой, как обычные люди. Я просто не выживу, если у меня не будут брать интервью. Я могу жить только в естественной среде обитания — перед телекамерами. Мне нужно ездить по всей стране и давать автографы.

Ты никто, пока о тебе не заговорят…
(Пока о тебе не говорят, ты не существуешь.)

В противоположность обычному порядку вещей, в джунглях славы мелкие твари загоняют и пожирают самого крупного зверя, тем самым воздавая ему должное.

Сегодня незачем быть талантливым, острым на язык или умным, чтобы стать звездой. Звездой вас сделает известность. Переспи с футболистом, появись в реалити-шоу на телевидении, и через миг ты в центре внимания. Штат отеля — как слуги, нам не положено судить. Наша цель — сделать ваше пребывание приятным. Но, если честно, мы всего лишь люди. Мы видим, как внимание расточается тем, кто не заслужил его, а настоящие таланты проходят незамеченными.

Как известно, чем более высокое положение занимает человек, тем меньше написано на его дверной дощечке.

Слава открывает одни двери и закрывает другие.

Сколько себя помню, я все время старалась отрицать, что Джон Войт — мой отец. К обиде на него за предательство добавилось желание доказать себе, ему и окружающим, что я могу добиться всего без фамилии Войт. Так поступают многие — Николас Кейдж, например.

Если не можешь прославиться, опозорься.

Слава не может испортить того, кто сам занимается глажкой.

Когда о ком-то говорят «звезда», я почему-то всегда слышу «пидор». Знаете, что я еще слышу, когда при мне говорят «звезда»? Я слышу «мудак». Не до конца понимаю, почему. Может, потому, что одна из лучших сторон того, что ты звезда — это возможность получить лучшие места в самолете? Те самые, которые ты никогда не получишь просто так. Но ведь это обман, и никто в самолете не будет относиться к тебе по-настоящему хорошо. Конечно, тебя будут отлично обслуживать, но когда ты будешь выходить, они подумаю: «О, мудак пошел! Если бы мы не принесли ему эти гребаные шоколадки, он, наверное, изошел бы от злости слюной».

Быть звездой вообще штука сложная, а когда перед тобой никто не преклоняется, так это практически невозможное дело.

— Ты в двух шагах от настоящей известности.
— Это пройдет.

Известность и талант не имеют ничего общего. Главное — покупают твои картины или нет. Вот вы тут про искусство говорите… А езжайте в Африку да предложите голодающему на выбор Пикассо и рисовый колобок. Любой выберет колобок.

 Народ ниспровергает кумиров, которые надоели, с то

Известность очень опасна, потому что незаметно извращает твои мечты. Она меняет всех, но в тридцать пять сопротивляться этим переменам все же проще, чем в семнадцать.

Я помню гром аплодисментов,
Они в ушах моих звучат.
О сколько памятных моментов вижу ясно, как сейчас.
На ринг однажды выбегаю,
Всё хорошо, халат снимаю.
О боже! Вот удар судьбы!
Я ведь трусы надеюсь взять забыл.
Я помню все нокдаун, все апперкоты, хуки.
Вся слава чемпионская не стоит этой муки.
Чего я на ринге не знал, так это скуки…
Вот потому мне милее признание мира,
Когда со сцены я читаю слова Шекспира:
«Быть иль не быть? Вот в чем вопрос?»
Особенно, когда сломаю нос.

Знаешь, я уверен, что тебе надо лишь умереть для того, чтобы получить признание. Посмотри на историю сам. Кого ты там видишь? Великих мертвецов. Когда ты мертв, это становится интересно.

Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы иметь высокий чин. Не беспокойся о том, что тебя не знают. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы тебя знали.

— Мо Сизляк? Я из Некреативного Агенства Артистов. Мы представляем некоторых звезд по ТВ.
— Телевидение? Это дерьмо до сих пор существует?

Я могу быть живой легендой, но уверен, что не стоит ждать помощи, когда мне понадобится заменить спущенное колесо.

Я был шпионом практически всю свою взрослую жизнь, так что и сейчас не хочу быть в центре внимания. Известность для меня — это самый изощренный вид проклятия.

Все прекрасно помнят Валерия Чкалова, который впервые смог пролететь на самолете под мостом. Все помнят его подвиг. Но кто вспомнит имя каскадера, который на съемках фильма «Валерий Чкалов» пролетел под мостом четырежды?

Мир — сумасшедший дом. Известность означает всё.

Когда-то я мечтала, чтобы мои портреты были на афишах. А теперь… лишь бы не на туалетной бумаге!

— Шурик, твой аппарат тебя погубит.
— Мой аппарат, Зиночка, меня прославит. И тебя заодно.

Тебя любят, когда ты на всех обложках,
А когда тебя там нет, то они любят другого.

— Поцелуй его на прощание…
— Ты о чём?
— Свет на сцене ослепляет певца и он перестает замечать ту, кто рядом.

Я не хочу стать какой-нибудь там звездой, я стану легендой.

 В России надо быть или известным, или богатым, что

Мало кто мыслит больше, чем два или раза в год; я стал всемирно известен благодаря тому, что мыслю раз или два раза в неделю.

Кинозвезда — это человек, сидящий на сахарном троне под проливным дождем.

Филип давно уже научился делить окружающую его толпу на две группы: своих поклонников и музыкантов. Поклонники всегда были восторженны и эмоциональны. Что же касается музыкантов, то, если выступление проходило с успехом, их поздравления были сердечными, если же случался провал, их поздравления были ОЧЕНЬ сердечными.

Известность пройдет, она и так достаточно долго сопровождала меня. Она уходит, и я всегда знала, что это непостоянно. По крайней мере, я ее испытала. Но тем не менее, это не то, для чего я живу.

Хочешь, чтобы хвалили твои сочинения? Умри! Со смерти человека начинается людская благосклонность, и конец жизни — начало славы.

И верь, променять готов я
Известность, как амулет,
На юность твою годов я,
Идущий за мною вслед.

Звездой быть вредно для здоровья.

Раньше мне никогда не приходило в голову, что любое случайно оброненное мною замечание будет подхвачено и увековечено. Если бы знал, ещё глубже спрятался бы в своей раковине.

Враги — цена известности. Лишь тот, кто ничего не стоит не имеет врагов.

А знают ли они, – шептали тихие голоса, – что в их широко известном мире нет ничего, кроме сгущения тьмы, – ни вдоха, ни выдоха, ни правого, ни левого, ни пятого, ни десятого? Знают ли они, что их широкая известность неизвестна никому?

Чем больше моя слава, тем я больше тупею; и таково, несомненно, общее правило.

Умение говорить — это кратчайший путь к известности.

Кто из нас не сидел на унитазе и не воображал себя суперзвездой?!

Я всегда надеялась стать большой звездой. Но с возрастом все мы снижаем планку. Каждый хочет произвести впечатление, оставить след в этом мире. Но со временем начинаешь думать, что если просто смог прожить свою жизнь и если в конце концов хотя бы пара человек помнят твоё имя, значит, ты уже оставил след в этом мире. Не нужно пытаться покорить весь мир. Думаю, лучше получать удовольствие. Платить по счетам и наслаждаться. Но если всё же вы пустите стрелу, и она полетит высоко — ну что ж тогда, поздравляю!

  — Вы одна из лучших групп в мире!
— Да ладно?
—

Тина Гарибальди не получила бы такую известность, если бы выиграла конкурс по орфографии или научную олимпиаду, не получила бы, даже если бы спасла домашнего пёсика, бросившись за ним в бурную реку. А вот если тебя изнасиловали и убили, то о тебе уже говорит вся страна. И все знают, что убийца держал твои трусики в ящике комода.

После передачи, где кого-то представляли как «знаменитого юриста», основатель Би-би-си лорд Рейс в гневе разослал своим сотрудникам инструкцию: «Если человек знаменит, излишне указывать на этот факт, а если не знаменит, то вы лжете. На Би-би-си это слово употребляться не будет».

Это будто какой-то сон: ты не знаешь никого, но все знают тебя. С этим надо как-то справляться.

Заблуждение — это и есть то, что всем известно.

Я ненавижу известность, свою и чужую. Известность — как алкоголь: если ты опьянен ею, тебе нужно ещё.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ