Цитаты про завещание

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про завещание. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Составленное в ясном уме завещание порой вызывает

Внуки врача уже вторую неделю не могут прочитать на кого написано завещание.

Ждёшь, что всё будет, как пьеса, но скорее это провинциальная постановка о налоговой декларации.

Почтенный джентльмен скончался. Его завещание было оглашено и, как почти всегда в подобных случаях, принесло столько же огорчения, сколько и радости.

Я отблагодарю тебя, — сказал мой дядя, — я завещаю тебе сочинения Ленина. Отнеси их в макулатуру и поменяй на «Буратино»… Но сначала задуши меня.

Это последняя воля почившего Томаса Уэйна. В случае моей смерти всё моё имущество переходит во владение к моему сыну — Брюсу Уэйну.

Брюс. Я прошу тебя с должным почтением отнестись к наследию семьи Уэйн и посвятить себя работе на благо Готэм-Сити, защищать его устои и заботиться о его жителях. Будь сильным, сын. Ты ещё молод, но тебе суждено вершить великие дела. Используй своё богатство с умом. Воздай должное городу, давшему нам так много. Помоги изменить жизни миллионов людей к лучшему. Не разбрасывайся деньгами. Прошу тебя — не спускай их на спортивные автомобили, дорогую одежду и вредные привычки. Инвестируй в Готэм. Относись к его жителям, как к своей семье. Защищай этих людей от сил, которым они не могут противостоять сами. Больше всего мне жаль, что я не увижу, как ты вырастешь и станешь достойным человеком. И, наконец, мой сын, я прошу тебя — никогда не бросай этот город на произвол судьбы. В нашей истории были мрачные времена, и они, без сомнения, настанут вновь. Но такова роль всех великих людей — стоять на страже Готэма, когда прочие в страхе разбегаются. Даже после смерти я буду вечно тебя любить.

Твой отец, Томас.

Помнится мне, дорогая,
Вечер последний с тобой,
Тяжким недугом страдая,
Ты отошла в мир иной.
И, умирая, твердила:
«Сын мой, будь честен всегда,
Как бы тебя ни давила
Жизни суровой нужда.
Не подчиняйся пороку,
Лживых людей избегай,
С твердою верою в Бога
Скромный свой путь совершай,
Помни: ни злато, ни почесть
Счастья тебе не дадут,–
Только спокойная совесть,
Честный, осмысленный труд…»
Смолкла ты… Руки ломая,
Я перед трупом стоял
И, неутешно рыдая,
Клятву быть честным давал.
Матушка, скоро мы оба
Встретимся в жизни иной:
Крышка соснового гроба
Скоро закроет прах мой.
Клятву сдержал я, родная,
Честь свою свято хранил,
В жизни так много страдая,
Верен все время ей был.

Моё завещание: положите камень; и – пускай на нём ничего не будет написано, если одного имени моего не довольно будет доставить ему бессмертие!

— Я тоже только что услышал про Ларри. Почему? Почему-у?
— Я не знала, что вы были так близки.
— … Почему он не оставил завещание?!

С завещанием я не спешу,
Но скажу наперёд и без торгу,
Всё, что нажил, как есть, распишу:
Душу — богу, а тело — моргу.
Миру — мир (и дворцам, и хижинам)
Я ничей не нарушу покой.
Пусть простит мне, кто мною обиженный,
А врагов забираю с собой.

Жизнь прекрасна. Пусть грядущие поколения очистят ее от зла, гнета, насилия и наслаждаются ею вполне!

Только раз в жизни римляне бывают искренни — в своих завещаниях.

Если я не вернусь домой, к жене, и если ты ее увидишь, ты скажешь ей тогда — слушай внимательно! Первое: мы каждый день о ней говорили — помнишь? Второе: я никого не любил больше, чем ее. Третье: то недолгое время, что мы были с ней вместе, осталось для меня таким счастьем, которое перевешивает все плохое, даже то, что предстоит сейчас пережить.

My will is easy to decide,
For there is nothing to divide.
My kin don’t need to fuss and moan,
Moss doesn’t cling to a rolling stone.
My body? Oh, if I could choose,
I would to ashes it reduce,
And let the merry breezes blow
My dust to where some flowers grow
Perhaps some fading flower then
Would come to life and bloom again
This is my last and final will –
Good luck to all of you.

Ты официально моя любимица! В завещании мы все оставим тебе! Но учти, что мы бедные, так что это скорее символический жест.

Я хочу завещать свой Гран Торино 72 года своему другу Тао Ван Лору, только если ты не снесешь ему крышу, словно панк, не нанесешь на него дурацкие картинки, как делает это разная белая голытьба, и не станешь заклеивать глупыми словечками, как другие уроды. Это жутко выглядит. Если ты сможешь этого не делать, он твой.

Моя дорогая супруга Сара, Ной и Эбби. Если вы это читаете, то с полной уверенностью можно сказать, что я погиб во имя благой цели. Победа важнее жизни любого из нас, и я с радостью отдаю свою жизнь за отряд и семью.
Эбби. Прости, что я не сумел вернуться домой. Надежды на твоё светлое будущее дали мне силы защищать всё, что дорого сердцу. Ты всегда будешь моей милой крошкой…
Ной. Расти честным человеком. Держи данное слово. Прибегай к насилию только в крайнем случае. Теперь ты хозяин в доме.
Сара. Береги наших деток и постарайся простить меня за то, что я оставил тебя одну. Если бы я не погиб на поле боя, то умер бы рядом с тобой.
Вот и всё. Не забывайте меня.

— Ты как хочешь умереть?
От старости, я хотел было сказать, что лучше всего умер… но вовремя вспомнил, что передо мной маг. Этот что хочешь устроит.
— Я хочу умереть, лёжа в постели, — начал я. — Вокруг меня должны стоять: моя жена, трое моих сыновей, две дочки, адвокат, который заверит моё завещание, в котором я перевожу все свои восемнадцать машин, две яхты, четыре особняка…
Колдун начал зевать.
— …остров, шестнадцать вертолётов, собственный самолёт…
Я так могу хоть весь день перечислять.
— Ты это, заканчивай, — не выдержал Колдун. — Время поджимает.
— Не, сам спросил, а теперь рот затыкает, — обиделся я.

И сам себе ответил: тут две тысячи стариков, в этом возрасте любимый спорт — переделка завещания.

Бог лишил меня завещания, чтобы я могла существовать вне времени, и рассеял мой дух по земле.

Мы собрались, чтобы узнать последнюю волю Люси Уоткинс!
«Во-первых, спасибо, что пришли! Надеюсь, все собрались, но если был буран, я пойму! Не плакать! Люди должны веселиться! Барб, налей всем виски за мой счёт! Я жила просто, так что сокровищ не ждите!
Питер «Желтый Медведь» — мой сосед и партнёр по снежному гольфу… получит мою счастливую клюшку! Но только она тебе не поможет!
Барб, подруге и боссу, оставляю свою дубленку! Согреет лучше любого мужика, и утром разговаривать не надо!
Моему сыну Теду Бруксу. Жаль, что ты меня не знал! Тебе оставляю всё остальное. Увы, немного!
А Джеку-Громобою — мой сортир, со всем содержимым!
Хочу сказать спасибо всем вам — неудачникам, изгоям и ненормальным! С вами можно жить даже в этом морозильнике! Если попаду в рай, замолвлю словечко. А если ниже — что ж, там хоть жарко!»

«Любезная дочь моя, – говорит Кондорсе, – сохрани всю силу своей природной чувствительности: она одна дает нам возможность разделять страдания всего чувствующего. Не ограничивайся одними людьми; распространяй свое сострадание и на животных. Заботься о том, чтобы им жилось у тебя хорошо; не будь нечувствительна к нехитрому выражению признательности; никому не причиняй бесполезных огорчений».

Прежде всего, ты должен уважать и любить свою мать больше всего на свете. Независимо от твоих наклонностей и профессии ты должен стать адвокатом, чтобы суметь защитить интересы — свои и своей семьи. Ты должен также научиться хорошо плавать и быть хорошим боксером, чтобы уверенно чувствовать себя как на море, так и на суше. Постарайся быть человеком широкой эрудиции. Нет в мире ничего более занимательного, чем книги. Но при этом помни, что нужно быть полезным для человечества. Будь прямым и честным человеком. Твой отец обнимает тебя со всей любовью.

Это следователь Джек Мозли, жетон 227.
Я так понимаю, это будет мое завещание. Оно предназначено для Дианы.
Завтра, когда все будет позади, к тебе придут люди, чтобы обсудить случившееся. Они расскажут тебе, как все было, Диана. Но это будет неправда. Поэтому, я надеюсь, что ты получишь эту запись.
Я пытался поступить по совести.

Смерть Айртона Сенны в 1994 оставила тяжёлый отпечаток. Я был шокирован тем, что в нашем виде спорта могут происходить такие трагедии. Этот инцидент встряхнул меня. Я составил завещание. Я рекомендовал бы сделать это даже тем, кто не участвует в Формуле-1.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ