Цитаты про жизнь после смерти

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про жизнь после смерти. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.

Травой зарастают могилы, — давностью зарастает боль. Ветер зализал следы ушедших, — время залижет и кровяную боль, и память тех, кто не дождался родимых и не дождётся, потому что коротка человеческая жизнь и не много всем нам суждено истоптать травы…

 Те, кто умирают, и в смерти продолжают любить, про

Ты будешь жить на свете десять раз,
Десятикратно в детях повторенный,
И вправе будешь в свой последний час
Торжествовать над смертью покоренной.

— Что происходит, когда мы умираем?
— Что происходит?… Мы возвращаемся на место, откуда пришли.
— Я не помню, откуда я пришла.
— Я тоже.

Выбраться куда? Думаешь, расправишь крылья и отправишься летать с другими ангелами? Нет никакого «после», есть только «сейчас»!

Я верю не в такой рай, в котором ты катаешься на единороге, живешь в замке из облаков, но… Да, я верю во что-то подобное. А иначе какой смысл?

Каждый должен оставить что-то после себя… Что-то, чего при жизни касались твои пальцы, в чем после смерти найдет прибежище твоя душа. Люди будут смотреть на взращенное тобою дерево или цветок, и в эту минуту ты будешь жив.

Все хотят, чтобы их кто-нибудь помнил. В доказательство того, что они жили. Доказательство твоего существования — в чьих-то воспоминаниях.

Чтобы родиться заново, нужно умереть, а умирать страшно. Да и кто знает, будет ли после смерти новое рождение? Что там — пустота или новая жизнь? Неизвестно. И вот уже человек боится, цепляется за свою жизнь, за свою самостоятельность, за своё «эго». А в результате действительно умирает. Как в сказке про Конька-Горбунка: царь испугался прыгать в котлы, послал Ивана. Иван переродился, а царь сварился.

Я не боюсь смерти. Когда ты умираешь, твоя душа продолжает жить и становится абсолютно счастливой. Полный покой после смерти, перерождение в кого-то другого — вот самая большая надежда моей жизни…

Звёзды — это самое лучшее, что есть в жизни. На той стороне, куда мы уходим, когда умираем, звёзд не бывает.

Все, кого мы потеряли, кого не стало,
Стали ангелами и следят за нами,
За своими семьями, родными и близкими,
Помогая им в трудные минуты жизни.

После смерти жизнь не заканчивается. Конец — это всего лишь начало.

— … Что же это со мной происходит?
— Может это из-за аварии? Люди живут на этом свете, а потом отправляются тот свет. Ты, так сказать, застряла между жизнью и смертью.
— «Этот» свет и «тот»?
— Ага. Тот свет… Ну, ты сама понимаешь. Загробный мир. Ты стала призраком при жизни.
— Призраком?
— Призрак — это духовная энергия, обретшая форму. Они овладевают людьми и творят беды.

Они не смогли спасти её тело, но сохранили её душу.

  — Значит, есть жизнь после смерти.
— Ещё как ест

После моей смерти милые кости создали новые связи, иногда едва уловимые, иногда полученные большой ценой, но всегда удивительные. Все это случилось после моей смерти, и я взглянула на мир по-новому, и увидела этот мир без себя.

А вдруг устроена в природе
совсем иная череда,
и не отсюда мы уходим,
а возвращаемся туда?

— Скалли, ты веришь в загробную жизнь?
— Узнаю после смерти.

Я была здесь всего мгновение.

Смейтесь, если хотите. Считайте, что вы намного умнее, чем несчастный сломленный сумасшедший. Неважно. Но подумайте над этим: вы — мёртвое существо, как и я. Вы умерли и возродились… вот этим. Что делает вас и меня разными? Очень просто — я помню, что видел, когда был полностью и воистину мёртв. Вы бы тоже сошли с ума.

— Думаешь, мы действительно будем сидеть на облаке и говорить о море?
— Да, я твёрдо в это верю.

Пусть я попаду в ад или туда, где только боль… пока я здесь, мне всё равно. Но… если бы было можно, я бы предпочёл рай.

— Ух ты. Какие-то старинные орнаменты.
— Так и есть. Однажды ты поймешь, Вайолет, что слово «старинный» теряет свой смысл, когда все твое существование — одно бесконечное «сегодня».

— … востал из мертвых. Поднялся из могилы.
— Новый еврейский фокус.
— Этому еврейскому фокусу уже две тысячи лет.

Жизнь хорошая штука… А загробная жизнь лучше!

— Всех голодных собак всё равно не накормишь.
— Раз всех не накормишь, значит — именно поэтому, — надо покормить ту, какую можешь, — вот эту.
Это как со счастьем. Раз всем быть счастливыми все равно невозможно — значит, счастлив должен быть тот, кто сейчас может. Надо быть счастливым сегодня, сейчас, несмотря ни на что. Кто-то сказал, что не может быть рая, если есть ад. Якобы невозможно пребывать в раю, если знать, что где-то существует страдание. Ерунда… Настоящее наслаждение жизнью можно ощутить, только если пережито страдание. Что вот этой дворняге остатки нашего супа, ели бы она не подыхала с голоду?
И всегда так было: кому-то отрубают голову, а у двоих в толпе на площади перед эшафотом в это время первая любовь. Кто-то любуется живописным заходом солнца, а кто-то смотрит на этот же закат из-за решётки. И так всегда будет! Так и должно быть! И скольким бы десяткам или миллионам ни рубили голову — всё равно в это самое время у кого-то должна быть первая любовь.

— Я умер?!!
— Соболезную.

Забавно. Я не умела жить, пока не умерла.

Ты по определению должен жить до того момента, пока не умрешь. А значит, лучше прожить эту жизнь весело и с удовольствием на тот случай, если после смерти тебя ни хера не ждет (а я подозреваю, что так оно и есть).

 Жизнь так жестока, почему жизнь за гробом должна б

— Ты веришь в призраков?
— Почему ты меня спрашиваешь?
— Не знаю. Не всему же быть дерьмом, правда? Должно быть лучшее место, где-то. По крайней мере, для таких, как ты.
— Но не для тебя?
— С тех пор, как ты сюда переехала, это и есть лучшее место.

Быть красивыми
После смерти умеют
Только деревья.

Никто не знает, есть ли жизнь после смерти, но жить надо, думая, что там ничего нет, — только так можно ценить каждое мгновение, каждую секунду, наслаждаясь каждой трудностью.

— А если я спущу курок — что будет? Ничего? Пустота? Рай для роботов?
— Не думаю, что у андроидов есть рай.
— Экзистенциальный кризис, Коннор?

Он знал, что я сейчас далеко; а кто далеко, тот скоро вернется.

Возможно, Вы умерли, но не стоит отчаиваться! Не нужно думать о смерти как о Вашем физическом недостатке.

И вообще, если б кончили людям говорить, что как только они помрут, всё исправится, они могли бы попытаться ещё при жизни всё исправить.

— Знаешь, чем занимаются мертвые большую часть времени? Они наблюдают за живыми. Особенно, когда те принимают душ.
— Класс, скорей бы сдохнуть!

Людям нужно во что-то верить. Жизнь настолько короткая и опасная, что приходится верить в то, что будет после неё.

Интересно было бы поглядеть на то, что от меня останется, когда меня не останется.

«Что делает звезда, переставая светить, – спрашиваю я себя. – Должно быть, умирает».
«О, нет, — говорит голос в моей голове. — Звезда не может умереть. Она становится улыбкой и растворяется в космической музыке, в танце жизни».

Ты мирно оставишь берег. В любви обретёшь покой. Пройдёшь свой путь без препятствий, пока не покинем Землю мы все. Может, мы встретимся снова.

Слушай беззвучие, слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, — тишиной.

Что постигнешь в этой жизни, пока в теле – с тем и останешься!

 Я верю, есть другой мир, ждущий нас, Сиксмит. Лучш

смерть остается смертью, даже если обозвать её реинкарнацией с потерей памяти. И привлекательнее от этого не кажется.

Если я найду доказательства какой-то жизни после смерти, я умру с радостью.

Вопрос о том, что ожидает нас после смерти, так же бессмыслен, как вопрос, что ожидает Арлекина после костюмированного бала. Его ничего не ожидает, потому что Арлекин существует только как маска. Мне кажется, что правильнее говорить о том, что нас что-то ожидает в жизни. А смерть — это пробуждение от жизни. Но пробуждаемся от нее не мы, потому что мы сами — такая же точно иллюзия, как и все, что нас окружает. Умирая, мы просыпаемся от того, что считали собой. Кстати, в дневнике Льва Николаевича Толстого описан потрясающий сон на эту тему.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ