Цитаты про звезды

Мы подготовили для вас подборку лучших, по нашему мнению, цитат про звезды. Среди поучительных и полезных жизненных высказываний, мы надеемся, вы найдете нужное.
 Парадокс заключается в том, что чем совершеннее на

Звезда отталкивает свет,
Как будто он ей даже и не нужен,
Как будто он мешает ей снаружи
И изнутри грызёт скелет.

Всегда ей снится смерти лёд.
Ей от того невыносимо больно.
А я иду счастливый и довольный,
Ведь мне же светит боль её!

Увы! зачем прикован взор,
Взор одинокий, безнадежный,
К звездам, как мрачный их узор
Рисуется вдали безбрежной?..

Первое: не забудьте однажды посмотреть на звезды, вместо того чтобы обычно смотреть себе под ноги. Второе: никогда не бросайте начатое дело. Работа дает вам цель и смысл. Жизнь без нее станет пустой. Третье: если вам повезет и вы найдете свою любовь, помните, вы действительно ее нашли, и не стоит ей разбрасываться.

Все ответы – в тебе. Даже звезды, которые и не подозревают об этом, уже давно поселились в твоих глазах.

… Не ищи смысл быть звездою — смысл сам найдет звезду!

— Полярная не самая яркая звезда в небесах.
— А какая же?
— Сириус, собачья звезда. Вполне подходит… Ведь свою звезду я нашел в бою за собаку.

Звезды усыпали небо в количестве, какого прежде Куинну наблюдать не доводилось; пока он любовался ими, их стало ещё больше.
— Вы что, никогда неба не видели? — нетерпеливо осведомилась сестра Благодеяние.
— Такое — впервые.
— Небо как небо… как всегда.
— Для меня оно сегодня выглядит другим.

Каждый дурак знает, что до звезд не достать, а умные, не обращая внимания на дураков, пытаются.

У каждой души есть звезда, на которую она возвращается после смерти.

— Звёзды на чёрном бархате небосвода — не что иное, как зияющие дыры, что выклёвывает Оз в его ткани под покровом бесконечной ночи.
— Вы говорите странные вещи, моя леди.

Нам не дано было родиться под счастливой звездой – мы родились прямо на ней.

Затаилась душа от безмолвия звёзд
И бесстрастное смотрит кино
Всех событий, что были со мной — не со мной.

У вас на правой руке родинки — точная копия Волопаса. Говорят, люди, которые носят на себе созвездия, непростые.

Мы наполнили города светом, но потеряли звезды. Протянули километры проводов, но забыли, как протягивать руку. Научили свой голос преодолевать по ним тысячи миль, но разучились видеть глаза близких. Мегаполисы отдают запахом гниющей свободы, разлагаясь на тысячи дорог в никуда…

 — Это не похоже на звезды.
— А не важно, чтобы бы

Она не сказала ни слова, но переполненный любовью, Эльвэ подошёл к ней и взял её за руку, и тотчас же какие-то чары овладели им. Так стояли Эльвэ и Мелиан, а вращающийся над ними звёздный небосвод отсчитывал долгие годы. И деревья Нан Эльмота стали выше и темнее, прежде чем Мелиан и Эльвэ произнесли хоть одно слово.

Парень глянул на небо и нашел Матку. Она хоть и малая, но главная среди звезд. Другие кругом нее всю ночь ходят, а она, как пастух, стоит на месте до света. Когда Солнышко, выспавшись, с другого края на небо полезет, Матка все звезды угонит на покой.

I look up at the stars
Hoping you’re doing the same,
And somehow I feel closer,
And I can hear you say…
Oh, I miss you. Oh, I need you.

От первой любви остаётся печаль.
От упавшей звезды остаётся след.
И несколько строк остаётся,
Когда умирает поэт.

Даже суперзвездам нужна публика, которая будет их поддерживать!

Любовь — это как дотянуться до звезды, главное, чтоб она не оказалась головешкой, а горела всю жизнь.

И впереди словно вечность из счастливых дней.
Всё ещё впереди, пусть всё так и случится!
Ты прислушайся к сердцу — оно всё знает!
Ты посмотри на небо — оно всё понимает
И звёзды над головой, мы словно рядом с ними,
И не кажемся себе такими чужими.

С надеждою гляжу на звездопад –
На стайку светлячков, блестящих мошек;
Но свет далёких звёзд мне не поможет –
Свершённое не повернуть назад.

Когда я смотрю на усыпанный звездами небосвод, из моей головы улетучиваются даже те скромные познания в области астрономии, которые у меня были.

Эта любовь напоминает потерянный остров, что не найдешь по звездам, ведь на небе их россыпь.

— Я знал, что не усну сегодня, поэтому гулял по саду, доверяя звездам свою удачу.
— Они ее удовлетворили?
— Нет, они казались равнодушными. Они просто продолжали сиять, маленькие показушники!

Подумай, мы назвали все звезды и планеты, а может, у них уже были свои имена?

Уилл медленно кивнул и уставился в черное небо:
– Звезды! Никогда не видал таких ярких звезд. Наверно, ветер разогнал туман.
Магнус вспомнил, какой радостью светился истекающий кровью Уилл, когда стоял в гостиной Камиллы, сжимая в руке зуб демона: «Звезды-то все те же, мой мальчик».

Если ты любишь смотреть на звездное небо,
Если оно привлекает тебя своей гармонией
И поражает своей необъятностью –
Значит у тебя в груди бьется живое сердце,
Значит оно сможет отзвучать на сокровенные слова о жизни Космоса.

Небу работать летом: солнце да звёзды жечь.
В Осень усталость эта с туч начинает течь.
Осенью встретить можно, если Ты лужам рад,
В чёрной грязи дорожной Августа звездопад.
И, обступая звёзды, чтоб не пошли круги,
Бродишь, такой серьёзный, с Летом своим внутри.
Не наступай на листья. Видишь, как написал
Мастер умелой кистью звёздные небеса!

Когда я изучаю скученные перекатывающиеся круги звезд, я не чувствую земли под ногами.

Одна есть, осталась пара миллиардов.

Давным-давно монстры шептали свои желания звёздам в небе. Если надеяться всем своим сердцем, то желание сбудется. Теперь всё, что мы имеем — это сверкающие камни на потолке…

Звезды показались ему особенно яркими и близкими. Многих он знал по их древним именам как старых друзей. Да разве они и не были исконными друзьями человека, заправлявшими его пути, возвышавшими его мысли, ободрявшими мечтания!

Созвездий нет, есть сумасшедший снег
Из расплясавшихся звездинок, из огня,
Селена разломилась вдруг, звеня,
Но Жизнь еще жива – до утра дня.

Он продолжал сидеть под небесами, успевшими одуреть от звезд — звезд в таком диком изобилии, что ночь понятия не имела, что с ними со всеми делать. На самом деле имела. На самом деле, конечно, имела. Мы не понимаем звезд, мы не понимаем галактики… Ночь умнее нас — на много Эйнштейнов умнее. Итак, он продолжал сидеть под умом ночи.

Ни люди, ни звезды не меняются. Они одиноки в безднах бесконечного космоса.

Звезды — самые ранние, самые точные карты. Они лучше всякого компаса скажут, где ты находишься, — хотя бы уже потому, что смотрят на все с высоты птичьего полета. Кто научился читать звезды, тот никогда не заблудится.

I won’t always wander as a child
Through the stars that dance across the skies.
And I don’t know how but I do know why
We are covered in beauty every night.

Звезды – это сияющий разноцветными огнями город на небе.

Звезда над кронами дерев
Сгорит, чуть-чуть не долетев.

И ветер дует… Но не так,
Чтоб ели рухнули в овраг.

И ливень хлещет по лесам,
Но, просветлев, стихает сам.

Кто, кто так держит мир в узде,
Что может птенчик спать в гнезде?

Так… красиво. Я всегда любила звезды. Они напоминают нам, что там, наверху, очень много красоты, которую мы почти никогда не видим. Потому что мы ослеплены тем, что находится перед нами.

Когда я смотрю на звёздное небо и думаю, сколько на каждой звезде дураков и политических партий, я начинаю терпимей относиться к нашей маленькой Земле.

От подножия пирамид прямиком к звёздам!

 Все люди, живущие на одной и той же широте, видят

Добрые люди подобны звездам, светилам того века, в котором они живут, озаряя свои времена.

… Ничто так не успокаивает и не умиротворяет, как звёздное небо.

Пусть стены круты, башни стройны
И ослепительны огни;
Пусть льют потоки крови войны;
Пусть переменны наши дни;

Пускай кипят, звенят, трепещут,
Грохочут гулко города;
Пусть время неумолчно плещет, —
Ты надо всем горишь, звезда!

Прости мне, свет иной основы,
Неизменяемых начал, —
Что я тебя в борьбе суровой
Так безрассудно забывал.

Мои мысли — это звезды, которые я не могу собрать в созвездия.

Звезды – удивительные существа.

Если любоваться ими, сидя в уютных шезлонгах, выставленных на лужайке перед домом, хлебнув глоточек тутовой водки, вдыхая запах маринада, пропитавшего курятину, уже готовую подрумяниться на шпажках, и наслаждаясь теплым вечером – звезды кажутся милыми котятами. Они прелестны и кокетливы, как девочки, едва вошедшие в ту сладостную пору, когда тело пахнет не молоком, а жасмином. Их хочется сравнить с бриллиантовыми гвоздиками, дырочками в бархатном покрывале небес, взглядами ангелов – поэты сходят с ума, живописцы безумствуют, еще глоточек водки, и тайна раскроется во всем великолепии.

Для туриста звезды – названия. Альфа Паука, Бета Змеи, Лямбда Малой Колесницы. Предостережения: на планетах типа Китты рекомендуется носить темные очки, а под лучами двойного светила Йездана-Дасты – трижды в день закапывать в глаза цилокарпин. Голос информателлы: «На трассе в районе Слоновьей Головы зафиксирована активность флуктуации… в маршрут внесены коррективы…» Турист ступает по звездам, как обыватель – по булыжникам древней мостовой, редко глядя под ноги: шаг, другой, десятый, хлебнем водочки, зажуем зеленым лучком, и пошли дальше.

Если взять энциклопедический инфокристалл и набрать в меню поиска «Звезда» – водород, углерод и гелий, карлики и гиганты, ядро и корона, диаграмма Кресса-Реншпрунга, предел Чандраманьи, спектральные классы и метод параллакса убьют романтику наповал. Бриллиантовые гвоздики обратятся в ржавые шурупы. Они ввинтятся в ваш трепещущий мозг. Взгляды ангелов иссохнут, став препаратом в лаборатории. Котята разбегутся, жасмин сменится формалином. Астрофизики покажут Мирозданию «козу», следующий глоточек, водка приятно обжигает рот, и скорее прочь отсюда.

Звезды же сидят на черной лужайке космоса, в креслах-качалках, попивают мятный ликер и смеются над попытками разглядеть их истинную сущность. Потому что издалека ничего не видно. А вблизи никто не может смотреть на звезду, не моргая.

А давай ловить взглядами падающие звезды и загадывать одно желание на двоих.
Давай вместе спускаться на набережную с воздушным змеем в руках — ты будешь запускать, а я пронзительно визжать, когда резкий порыв ветра подхватит наше разноцветное устройство, которое мы сделали своими руками…
Я визжала не от страха потерять воздушного змея — я боялась, что ветер унесет тебя…

Прошлой ночью он смотрел на созвездия, что в своё время так привлекали его, и проклинал неудачное расположение планет, из-за которого их жизненные пути не пересеклись тогда, когда они оба ещё были свободны.

Есть множество нехоженных дорог,
Чтобы достичь желанного порога;
И есть одна, известная дорога,
Протоптанная тыячами ног.

Пойти по ней? Но горестный урок
Людских невзгод предупреждает строго:
Неторных троп опаснее намного
Путь, что на вид удобен и широк.

Когда ночью летишь над Нью-Йорком, кажется, что под тобой миллионы звёзд. И каждая из них — это жизнь человека, который называет этот город домом. Отец говорил мне, что с древних времён люди смотрели на звёздные узоры и пытались по ним предсказать, что произойдёт в жизни, и если ты умел читать эти узоры, то мог узнать узнать о том, что случится, раньше, чем остальные.

Раньше я мог бы посмотреть на звезды. Много лет назад. Но теперь я вижу сплошную пыль; никто не видел звезд много лет. По крайней мере, с Земли. Возможно, я отправлюсь туда, где на небе еще видны звезды.

Stars will always shine
And you will never be alone.

Люди друг к другу зависть питают; я же, напротив, только завидую звездам прекрасным.

Звёзды дышат здесь глубже нас,
Там для них мы как в луже грязь.

— Диана, ты никогда не смотрела на звёзды, думая что это маленькие дыры в небе, что высасывают весь кислород? И вдруг ты задыхаешься от мысли о том, как ты мал, и как бессмысленно всё вокруг.
— Ааа… Н-наверное…
— Так жестоко позволять людям любить тебя. Ты лишь обещаешь, что однажды разобьёшь им сердце.
— Классный костёр.

— Ну вот и она!
— Кто?
— Вселенная. Ты посмотри — это же с ума сойти. Ты знаешь, что на небе есть такие звезды, свет от которых идет к нам два с половиной миллиона лет, когда он начал свой путь, тут шастали динозавры. Ты хочешь увидеть огромный мир — лучшего примера не найти!

Каждый атом твоего тела произошел от взорвавшейся звезды. И, возможно, атомы твоей левой руки принадлежали другой звезде, не той, из которой атомы правой. Это самая поэтичная вещь, которую я знаю о физике: мы все сделаны из звездной пыли. Вас бы здесь не было, если бы звезды не взорвались, потому что химические элементы — углерод, азот, кислород, железо, все, что нужно для зарождения эволюции и для жизни, не были созданы в начале времен. Они были созданы в ядерных топках звезд, и, чтобы превратиться в ваши тела, звезды должны были взорваться. Так что забудьте про Иисуса. Звезды погибли, чтобы вы сегодня были здесь.

В ясную тёмную ночь, я поднимаю голову вверх и в каждой яркой звезде я вижу тех, с кем пролетал сорок лет, это и лётчики, штурманы, бортрадисты, ведущие инженеры и их помощники, борт-электрики, авиаспециалисты, механики и мотористы..

Смотрю на звёзды. Слушаю, как Вселенная смеётся надо мной.

По звёздам моряки ориентировались в море, а теперь звезды помогают нам бороздить космос, они нам всегда верны, а верность так редко встречается в этом мире…

Земля, — разве этого мало?
Мне не нужно, чтобы звезды спустились хоть чуточку ниже,
Я знаю, им и там хорошо, где сейчас,
Я знаю, их довольно для тех, кто и сам из звездных миров…

Она не любила людей, она зажигала им звёзды.

Небо надо мной было ясным, оно искрилось от звезд, некоторые из которых сверкали синим, другие желтым. Звезды выглядели величественно, образовывая водоворот образов в черном космосе — необыкновенное зрелище. Исключительная красота.

А на небе — звезды. Самые обычные звезды на самом обычном небе. И я не знаю и не хочу знать их имен. Я хочу просто смотреть, показывать на них пальцем, улыбаясь, и говорить тебе: «смотри, как красиво». Там сложность стремится к простоте. Там на заре выпадает роса и мы шлепаем по ней босиком, и я не читаю тебе стихов о любви и боли, жизни и смерти: я зову тебя купаться, потому что вода теплая и в ней отражаются сосны и облака. И если напрячь фантазию, то можно представить, что мы летим между ними. А вечером мы пьем чай. С сушками. И все тайны бытия, риторические вопросы, тягостные мысли и нерешенные дела молча ждут нас с той стороны двери.

Вижу первую звезду,
по секрету ей шепну:
У меня, звезда ночная,
есть желание одно.
Я тебе его доверю,
Пусть исполнится оно.

Я стираю себя. Это просто честней. Мне так проще дышать. Мне так тесен здесь воздух. Я стираю из памяти прошлых людей, они дальше и дальше, они уже — звезды.

Даже звезды рано или поздно гаснут, а уж они – куда более совершенные конструкции, чем люди…

Мы с Джонни растянулись на траве и стали глядеть на звезды. Я мерз — ночь выдалась холодной, а я был в одной фуфайке, но на звезды я могу хоть при минусовой температуре глядеть.

— Когда ты оставишь в покое прошлое?
— Посмотри на звёзды, Кларк. Некоторые из них погасли тысячи лет назад, но их свет только сейчас достиг нас. Прошлое всегда влияет на настоящее, я не могу этого изменить.

У ті часи, страшні, аж волохаті,
коли в степах там хто не воював, –
от їй хотілось, щоб у неї в хаті
на стелі небо хтось намалював.
Вона не чула зроду про Растреллі.
Вона ходила в степ на буряки.
А от якби не сволок, а на стелі –
щоб тільки небо, небо і зірки.
Уранці глянеш –
хочеться літати.

В те времена кошмаров, прям косматых
Когда в степи там кто не воевал, –
Хотелось ей, чтоб прямо в хате
Над головою небо кто создал.
Не привелось ей слышать о Растрелли.
Она «на свёклу» лишь ходила в степь.
О, перекладина, что над постелью –
ей лишь бы небо в звездах.
Чтоб утром только глянуть
И в мечтах взлететь.


Звёзды видны только во тьме.

Наверное, облака созданы для того, чтобы звезды могли играть в прятки.

У каждого человека свои звезды. И так забавно поднимать глаза на вечернее небо и видеть, что оно затянуто тучами. И ты выдыхаешь, надеясь, что к ночи оно станет чистым с россыпью мелких сверкающих алмазов. Вот только… ничего не меняется. Говорят, у каждого свои звезды. Что ж. Стоит добавить, что сказавший проиграл. У некоторых их нет.

Подари мне анархию
И я посажу сад благоухающих грёз
Мне хватит комнаты тридцать на тридцать
И немного пылинок из звёзд!

Я ли получил тебя, подкупив Судьбу?
Ты ли искала встречи со мной? Не знаю, зачем
Мы очутились вместе и для чего судьба
Свела нас и бросила, беззащитных…
За мгновение до того, как я поцеловал тебя,
Холодные звезды над этим
Восстающим из пепла грохочущим городом
Прошептали: будь начеку.
Даже звёзды были напуганы. А я –
Я даже не помню, как мы очутились в твоём номере.
Ты была стройной, и гибкой, и гладкой, как рыба.
Ты была новым светом. Моим новым светом.

Никто не может сопротивляться звёздам вечно.

— Э! Я не понял! А что, звёзды каждую ночь одни и те же?
— Ну да!
— А в чём прикол?
— Фиг его знает… Наверное в том, то всё меняется, а они — нет.

Звезда, прости! — пора мне спать,
Но жаль расстаться мне с тобою,
С тобою я привык мечтать,
А я теперь живу мечтою.

И даст ли мне тревожный сон
Отраду ложного виденья?
Нет, чаще повторяет он
Дневные сердцу впечатленья.

Я оголяюсь до самых звёзд,
До самых глубоких ран,
До самого яркого счастья.

Я — готовый к росписи холст —
Художнику в руки дан,
Чтобы впитать его взгляд
и объятья.

Что он знает, кроме того, что я — холст?
Кто я ему, кроме неба без облаков?

Он кидает в меня молчания горсть,
А на мне расцветает слово «любовь».

На поверхности воды рябили мягкие волны, играли лунные блики и отражались звёзды. Я посмотрела вверх, чтобы увидеть их в небе. Множество светящихся точек.
— Звёзды такие далёкие. И такие родные.
— Да. Сколько бы времени ни прошло — они всё те же. Даже спустя века. Эти звёзды видели нас в детстве и в юности. И видят сейчас. Иногда мне кажется, что, глядя на них, можно увидеть себя, какими были тогда…
— А если те мы есть до сих пор? Просто где-то в другом измерении. Как в теории блоковой Вселенной… Мне она нравится.

Не забудьте хоть иногда смотреть на звёзды.

Глядя в ночное небо, я думала, что, наверное, тысячи девушек также сидят в одиночестве и мечтают стать звездой. Но я не собиралась беспокоиться о них. Ведь моя мечта не сравнится ни с чьей другой.

Если звезды однажды погаснут, ты обязательно осветишь мой путь. В минуты счастья или в моменты грусти, несмотря ни на что, ты будешь рядом со мной. Твои руки, твоя улыбка, все в тебе, не важно сколько пройдет времени, будут мне ближе всего на свете. Твое существование и есть мой дневной звездопад…

Родись, умри, встань, ляг, пляши на соседской свадьбе или поутру на малиновом суровом восходе проснись, как от удара палкой, испуганный, как если бы ты один остался живой на свете, – они всё тут, всегда тут, бледно мигающие, подслеповатые, вечные, молчаливые.

Помнишь, однажды
Ты была моей?
Звёзды над нами были такими яркими и незнакомыми.
Я доставал их для тебя,
Когда вновь влюбился.

 Люди современного большого города ослеплены уличны

Если ночью выпал первый снег, пробуждаешься с чувством удивительной чудесной тишины. А выйдешь из дома — воздух и белая земля чисты, как в первый день творенья. Каждый звук: лай собаки, карканье вороны, колокольный звон — слышится удивительно ясно и остается сам по себе, как инкрустация на фоне тишины. И на девственной белизне земли первые человеческие и звериные следы, санные колеи выглядят, как заново прочерченные знаки судьбы. Цветастый головной платок, красные гусиные лапы, зеленые еловые ветки — всё цветное кажется в этой белизне происходящим из другого мира. На зимних дорогах мои собственные мысли являлись в виде мира подвижных красочных фигур, видимых мною со стороны. Когда мы маленькими детьми на нашем дворе рыли коридоры в сугробах, каким являлся мне снег звездоподобным и тёплым! А в сумерках всё тонуло в его голубизне. Это был экстаз! В более поздние годы, когда в быстром беге на лыжах или в санях сливались небо и земля, сознание расширялось. Ночью звёздочки снежинок под ногами блестели, как небесные звёзды наверху,  — вас окружала пламенеющая сфера, на вас смотрели миллиарды ангельских глаз.

Карта звездного неба вытатуирована на внутренней стороне моей кожи.

Когда земля уходит из-под ног и не на что опереться, остается одно — держаться за звезды.

Звёзды — это маленькие дырочки в полу Рая.

Знай, что, где бы ты не был,
Звезды укажут путь.
Знай, что ты не один:
Звезды всегда с тобой.

Полная луна восходит, а звёзды падают. Ты возносишься на вершину, лишь чтобы упасть.

И вокруг только тернии, тернии, тернии… ***ь! Когда уже звёзды?!

Боги в поклоне нимб снимали и бичевали бурлака.
Под ним из полумрака небосклона звёзды прорастали,
А позади туманным Альбионом проплывали облака.

Задача нелегка, из мрака вытянуть судьбу-расшиву,
Дорога пылью звездною расшита, из времени-песка!
Из были в грезы, под лиры песнь и арфы переливы.

И слез приливы, коих литры, когда душа мимозовая.
Дыша прозою под гимн Ригведы, дальше года-титры…
Вереск мыслей до мига счастья вязкого, малодозового.

Лиги млечного пути, в отблеске розовой палитры.
Лишь воля из гранита помогает этот путь пройти,
От шудры до блеска софитов…

Сколько себя помню, всё время держал голову запрокинутой к звёздам, а больше всего меня поразила не встреча с ними, а встреча с тобой.

Согласно старой индейской легенде, на Луне живет Ворон и выращивает в небесном саду звезды. Чтобы звезды выросли большие и красивые, Ворон поливает их из своего клюва, а когда вода проливается на Землю, получается дождь.

Люди подобны этим звездам в вышине. Некоторые слабо горят миллионы лет, едва видимые с земли. Они существуют, но ты не знаешь об этом. Они сливаются, как точки на холсте. А другие сверкают так сильно, что освещают небо. Их невозможно не заметить, невозможно не любоваться ими. Но они не живут долго. Не могут. Они быстро сжигают свою энергию.

На палубе. Среди Атлантики. Среди ночи.
Словно в вуали завёрнутые сами в себя,
Молчаливые, как манекены в витрине,
Несколько пассажиров внимательно, даже очень,
За древней звёздной картой на потолке следят.
Одинокий кораблик затерян в морской пустыне.

Это феномен нашего удивительного времени — быть звездой, не делая ничего, а только блистая, в основном, за папины деньги.

Звёзды ведь тоже выгорают.

 Любовь, которая перемещает солнце и все остальные

Глядя по ночам на звёзды, ты смутно догадываешься, что ты совсем другой человек. И о том, что там, ты знаешь больше, чем о том, что здесь

Где-то летом, звёзды нам улыбались,
Где-то летом, наши мечты сбывались,
Где-то летом, звёзды нам пели песни,
Где-то летом, были с тобою вместе.

Вначале времен небеса были полны летающими слонами.
Каждую ночь они ложились в одном и том же месте неба. И смотрели сны с одним открытым глазом. Когда вглядываешься ночью в звездное небо, ты смотришь в немигающие глаза слонов, что спят с одним открытым глазом.
Чтобы лучше приглядывать за нами.

Взволнуешь Вселенную песнею,
Откроешь Миры свои шествием,
Будешь горой и туманами,
Солнцем над дальними странами.
Будь для Небес Полнолунием,
Тайною вестью безумия,
Звезды с собою зови,
Чувствуй, Дыши и Живи…

и зезды смотрят в микроскоп
на наши новые паденья
и нет предела совпаденьям
пока никто не скажет стоп

Мерцанье звёзд блуждающей Медведицы
Не думал я вновь созерцать, как прежде,
Из сада позади отцова дома
Иль из окна беседовать с созвездьем
О годах детства, шалостях невинных,
Которым вскоре наступил конец.
О сколько образов и странных мыслей
Вы, звёзды, некогда во мне будили!
Как я любил в саду по вечерам
Сидеть на дёрне, созерцая небо,
И слушать кваканье ночной лягушки.
А над оградой сада светлячок
Парил в тиши, и дуновенье ветра
Распространяло аромат аллей,
Благоуханье стройных кипарисов,
Темнеющих у самой кромки леса.

Открылась бездна, звезд полна,
Звездам числа нет, бездне – дна.

Не замечаю, как вру.
Себе самому про кого-то другого.
Такого же в том же окне.
На тех же словах помешавшись поздно.
Расковыряв в простыне небо.
А в небе застывшие звезды…

Если даже звезды Вселенной (а их миллиарды!) не могут найти своих спутников в бесконечных просторах галактик с неограниченными возможностями, какой смысл говорить о нас, простых людях.
Но я искренне верю, что у каждого, будь он звезда или человек, где-то там, во Вселенной, есть верный спутник…

А потом, когда начало темнеть, ты показал на небо и сказал, что там есть по звезде для всего, что ты во мне любишь.

Живи, как звезда на небе. Звезды все видят и всем видны. Но сами недоступны. Неподвластны суетному… Они дарят свой свет, но не дарят себя!

В ночном небе есть две ярчайшие звезды — Альтаир и Вега. Говорят, что они были безумно влюблены, но теперь они навсегда разделены рекой Млечного Пути. Но один раз в году — седьмой день седьмого месяца слёзы Веги так горьки, что все сороки мира взлетают в небо и строят мост из своих крыльев, чтобы влюбленные могли встретиться на одну ночь истинной страсти.

Звездные посевы отражаются в росе.
Яркие идеи — огни на взлетной полосе!
Мелькание огней — разметка мыслей…
Он поднимался не спеша по трапу жизни.

Мечтая долететь до звезд, вдыхая космос.
Лепил из глины пустоты прозрачный воздух.
И этих разговоров повседневных невесомость…
Все думали, что где то потерял он свою совесть.

Они привыкли брать лишь то, что жизнь им навязала,
А он хотел, чтобы его душа не ползала, а высоко летала!
Однажды о безумце том среди толпы прошла молва,
И оказалось, в его слабом тельце билось сердце льва…

— Такой был сон, — вздохнула Кисмина, глядя на звезды. — Как странно: одно платье и жених без гроша!… И звезды, звезды, — сказала она. — Я раньше звезд никогда не замечала. Я думала, это чьи-то чужие бриллианты. Страшные они какие-то.

Крик совы в вышине
В той ласковой тьме –
Как ни грустна была её песнь,
Не было никого печальней меня.
Луна поблекла, звёзды погасли,
Но солнце не взошло с зарёй.
У меня не было слов
В ту ночь, когда мы расстались.

— Вы впервые при моем дворе, но Ваше появление — настоящий триумф! Я очень рад, что новая звезда засверкала на печальном небосклоне Саксонии.
— Я польщена, но звезды путешествуют по небу, мгновенье светят — и исчезают.

— Что же теперь будет, Драко? Что нам делать без тебя? К кому обратиться?
— К звездам, Боуэн. К звездам.
После того, как Драко принес себя в жертву, Боуэн и Кара правили народом честно и справедливо. То был поистине золотой век света и процветания. А когда становилось нелегко, звезда Драко светила еще ярче, чтобы все знали, где искать помощи.

Stars are only visible in darkness.

Пусть Ваше тело умрёт, а Вы будете жить в цифровом раю среди звёзд.

Непонятная путаница
закоптившихся звезд
расставляет сети моим
почти увядшим иллюзиям.

Я лег на траву, и глаза мои наполнились звездами.

«Ученые говорят, что настоящий день начнется, когда вы погаснете», — сказал светляк звездам. Звезды ничего не ответили.

Свет многих звезд дойдет до нас, когда нас уже не будет, – вот она, живая любовь, существующая между несуществующими.

Быть звездой ничего не стоит. Это вспышка, которая быстро исчезает.

Когда я слушал ученого астронома
И он выводил предо мною целые столбцы мудрых цифр
И показывал небесные карты, диаграммы для измерения
звёзд,
Я сидел в аудитории и слушал его, и все рукоплескали ему,
Но скоро — я и сам не пойму отчего — мне стало так нудно и
скучно,
И как я был счастлив, когда выскользнул прочь и в полном
молчании зашагал одинокий
Среди влажной таинственной ночи
И взглядывал порою на звезды.

Всё небо в искрах звёзд неисчислимых. Пылают все они, и все сверкают, и каждая есть знак.

Протягивая руки к звездам, люди часто забывают о цветах под ногами.

Ты был моей Северной звездой,
Ты был моим постоянством,
Ты был моим компасом.
Теперь я сбилась с пути,
Может, ты обратишься пеплом,
В миг, когда все полетит в тартарары,
В миг, когда все рухнет.

Звезды гаснут.

 Лежу на лодке
В вечерней тиши.
Звёзды надо мной,

Посмотри, посмотри, как чудесно
Убран звездами купол небесный,
Как мечтательно смотрит луна!
Как темно в этой сени древесной
И какая везде тишина!

Мир был прост — звезды во мраке. Был ли это 1947 год до нашей эры или нашей эры, внезапно потеряло всякое значение. Мы жили, и это мы ощущали со всей остротой. Мы понимали, что жизнь была полна для людей и до наступления века техники — пожалуй, во многих отношениях полнее и богаче, чем жизнь современного человека. Время и эволюция в эти мгновения переставали существовать. Все, что в жизни человека было реальным и имело значение, сегодня оставалось таким же, каким оно было когда-то и будет всегда. Мы растворялись в абсолютном всеобщем мериле истории: бесконечная беспросветная тьма под роем звезд.

Звезды не боятся, что их примут за светляков.

— А ещё они не видят звёзд…
— Ая-Ая-Ая-Ая-Яй.

Я не верю, что там есть кит, но я, уф, верю в существование звёзд и что кита туда поместили люди. Так как я не знаю, мы хороши в рисовании невидимых линий от звезды к звезде, словно мы искатели каких-то узоров, и мы будем их находить. И мы действительно вкладываем свои сердце и разум в это, даже если мы этого не хотим. И потому я верю во Вселенную, которой просто наплевать и в людей, которым не наплевать.

Этой ночью столько звезд, они смотрят на меня,
Не все созданы, чтобы любить, и не всем нужны друзья.

Не хочу быть звездой — хочу быть целой Вселенной!

Мир состоит из звезд и из людей.
Там, в высоте,
Спокон веков, таинственно далеких,
Там, в высоте,
В садах небес, роскошных и глубоких,
Там в высоте,
Вкруг солнц, бесчисленных и сходных
С огнистым улеем, там, в высоте,
В сверкании пространств холодных,
Вращаются, впивая дивный свет,
Рои трагических планет.

И пусть боги безумны,
Пусть звёзды слепы,
Если ты покажешь мне настоящую любовь, детка,
Я покажу тебе свою.
Я могу быть милой и непослушной,
Могу быть и ангелом, и дьяволом.
У меня есть сердце, душа и прекрасное тело.
Давай посмотрим, на что способна такая любовь.
Может, я идеально тебе подойду.

Для чего на небе звезды?
Много толков я слыхал.
И решил загадку сам:
«Вероятно за отличье
Даны звезды небесам».

В полночь вселенная пахнет звёздами.

И, главное, не верьте никогда,
Что будто всё проходит и уходит.
Да, звёзды меркнут, но одна звезда
По имени Любовь всегда-всегда
Обязана гореть на небосводе!

У меня накопилось о чем поразмыслить, а лучше всего думается в одиночестве под звездами.

Умирают звёзды не первый раз;
Для них скитальцы мы.

 Его самолёт поднялся так высоко в небо, что осталс

Звёзды — это слёзы ангелов, рассыпанные по тёмному бархату небесного свода.

Your breath is sweet,
Your eyes are like two jewels in the sky
Your back is straight your hair is smooth
On the pillow where you lie.
But I don’t sense affection,
No gratitude or love,
Your loyalty is not to me,
But to the stars above.

Звёзды сияют с небес,
Глядя как мы прожигаем
Наши ничтожные жизни
И плачут, и плачут…

(Звезды светят вниз,
Пристально следя за тем, как мы
Проживаем наши маленькие жизни, —
И оплакивают нас.)

… в человеке просыпается тоска иного свойства. Неуловимая, необъяснимая — та самая, что заставляет его часами смотреть на звезды…

Так как большинство поп-песен написано кем-то другим — большинство звезд, это звезды караоке.

Опять о Христе. Как сказано в одном из гностических повествований, из ненависти к фатуму он якобы поднялся на небо и нарушил расположение сфер, чтобы люди перестали обращаться к звездам. И что в таком кавардаке сталось с моей бедной звездой?

Я берегу в душе́ твоё дыханье,
согретый им как вешним дуновеньем,
которое приносит равноденствие
в такую ночь, когда всё небо в звёздах,
как будто зимние дожди не лили
ещё на той неделе.

Теперь улица была освещена, первые звезды, восходившие в ночи, казались бледными из-за электрических фонарей.

… мы будем там вместе, с нашими книгами, и по ночам нам будет тепло в постели при открытых окнах, под ясными звездами.

Звёзды походят на дыры в шали, которой прикрыто что-то, что ярко сияет.

Он видел звёзды. Но впервые в жизни они не приносили ему покоя. Наоборот, ему казалось, что они издеваются, насмехаются над ним. Звёзды словно говорили: «Ты там, внизу, совсем один. А мы здесь, наверху, в созвездиях. Мы все вместе».
«Но меня очень сильно любили», – возразил Эдвард звёздам. «Ну и что из этого? – отвечали звёзды. – Какая разница, любили тебя или нет, если ты всё равно остался совсем один?»
Эдвард не нашёлся с ответом.
В конце концов небо посветлело, и звёзды исчезли одна за другой.

Звёзды только и делают, что смотрят на влюблённых людей, — оттого они так прелестны.

И наконец-то увидишь как в людях умирают звёзды,
И мы потухнувши, замёрзли.

На небе молодые небеса,
и небом полон пруд, и куст склонился к небу,
как счастливо опять спуститься в сад,
доселе никогда в котором не был.
Напротив звёзд, лицом к небытию,
обняв себя, я медленно стою…

И снова я взглянул на небеса.
Печальные мои глаза лица
увидели безоблачное небо
и в небе молодые небеса.
От тех небес не отрывая глаз,
любуясь ими, я смотрел на вас…

 Любая звезда боится света как огня. Чем ярче её ть

On the beach at night alone,
As the old mother sways her to and fro singing her husky song,
As I watch the bright stars shining, I think a thought of the clef of the universes and of the future.
All nations, colors, barbarisms, civilizations, languages,
All identities I hat have existed or may exist on this globe, or any globe,
All lives and deaths, all of the past, present, future,
This vast similitude spans them, and always has spann’d,
And shall forever span them and compactly hold and enclose them.

Послушайте!
Ведь, если звёзды зажигают —
Значит — это кому-нибудь нужно?
Значит — это необходимо,
Чтобы каждый вечер
Над крышами
Загоралась хоть одна звезда?!

Он очень многого не умел, но зато он умел зажигать звезды. Ведь самые красивые и яркие звезды иногда гаснут, а если однажды вечером мы не увидим на небе звезд, нам станет немного грустно…

У нас на севере говорят, что люди, это звезды, их много и каждая светит по разному — кто-то ярко, а кто-то не очень. Но, когда их объединяет любовь, они превращаются в северное сияние.

— К чему же лежит твоя душа ещё?

Девушка задумалась всего лишь на миг.

— К горам. Они кажутся, такими высокими и величественными,
близкими к небу, на котором сверкают звезды. Поэтому я люблю находиться
в горах, ближе к небу, ближе к звездам.

— Я влюблен!
— Опять?!
— Нет, это совсем другое!
— Аай!
— Я не просто влюблен! Я схожу с ума!… Нет, ты не понимаешь! Любить Анастасию Ягужинскую — это то же самое что пылать страстью….
— …. К ЗВЕЗДЕ!!

В ночи,
Среди миллиардов звезд одна лишь взирает на меня.
Среди миллиарда людей только я обращаю свой взор на нее.
Для нас не важно время, место и пространство.
Ты тепла лишь со мной. Вся нежность лишь тебе.
Мы встретимся вновь?

Если вы никогда не видели звёзд, свечи вам будет достаточно.

Звезды меркнут, падая на дно.
Здесь в тишине морской нет никого.
Присыпанные лишь песком,
Летят туда гонимые тоской.

Забытые людской толпой,
Желанье исполнять им стало бытом.
Они подчас смеялись над тобой,
Подчас сверкали как софиты.

Теперь их голосом поет прибой –
Мотивы вечности заветной.
Одна из них была твоей судьбой,
Но ты того не ведал…

При свете звезд все заботы и горести земной жизни показались мне ничтожными. Я подумал о том, как они бесконечно далеки, как медленно движутся из неведомого прошлого в неведомое будущее.

Горят огни,
Сверкают звезды.
Все так сложно,
Все так просто.

Я давно поняла, что если по кому-то скучаешь, посмотри в ночное небо. Кто бы это ни был и где бы они ни находились, есть возможность, что они смотрят на звёзды, как и ты. Иногда Вселенная не так уж и велика.

Я – черный язык; божество, чья ладонь пуста. Я рот открываю, и звезды текут в уста.

Я, славя Бога, начал строки эти:
Он сотвори все сущее на свете.
По воле Бога, от его щедрот –
Небесный и земной круговорот.
Предначертал творец пути вселенной,
Луне и Солнцу дал он свет нетленный.
Под звездный кров он землю поместил,
Он день и ночь не равно осветил.
Иные звезды в полуночном мраке
Горят, как направляющие знаки,
Одни, сияя, служат украшеньем,
Другие зло сулят расположеньем.
Те звезды ярче месяца блистают,
Те еле светятся, те угасают.
Нет в вышине, что только днем лазурна,
Планеты отдаленнее Сатурна.
И в каждом зодиаке нам она
Два года восемь месяцев видна.
Юпитер ярок в ясную погоду,
Бывает в каждом доме он по году.
Мрачна планета Марс, чей грозный вид
Великой засухой земле грозит.
Сияет солнце, и своим теплом
Ласкает ночью месяц, Землю — днем.
Когда Венера по утрам сияет,
Нам свет её удачу предвещает.
Нам говорит Меркурия сиянье
О скором исполнении желанья.
Но всех планет луна видней и ниже,
И тем она полней, чем к солнцу ближе.
Среди планет блестят в ночном дыму
Созвездья — парно и по одному.
Вдоль солнцепутья средь ночного мрака
Горят двенадцать знаков зодиака.
В небесной мгле соседствует любовно
С созвездием Тельца созвездье Овна.
Созвездье Близнецов, созвездье Рака –
Соседственные знаки зодиака.
А дальше — с головой голова –
Созвездье Девы и созвездье Льва.
Расположились в центре небосклона
Созвездия Весов и Скорпиона,
Созвездья Водолея, Козерога,
Стрельца и Рыбы — далее немного.
По три созвездья зимних и весенних,
по три созвездья летних и осенних.
Для воздуха, огня, воды, земли
По три созвездья светятся вдали.
Между иными звездами всегда
Открытая иль тайная вражда.
Когда встречаются, несясь по кругу,
С враждой они бросаются друг к другу.
С небесной выси падает тогда
И гаснет побежденная звезда.
А если им столкнуться не случилось,
Сменить готовы звезды гнев на милость.
Блистает мир светил, небесных тел, –
Так им Аллах судил и повелел.

 «Титаник» словно страж моей любви,
Погасли звёзды

— Поисками внеземных цивилизаций человечество занято не первый век. А что мы там ищем? Нам эти цивилизации зачем?
— Как зачем?! Для того, чтобы самим себе объяснить смысл своего существования. Что с нами будет после смерти? Кто такой Бог? Что это за звёзды над нами? Что такое бесконечность? Что значит время, которое никогда не кончается? Мы как-то разговаривали с писателем Андреем Битовым, и он сказал потрясающую фразу: «Для меня стопроцентным подтверждением существования Бога является то, что на тему смерти поставлено табу». Кто-то его в самом деле нам поставил, это табу. Мы не знаем, что будет Там. Хотя мы знаем, кажется, уже всё — наука раскрывает тайну за тайной. Поэтому страсть человечества узнать, что происходит там, на других планетах, — это попытка заглянуть в своё будущее. И попытка выяснить: ты вообще что-то значишь на этой Земле? Твоя жизнь — она для чего-то предназначена или это просто вспышка, никем не замеченная? Прошла и прошла… К тому же космос — это так красиво! Как в фильме «Пассажиры», где герои выходят на крыло космического корабля, а вокруг — эта бездна чёрная со светящимися звёздами. Я понимаю, что всё это мультфильм, графика. Но, слушайте, всё равно дух захватывает! И не у меня одного. Когда мы смотрим вверх, что-то же в нас начинает шевелиться. Мыслить начинаем яснее, чище становимся, когда видим звёздное небо над нами.

Ангелы снимают с неба звезды и складывают их в чемоданы,
Аккуратно складывают в чемодан Землю и остальные планеты.
Потом сворачивают небо в рулон и прячут его туда же.
Вот и все, до свидания.

Дело не в астрономии. Я просто люблю смотреть на звёзды.

Он трет изрезанное стеклом лицо и клянется, что видел звёзды.

Завеса звезд, миллионы рассеянных звезд сверкают на небе, их столько, что это унижает меня, и мне трудно это стерпеть.

— Здесь нет войны. Ни разногласий, ни битв, ни политики, ни предательства, ни смерти, ни жизни. Всё это — лишь людская глупость. Звёзды выше подобных глупостей, глупости не могут их коснуться. Здесь царит мир и вечная тишина. Так я думал прежде.

Гарри повернул голову на звук речи, но увидел только звёзды.

— Так вы думали прежде? — переспросил Гарри, когда продолжения не последовало.

— Нет ничего выше человеческой глупости, — прошептал голос из пустоты. — Ничто не застраховано от разрушительной силы достаточно разумного идиотизма, даже сами звёзды. Мне стоило немалых хлопот сделать определённую золотую табличку вечной. Я не хочу увидеть, как она будет уничтожена человеческой глупостью.

Звёзды – это алмазные гвозди, на которые вешают луну.

И вышла обнаженная душа, чтобы пылать в костре.
Какой просвет даёт тьма звёздам!
Ночь баловалась синим цветом под ногами.
Скрывалось тополями, что танцевали девушки.
Какое благовещение, какой канун!
Клочки туманов, ветры! Звёзды!
Какой просвет дает тьма звёздам!

— Человечество летает в космос, чтобы исследовать, чтобы стать частью чего-то большего.
— Именно. Я хотел дотянуться до звёзд.
— Вы хотите достать звезды и приколотить их к земле, хранить их под тоннами песка и пыли и пронумеровать их? Дальше от звёзд быть невозможно.

В детстве, если я чувствовал себя маленьким и одиноким, я смотрел на звёзды. Гадал, есть ли где-то там жизнь. Оказывается, я смотрел не туда.

Когда падают осенние звезды, они скользят одну секунду, две секунды и нет их больше. Но иногда звезда падучая катится, захватывая полнеба, и после нее еще теплится световая полоса. Но вот она погасла, и нет следа ее явления. А иногда — иногда совсем иначе. Падучая звезда пролетела, разорвавшись огромным огненным шаром, и кто-то где-то, потом, совсем случайно и победно, найдет обломок не нашего мира, знак небесных полетов и горений, кусок небесного железа, метеорит. И этот гость иных миров надолго останется с нами, привлекая любопытные взоры. А кто-нибудь с душой тоскующей подойдет к такому обломку, и душе его сразу станет хорошо от сознанья малости здешнего и правды иного, далекого, куда влечется каждая хотящая душа. И тоскующий уйдет от такого свиданья освеженный, ступая по земле, как по звезде.

Гори, гори, моя звезда,
Гори звезда приветная!
Ты у меня одна заветная,
Других не будет никогда.

Звезда надежды благодатная,
Звезда любви волшебных дней,
Ты будешь вечно незакатная
В душе тоскующей моей.

Ночь была безлунной, но в небе сухо поблескивали осенние звезды. Сияли фонари, окна в домах и огни на мостах, отражаясь, как и ночное небо, как и весь город, в темной воде Темзы, и казалось, что эти огоньки тоже звезды, только обреченные сиять на земле.

Поймай падающую звезду, спрячь ее в карман,
Не дай ей погаснуть!
Поймай падающую звезду, спрячь ее в карман
И сохрани для дождливого дня!

Принцесса, дражайшая Мари, дитя мое, если сегодня я отважился вам написать, как в свое время отважился вас полюбить, то от того лишь, что прежде, чем похоронить себя в тиши Мокомбо, я должен сослужить вам последнюю службу. Я боюсь за вас, мадам. Мне выпало счастье столько долгих часов наблюдать за вами, так кто лучше меня знает вас? Кто лучше меня знает, как вы невинны? Никогда не предлагали свое общество, всегда держались в тени, ожидая, когда к вам обратятся. Вас терзали скандалы, излилы, принуждения. Вы брели по жизни в одиночестве, как паломник во мраке. Не обманитесь в своей звезде, Мари. Я знаю, где она — на длину ладони выше созвездия Дельфина, за которым мы вместе наблюдали. Я дал ей ваше имя. И у меня есть причина верить, что она ваша. Когда я рассказываю ей о своих горестях, она гаснет.

Насколько прекрасны двери ночи, когда звёзды выходят, чтобы наблюдать, как умирает дневной свет.

Я бы звёзды тебе дарила, чтоб кричала от счастья душа.

Назови ночь именем,
Что будет зажигать твоё сердце,
И сделай темноту сияющей –
Укрась небо звёздами…

Полна сарказма, в страхе нас держа,
Наука предпочла бы точно знать,
Как мы отсюда думаем бежать?
С ней, нас подведшей к пропасти, дружа,
Уж не её ли станем мы просить
Нам указать, как можно до звезды
Космические проложить мосты
И световые годы отменить?
Хотя при чём Наука здесь? — Любой
Укажет нам любитель путь прямой.
Путь тот же, что мильоны лет назад,
Когда пришли сюда мы наугад –
Конечно, если помнит кто-нибудь,
Я, например, не помню, вот в чем суть.

— Ты всю ночь надо мной сидел?
— Да так… думал.
— О чем же?
— О многом. Например, как тебя называть. Придумал тебе имя.
— Ты так говоришь, будто с небес его снял.
— В общем-то, так и есть. Вот там… Знаешь вон то созвездие?
— Очень хорошо знаю.
— Видишь, какой оно формы?
— Да, это дракон.
— Именно. По-научному звучит «Драко», что и означает «дракон».
— Значит, вместо того, чтобы звать меня «Дракон» на своем языке, будешь звать так же на чужом?
— Ты прав. Это глупо.
— Что ты! Я почту за честь быть названным в честь созвездия. На самом деле.

Звёзд с неба не нахватает и пороху не изобретёт.

Ну как же я тебя найду?
Ведь мир не так уж прост.
Найди единую звезду
Средь миллиона звезд!

Для взора все они равны,
Но есть средь них одна,
Ровесница моей весны,
Прозрачная до дна.

Что свет чужой, чужая тьма,
Когда к ней нет пути…
Вот если бы она сама
Могла меня найти!

Люди схавают дерьмо и пропустят то, что бессмертно.
Зато мы снова видим звезды, существуя без света,
Но эти звезды нам расскажут про пустую жизнь.

Смотри наверх! Как много мне в эту песню вложить?
Достаточно ли лжи, чтобы обмануть себя, куражить,
Стирая память о разлитый по стаканам джин?

— А что такое звёзды? – поинтересовалась девушка, широко распахнув глаза и приготовившись внимательно слушать.
— Это такие маленькие лампочки, которые каждую ночь зажигаются на небе. Некоторые из них давно уже погасли, но об этом мы узнаем спустя миллионы лет. А вы разве никогда не видели звёзды? – сказал парень, удивляясь тому, как такое вообще может быть.
— Нет, не видела, но очень бы хотела. Судя по вашему рассказу, они такие же, как люди. Человек тоже гаснет, но оставляет свой след, который исчезает лишь спустя многие столетия. А звёздам не одиноко на небе? Ведь они совсем одни в темноте, — ответила незнакомка, удивляя собеседника своими рассуждениями.
— Нет, им не одиноко, ведь они видят всех нас, наблюдают за тем, как складываются судьбы людей и освещают достойным дорогу, — соврал Адам, чтобы не расстраивать девушку. На самом деле он считал звёзды очень одинокими, ведь их хоть и много, но все располагаются порознь друг от друга. И, правда, как люди.
— Я бы хотела стать звездой. Это же так чудесно, быть для кого-то источником света во тьме. А вы бы хотели? – задала вопрос она, откидывая шелковистые волосы за спину.
— Нет, я бы хотел быть тем, кому светит звезда, ведь если все станут источниками света, то некому будет освещать путь, и мы погаснем, — признался парень, наблюдая за тем, как меняется выражение лица девушки.
— Так вот почему некоторые звёзды погасли, они просто потеряли своего человека и решили, что больше нет смысла существовать? – расстроено спросила она.
— Нет-нет, они погасли, потому что исполнили свою миссию и, наконец, смогли уйти на покой, — ободрил Адам, пожалев, что заговорил о грустном. Он хотел всегда видеть на лице этой незнакомки лишь улыбку.

— Адам мечтал об этом полжизни, он хочет увидеть звёзды.
— Пусть идёт на улицу и смотрит.

— Здесь слишком много света. Весь этот неестественный электрический свет ваших городов загрязняет небо. Вы и сами страдаете, даже не сознавая этого.
— Страдаем от чего?
— От потери звезд.

В серебристом таинственном небе сиял темный лик ночи. Далеко в порту мелькали огоньки, откуда-то доносилось приглушенное скрежетание трамваев. Звезды то разгорались, то угасали, то меркли, то вспыхивали вновь, складываясь в зыбкие узоры, которые тут же распадались, уступая место другим. Объятая тишиной ночь обретала тяжесть и невесомость живой плоти. Пронизанная скольжением звезд, она завораживала взгляд игрой огней, от которых на глаза наворачивались слезы. И каждый, устремляя взор в глубину небес, в ту точку, где сходятся все крайности и противоречия, мучился тайной и сладкой мыслью о своем одиночестве в этой жизни.

Немного солнечных лучей
В счастливом блеске твоих глаз.
Будь ласков майский день,
И месяц златовлас.

Ты звёзды одинокие согрей,
Посыльных вечности для нас.
Укутай тёплым бархатом ночей,
Они ведь тоже падают подчас…

Банкиры звёзды в небе не считают.

 Звёзды будто вымыты хорошим душистым мылом и насух

— Тысячи людей живут и не смотрят на Большую Медведицу…
— Им только кажется, что они живут.

Я прожил так много жизней. Я устал от бесконечной борьбы, страданий и бедствий, которые неизбежны для того, кто поднимается высоко, выбирает сверкающие пути и странствует среди звезд.

Будущее как звезды — кто-то ловит их полными горстями, а кто-то спит во время звездопада.

Нигде и никогда, ни в одном городе мира, ты уж мне поверь, это правда, звезды не светят так ярко и пленительно, как в городе детства.

Звезды — холодные игрушки. Нам не удержать их в руках.

Звёздами напишу тебе я письмо волной, луной, облаками белыми, белыми, белыми…

Если хочешь дотронуться до звёзд, то покори хотя бы вершину, устремлённую к звёздам, стань на носки и протяни к ним руку. Если и не дотронешься, то будешь хотя бы ближе к ним, и будешь знать, что сделал всё от тебя зависящее.

Все мы в сточной канаве, но некоторые из нас смотрят на звёзды.

Покажи, звезда, мой свет, мой путь, где с надеждой ждут.

Светила тогда ты всем заблудшим,
Теплом согревая остывшие души,
Звезда… Звезда.

Звёзды даром представлены; глаза раскрой и без билета гляди спектакль.

Чтобы душою не стареть, смотри на звезды чаще…

Днём, при солнечном свете, мы видим только Землю, ночью мы видим весь мир. Словно блестящая световая пыль была рассыпана по всему небосклону. От тихих сияющих звёзд, казалось, нисходил на землю покой, и потому в природе было всё так торжественно и тихо.

Охраняется этот шкафчик лучше, чем шкафчик с алкоголем у Линдси Лохан.

 Во Вселенной есть звезды на миллиарды лет старше с

Чтоб выжил день, убивают звезды.

Звезды — они такие красивые! Да, ради них стоило попасть в этот большой мир.

Stars, they got nothing on us.
I don’t think you understand.

Небесные звёзды не танцуют, но светят. Земные звёзды не светят, но зажигают.

Как звёзды в небе вечна наша любовь.

На пустом танцполе под джазовую запись они плавно покачивались, словно облачка дыма.
— Почему ты пригласил меня? — прямо спросила Сара.
Он обнимал её за талию и тут чуть притянул к себе.
— Потому что когда твоя подруга сказала: «Сколько тут звёзд!» — ты единственная во всём этом чёртовом клубе посмотрела на небо.

Однажды вы найдёте меня
Погребенным под оползнем
В бокале шампанского с кокаином на оправе в небе.

… я ложусь навзничь, чтобы посмотреть на звезды. Их в небе видимо-невидимо. Кажется, будто падаешь, но не вниз, а вверх. В звездную пропасть над головой.

Вечерняя звезда
Меж туч, блуждающих во мраке ночи,
Звезды неясный свет.
Что океан небесный нам пророчит?
Сокрыт во тьме ответ.

Бродил пастух под звёздами Халдеи –
Века меж ним и мной.
Сиянье звёзд с веками молодеет –
Старее шар земной.

Горит звезда, в слезах росы вечерней
Оплакивая нас.
В пучине распрей, горестей и скверны
Придёт ли счастья час?

Звёздам молятся жрецы. Звёзды воспевают поэты. Учёные изучают пути звёзд, их число, величину и делают важные открытия.

Кому месяц светит, тому и звёзды улыбаются.

Такое чувство, что у него нет души. Его чувство вселенской справедливости заменяет ему сердце. Он как та ярко горящая звезда — глаз оторвать не можешь. Хочется идти за ним, верить его словам, делать то же, что и он…
Звезда, горящая ярче, погаснет раньше!

Иногда я смотрю на тебя и думаю, что вижу далёкую звезду. Она так ярко светит, но свет от неё идёт десятки тысяч лет. Может статься, и звезды-то уже нет. А он всё равно как настоящий. Такой реальный… Реальнее ничего не бывает.

Там высоко бег облаков
К погасшей много лет назад звезде.

У смерти никогда не будет власти.
А слушать глупых чаек — много чести.
Прибой на скалах умирает часто.
Цветок и без дождя рождает чувство.
Ромашка скажет — я его пила –
До сумасшествия они упьются.
Сквозь дождь, цветы, прибой они пробьются…
Разбей звезду, пока Звезда цела.
У смерти никогда не будет власти.

Звездный свет — живой, переливчатый, словно кто-то из этих далеких миров пытается послать на землю дружеский привет. Ведь даже в названиях звезд есть что-то приветливое. Венера — любимая нами женщина. Медведица — это мишка, которым мы играли в детстве, а Южный Крест, должно быть, напоминает верующим о любимом псалме, о молитве на сон грядущий.

Каждый раз,
Когда сходятся звезды, сойдя со своих звездных трасс,
Все становится ясно без всех этих жестов и фраз.
Каждый раз,
Когда кровь на ладонях и падают слезы из глаз,
Очень больно смотреть, если кто-то страдает за нас.

Путей как звёзд на небе, но лишь один правильный.

Вы знаете, что у вас внутри? Мертвецы. Время. Тысячелетия разворачивают свои спряденные из света узоры у вас в животе. Каждое мгновение несколько миллионов атомов калия принимают в нас радиоактивную смерть. Энергия, которая правит жизнью этих крошечных атомных цивилизаций, была заключена в атомах калия с тех самых пор, когда первичная бомба размером с обычную звезду как следует бабахнула и превратила ничто в нечто. Калий, а вместе с ним уран и радий, — всего лишь радиоактивный атомный мусор, оставшийся после того, как рванула первая сверхновая, из-за чего в конечном счёте и появились мы с вами.
Да-да, вашей праматерью была звезда.

Сирио сказал как-то, что темнота может стать ей другом, и был прав. Довольно луны и звёзд, чтобы найти дорогу.

— Падающая звезда. Загадай желание.
— Но это же просто камень, сгорающий в атмосфере…

Пробуди меня,
Верни мне биение сердца,
Верни мне теплоту тела,
Мир, в котором мы живем.
Верни меня к жизни,
Дай мне сияние звезд,
Дай мне солнце и луну,
Освободи эту звезду сегодня.

Пунпуну казалось, что он видел это звездное небо раньше. Точно, то было еще в младшей школе. Он и его одноклассники пошли на заброшенную фабрику и по дороге домой они смотрели на небо, точно такое же, как на этой картине. Его осенила мысль, как это звездное небо с той ночи много лет назад могло остаться таким же, и сиять как прежде. А его друзья, наоборот… Его бывших друзей нигде не найти. Он подумал, что же я делаю? В кого я превращаюсь? Неужели таким я хотел стать? Таким? Звездное небо той ночи сияет так же ярко даже через сто лет, а я медленно скатился до уровня дегенерата…”Жизнь так несправедлива”, — подумал Пунпун. От этих мыслей в груди у Пунпуна защемило.

До сих пор мне было невдомёк —
Для чего мне звёздный каталог?
В каталоге десять миллионов
Номеров небесных телефонов,
Десять миллионов номеров
Телефонов марев и миров,
Полный свод свеченья и мерцанья,
Список абонентов мирозданья.
Я-то знаю, как зовут звезду,
Я и телефон её найду,
Пережду я очередь земную,
Поверну я азбуку стальную:

— А-13-40-25.
Я не знаю, где тебя искать.

Запоет мембрана телефона:
— Отвечает альфа Ориона.
Я в дороге, я теперь звезда,
Я тебя забыла навсегда.
Я звезда — денницына сестрица,
Я тебе не захочу присниться,
До тебя мне дела больше нет.
Позвони мне через триста лет.

Catch a falling star an’ put it in your pocket,
Never let it fade away!
Catch a falling star an’ put it in your pocket,
Save it for a rainy day!

А во время звездопада
Я видала, как по небу
Две звезды летели рядом –
Ты мне веришь или нет?
Веришь мне или нет?

— Я тебе, конечно, верю –
Разве могут быть сомненья.
Я и сам все это видел.
Это наш с тобой секрет,
Наш с тобой секрет!

Почаще смотрите на звёзды. Когда будет на душе плохо, когда вас обидят, когда что-то не будет удаваться, когда придёт на вас душевная буря – выйдите на воздух и останьтесь наедине с небом. Тогда душа успокоится.

— Падающая звезда! Интересно, что случится со звездой, когда она упадёт?
— Скажи, Люси… Поймёшь ли ты печаль звезды, которая не может вернуться на небо?

— Мой повелитель, солдат у врагов больше, чем звезд на небе!
— Отлично, когда я был ребенком, всегда мечтал дотянуться до них своим мечом.

 С крыши, разумеется, звёзды видны лучше, чем из ок

Новый год. На небе звёзды,
как хрусталь. Чисты, морозны.
Снег душист, как мандарин
золотой. А тот — с луною
схож. Пойдёшь гулять со мною?
Если нет, то я один.
Разве могут нас морозы
напугать? Глотают слёзы
вдоль дороги фонари,
словно дети, с жизнью в ссоре.
Ах, не видишь? Что за горе –
ты прищурившись смотри.

Только ночью Новогодней,
друг мой, дышится свободней,
ты согласна? Просто так
мы пойдём вдоль улиц снежных,
бесконечно длинных, нежных.
И придём в старинный парк.

Там как в сказке: водят звери
хоровод — по крайней мере
мне так кажется — вокруг
ёлки. Белочки-игрушки
на ветвях. Пойдём, подружка.
Улыбнись, мой милый друг.

— Ты же понимаешь, что речь идёт о столкновении частиц тёмной материи в открытом космосе!!!
— Конечно, я это понимаю. И кто ты такой, чтобы говорить мне о космосе???
— Я — астрофизик, блинский ёж! «Астро» значит «космос».
— «Астро» значит «звезда».
— Ну… Знаешь, что я тебе скажу. Если б мы сейчас спорили об этом на моём родном языке, я б надрал тебе задницу.
— Английский и есть твой родной язык.

— Если у меня есть шелковый платок, я могу повязать его вокруг шеи и унести с собой, — сказал он. — Если у меня есть цветок, я могу его сорвать и унести с собой. А ты ведь не можешь забрать звезды!

Если звёзды гвозди — снимите, пусть небо рухнет.

Глаза мои отвратились от моей боли, они глядели на звезды.

Я дyмаю о том, что звёзды не yмеют скpывать,
Что чyвствyют они – о том всю ночь мне бyдyт шептать.
Ты дyмай обо мне, а я пpочтy на небе ответ,
Когда он долетит, пусть даже через тысячи лет.

… Давай смотреть на звезды вместе, пока не взойдет солнце.

— Красиво, правда?
— Что?
— Звезды. Только нам некогда на них смотреть.

— Может, загадаем желание?
— Это всего лишь камни. Честно, меня больше всего поразило на Земле, что люди загадывают желание на падающие звезды.

А что, если мы уникальны? А если вселенная любит нас одинаково? А вдруг, ничья жизнь не важнее других? А вдруг, мы звезды…

… Но звезды ради людей не падают.

Белла, до тебя моя жизнь казалась безлунной ночью, тёмной, озарённой лишь сиянием звёзд – источников здравого смысла. А потом… потом по небу ярким метеором пронеслась ты. Пронеслась и осветила всё вокруг, я увидел блеск и красоту, а когда ты исчезла за горизонтом, мой мир снова по грузился во мрак. Ничего вроде бы не изменилось, но, ослеплённый тобой, я уже не видел звёзд, и всё лишилось привычного смысла.

Я вижу космос, но не вижу звёзд. Когда падала одна, я загадал звездопад.

Звездам нет до нас дела.

— Каждый из нас звезда, путешествующая во Вселенной. Заплутавшие звезды, оказавшиеся здесь после странствий по Вселенной.
— Все не так. Мы звезды, встретившиеся здесь и сейчас, потому что скучали друг по другу долгое время.
— Мы необычные звезды.
— Звезды в небе мерцают. Им не бывает грустно или одиноко.
— Однако мы звезды, которым бывает одиноко. Звезды, которые сожалеют.
— Благодаря этому звезды такие милые.

Звезды закрыли ресницы,
Ночь завернулась в туман;
Тянутся грез вереницы,
В сердце любовь и обман.
Кто-то во мраке тоскует,
Чьи-то рыданья звучат;
Память былое рисует,
В сердце — насмешка и яд.
Тени забытой упреки…
Ласки недавней обман…
Звезды немые далеки,
Ночь завернулась в туман.

Не походит ли галактика на сливки в чашке кофе, где каждая сверкающая белая точка – звезда?

Как много в небе звезд, горящих неустанно,
И каждая звезда, как маленькая рана.

Но в небе меньше звезд, чем ран в моей груди
От гнева твоего, кокетства и обмана.

На свете обречен весь век прожить во тьме
Тот, чья избранница жестока постоянно.

Вскипает в жилах кровь и с губ слетает стон,
Опять в моих глазах блестит слеза незванно.

Вам эту песню спел Вазех, в чьем сердце боль,
Как черное пятно на лепестке тюльпана.

В эту ночь я на самом дне темноты. Я немел, глядя в небо. Хотя там внутри лишь пустота. Я немел, когда пылали светом звёзды. Но сейчас для меня они всего лишь искры в небе. Куда я должен идти? Может, в рай? Может, в ад?

Если ты хочешь найти путь в темноте, то посмотри на звезды. Они тебе укажут путь.

Ночью у моря один.
Вода, словно старая мать, с сиплой песней баюкает землю,
А я взираю на яркие звезды и думаю думу о тайном ключе всех вселенных и будущего.
Все народы, цвета, виды варварства, цивилизации, языки,
Все личности, которые существовали или могли бы существовать на этой планете или на всякой другой,
Все жизни и смерти, всё в прошлом, всё в настоящем и будущем –
Всё обняла бесконечная эта общность, как обнимала всегда
И как будет всегда обнимать, и объединять, и заключать в себе.

Смотри, там наверху закоченели голые звёзды. До чего быстро замерзаешь, когда остаёшься одна! Даже в жаркую пору. А вдвоём — никогда.

Падающие звезды не кричат.

Многие любят говорить: «Обещанные звезды гаснут первыми». Позвольте всё же не согласиться. Первыми гаснут люди, а звезды продолжают гореть, но уже для других.

Звезды выглядят совсем другими, когда ты свободен.

Где Бермуды и Карибы омывает пенный вал,
Где под сенью апельсина ряд домишек белых встал,
Там прохладными волнами обдают лицо, как в шквал,
Быстрокрылые пассаты.

Где забористое пиво и янтарное вино,
Зажигательные танцы с крепкой шуткой заодно,
Там на мачтах надувают парусины полотно
Быстрокрылые пассаты.

Где рассыпаны по небу мириады звёздных стай
И, сплетясь ветвями, пальмы нежно шепчут: «Засыпай!»,
Там зовут меня и манят в благодатный этот край
Быстрокрылые пассаты.

— Что ещё за сумеречные звёзды?
— Блуждающие звёзды, свет которых не видно в ночи.
— Это как вообще?
— Это проделка атмосферы и солнечного света, видимая всего лишь пару недель в году, весной и осенью. Весьма красивая.

Черное небо было буквально усыпано звездами. Звездное небо над океаном — совсем не то, что звездное небо над Лондоном. Над океаном это обозримая невозможность, и созерцание неба есть взгляд в бесконечность.

— Что ты надеешься найти там, в звёздах?
— Не узнаю, пока не окажусь там.


Нужно надеяться на себя, а не на звезды.

Лунный свет дрожал на ее волосах, скользил по цветам, ночь была сказочно синей и волшебно глубокой. Она была как пришелица из другого мира, словно перестала быть человеком, породнилась с деревьями и цветами. Она ощущала близость звезд, и синее ночное небо целовало ей лоб. Трепет от присутствия Божественного пронизал ее, и на мгновение она прикрыла глаза. Все деревья казались ей старыми знакомыми, все звезды – родными, природа была ею, а она – природой.

Млечный путь распластывал по волнам шлейф своих световых лет, и Океан мерцал лёгкими блестками, сыпавшимися с неба, словно монетки разменянной вечности.

Звёзды показывают нам Величие и красоту Вселенной, в которой, мы, вечные странники космоса, стремимся отыскать свою звезду.

Незнайка спросил, почему лунные астрономы или лунологи до сих пор не построили летательного аппарата, способного достичь внешней оболочки Луны. Мемега сказал, что постройка такого аппарата обошлась бы слишком дорого, в то время как у лунных ученых нет денег. Деньги имеются лишь у богачей, но никакой богач не согласится затратить средства на дело, которое не сулит больших барышей.
— Лунных богачей не интересуют звезды, — сказал Альфа. — Богачи, словно свиньи, не любят задирать голову, чтоб посмотреть вверх. Их интересуют одни только деньги!

Много звезд на небе – у каждой свой свет, своя судьба…

Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы черна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

У всего живого во вселенной есть своя сияющая звезда.

К месяцу поближе
Все жмется и жмется она —
одинокая звездочка…

Будто лежишь на спине, как тогда в Испании (мы спали во дворе), и смотришь вверх сквозь ветви олив, вглядываешься в звёздные коридоры, в моря, океаны звёзд. Ощущаешь себя частицей мироздания.
Я плакала. Молча.

Луна еще не взошла, но звезды уже начали появляться. Их было очень много. Они сверкали по всему небу, как алмазная пыль и осколки сапфиров. Только на побережье можно увидеть столько звезд, много больше, чем вам когда-либо доводилось видеть в городе.

Мы часто видели падавшие звезды. Махмуд-уста считал, что каждая звезда — это чья-то жизнь. Всемогущий Аллах сотворил летние ночи такими звездными, чтобы было понятно, сколько в мире живет людей, сколько в нем жизней. Поэтому, когда падала очередная звезда, Махмуд-уста иногда начинал грустить, словно бы в самом деле стал свидетелем чьей-то смерти….

Свою небесную звезду
Я вижу вновь во тьме сомнений,
И к ней доверчиво иду
Дорогой вечных светотеней.

Звезда — мой верный талисман,
Она мне светит днём и ночью,
Я сердце ей своё отдам,
Пока оно ещё не в клочья.

— Меня уже почти нет, – едва слышно шепнуло угасающее мгновение хрупкой жизни молчаливым звездам, но те ничего не ответили. Они просто светили, как светили каждому живому существу на этой и других планетах. «Жестокие же вы звезды», — подумал Эд. «Холодные… Вы видели столь много несправедливости, смертей, за ваши многомиллионные жизни. Вы дарите людям свою красоту, надежду, восхищаете их, вдохновляете, учите мечтать, а когда приходит пора прощаться, безмолвствуете. Хоть бы одна сорвалась с небосклона и помахала на прощание хвостом, но нет…»

Звёзды и в лужах светят.

 Устало небо, разбросаны снова все звёзды,
Как буд

Вермишелевые звездочки… убежали из наклоненного пакета прямо на улицу.
Настя подняла глаза и увидела, что звездочки из пакетного супа улетели высоко и сияют теперь оттуда. Так появились звезды на небе.

Никто не владеет звездами. Просто надо первым сказать, что звезда твоя, вот и все.

Правда, надо признать, что с сумерками в эту долину опускались чары какого-то волшебного великолепия и окутывали её вплоть до утренней зари. Ужасающая бедность скрывалась, точно под вуалью; жалкие лачуги, торчащие дымовые трубы, клочки тощей растительности, окружённые плетнем из проволоки и дощечек от старых бочек, ржавые рубцы шахт, где добывалась железная руда, груды шлака из доменных печей — всё это словно исчезало; дым, пар и копоть от доменных печей, гончарных и дымогарных труб преображались и поглощались ночью. Насыщенный пылью воздух, душный и тяжёлый днём, превращался с заходом солнца в яркое волшебство красок: голубой, пурпурной, вишневой и кроваво-красной с удивительно прозрачными зелеными и желтыми полосами в темнеющем небе. Когда царственное солнце уходило на покой, каждая доменная печь спешила надеть на себя корону пламени; тёмные груды золы и угольной пыли мерцали дрожащими огнями, и каждая гончарня дерзко венчала себя ореолом света. Единое царство дня распадалось на тысячу мелких феодальных владений горящего угля. Остальные улицы в долине заявляли о себе слабо светящимися желтыми цепочками газовых фонарей, а на главных площадях и перекрёстках к ним примешивался зеленоватый свет и резкое холодное сияние фонарей электрических. Переплетающиеся линии железных дорог отмечали огнями места пересечений и вздымали прямоугольные созвездия красных и зелёных сигнальных звёзд. Поезда превращались в чёрных членистых огнедышащих змеев…
А над всем этим высоко в небе, словно недостижимая и полузабытая мечта, сиял иной мир, вновь открытый Парлодом, не подчиненный ни солнцу, ни доменным печам, — мир звёзд.

Звёзды — это самое лучшее, что есть в жизни. На той стороне, куда мы уходим, когда умираем, звёзд не бывает.

Жаль того, кто видит звезды, лишь получая по зубам.

Он смотрел на звезды, и ему казалось, что они грациозно и величаво танцуют какой-то медленный, бесконечно сложный танец. Он представил себе их бледные улыбающиеся лица. Конечно, ведь звезды так долго наблюдают с небес за миром, видя всю его суету, радости и горести людей… Их, наверное, забавляет, когда очередное человеческое существо решает, что оно — центр мироздания, как это свойственно всем нам.

Зимнее небо было чистым. Я прекрасно видел созвездие Ориона. Наверняка там были и другие, но Орион — единственное созвездие, которое я знаю.

Эти звёзды на нарисованном небе почему-то казались ему более реальными, чем настоящие на настоящем, всамделишном небе.

Мы говорили о звездах, как обычно говорят ночью, пока не станет ясно, что ни один из собеседников не понимает в звездах.

Возможно, нам было бы легче, если бы мы знали, из чего мы сделаны, что поддерживает в нас жизнь и к чему мы вернёмся. Всё, что находится у вас перед глазами — бумага, чернильница, эти слова и ваши глаза тоже, — были сделаны из звёзд: звёзд, которые взрываются, когда умирают.

Так много звезд теснится в раме
Меж переплетами окна.
Они сверкают вечерами,
Как золотые письмена.

В оконном тесном полукруге,
Припоминая, узнаешь
Многоугольники и дуги –
Вселенной огненный чертеж.

Не нужны мне звёзды, которые можно увидеть только зимой. Хочу смотреть только на тебя.

История всегда повторяется. Первый полёт обращает нас в истинную веру. Первый же. Достаточно постоять здесь пятнадцать минут или полчаса и посмотреть на космос, осознавая, что ты ничтожен, как суетливая мошка. Смотришь на эти чертовски прекрасные звёзды и ловишь себя на том, что ты грохнулся на колени и ревёшь в три ручья. В животе жар, голова кругом. И с тех пор ты навсегда становишься кротким и смиренным.

Облака в небо спрятались,
Звёзды пьяные смотрят вниз
И в дебри сказочной тайги
Падают они.

 О звёзды,
уж не от вас ли — приверженность к лику

А ты, волшебная звезда,
Неизменимая сияешь,
Ты сердцу грустному всегда
О лучших днях напоминаешь.

— Почему?
— Почему что-либо остается верным чему-то? Возможно, они любят то место, куда они отправляются так сильно, что это стоит того. Возможно, они продолжат появляться до тех пор, пока не останется лишь одна звезда. Возможно, у той одинокой звезды путь займет всю вечность, в надежде, что когда-нибудь — если она продолжит возвращаться довольно часто — другая звезда снова ее встретит.

Какое зрелище. Миллионы, миллионы звезд. Странная штука — эта вселенная. В ней есть что-то пугающее, не так ли?

Все звёзды когда-нибудь падают. Но звезда — это всего лишь маленькая искорка костра, горящего в небе.

Когда наступает ночь, на этом море происходит чудо: у самого горизонта оно обрывается, давая выход в открытый космос.
Если в это время сесть на лодку и доплыть до края, достаточно будет лишь сделать один шаг и ты сможешь взлететь, и дна под твоими ногами уже не будет. Только бесконечная высота.
Это станет твоим последним полетом, полным безграничной свободы, перед тем, как тело твое превратится в горящий клуб газа, дающий другим людям свет надежды.
Я сижу на этом берегу часами и наблюдаю за звездами, ожидающими рождение новой звезды.

Мало кто из нас видел звезды такими, как народ тех дней: в наших городах слишком много света.

И все затихло. Звезды, как будто зная, что теперь никто не увидит их, разыгрались в черном небе. То вспыхивая, то потухая, то взрагивая, они хлопотливо о чем-то радостном, но таинственном перешептовались между собой.

Если бы не необходимость смотреть под ноги, ориентировались бы по звездам.

Помните, мы говорили про звёзды? На небе кроме них есть газовые гиганты, которым не хватает массы, чтобы стать звёздами. Так вот это я, мне не хватает значимости, чтобы стать для вас лучом света. В этом моя вина, и это меня убивает.

Видишь, вдалеке излучает свет в темноте звезда?
Мы с тобой вдвоем будем видеть свет миллионы лет,
А звезда уже, может быть, мертва.

Хранье, сидящей у иллюминатора, вспомнилась старинная легенда о том, что небосвод создан древними богами из черепа великана, павшего в битве с ними. А звёзды и солнце — это раны, полученные им во время боя, и сквозь них струится вечный свет запредельного мира…

Посмотри на звезды – и ты пропал.

Звезды тихонько шептались,
Звезды смотрели на нас.
Милая, верь мне, — в тот час
Звезды над нами смеялись.

— Ты говорил, что звезды «угнетают». Думаю, это из-за одиночества. Но это было в 1902: что же сейчас?
— Я вполне нормально отношусь к звёздам. Порой даже наблюдаю за ними на пару с Альфредом (этот идиот любит подобное), просто… Дело не сколько в одиночестве, сколько в нас самих. По сути, мы ведь сами как звёзды: нас так много, мы так близко друг к другу и вроде бы похожи, но… Стоит только приглядеться поближе, как понимаешь: мы всё же разные. Нас не много, мы не вечны, мы так далеко друг от друга… и мы одни.

  — Ты любишь небо?
— Да. Я люблю смотреть на звёз

— Я смотрю на звезды, и это просто большой шар горящего газа. И я знаю, как это началось, и я знаю, как она заканчивается, и я был, вероятно, там оба раза. Через некоторое время, все это просто чушь! В том-то и проблема.
— Через некоторое время вы просто не сможете увидеть это.

Звёзды падают с неба
К миллиону миллион.
Сколько неба и снега
У Ростральных колонн!

Всюду бело и пусто,
Снегом всё замело,
И так весело-грустно,
Так просторно-светло.

Спят снежинки на рострах,
На пожухлой траве,
А родные их сёстры
Тонут в чёрной Неве.

Жизнь свежей и опрятней,
И чиста и светла –
И ещё непонятней,
Чем до снега была.

Столько путешествуя, она открыла для себя одну удивительную вещь: ни одни огни ночного города не сравнятся с красотой огней, освещающих родную землю. И даже звёзды на небе сияют ярче там, где твой дом.

Ни одна звезда не засияет, пока не найдётся человек, который будет держать сзади чёрное полотно.

Мы хотим замедлить время,
Живя в прошлом, в мире грёз,
И надежду ищем в свете
Так давно потухших звёзд.

Звезды не сидят на небе неподвижно. Они моргают.

Он всех послал, он так устал от этих накрашенных стерв…

Как звезды падали они —
Далеки и близки,
Как хлопья снега в январе,
Как с розы лепестки —
Исчезли, полегли в траве
Высокой, без следа.
И лишь Господь их всех в лицо
Запомнил навсегда.

Ночь как звезда, глазок, открытый горем
В страну, где звёздные шуршат снопы.
Их отзвук длится в шелесте листвы.
В земной любви тоска по тем просторам.

Я шёл, а небо из серого становилось чёрным. Появились первые звёзды. Звёзд становилось всё больше и больше. Точка на горизонте светилась ярче. Но начала теряться на фоне светящегося великолепия неба. Я замер заворожённо, уставившись в небо. Какая красота. Такие ощущения я испытывал далёкие века назад, вырвавшись из города, в котором совсем не видно звезд на далёкий берег теплого моря. Тишина позволяет услышать далекую песню бездонного неба. Бездна, которая манит и ласкает тёплым ветром. Я чувствовал себя хорошо. Прошли года и века, но что-то осталось неизменным. Мало кому я мог признаться в том, что людей я не любил, не любил толпу, и вообще одному мне было хорошо. Но… Загадки. Всегда и везде я видел загадки, а ответы на них могли дать только люди.

Когда становится достаточно темно, можно увидеть звезды.

— Я никогда не отпущу звезду, которую поймала с таким трудом.
— Правильно, ни за что не отпускай, она будет светить только для тебя!

Рожденье, смерть, мольбы о хлебе,
Нужда стучит клюкой в окно…
Но звездам, что сверкают в небе,
Им всё равно, им всё равно…

Let the rain fall down,
To wash away your pain
So the sun can shine again
Mm, mm…
Oh, oh…
With a single smile
You light the stars above.
Can you see them glow?


Млечный путь — ночная дорога звездного Божества.

И море знанет, почему шумит,
и небо знает, для чего бездонно,
и ни одна звезда не говорит,
но мы их окликаем поименно.

Какие крупные здесь звезды…
И какие они живые…
Таинственный неба чертёж
начинает с тобой говорить,
но язык его, увы,
племя человеческое забыло.

Мне раз ещё увидеть суждено
Сверкающее это полотенце,
Божественную перемычку счастья,
И что бы люди там ни говорили –
Я доживу, переберу позвездно,
Пересчитаю их по каталогу,
Перечитаю их по книге ночи.

Звезды – великое искушение. Никогда не знаешь, на что даешь согласие, приближаясь к ним.

Смотреть на звёзды и вспоминать прошлое – дело хорошее, при условии, что ты не занимаешься этим всё время, изо дня в день.

Ну, вы знаете, как говорят о звездах. Они как новогодние елки. Как только погаснут все огоньки, останется смотреть только на опадающие иголки.

Звезды, они ничего не получили от нас.
Я не думаю, что вы понимаете.

И вот, время признаний прошло
Как наивны мы были в дерзких желаньях
Но серебро только в волосах моих

Души, которые мне были нужны
И звёзды — так далеко!
Я умру пьяным, свернувшись в уголке.

— За людей, что смотрят на звезды и мечтают, Рис.
Он поднял стакан, и его взгляд был настолько пронзительным, что я задалась вопросом, почему вообще трудилась краснеть для Тарквина.
Рис чокнулся стаканом с моим.
— За звезды, что внемлют и мечты, которые исполняются.

Таня любила звезды – и утренние, и вечерние, и большие летние звезды, горящие низко в небе, и осенние, когда они уже высоки и их очень много. Хорошо идти тогда под звездами через тихий город к реке и увидеть, что и река полна этих самых звезд, как будто насквозь просверлена ими темная и тихая вода.

Я не буду вечно блуждать, как ребёнок,
Среди звёзд, танцующих на небосклоне.
Не знаю как, но знаю, почему
Мы в красоте каждую ночь тонем.

Первая
звезда
в ночном
небе
запыхалась,
но счастлива,
потому что
выиграла
гонку,
хоть и
пришлось
сжульничать.

А ты знаешь, что звезды в этом небе падают в момент, когда обрываются их жизни?

Даже если небо погружено во тьму, и ничего не видно, где-то обязательно будет светиться звезда. И если она будет сиять всё ярче и ярче, её обязательно увидят.

На миру, на юру
Неприютно мне и одиноко.
Мне б забиться в нору,
Затаиться далеко-далеко.
Чтоб никто, никогда,
Ни за что, никуда, ниоткуда.
Лишь корма и вода.
И созвездий полночное чудо.
Только плеск за бортом —
Равнозвучное напоминанье
Все о том да о том,
Что забрезжило в юности ранней,
А потом за бортом
Потерялось в ненастном тумане.

Есть синяя в небе звезда, Дженит.
Если гнать сто миль в час,
езды двадцать лет от нас.

И белая есть звезда, Дженит.
Если гнать сто миль в час,
езды сорок лет от нас.

Ну так к синей звезде
или к белой
мы с тобою поедем, Дженит?

— Я видел эти звезды раньше, через решетку. Мне почему-то становилось легче.
— Это звезды из созвездия Дракона. Это души твоих предков.
— Расскажи еще что-нибудь.
— Много лет назад драконы управляли землей. Когда появились люди, драконы навсегда отказались от власти, поделившись с людьми мудростью и поклявшись помогать им. Души драконов, которые остались верны клятве, превратились в звезды. Они до сих пор пребывают на небесах, вселяя покой в тех, кто поднимает взгляд к небу.
— Что-то вроде драконьего рая?
— Совершенно верно. Последней туда отправилась душа могучего дракона, поделившегося сердцем с принцем, получившем тяжкую рану в бою.
— Пока дракон был жив, принц оставался непобедим, разделяя с драконом могущество. А также его страдания.
— Дракон должен хорошо подумать, прежде чем поделиться сердцем. Отдав часть сердца злодею, он не сможет попасть на небеса. Никогда.

You were my North-star,
You were my always,
You were my compass.
Now I turn sideways,
Maybe you turn to ashes, ashes
When it all comes down
When it all comes down.

Пытаясь стереть шрамы, звёздное небо касается наших сердец.

Даже созвездия не являются свободными союзами звезд.

Так много людей любят звезды, но те не чувствуют их любви. Сказывают, что ежели падает звезда, рождается человек. А вместо сердца у него та звезда, — тихо произнес Ерха. — Это хорошее сердце. Оно сияет даже во тьме и злость людская не властны над ним. Человек с таким сердцем не способен быть несчастным, ибо не любить его нельзя.

Когда в метеосводках лишь ненастья,
и не к кому прийти просить ночлега,
а в бесконечных марафонах счастья
не видно неба,
когда не видно ни земли, ни света,
и ты готов отдать погоны за моря,
продать страну, последние рассветы
у алтаря,
и даже если ты уж не увидишь звезды,
и если кажется, что нечего терять,
во всем вини себя и свои грезы
теперь. И вспять
не оборачивайся больше. Не поможет.
Нет сзади ни поддержки, ни плеча.
Никто тебя уже не потревожит.
Не «мы», не «я».

Там у неё чудесный сад,
Где звёзды, словно виноград,
Такими гроздьями висят,
Что поневоле на ходу
Нет-нет да и сорвёшь звезду.

Someday you will find me gone beneath the landslide in a champagne supernova in the sky.

Я думаю, что мы похожи на звёзды. Что-то, кажется, разрывает нас на части; но когда мы сгораем и думаем, что умираем, мы фактически превращаемся в сверхновую звезду. И затем, когда мы смотрим на себя снова, мы видим, что мы более красивы, чем когда-либо прежде.

Ты пастух звезд. Твои слова — продолжение неба, клей для гаснущих светил, острые иглы, способные пригвоздить свет к упругой поверхности пространства. Движение руки, удар плети, выверенный взгляд… и как красиво, как ровно и идеально фигуры встают на свои места. Солнце — светит. Не дышит, не обжигает, не смеется в приступе безумия, не гаснет, мучительно расплескивая огонь, нет… Светит. Это его функция. Остальное — излишне. Все правильно, пастух… Так и должно быть. Но мне почему-то становится больно дышать в те ночи, когда над моей головой отголосками чего-то дальнего, давнего, забытого, но очень важного, перестают падать звезды…

– Ещё со времён Платона, все – Аристарх, Гиппарх, Птолемей – они все, все, пытались увязать свои наблюдения с круговыми орбитами. Но, что, если в небе прячется другая форма?
– Другая? Госпожа, нет формы идеальнее круга; вы сами нас этому учили.
– Я знаю, знаю, но предположим, на секунду, что совершенство круга нам мешает увидеть что-то за ним! Точно так же, как сияние Солнца мешает нам увидеть звёзды!… Я должна всё начать сначала, с новым взглядом. Я должна. Я должна всё переосмыслить.

Мне иногда кажется, — промолвил всевышний, — что звезды сияют ярче всего, когда они отражаются в грязной воде придорожных канав.

Когда в твоем сердце живет любовь, ты чувствуешь, будто миллионы частичек тебя летают и сияют в небесах. Они светятся и дарят тебе надежду обрести счастье. И все звезды принадлежат тебе.

Рожденные в бесконечности и обреченные на бесконечность. Звезды видели такое количество искалеченных судеб и смертей, что умей они говорить рыдали бы в полный голос. Если каждый человек зажжет огонь и высоко поднимет его над головой выйдя на улицу, станет ли нашей планете от этого хоть чуточку теплее? Может быть, именно тогда кто-то взглянув на неё из далекого космоса, скажет: “ — Да, вот на этой планете действительно есть жизнь…” Ведь одна жизнь неминуемо притягивает другую. Вопрос: одиноки ли мы во вселенной? Ответ: Да, мы одиноки, но только внутри нашей собственной, рукотворной вселенной!

Твоя любовь — как утренняя и вечерняя звезда: она заходит после солнца и встает до солнца. Словно полярная звезда, что, никогда не заходя, сплетает над нашими головами вечно живой венок. Я молю богов, чтобы они не заставили ее померкнуть на моем жизненном пути.

Cause all of the stars,
Have faded away
Just try not to worry,
You’ll see them someday,
Take what you need,
And be on your way and
Stop crying your heart out!

Это сколько же надо свечей внести
Под глухие беззвездные выси,
Чтоб в пустой равнодушной ничейности
Шевельнулись какие-то мысли…

И зол он на звезды – что с неба глядят,
Как люди глядят – а помочь не хотят.

Звездное небо было зрелищем успокаивающим.

На небе одиноко горела звезда. Сегодня я прочитал в интернете, что одно из самых прекрасных астрономических явлений, по расчётам учёных уже перестало существовать, но увидим мы это только через десятки лет. Может быть, и эта звезда уже взорвалась, и сейчас она лишь красивая картинка на небосводе захолустной планетки на краю уездной галактики? Впрочем, почему существует та или иная вещь? Потому что она просто есть, имеет форму, её можно потрогать? Или потому что мы верим, что она существует? На первый взгляд ответ прост. Но с другой стороны… Даже если этой звезды больше нет, мы до сих пор видим её холодный свет. Возможно, кому-то она помогла выбраться из зимней тайги, кому-то подарила надежду, а кому-то просто чуточку тепла. Могла ли всё это сделать простая астрономическая единица, да еще и взорвавшаяся бог весть когда? Могут ли миллиарды людей верить в то, чего на самом деле нет?… Однако вера сама по себе еще не материализовала ни один объект. По крайней мере, я об этом не слышал…

Ничто не исчезает бесследно. Особенно сила чувств. Она растворяется в несущихся по небу облаках, в напоенном свежестью воздухе, в сердцах незнакомых людей, в темноте ночей и молчании звезд…

Каждый атом в вашем теле берёт своё начало во взорвавшейся звезде. И, возможно, атомы в вашей левой руке взяли своё начало в иной звезде, нежели атомы в правой руке. Это, действительно, самая поэтичная вещь, из тех, что я знаю о физике: вы все звёздная пыль. Вас не было бы здесь, если бы звёзды не взорвались, потому что химические элементы — углерод, азот, кислород, железо, всё, что необходимо для эволюции и жизни, — не были созданы в начале времён. Они были синтезированы в ядерных печах звёзд, и единственная причина, почему они попали в ваше тело, это потому, что звёзды соизволили взорваться. Забудьте Иисуса. Звёзды погибли, чтобы вы могли находиться здесь и сейчас.

Дед любил все несовершенное. Сломанный стол становился еще большим сокровищем, свитер без заплатки был нонсенсом, и кому нужны планеты, если есть падающие звезды?

Что касается звёзд, то они всегда.

У лжи нет шансов устоять перед истиной и судьбой, что диктуют звезды.

Если звезды тебя не замечают, не расстраивайся! Их много, а ты один.

Понятие «звезды» нужно для тех, кто делает не очень чистые деньги на искусстве.

— Слушай, Тимон, ты никогда не гадал, глядя на небо, что там за яркие точки?
— Нет, Пумба, я не гадаю, я знаю!
— Правда?! И что это?
— Куча светлячков. Светлячки налипли на вон ту сине-черную штуку.

Спускаюсь в сад и женщин
встречаю… Я бы мог
взять мысленно за руку
вон ту… Беру — цветок…

Теперь они в фонтане…
О женщина, постой!..
Лишь звезды в нем. А звезды
не ухватить рукой.

Звезды сверкали, тусклые и маленькие, над пылающими огнями.
Я наблюдала за ними в течении долгих часов празднования и могла поклясться, что они были моей компанией. Компанией моих молчаливых и верных друзей.

Звёзды явятся — небо украсят, знания появятся — ум украсят.

Он верил, что звёзды – это желания, и в один прекрасный день они сбудутся.

Цивилизации приходят и уходят, а звезды остаются, и будут сиять вечно.

Похоже, кто-то видит звезды, а кто-то пустоту между ними.

Ты разрушил мои мечты — они были так чисты,
И мне стало вдруг обидно, обидно.
Мне так больно и так легко,
Под звёздами высоко, тебя не увидеть больше.

У нас существует поверье, что, когда эльф умирает в бою, на небе загорается новая звезда.

Другой раз граф спросил меня, что я думаю об астрологии, и я привёл в ответ общеизвестные слова: «Astra non mentiuntur sed astrologi bene mentiuntur de astris» (лат. Созвездия не лгут, но астрологи хорошо лгут о созвездиях)

Вот Скорпион с глазами красными,
Распростёртые Орлиные крыла,
Глядит Собачка синеглазая,
Кольцом сияющим свилась Змея.
Орион песней наполняет высь,
Снежинки и росу роняя вниз.

Туманной Андромеды облако
На рыбий рот похоже издали,
Медведица Большая топает
На север лапами пушистыми.
Маленькой Медведицы мерцает лоб,
Там и замкнется звёздный хоровод…

Так важно найти «своих». Тех, с кем будешь создавать бесчисленное число созвездий в своем космосе.

Люблю смотреть сквозь деревья на звезды, особенно в те минуты, когда так не хватает моря. И тебя мне тоже не хватает. Одиночество, как никотин, прекрасно, пока не впитается в кровь. Затем начинает бесить. И ничего не пишется. И кажется, что уже не напишется. Но это, конечно, будет. Когда-то. Потом.

Зачем смотреть на звезды, если есть её глаза?

— Летом звезды такие бессовестные. Они светят безумно.
— Тебе нравятся звезды, Айка?
— Нравятся. Они так сильно стараются светить нам. Пытаясь показать, что они существуют, прежде чем исчезнуть. Я восхищаюсь таким простым и честным желанием.

( — Летние звезды недобросовестны. Беззаботно сияют.
— Тебе нравятся звезды, Айка?
— Я люблю звезды. Они так стараются сиять, чтобы показаться нам, пока еще живы. Мне нравится эта простая честная мечта.)

— Светят ли сегодня звезды?
— Нет. Нет во тьме сияния светлых душ.

Она не писала стихи,
Не верила книгам и песням:
Лирической всей чепухи
Не нужно для смерти и секса.
Она не любила котов
И, впрочем, людей не любила:
Смотрела в провалы их ртов
И видела только могилу.
Она не любила Москву,
Она не любила природу:
Бросала окурок в траву
И шла не спеша на работу.
Садилась на маленький стул
И чиркала, чиркала спичкой,
Свет падал на выемки скул
Легко и почти эротично.
И так очень много ночей:
Огонь, ее стул, папиросы.
Она не любила людей,
Она зажигала им звезды.

Мы тонули в пурпурном упоении, ощущая близость земли и блаженство звезд. Я поднял темно-красную ленту, которую ты обронила во время танца, и снова повязал ее на твоей груди, на твоей и моей груди, обернул нас ею, связав наши сердца навечно! Навечно!

… его взгляд, минуя меня, устремился к небу, уже ощетинившемуся иголками звёзд.

Мы, люди, придумали телеграф и телефон и еще кучу всяких современных новинок, — что правда, то правда. А как посмотришь на звезды, сразу понимаешь, что в сущности мы только черви, жалкие черви, и ничего больше.

Солнышко в руках
И венок из звёзд в небесах,
И с других планет все видят нас,
Мне так хорошо с тобой мечтать об этом.
Где-то над землёй,
Мы парим с тобой в облаках,
Как лавиной снежной в горах,
Нас накроет счастьем и тёплым ветром.

Ты помнишь, плыли в вышине
И вдруг погасли две звезды?
Но лишь теперь понятно мне,
Что это были я и ты.

От вeтра мигали и щурились осенние звёзды.

Только в спокойной воде отражаются звёзды.

Иногда я жду тебя,
Как звезда, веду тебя,
И тогда мне кажется,
Что плывут облака подо мной.
Иногда зову тебя,
Иногда пою тебя,
Знаешь, я ищу тебя, ищу уже давно.

Even though the gods are crazy
Even though the stars are blind
If you show me real love baby
I’ll show you mine.
I can make you nice and naughty
Be the devil and angel too.
Got a heart and soul and body.
Let’s see what this love can do.
Baby I’m perfect for you.

В нашей жизни фундамент отношений — говорить о звездах по телику, а не звездах на небе.

Мне нравятся зимние звезды. Они так холодны и далеки, смотрят свысока, что, кажется, до них никогда не достать!

Свет холодных звёзд провожает корабли,
К дальним островам, к новым берегам земли,
Умирают все надежды в синеве морской
И «Титаник» в этой бездне свой нашёл покой.

Улетели звезды все спать
и пора ложится в кровать.
И ждать утра.

Твое дыхание сладкое,
Твои глаза словно две жемчужины в небе.
Твоя спина прямая, а волосы мягки,
На подушке, где ты лежишь.
Но я не чувствую ни привязанности,
Ни благодарности, ни любви,
Твоя нежность не для меня,
А лишь для звезд, что над нами.

 Посмотри на звезды, малыш. Ведь это — единственное

Я бы трахнул небо бы, трахнул звезды бы я
Садо — небо, да мазо — звезды бы.
Глотал слезы бы, лизал раны бы,
Ловил фразы бы, терял сразу…

Я это состояние знаете как называю? Не с кем смотреть на звезды. Да-да, не спорьте! Вам есть с кем пойти в кино, в театр, в ресторан. Вам наверняка есть за кого выйти замуж. Но вам не с кем смотреть на звезды. Кто-то хорошо сказал, что мы все копаемся в грязи, но некоторые из нас смотрят на звезды. Вам не хватало этого «некоторого». И всегда будет не хватать.

Чем ярче звезда, тем быстрее она сгорает.

Звёзды падают на ладонь; а она в крови.
Звёзды падают на ладонь; и уже не жгут.
Говорить не могу –

голос не ищет рта.

Выходи,
посмотри –

с неба течёт ртуть.

Я всегда надеялась стать большой звездой. Но с возрастом все мы снижаем планку. Каждый хочет произвести впечатление, оставить след в этом мире. Но со временем начинаешь думать, что если просто смог прожить свою жизнь и если в конце концов хотя бы пара человек помнят твоё имя, значит, ты уже оставил след в этом мире. Не нужно пытаться покорить весь мир. Думаю, лучше получать удовольствие. Платить по счетам и наслаждаться. Но если всё же вы пустите стрелу, и она полетит высоко — ну что ж тогда, поздравляю!

Вначале было слово. И это слово было: «какая сволочь выкрутила солнце». Потом Бог увидел, что сам по пьянке вытащил все пробки и ввернул их обратно. Так появились звезды. А потом он посмотрел на землю, понял, что натворил, и сказал: «больше я у демиургов самогон не покупаю».

Но на самом деле все созвездия — ерунда. Ничего не говорящая мгновенная констелляция. Всё равно что назвать созвездиями случайных прохожих или пролетающих птиц. Вообще давать имена звездам — это как заносить в реестр гребешки волн на море.
И объяснил, что всё дело в несоответствии времени. У тех звездных прохожих одно время, а у нас другое.

Есть смысл? Нет смысла? — полон дум,
взывает изнуренный ум.
Блестит звезда.
Вселенная молчит.

Стареешь? А спросить кого:
к чему всё это? Для чего?
Блестит звезда.
Вселенная молчит.

Где все они, с кем вырос я,
и в чём же сущность бытия?
Блестит звезда.
Вселенная молчит.

Вот так гадаю, сам не свой,
жилец секунды световой.
Блестит звезда.
Вселенная молчит.

Взгляни в небеса: среди звезд и планет
Там мерцает зеленый загадочный свет.
С высот бесконечных он на землю падет
И новую тайну с собой принесет.
Подумаешь — свет! Комета и всё?
Возможно, но есть в ней что-то ещё.
На Землю ей падать уже не впервой,
Рассказ есть об этом в долине одной.
Он кометой промчится с зелёным хвостом
Над лесами, полями и тенистым холмом.
Ещё не успеет проснуться роса,
Кто-то в логове тёмном откроет глаза…

Звёзды погасли уже давно, но всё ещё блестят для толпы.

— Мы часто ходили в походы, когда ты был маленьким.
Каждую ночь, засыпая, ты считал звезды и не мог сосчитать все. Это тебя бесило.
— Все эти звезды давно мертвые.
— А мне кажется, живые.
— Они даже не знают о своей смерти.

Я владею звездами, потому что до меня никто не догадался ими завладеть.

Ночное небо тускло серебрится,
на всём его чрезмерности печать.
Мы — далеко, мы с ним не можем слиться, –
и слишком близко, чтоб о нем не знать.

Звезда упала!… К ней спешил твой взгляд, –
загадывай, прося в мгновенья эти!..
Чему бывать, чему не быть на свете?
И кто виновен? Кто не виноват?..

Вы созерцаете звезду по двум причинам: потому, что она сверкает, и потому, что она непостижима. Но рядом с вами — сияние более нежное и тайна более глубокая: женщина.

Бледный бармен с дрожащей рукой,
Дыма табачного пленный,
И та, что согласна ехать со мной,
Тоже является частью Вселенной.

Счетчик такси, похожий на пульс,
Прямо во двор и налево.
Звёзды — следы трассирующих пуль,
Тоже являются частью Вселенной.

Это звёзды падают с неба
Окурками с верхних этажей.

– Всякий свет священен для эльдар, но лесным эльфам милее всех – свет звезд.
– Мне он всегда казался холодным. Чужой и недосягаемый.
– Это свет памяти. Прекрасный и чистый… как твое обещание.

Она вымоет кисть, подсушит лист…
На рисунке – россыпь из звёзд.
Отдохнула? Наплакалась? Соберись!
Не откладывай свой вопрос,
Раскопай, на ладонь положи печаль,
Её выслушай, рассмотри.
К другу старому на денёк поезжай,
Выспись крепко, себя встряхни.
Душу выбели, сердцу верни покой,
У природы выпроси сил,
Чтоб никто не смог заразить тоской,
О чём бы он ни спросил.

— Я думаю, как все великие умы, которые пытались постичь небесную механику, а стало быть и божественную, что звезды дают нам удивительную картину устройства нашего общества. Они следуют неизменными стезями, уважают иерархию, которая слабого держит в орбите более сильного, не подавляя его. Звезды учат нас…
— Смирению?
— Нет, не смирению, а следованию законам равновесия, скромности и умеренности, без которых произошли бы жуткие конфликты, влекущие чудовищные бедствия.

У каждого человека свои звезды. Одним — тем, кто странствует, они указывают путь. Для других это просто огоньки.

Каждый раз, когда ты видишь падающую звезду, можно порадоваться, что чьё-то желание вернулось на землю.

Я ждала в своей жизни момент,
когда из-за туч выглянет новая звезда,
которая затмит само Солнце,
которая заставит иссохшие рудники в моей душе вновь наполниться искрящейся водой,
когда на пустынном месте, оставшемся от погибшего города, появится новая местность и заполнится еще более добрыми жителями,
которая подойдет ближе, прижмет к себе и вдохнет в меня жизнь.

И это в самом деле произошло.

Спасибо тебе.

Звезды, которые ты видишь в ночном небе, на самом деле не существуют.

Звёзд так много, что каждый может верить в свою.

Ярче всего звёзды сияют перед тем, как умереть.

Вселенная — мир, полный чудес. Я готов часами лежать и смотреть на небо. Столько звезд. Столько тайн. Но есть одна особенная звезда, глядя на нее, я вспоминаю об одном особенном человеке…

Чем темнее ночь, тем ярче звёзды.

Рвала нашу нить на клочья, дворцы сжигала
И голову мне из пепла покрыло дождем
И проседью драгоценного минерала
Окрасило волосы в память мне о былом.

А звезды горят далеко и с них взятки гладки..
Один на один с судьбой, а вокруг полумрак.
В глаза глубоко глядишь – повышаешь ставки,
А я перешла Рубикон и иду ва-банк.

Звезды новорожденной свет,
Стремясь к земле, проводит
В пространстве сотни тысяч лет,
Пока до нас доходит.
Звезда потухла, умерла,
Но свет струится ясный:
Пока не видели — была,
А видим — уж погасла.

Была любовь, её уж нет,
Затмилась мраком ночи,
Но всё ж любви угасшей свет
Мне ослепляет очи.

— Тебе всего мало. Мечтаешь, чтобы тебе подарили звезду?
— А какая девушка об этом не мечтает.
— Я дарю тебе звезду, — он протянул ей сорванный полевой цветок с горстью земли.
— Это не звезда, а просто сорняк, — надменно заметила она.
— Ты совсем забыла, что Земля — это тоже звезда. Я подарил тебе часть звезды и еще так много, что гораздо больше, чем просто звезда. Но только ты всего этого не заметила.

А еще у меня есть кот. Не простой. Философский, психологический, экзистенциальный. Зовут его Сократ. Он рыжий, старый и толстый.

Ему постоянно нужно утверждать и обозначать свое существование. Ему нужны прорезанные из обыденного пространства смыслы. И он прорезает их там, где можно и где нельзя. Чаще — последнее. Спинка дивана вся прорезана смыслами, кошачий туалет тоже, ковер с клочками рыжей шерсти, «кладбище» куриных костей под кухонным столом — все это Сократовские смыслы.

Иногда он специально будит меня по ночам, когда я валяюсь с похмелья, чтобы я разозлился, вышел из себя и «обозначил» его существование трепкой.

Сократ поднимается на лапах к моему уху, громко орет, потом стремглав убегает, прячется под диваном и скрипит. Одним словом, экзистенциальная сволота.

Увы, мне тоже необходимо утверждаться полными абсурда поступками — чтобы остро ощутить себя не каким-то мыльным пузырем или комариной единичкой, а человеком. Только не тем, который звучит гордо. Это оставьте для кудрявых мальчиков с гитарами, которые призывают пробивать лбами каменные стены. Экзистенциализм, мать его! Я твердо знаю смысл своей жизни, но не могу его осуществить в полной мере. Не могу избавиться от привычек, которые так же далеки от истины, как набор психологических свойств обезьяны от человека. Не правда ли, велика пропасть? Слишком даже велика.

Однако нужно жить. В мире с самим собой и постоянной вражде с миром.

И по возможности обозначать свое существование подлинными смыслами в открывающемся истиной пространстве.

И еще — если ты поэт, смотри чаще на ночные звезды. Если ты не поэт, все равно выходи на балкон и смотри. Быть может, когда-нибудь заметишь, как одна из звездочек тебе подмигнула. И пригласила в полет. Тут могут открыться подлинные моменты жизни. Не упусти мгновения.

А если у тебя нет балкона, и ты не поэт, и твоя голова редко поворачивается к звездам, тогда иди и смотри себе под ноги — и там можно увидеть в луже отраженную звезду. А ну, как подмигнет?

Вы же в общаге. Здесь водки, как звёзд на небе.

В семье женщина все время занята не собой, а кем-то другим. Она постоянно работает на близких, подчиняя им всю свою жизнь. И вынести это возможно только при наличии большой любви.

Ты знал, что мы все состоим из звёздной пыли? Ты, я, твой отец. Все. Наши атомы формировались в звёздах. Не в тех, которые ты видишь сейчас. В древних звёздах. В тех, что взорвались и превратились в пыль… Наши тела сделаны из остатков древних солнц… Конечно, ты не увидишь в небе своего реального папу, но однажды его физическая сущность попадёт в космос, как и твоя, и моя. И мы вместе образуем новые звёзды.

Я поворочался под одеялом, а потом отключился, словно погасла электрическая лампочка, без сноведений, под небом и несколькими тысячами звезд, которые, может, и были иллюзиями, но иллюзиями прекрасными, это уж точно.

Я прежде всего женщина, а потом уже звезда! И ты тоже! Ясно?

Маршальские звезды в гороскопах не отмечаются.

Мечтаешь ли ты обо мне?
Читаешь ли ты мои письма?
Когда ты смотришь сквозь колючую проволоку,
Никита, считаешь ли ты звёзды по ночам?

Звезды всегда будут сиять,
И ты никогда не будешь один.

Разве огромные звёзды не прожили миллионы лет благодаря тому, что старались улавливать пылающие лучи, которые ночь за ночью посылают влюбленные всего мира? Благодаря этому они накапливают внутри такое количество тепла, от которого давно могли бы разлететься на тысячи кусков. Ан нет – настигнутые каким нибудь взглядом, они тут же его и отбрасывают, отражают в сторону земли, что твоё зеркало. А иначе разве смогли бы они так мерцать ночами!

Пожарище заката угасло, присыпанное белым пеплом звёзд.

Если звёзды на груди, ещё не герой – истинные герои сами становятся звёздами.

Il est loin le temps des aveux
Naïfs, des téméraires voeux!
Je n’ai d’argent qu’en mes cheveux.

Les ames dont j’aurais besoin
Et les étoiles sont trop loin.
Je vais mourir soul, dans un coin.

Все, что есть на Земле, питается Солнцем, которое представляет собой просто звезду. Пища, которую вы едите, получена из света звезды, и, поскольку вы едите эту пищу, вы создаете тело из того же материала. Другими словами, поедание вами мяса — это просто акт преобразования света звезды. Этот свет, хотя он и предполагает множество форм, от кружащихся газов и квазаров до кролика, пощипывающего клевер, всего лишь свет. У него нет определенного места, он находится повсюду. Вам кажется, что вы находитесь в определенном месте, но это справедливо только постольку, поскольку как раз сейчас вы вовлечены в высшей степени творческий акт превращения Вселенной света в единый фокус, называемый вашим телом и умом.

Явился господином,
Меж всех земных существ единым,
Стоявшим прямо, к небу поднимавшим очи.
Земля, ее и дни и ночи,
Пред ним распростирала круг
С востока к западу и с полночи на юг,
И первые полеты первых мыслей
Из глуби человеческой души
Державной,
Взнесясь в таинственной тиши,
Незримыми гирляндами повисли.

Мысли!
Их яростный порыв, их пламень своенравный,
Их ярость алая, аккорд багряный их!
Как там, на высоте, меж облаков седых,
Горели звезды, так они внизу сверкали;
Как новые огни, неслись к безвестной дали,
Всходя на выси гор, на зыбях рек горя,
Бросая новое всемирное убранство
На все моря
И все пространство.

Теперь нас трое, а мудрецы ведь всегда странствуют втроем, верно? Ищи свою чертову звезду — и вперед.

Черные ели и сосны сквозят в палисаднике темном:
В черном узоре ветвей — месяца рог золотой.
Слышу, поют петухи. Узнаю по напевам печальным
Поздний, таинственный час. Выйду на снег, на крыльцо.

Замерло все и застыло, лучатся жестокие звезды,
Но до костей я готов в легком промерзнуть меху,
Только бы видеть тебя, умирающий в золоте месяц,
Золотом блещущий снег, легкие тени берез

И самоцветы небес: янтарно-зеленый Юпитер,
Сириус, дерзкий сапфир, синим горящий огнем,
Альдебарана рубин, алмазную цепь Ориона
И уходящий в моря призрак сребристый — Арго.

Здесь мы впервые встретились. Мы сидели и смотрели на небо. Он рассказывал мне о свете звезд, о вращении планет вокруг солнца, о вращении Вселенной вокруг меня… А потом его Вселенная разбилась, и моя заодно…

Когда звезда тускнеет, она остается одна во тьме. А когда наступает полная тьма, первое, что она поглощает, — это звездный свет.

Чтобы спящих не тревожить,
Не вспугнуть примолкших гнезд,
Тихо по небу ступают
Золотые ножки звезд.

Наши ночи — это удивительное зрелище, настолько завораживающее, что некоторые люди моей земли встают на заходе солнца и ложатся спать с рассветом, только для того, чтобы жить под звездным светом.

Куда бы мы ни попали, что бы ни случилось, Микки — когда я буду глядеть на звёзды, я буду знать, что ты смотришь на те же звёзды.

… Звезды — это серебряные шляпки гвоздей, которыми тьма приколочена к небосводу.

Будет время, и берёзы
вспыхнут жёлтою листвой
над раскрашенной морозом
полосой береговой,
и к стволу прижавшись ухом,
ты услышишь, как Луна
шепчет ласково и глухо
прямо в ночь.

А ночь нежна.
Будет время, и над взрывом
веток, листьев и травы
ты не справишься с порывом
сумасшедшей головы.
И не плакать. Не смеяться.
только слушать. Тишина.
И губами вновь касаться
глаз как звёзд.

А ночь нежна.

Мечты, как звёзды: их блеск видишь, только когда гаснут все искусственные огни.

Если ты не видишь солнце, не плачь — из-за слез ты не увидишь звезд.

(Плача ночью по солнцу, не замечаешь звёзд.)

Знаете, из колодца звезды видны даже днем.

На небе должны быть звёзды. А у человека должен быть друг, тейн, долг — то, что он ставит превыше себя.

Ааа, бананы, кокосы, ааа, апельсиновый рай.
Стоит только захотеть, можно и звёзды,
Стоит только захотеть с неба собрать.

Когда о ком-то говорят «звезда», я почему-то всегда слышу «пидор». Знаете, что я еще слышу, когда при мне говорят «звезда»? Я слышу «мудак». Не до конца понимаю, почему. Может, потому, что одна из лучших сторон того, что ты звезда — это возможность получить лучшие места в самолете? Те самые, которые ты никогда не получишь просто так. Но ведь это обман, и никто в самолете не будет относиться к тебе по-настоящему хорошо. Конечно, тебя будут отлично обслуживать, но когда ты будешь выходить, они подумаю: «О, мудак пошел! Если бы мы не принесли ему эти гребаные шоколадки, он, наверное, изошел бы от злости слюной».

Сначала в небе не было ни одной звезды. И когда люди научились любить, их сердца поднимались в небо и становились звёздами. Это значит, что в мире столько любви, что мы даже не можем себе представить.

— Да кому нужны эти звёзды!?
— Это, Патрик, должно быть тебе известно, учитывая, кто ты такой.

О чем я думаю? О падающих звёздах…

Мы не можем приказать штукатурке стать звездой. Но мы в силах нарисовать на ней фреску со звёздами…

Звёзд на небе было так много, что казалось, там нельзя сделать и шага, чтобы под ногой не захрустело.

Надо мной загорелись три знакомые звезды. Они не звали меня — они меня отпускали, отпускали в черную Вселенную, по которой я много раз странствовала.

Чтобы заглянуть на миллионы лет назад, не нужно машины времени, — достаточно поднять голову и посмотреть на звезды.

Мечты, спрятанные в сердце каждой девушки, похожи на звёзды в тёмной ночи: не ослепительные, но всё ещё захватывающие дух.

Пустыня в лунном свете, и ничего, ничего вокруг! Что он тут охраняет на этом посту? Разве что звезды. Разве что луну…
— У вас под началом звезды, сержант?

Сколько раз мы, обратясь к небесам,
Не видели звездных путей?
Сколько раз, мимо спеша по делам,
Не слышали плача детей?
Сколько смертей увидать надо нам,
Чтоб крикнуть: «Довольно смертей!»?
Ответ на вопрос мне ветер принес,
Мне ветер на крыльях принес…

… Я смотрю в окно на усыпавшие небо звезды и думаю, что каждая из них — свидетельство неотвратимости судьбы. В них нет никакого смысла, они выше потребности людей во всем находить логику и взаимосвязь. Потому-то они столь прекрасны.

Все звёзды небес
Исчезли теперь.
Не надо бояться,
Ты заметишь их, верь.
Возьми, что хотел,
И следуй пути.
Стоп, больше не лей горьких слёз!

Когда-то звезды в небе казались мне другими мирами, к которым полетят космические корабли из Солнечного города. Теперь я знаю, что их острые точки — это дырочки в броне, закрывающей нас от океана безжалостного света. На вершине Фудзи чувствуешь, с какой силой давит этот свет на наш мир. И в голову отчего-то приходят мысли о древних. «Что делаешь, делай быстрее…» Какой смысл этих слов? Да самый простой, друзья. Спешите жить. Ибо придет день, когда небо лопнет по швам, и свет, ярости которого мы даже не можем себе представить, ворвется в наш тихий дом и забудет нас навсегда.

Минует? Не жалей нимало!
Всегда минута быстротечна,
Была моей — ничьею стала,
Точь-в-точь шедевры туч невечных.

И хоть минует, не промешкав,
И утечёт, забывши роздых, –
Всегда в озерах вперемежку
Купались девушки и звёзды.

 И тихой ночью новых звёзд полёт...
Меня тревожит

Бывают такие удивительные моменты: ты только что смотрел на небо, и в небе было пусто; вдруг раз — и оно уже усыпано звездами.

Посмотри, сколько звезд на небе, им плевать, что люди будут про них говорить,
Ведь они круче всех на свете; звезды будут сиять и свет тебе дарить.

От одного взгляда на звездное небо по коже побежали мурашки: слишком оно большое, слишком черное.

— Я буду скучать по этому месту, — вздохнул Эвра. — Мне нравится жить на природе. В городе звезды не такие яркие.
— Я и не знал, что тебе нравится астрономия, — сказал я.
— Дело не в этом, — отозвался он. — Просто я люблю смотреть на звезды.

Пусть дождь падает,
Смывая твою боль.
Так солнце может светить вновь.
Мм, мм…
Ах, ах…
С одной улыбкой
Ты осветишь звёзды сверху.
Можешь ты видеть их свечение?

— Спасибо вам за это.
— Спасибо тебе за компанию. Думаю, мы открыли все звёзды?
— Вообще-то не мы их открыли, верно? Ведь кто-то другой увидел их до нас и дал им имена, написал кучу историй о них. А мы просто нашли то, что они для нас оставили.
— А разве это не открытие?
— Ну вообще-то нет.
— Сюжет не в историческом смысле. Не мы создали звёзды и дали им имена, но этими осенними вечерами мы обнаружили их вместе. Это уже что-то. Разве нет?
— Что-то, что-то, что-то. Мой дедушка как-то сказал что-то похожее. Что-то про сказку, которая стала реальностью. Потому что реальная, я её послушала.
— Это прекрасно.
— Неплохо.

Звёз­ды так да­леко, что свет от них идёт де­сят­ки лет. Ви­дя звез­ду, мы по­нятия не име­ем, су­щес­тву­ет ли она сей­час. И по­тому они ка­жут­ся ещё прек­раснее. То, ч­то не­дос­ти­жимо, или то, что вот-вот ис­чезнет, кажется самым прекрасным на свете.

Только из тумана неизвестности рождаются самые яркие звезды наших желаний!

Там кто-то ходит с фонариком по небу,
И потускневшие со временем звезды
Становятся ярче, горят,
Но всё же не так, как раньше…

Soft through the dark
The hoot of an owl in the sky
Sad though his song
No bluer was he than I.
The moon went down stars were gone
But the sun didn’t rise with the dawn.
There wasn’t a thing left to say
The night we called it a day.

Вы сама тьма, что поглощает свет звёзд, сияющих во всю свою мочь. Звёзды, притянутые к вам, сходят со своих орбит и скитаются во мраке вечно.

Огромный звёздный зонт раскрыт над миром сонным,
Сверкает россыпью жемчужною река,
Есть только я и ты под небом невесомым,
Как жаль, что ночь необратимо коротка.

И мне так приятно в этот миг
От звезд принять их чистый блик,
Они чисты и неподвластны,
Они красивы и прекрасны…

В глубинах зелёного неба
зелёной звезды мерцанье.
Как быть, чтоб любовь не погибла?
И что с нею станет?

С холодным туманом
высокие башни слиты.
Как нам друг друга увидеть?
Окно закрыто.

Сто звёзд зелёных
плывут над зелёным небом,
не видя ста белых башен,
покрытых снегом.

И, чтобы моя тревога
казалась живой и страстной,
я должен её украсить
улыбкой красной.

Я должен идти
И высокая в небе звезда зовёт меня в путь.
Но ты не грусти,
Купидона стрела навсегда мне воткнута в грудь.
Ещё никогда не стреляли так метко крылатые лучники,
Недаром мы в квартире застряли, как в клетке два неразлучника.

Самая далёкая во Вселенной звезда обнаруживает своё присутствие в том, что её окружает.

— Вы верите в звезды?
— Нет, но, похоже, что они определяют жизнь.
— Верно. К тому же это очень удобно. Когда веришь, что поступки определяются звёздами, не чувствуешь за них ответственность.

Здесь только ты и я.
Прохладный плен сентября.
Нас окружают звездные моря.
Как жалко будет вдруг все это потерять.

Ты — сияние звёзд
В зимнем ночном небе.
Кто-то скажет:
Всего одной, –
Отвечу: всех до единой.

А вы видели звёздное небо? Как, вы ни разу его не видели? Значит, в вашей жизни ещё не было великих мечтаний и стремлений, вы ничего по-настоящему не желали и ничего не достигли, ведь именно звёзды — символ ночи, вершители судеб — и есть эмблемы человеческого счастья…

Друзья, совсем недавно произошло страшное событие — Филипп Киркоров узнал, что самая яркая звезда — это Сириус, а не Филипп Киркоров.

Вокруг меня – волшебный сад, –
Я в нем творец. Мое созданье –
Розарий чувств и песнь цикад,
И звезд далекое мерцанье.

— Вот бы дотянуться до звёзд…
— Но их даже не видно.
— Ну и что? Даже днём звёзды остаются на небе.

— Ты любишь смотреть на звёзды?
— Люблю. Я знаю большую часть созвездий. Но здесь небо другое.
— Некоторые из них уже давным-давно сгорели. Ты знаешь об этом?
— Они мертвы, правда?
— Они мертвы. Но когда-то они были такие яркие, что их свет до сих пор остался в космосе и мы по-прежнему их видим.
— А как определить, какие из них мертвы, а какие нет?
— Никак, это невозможно. Но это прекрасная загадка, не так ли?

Когда вы в последний раз смотрели в небо, в котором всю ночь мерцают звёзды? Говорят, что звёзды — это души тех, кто ещё не родился, и каждый раз, когда на небе падает звезда, где-то на земле появляется новая жизнь, но этот мерцающий свет остается в каждом из нас. Когда глаза блестят от счастья или от слез, этот свет греет нас. Он греет даже когда никого не остается рядом. Мы играем роли в жизни, потому что легче изменить свой образ, чем себя. И парадокс заключается в том, что актеры, читая строки сценария, написанного не ими, пытаются их прожить. Но сценарий твоей жизни никто, кроме ТЕБЯ не напишет! И только ТЫ решаешь какой будет следующая глава, только ТЫ решаешь, кто главный герой, и только ТЫ решаешь, когда настанет тот момент, чтобы та звезда, которая когда-то упала с неба, снова засияла в твоих глазах, и сквозь шум люди, услышав всего лишь три слова, перестали играть и начали жить: КАМЕРА. МОТОР. НАЧАЛИ!

Упавшая звезда приносит удачу тем, кто ее видит, — пришло в голову Дунку. — Но все остальные сейчас в шатрах, и над ними шелк, а не звездное небо. Стало быть, вся удача достанется мне одному.

И яхту лёгкую желал бы я иметь,
Пусть вьётся парус белоснежный.
Хотел бы наблюдать, как делит волны медь,
Вдоль тихих островов качаться и лететь,
Когда сияют звёзды нежно.

«Je veux une tartane avec ses matelots,
Ses cordages, ses blanches voiles
Et son corset de cuivre où se brisent les flots,
Qui me berce le long de verdoyants îlots
Aux molles lueurs des étoiles.

Опять этот вездесущий большой ковш… На картах каких только звезд нет, а запрокинешь голову и уткнешься в большой ковш.

Звёзды — они как люди…

Do you ever dream of me?
Do you ever see the letters that I write?
When you look up through the wire
Nikita do you count the stars at night?

Нельзя просить у звезды исполнить желание и при этом ничего не предпринимать.

Звезды бывают видны только в темноте.

Я так люблю смотреть на небо ночью,
Стоя у окна, тихо, молча.
Так люблю взгляд не отводя от окон
Внимать яркость звёзд и неба шёпот.

Рони проснулась, когда уже стемнело, и над верхушками деревьев сверкали звезды. И тогда она поняла, что мир еще больше, чем она думала. Но ее опечалило, что сколько ни тяни к звездам руки, до них все равно не дотянуться…

Звезды в небе дают нам понять насколько человечество одиноко…

Люди мечтают о всякой ерунде. Они мечтают о квартирах, о холодильниках, домашних туфлях, и вот все, все, все мечтают иметь собственные автомашины! Они забыли про звезды, бедняги!

Звезды.
Родные.
Ясные и теплые.
И космос тоже теплый. Кто сказал, что это ледяная бесконечная бездна?
Смешные люди.
Смешные, глупые, непонятливые…
Космос — это стихия, сила, жизнь, бесконечность… это чудо.
Даже если ты умрешь — ты будешь лететь бесконечно. И это прекрасно. Есть ли что-то лучше вечного полета?

Все умирает. Даже звезды сгорают.

Красавица весна придёт неслышно,
Под звуки звёздных серенад.
Цветением белопенных вишен,
Заглянет в запустелый сад…

Дома никто не считает меня суперзвездой, которая соблаговолила приехать навестить родственников. Я обычный человек, которому можно сказать: «Джош, не мог бы ты отнести это барахло в гараж?»

Что такое звезда?
Можешь ли ты ее потрогать?
Можешь ли ты ее съесть?
Можешь ли ты ее убить?

Ты звезда?

Люди всегда выбирают самую безопасную и заурядную дорогу. Поэтому звёзды становятся недосягаемым сном.

День, утомленный сонной ленью,
Вдруг опускает повода,
Я снова пропустил мгновенье,
Когда рождается звезда,
И возникают в тихой дали
Еще синеющих небес
Та звездочка нежней печали
И месяц тонкий, как порез.

усталые звёзды,
мудрые взгляды.
нам поздно, вам рано,
но жертвовать надо.
разложим на картах,
кто будет спасеньем.
поищем приметы,
поверим в везенье.

 Звезды опасны. Если долго на них смотреть, начинае

Наша полярная звезда всегда будет на том же месте.

Звёзды! Вы заставляете людей думать!

«Если я не буду протирать звезды каждый вечер» — думал ежик — «они обязательно потускнеют…»

Это странно — если долго смотреть на звёзды, возникает особое чувство…

Ах, мне б не знать в гаданьях толк,
Чтоб не пророчить над судьбою,
Нам в ноги ляжет звездный шелк,
Но по земле пойдешь с другою.
Утешим только тем сердца,
Что в небе звездам нет конца.

А что ты думаешь о звёздах,
Что безгранично далеки?
Блуждают в бесконечных вёрстах
Их яркие, томящие огни.

Сколько звёзд на небе, столько обманов таит женское сердце.

Мое скромное замечание: как бы у человека, покоряющего все новые звезды, земля не ушла из-под ног.

Подобно сёстрам, вскормленным рукой
Единой нашей матери Природы,
Зовут цветами звёзды тьмы земной
И звёздами — соцветья небосвода.

Хотя цветы от звёзд удалены,
Но сходства полно их очарованье.
Во мраке равной прелестью полны
Цветка улыбка и звезды мерцанье…

Когда же в белых облаках зари
Цветы небес увянут, исчезая,
Росинкою прозрачной — посмотри –
Слеза дрожит, под ней звезда земная.

— Думаете, где-то там есть жизнь?
— Среди ста миллиардов галактик, в каждой из которых сто миллиардов звезд и почти столько же солнечных систем? Вероятность того, что мы во Вселенной одни, почти равна нулю.

— Тимон, ты не спрашивал себя, что это там за мерцающие точки?
— Пумба, зачем спрашивать, я это знаю.
— О, и что там такое?
— Там светлячки. Светлячки, которые прилипли к этой большой сине-черной штуковине.
— О, да?… А я думал, что это пузыри с газом, которые горят в миллионах световых лет от нас…
— Пумба, у тебя все связано с газами.

— Кейси, почему ты так любишь звезды?
— Потому что я очень хочу туда.
— Но это же очень далеко. До них долго лететь. Очень-очень долго. А что если ты долетишь, а там ничего?
— А что если я долечу, а там — всё?

Это странно: если долго смотреть на звёзды, возникает особое чувство…

Ты посмотри какая в мире тишь
Ночь обложила небо звёздной данью
в такие вот часы встаешь и говоришь
векам истории и мирозданию

Звезды, во сто крат более яркие, чем над пыльным пологом городов, загораются в небе. При взгляде на них человек начинает понимать все величие мироздания, начинает понимать, что значит заслуженный отдых и душевный покой.

Люди в окнах, как звезды, близки.

Ну давай же, под звёздами плакать гораздо романтичнее!

Awaken me
Bring back my heartbeat
Bring back the warmth of skin
The world we’re living in
Bring me to life
Bring me the starlight
Bring me the sun and moon
Release this star tonight

Я не сводил глаз со звёзд и размышлял: интересно, что чье отражение, море — неба или небо — моря?

Звездочка
Высока.
Она блестит, она глядит, она манит,
Над грозным лесом
Она взошла.
Черный грозный лес,
Лес стоит.
Говорит: — в мой темный знак,
Мой темный знак не вступай!
От меня возврата нет –
Знай!
За звездой гнался чудак
Гнался…
Где нагнать ее
Не отгадал…
Не нагнал –
И счастлив был, –
За нее,
За нее пропал!

— Самые красивые звёзды, — тихо сказал Берен — зимней ночью в горах. Если лечь на спину, в густой снег… то кажется, что летишь. Плывёшь без движения, без звука в чёрном небе, и только звёзды кругом…

Какое чудо, если есть
Тот, кто затеплил в нашу честь
Ночное множество созвездий!
А если всё само собой
Устроилось, тогда, друг мой,
Ещё чудесней!

Мы разве в проигрыше? Нет.
Тогда всё тайна, всё секрет.
А жизнь совсем невероятна!
Огонь, несущийся во тьму!
Ещё прекрасней потому,
Что невозвратно.

Последний луч за кровлей тихо сгинул,
В душе, как месяц, всходит лик тоски,
А вечер уж жаровню опрокинул
И по небу рассыпал угольки.

В творчестве только малые звёзды затмевают друг друга. Большие звёзды от взаимососедства не кажутся тусклее.

А звёзды! Разве может человек, никогда не видевший звёзд, представить себе, что такое бесконечность, когда, наверное, и само понятие бесконечности появилось некогда у людей, вдохновлённых ночным небосводом? Миллионы сияющих огней, серебряные гвозди, вбитые в купол синего бархата…

Путь звезды — это не сплошные победы. Чем сложнее испытание, тем лучше видно, кто чего стоит. Ведь звезды сияют во тьме.

Оторвавшись от экрана, Такаши поднялся и развернулся к окну с панорамой космоса. Тысячи звезд отражались в непроницаемых очках старшего дознавателя, что терпеливо выжидал подобно тигру, охотящемуся в бамбуковом лесу. Время почти пришло.

— Эй, мистер Чазоков!
— Привет Мэй! Моя лучшая из худших учениц!
— Ха-ха. Ага. Любила созвездия, ненавидела школу.
— Эй, не говори так про школу. Школа открывает дорогу в будущее! Зачем ты вернулась в Поссум Спрингс?
— Я вылетела из колледжа.
— Ох. Ну, если тебе до сих пор нравятся созвездия, то в конце недели приходи ко мне, на крышу. К тому времени, я как раз настрою свой новый телескоп.
— Обязательно.

— Может прогуляемся?
— Куда, на ночь глядя?
— Я покажу тебя звёздам.

 Звезды очень красивые, потому что где-то там есть

How many times must a man look up
Before he can see the sky?
Yes, ‘n’ how many ears must one man have
Before he can hear people cry?
Yes, ‘n’ how many deaths will it take till he knows
That too many people have died?
The answer, my friend, is blowin’ in the wind,
The answer is blowin’ in the wind.

Если долго-долго смотреть на небо, то за ночь можно увидеть десятки падающих звезд, которые могут стать нашими желаниями, пускай даже эти желания, скорее всего, никогда и не сбудутся.

Вальдер часами мог смотреть на звезды. Они его успокаивали и делали этот мир куда более прекрасным и чистым, чем он был на самом деле.

Пусть догорит моя холодная звезда в огне,
Пускай покинет небосвод и упадет к тебе,
Пусть разорвет она пространство в полной темноте,
Лишь для того чтоб пролететь в твоём окне.

Звезды… Они могут рассказать многое, если умеешь понимать их язык. Это вечные глаза ночи, которая неизменно опускается на землю, сменяя ясный день. Они многое видели и многое помнят.

Do you remember once upon a time
When you were mine?
The stars above were bright and new.
I pulled them down for you,
Just when I fell in love again.

Понять, насколько серьезно знаменитости придерживаются каких-то взглядов, очень легко. Посмотрите, останутся ли они при своем мнении, когда в студии погаснет свет и выключат микрофон. Большинство звезд меняют свои взгляды так же часто, как переключают скорости в машине. В сегодняшнем шоу они выступают за права животных, завтра — против ожирения, послезавтра опять за что-то новое. Вот почему я мало кого уважаю по-настоящему.

Моя душа рвется к звездам!… Но не ко всем.

Любить Доктора — все равно что любить звезды. Разве кто-то ждет, что закат солнца ответит взаимностью?

Звёзды меняют своё положение — это знак катастрофы.

На небе ровно столько звезд, сколько наших глаз.

Звёзды — маленькие лампы.

Как-то один философ задался вопросом: мы — люди, потому что мы смотрим на звезды? Или мы смотрим на звезды, потому что мы — люди?

Признаюсь, не знаю почему, но глядя на звезды мне всегда хочется мечтать.

— И что ты там видишь?
— Звёзды… — загадочно сказала Лена, не опуская головы.
— Это я понимаю, я их тоже вижу. Но что в них такого особенного?
— Не знаю… Кажется, что они разговаривают со мной. Там же тоже есть люди, у них своя жизнь, наверное – куда лучше, чем у нас, и они тоже вот так вот смотрят на небо и видят Землю, меня, тебя.

— Хотел бы я знать, зачем звезды светятся…
— Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою.

… Для всех этих людей звёзды — немые. А у тебя будут совсем особенные звезды…

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ